Добро пожаловать на DORTON. Dragon Dawn

Вы попали на авторский проект, смешавший в себе фентези и псевдоисторию. Время королей, рыцарей и дам, магов и охотников, драконов и пиратов - здесь каждый найдет себе место. Давайте напишем историю вместе!

Время в игре: 844 год, 15 экуос - 15 элембиуос.
1x01 Священные узы (pr.1) - Hervor
1x01 Священные узы (pr.2) - Úlfvaldr Hilditönn
1x02 Нельзя приручить зверя - Asta
1x03 Грехи отцов - Wade Richmond
1x04 La Cara de la Guerra- Leonard Mauriat
1x05 Crimina belli - Kerren Farr
1x06 Мой ход, брат -Nathaniel Richmond
Лучший эпизод: не убоюсь я зла, потому что Ты со мной;
АСТА ∙ АРИ ∙ НАТ ∙ ФЭЛ ∙ ЭЛЛ


Семь лет назад на Драконьем Острове было найдено яйцо, с помощью магии, подарившее миру дракона. Его владельцем стал пиратский барон, желающий подчинить себе весь Дортон. Палата Лордов выдвигает решение о сотрудничестве с магами, чьи силы с возрождением дракона стали расти. Но для этого нужно пойти на радикальный для всей страны шаг – легализацию магии.
Сюжет Библиотека Список героев Гостевая Внешности Акции Нужные Объявления АМС Отношения Набор в мафию Запись в квесты

DORTON. Dragon Dawn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ИСТОРИИ МИНУВШИХ ЛЕТ » Гордость убивает


Гордость убивает

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://68.media.tumblr.com/1549bfc475f8bef144d50bb21364102c/tumblr_oaxzqvaG3q1rp382io7_r1_250.gif  http://i.imgur.com/7FDsxRL.gif

Время и место12.07.844
Суфолк, Олден

Действующие лицаTarquin Bristol
Edward Richmond

ИсторияБристолы совершили ошибку, за которую теперь должны жестоко поплатиться. Пираты нападают под покровом ночи и, никого не щадя, нападают на город. Минуя городские сражения, капитан Флинт и его люди проникают во двор замка, где их уже ожидают местные защитники.

Отредактировано Edward Richmond (08.01.2017 23:25:44)

+3

2

Род мужской в душе бесстрастен,
Сам собою горд всегда,
К нежным чувствам не причастен,
Близость душ ему чужда.
Не прильнёт к груди с повинной,
Ливнем слёз не изойдёт, —
Закалён в боях мужчина,
Дух суровый в нём живёт.

Гордыня и высокомерие - эти черты словно воздух для мужчины. Бесконечные амбиции, что царят в каждом представителе "сильного пола". С одной стороны, разве может быть плохо от них, если с помощью уверенности в себе мы прорубаем дорогу в жизнь? Причем, еще и близких за собой протаскивая? Достиг ли чего-нибудь хоть один герой, не думай он о себе, как о чем-то исключительном? Едва ли, ибо только самоуверенный человек способен вписать свое имя на страницы истории. Другое дело, что у всего есть своя обратная сторона. Какая?
Ответ в словах мудрецов: "в божественном образе человек рисует свой лик!"
А Бог, как известно, всесилен.
Правда, человек не таков...


Мог ли Тарквин знать, что байки о драконе это правда? Пожалуй, как минимум, мог учесть этот вариант, но кто в здравом уме поверит в подобное?! Явно не такой прагматик, как граф Суфолка. Нет, он не был дураком, напротив, Тарквин являлся из ряда вон выходящим человеком и именно это его и сгубило.
Отсутствие трусости и глупости.
Он сам вырыл себе могилу и за одно и еще две по соседству - для жены и матери.
- Так что мы имеем? - спросил Тарквин, который изучал огромный круглый стол Бристолов*, упершись в его края двумя руками, в кабинете совета.
Двое мужчин, не уступавших Тарку в годах, мялись подле и были похожи на учеников, что стеснялись своего преподавателя и боялись пересказывать плохо выученный урок. По лицам неуверенности и не понимая становилось ясно, что оба вояки нарочно молчали, уступая роль докладчика друг другу. "Что за цирк!" - Тарквин досадливо повел головой в сторону солдат, выражая взглядом нетерпение.
- Господа, я слушаю! - сказал он своим звучным голосом лидера, однако, фирменное спокойствие графа смешалось с негодованием.
Ему казалось, что все вокруг превратились в детей, глупцов и трусов, приняв на веру рассказ  о драконе. Да, Робберт с его людьми видел непонятные следы, однако, это могло быть все что угодно: пушечные ядра, в конце концов, магия, но не доисторический зверь, что существует только в сказках.
- Милорд, пять минут назад на горизонте показались три военных корабля, - наконец, заговорил один из бойцов, смотря широко раскрытыми глазами на своего господина. Он сглотнул и договорил, явно выжимая из себя слова, - с пиратскими флагами.
О! Тарквин знал, что эти двое принесут дурные вести. Знал еще до того, как они пересекли порог этого зала. На мужественном лице отразилась неконтролируемая злоба и Бристол старший отошел от стола, сцепив руки за спиной.
- Что?! Куда смотрел патруль? - спокойствие все еще было в его голосе, однако, раздражение уже захватывало графа. Ясный взгляд сверкал и был готов пускать молнии, если эти два остолопа не возьмут себя в руки. - Семь кораблей! Семь! Как они могли проморгать?..
Он явно хотел сказать что-то еще, но тут уже вступил в разговор второй солдат, быстро проговорив одну фразу, которая заставила замолчать даже Тарквина:
- Они не проморгали их, Ваша Светлость!
Его Светлость похмурился и чуть успокоился внешне, ибо злоба на бездарных подчиненных сменилась недоумением. Вместо ответа Тарквин лишь склонил голову набок, говоря один лицом: "продолжай".
- Мы видели встречу на горизонте, подзорная труба с трудом доставала, но... - он осекся и замолчал.
- "Но" что?! - спросил Тарк, который вновь начинал раздражаться тому, что его люди боятся говорить правду, пытаясь угадать, какое вранье их обезопасит.
Солдат приосанился и незаметно опустил голову ниже, смотря на своего лидера исподлобья.
- Но было заметно, что боя практически не было, милорд, - голос его становился тише с каждым словом. - Они просто начали загораться. Один за другим, не успев даже развернуться для залпов.
"О, Создатель! Семь кораблей - это же сотни обученных людей. Как они могли проиграть?" - не мог понять граф, который не понимал еще до конца слова "загораться".
- Каким образом? - решил он попытать счастья и выяснить у своих солдат. - Маг или...
"Да нет же, глупости! Нельзя отвлекать на самый невозможный вариант вот так сразу" - подумал мужчина, не замечая как двое гонцов переглянулись.
- Мы не знаем, милорд. Из-за ночи и дальности было слишком плохо видно, но это точно не ядра, - проговорили они перебивая и дополняя друг друга.
Тарквин коротко лизнул нижнюю губу и закусил её. Ему хотелось сесть - такой шок произвело на него сие заявление. Благо, что слабость и осознание ошибки, собственного просчета были быстро сметены непоколебимой уверенностью. Он мигом собрался и со своим спокойствием кивнул, а затем спросил:
- Хорошо, сколько у нас времени до их прибытия?
- Если ветер сохраниться, то не больше получаса, милорд, - тут же ответил ближайший к нему солдат, который уже и забыл о смятении, ибо видел, что новость не сколько не испугала их командира.
Тарквин кивнул уже на ходу, взяв свой шлем со стола. Чешуйчатые доспехи графа Бристола звенели металлическим перезвоном при каждом тяжелом шаге сапогов с пластинами. Наручи, латные перчатки, одним словом, обмундирование не только рыцаря, но и настоящего графа, одного присутствия которого было достаточно, чтобы люди воодушевились и почувствовали собственную непобедимость. Сколько раз они видели эту броню и это решительное лицо, выкрикивающее команды.
Разве может Бог умереть?
- Пошлите известие виконту Томасу и его брату, чтобы объединялся с дружиной барона Ирвина и немедленно выступал к гавани, - отдавал команды своим подручным Тарквин, даже не глядя назад и спускаясь скорым, но не торопливым шагом по лестнице к главному выходу из замка, - Барону Адерсу надлежит собрать всех рыцарей и встретиться со мной на главной городской площади, - продолжал он, не замечая как люди разбегаются выполнять поручения, а стражники замка кивают и распахивают двери перед ним. - Что с моим братом? - спросил Тарквин оборачиваясь и останавливаясь.
Его свита не предвидела этого и невольно надвинулась на графа, однако, практически сразу же послышался ответ:
- Он с сиром Освальдом в десяти минутах от города с людьми барона Роя. Прикажите открыть ворота?
"Десять минут, нет, нужно быстрее" - неслись мысли в голове стратега.
- Откройте и пошлите гонца с известием о происходящим, пусть они поторопятся, - сказав это, он тут же отвернулся и вышел во двор, направляясь к уж подготовленному коню, - Береговой батарее и башням не жалеть припасов и начинать пристрелку как только эти три корабля окажутся в зоне досягаемости, - ловко вскочив в военное седло мужчина обернулся к выходящим за ним людям. - Выше нос господа, это не Глостолдем, а вы не селяне. У нас выпал шанс отомстить этим дуракам за наших людей, так воспользуемся им!
На последних словах голос его сделался громким и торжественным. Лицо было непоколебимо, заражая своей храбростью и стойкостью немногих гвардейцев, от которых он тут же отвернулся и двинулся в сторону городской площади, нужно было подготовить людей, выполнить построение и соорудить баррикады на подходах к воротам столичного замка Олдена, где была вся семья графа.
"Это не Глостолдем, - повторил еще раз для себя Тарквин, который злился бесцеремонной браваде пиратов, коим хватило дурости лезть в его земли. - Три корабля, в худшем случае четыре или пять сотен обученных людей. Не собери мы войска было бы худо, но сейчас двадцать тысяч граждан охраняют три тысячи снаряженных бойцов. У этих бродяг нет и шанса!"
Собственная уверенность помогла успокоить чутье и предчувствие ужасного. Нет, только победа волновала Бристола, только о ней он думал, уже представляя себе сцену, где сообщает лично Стефану известие о победе и получает заслуженный титул Хранителя Востока.

[NIC]Tarquin Bristol[/NIC]
[AVA]http://i.imgur.com/n8stiXI.gif[/AVA]
[STA]В силе - право[/STA]
[SGN]Смерть в бою за дом - это благо, доступное только героям![/SGN]

Кубики

Кубики бросаются с целью определения успеха выстрелов:
Четное число: береговая батарея и башенные укрепления успели дать прицельный залп;
Нечетное: не успели закончить пристрелку и были снесены пламенем дракона и ответными залпами;
[dice=3872-1936-1936-36]

Инфа

* огромный круглый стол Бристолов - имеется в виду большой стол в помещении совета, четыре с половиной метра в радиусе и с гладкими полями-бортиками; в центре - практически по всем диаметру - изображена карта королевства Дортон в виде миниатюры. Сие есть одна из множества фамильных ценностей древнего рода Бристол.

+3

3

Три корабля и 480 обученных людей – нещадно мало, чтобы захватить целую столицу графства, это понимали все присутствующие на кораблях. И не будь у Флинта мощного козыря в виде дракона, и речи бы не шло о начале этой компании. Спалив ту деревушку до основания, пираты не отправились обратно в Сент-Массон, Флинт решил, что они просто потеряют время, и стали дожидаться подкрепления, укрывшись на берегу Суфолка. Два корабля и пару сотен опытных бойцов – больше им не требуется, весь их план держится на Асте.
Нападать было решено с заходом солнца, как и в прошлый раз. Не даром у страха глаза велики: вид парящего в воздухе дракона даже у людей Флинта вызывал дрожь в коленях. Просигналив остальным кораблям, они выдвинулись к берегам Олдена. Первый патрульный корабль встретился на их пути уже через тридцать минут. Капитан даже хотел отдать приказ подготовить пушки к атаке, но соблазн использовать дракона был слишком велик, поэтому приказ был адресован лишь Асте. Дракон стремительно направился к кораблю Суфолка и к тому моменту, когда «Завет» поравнялся с ними, на корабле не осталось никого из живых людей. Также они поступили с ещё шестью кораблями графа Суфолка, что отчаянно пытался защитить свои земли. Флинт знал, что эти люди не верили в дракона до последнего, считали, что перед ними лишь кучка разбушевавшихся пиратов, ведь Суфолк и раньше терпел и мужественно отбивал нападки этих людей. Но теперь всё будет иначе.
- Роджер. – На лице Флинта появилась самодовольная ухмылка, когда через подзорную трубу он рассмотрел форд с развивающимся флагом графства. – Остаешься на корабле. Следите, чтобы с моря не пришла подмога. – Вряд ли флот Руашира решит вмешаться без прямого приказа графа, ведь, как известно, эти две земли постоянно спорят по поводу и без, а вот южные графства… кто знает, что от них можно ожидать. – Нам нужен город, и не пепелище, поэтому проследи, чтобы Аста не сильно разошлась. Атакуйте в первую очередь воинов и форд. – Флинт с Боунсом успели пригнуться прежде, чем пушечное ядро не смело их головы в открытое море. Нескольким людям повезло меньше. Громко выругавшись, Флинт скомандовал приготовить шлюпки для высадки, и через пять минут уже не без удовольствия наблюдал, как огромная черная тень нарыла форд адским пламенем. По палубе пробежался довольный гогот, дракон определенно вдохновлял людей.
Они ждали этого момент семь долгих лет. И больше ждать не собирались.
Почти пятьсот человек на шлюпках добрались до порта, где их уже ждали жалкие остатки войска Олдена. Дракон постарался на славу, но сейчас был занят кораблями в море, что пытались прийти на помощь. Флинт с двумя другими капитанами шли в числе первых, они уже предвкушали победу, то, как завтра станут пировать в огромном зале замка. А сегодня их задача – прорваться к этому замку и разобраться с Бристолами. Флинт практически уверен, что люди, которых граф послал сражаться в город, и люди, вставшие на защиту семьи графа – две разных масти воинов. Те не струсят, не будут молить о пощаде, и значит – именно там сегодня прольется больше всего крови. Кто-то их пиратов подхватывают импровизированные факелы, и начинают поджигать дома у пристани, остальные уже вовсю зачищали улицы. Капитан слышит, как снова в сторону города несется дракон, пламя которого направлено в сторону обороны города, а со стороны пиратских кораблей летят пушечные ядра – командующие убедились в том, что форд разрушен и подпустили корабли ближе к городу.
- У них подкрепление! – Флинт слышит крик своих людей, которые должны были закрыть ворота города, и, видимо, в этот самый момент столкнулись с ещё одной армией.
- Перегруппироваться, вашу мать! – Орет Флинт, прорываясь в сторону ворот, вырезая по пути остатки сопротивления, чтобы подать сигнал Асте. Стянув с мертвого стрелка лук, Флинт поджигает стрелу и запускает её в воздух, следом ещё одну. Пираты тут же начали отступать, зная, как в буквальном смысле слова здесь станет жарко.
- Тристан! – Зовет капитана «Рассвета» Флинт, выискивая молодого парня глазами среди его людей. Без него не имеет смысла наступать к замку, поэтому Флинт снова возвращается к площади, где видел парня в последний раз. Там всё ещё продолжался ожесточенный бой – капитан приказал не атаковать дракону в тех местах, где находились пираты, он не собирался захватывать город такой большой ценой. К тому же, большинство воинов уже лежали у них под ногами, Флинт постарался набрать во все команды не простых пьянчуг, как думали в Дортоне, а настоящих головорезов, благо, у них было целых семь лет на подготовку. – Тристан! – Выкрикивает имя капитана Флинт, заметив того сражающимся у небольшого дома, его противник уже лежал в ногах и кончился от боли.
- Что?! – Яростно спросил мужчина, взглянув на Флинта. В его глазах капитан прочел полное удовлетворение от происходящего в городе.
- Собирай людей, выдвигаемся к замку. – Выискивая глазами обзорную вышку, Флинт как можно скорее начинает пробираться к ней с тремя своими людьми. Нужно было оценить их оборону, понять, где лучше начать атаку и выискать слабые места. Забравшись наверх, капитан достает свою подзорную трубу, уже изрядно измазанную в крови и грязи. – Здравствуй, граф. – Тихо говорит себе под нос пират, замечая сидящего на коне Бристола, активно раздающего команды. Обзор был настолько хорошим, что Флинт подавил с трудом желание найти арбалет или лук со стрелами, и не выстрелить в мужчину. Но потом понял, что получит большее удовольствие от личного сражения с ним, и спустился вниз, где его уже ждали сотня лучших головорезов. – Идем к замку, в бой с остальными по возможности не вступаем. Наша задача пробить ворота и уничтожить всех, оказавших хоть какое-то сопротивление. Графа и его семью не трогать, они нужны мне живыми.

Отредактировано Edward Richmond (11.01.2017 22:44:46)

+4

4

[NIC]Tarquin Bristol[/NIC]
[AVA]http://i.imgur.com/n8stiXI.gif[/AVA]
[STA]В силе - право[/STA]
[SGN]Смерть в бою за дом - это благо, доступное только героям![/SGN]

Замкнувшись в мыслях о себе,
земного счастья он лишился.
И умер дважды...
опустился в тот прах откуда он восстал
без скорби, почестей и славы...

Огонь в глазах, спокойствие и решимость - на такого лидера смотрели люди, обретая для себя в лике Тарквина однообразную черту для своих разнообразных лиц, имя ей: единство.
А как известно, единства - это нерушимая крепость!
Приказы выполнялись, построения проходили без лишней паники, одним словом, оборона и все-все с ней связанное была явно образцовой. Пока люди были заняты общим делом у них не было времени думать о предстоящем сражение, а о боевом духе не беспокоился ни один командир, ибо на лицах солдат то и дело сияли улыбки, когда они оглядывали знамена практически всех вассалов Суфолка. Затем кто-то шепнул слух о том, что большая часть флотилии пиратов погибла еще на подходе к городу и сейчас от их грозной армии остались лишь три жалких кораблика, и даже когда либо особо пессимистичные, либо особо чувствительные поднимали разговор о неизвестном маге, то тут сразу же в глаза бросались прибывшие из столицы храмовисты, которые благославляли всех верных сынов отчизны и заверяли, что маг - это всего лишь человек, с которым давольно легко разобраться, если пронзить его стрелой, болтом или мечом.
Тарквин расспрашивал о состоянии домов, и о том, успели ли эвакуировать всех граждан в замок, когда грянул первый пушечный залп. Все, стоявшие на площади встрепенулись, каждому было охота узнать, кто стрелял. Махальные, стоявшие на краях площади тут же показали, что залп произведен по пиратам, хотя большая часть людей и так это поняла, по довольно близкому звуку и дымку со стороны гавани. Они еще не знали, что уже сейчас пушки бросались, а люди в гавани пытались спастись бегством, ибо к городу на широких крыльях, одного взмаха которых хватало, чтобы потоком воздуха сбить с ног даже лошадь с всадником, несся дракон.
Ужас на крыльях ночи - не иначе!
И этот ужас, заслонявший ночное небо начал извергать демоническое пламя, сжигая первый авангард обороны, который уже и не думал обороняться, и даже пятиться по всем законам военной тактики, нет, тут речь было не от отступлении, а о бегстве. Невиданное ранее чудище из легенд смело на нет всю уверенность и браваду, ибо легко смотреть на три корабля в дали, но когда на тебя несется такое существо... речь уже заходит не о храбрости или тактике, ставка задирается на планку "геройство".
- ЧТО?! - прорычал Тарквин, оборачиваясь на бледного как смерть всадника, который только-только прибыл со стороны портовых складов, где была организована дополнительная оборона и резерв; резерв, который сейчас на всех парах мчался в сторону площади в знаменитом построении "спасайся кто может". И именно об этом и доложил разгневанному Тарквину этот слюнтяй. - Никому об этом не говорить, - начал он отдавать новый приказ гонцу, ибо пока немой вопрос: "что за звук был от гавани и почему пушки больше не стреляют" - только повис в воздухе. - Немедл...
Договорить мужчина не успел, ибо на площадь упала громадная тень и все рыцари как один подняли головы в сторону неба. Огромная фигура, создавая практически штормовой ветер при своем полете, пронеслась мимо площади, вернее, мимо это было с натяжкой, учитывая то, что до неё-то было несколько кварталов, но она уже стала явственно видна. Олден не зря был столицей одного из центральных, если не центрального графства Восточных Земель. Здешние улицы строили далеко не один проспект, а крыши домов возвышались куда ни глянь. Стоит ли говорить, что творившееся в другой части такого мегаполиса было загадкой для стоящих на площади рыцарей и их предводителя. Они лишь слышали безумный звук, похожий на какой-то свистящий крик - словно само пламя извергалось из преисподней - и только теперь догадка превратилась в правду. Все это время дракон дышал своим огнем на людей, его людей! "О Создатель, это какая-то глупая шутка?! - думал мужчина, время для которого застыло в момент, когда показалась фигура чудища. - Магия? Иллюзия! Трюк! - делал выводы разум, но сердце уже не позволяло отметать его за угол. - Никакой это не трюк". Мужчина отпустил уздечку и если бы его лошадь не было столь тренированной, то точно бы рисковал поплатиться за свою оплошность, однако, волновало ли его это сейчас? Сейчас, когда невообразимая сущность, которая явно была на стороне пиратов, терроризировала его город? Нет, мысли о том, что он может выпасть из седла не посещали Тарквина, который провожал взглядом создание, что вновь скрылось за крышами домов.
Его ума не хватило подумать о подобном развитии событий и теперь было время вкушать плоды собственной ошибки...
В порыве тысячи мыслей содрогнулся аки напуганный ночным грохотом ребенок, когда услышал этот душераздирающий звук. Он стянул латную перчатку и, смотря невидящим взором смотрел в стену соседнего дома, провелся по лицу влажной от пота рукой. Граф не видел своих людей, что стояли за его спиной, как он и не видел тех, кто сейчас сражался или убегал, однако, дураком Тарквин не был, горделивым слепцом - да, но не дураком. Мужчина точно знал какие на этих разнообразных лицах выражения... какой безумный страх и отчаяние, что отражались в смертельной бледности, будто сама кровь отливала от лица, чтобы спрятаться под надежным доспехом.
- Ваша светлость, что делать? - раздался негромкий хриплый голос одного из командиров тех рыцарей, что стояли за спиной у графа.
Тарк, тяжело дыша и чувствуя, что собственная броня на него давит непомерным грузом ответственности, с трудом распрямился и поднял голову к небу, все еще не поворачиваясь. Закусив губу, он пару секунд наблюдал за звездами и их сиянием. Наконец он глубоко вздохнул и развернулся все с тем же, все выдерживающим, спокойствием. Ясный взгляд с нотками отчаянья, которую затмевала безумная решительность, оглядел всех присутствующих. Последний оплот его дома, лучшие из лучших, прекрасно снаряжены, закаленные в боях и все как один здоровые на своих потомственных скакунах... "да только что толку?" Против дракона в небе и правда не было никакого толку, разве что в катапульты их заряжай. Мужчина коротко усмехнулся и развернул коня. Взор лидера переместился на его Дом. Столичную крепость, где нынче пряталась большая часть жителей, и даже графиня с матерью Тарквина и сестрой. "Какой же я был дурак" - мужчина прошелся языком по верхнему ряду зубов. "И теперь мне все и исправлять!" - мужчина заскрипел зубами и, раскрыв на бок рот, коротко произнес с той же торжественностью вдохновленного на подвиги сердца:
- Стоять и умирать!
На лицах отразилось непонимание кто-то опустил глаза, но в последствии почти все как один их подняли с одинаково напряженными и решительными лицами.
- Приказ достойный героев! - раздался громкий и знакомый голос откуда-то сбоку.
На площадь выехал всадник в опаленном рыцарском доспехе, на котором виднелись следы гари. Сир Освальд, на лице которого хоть и было беспокойство, но видимо весельчак банально не умел быть печален и сосредоточен до конца, хохотнул, подъезжая ближе:
- Мы уже приводим его в исполнение, - он обвел глазами рыцарей, что чуть воодушевились при виде подкрепления, "еще не все отступили", "еще не проиграли" - нам сильно досталось на въезде в город, смотрю морские бродяги серьезно за дело взялись, вон какую дрянь из-под земных недр достали, - подъехав в плотную к графу, Освальд зашептал. - Треть людей Роя мертвы или бежали, но мы отбили ворота. Робб с бароном собираются зайти в тыл этим мразям, но нужно занять эту тварь.
Хороший план, хорошие люди и бойцы, возможно, знай Тарк, что тот самый маг, о котором он догадался еще в столице, существует, да еще и управляет этим небесным монстром, то он бы не отдал роковой приказ. Однако, сейчас уже тактик не собирался рассчитывать на очередной случай и подвергать опасности брата, которому еще предстояло исправлять его оплошности, как он в свое время исправлял ошибки отца.
- Всем спешиться, - гаркнул Тарквин, отдавая команду своим рыцарям. - Оруженосцы, гоните всех лошадей по центральным улицам, открывайте все конюшни по пути. Пусть эта дрянь в небе поджарит нам завтрак! - мужчина сам спешился, отдавая поводья оруженосцу, от коня было больше толку в качестве наживки. - Никаких тылов, Освальд, - спокойно проговорил граф тем же шепотом, которого уже никто не слышал. - Пользуйтесь суматохой и отступайте! - сказав это он стукнул товарища по ноге. - И помолитесь о нашей победе!
Освальд был явно не согласен с таким решением: его лишали поистине геройской славы. Однако, как и Тарквин он не был дураком и понимал, что против дракона ничего не сделать и, так же как его сюзерен, не знал о существовании мага, а потому вместо споров лишь кивнул и погнал своего коня к Робберту Бристолу и его отряду.
- Вы трое, - обратился Тарквин к солдатам. - Отправляйтесь к крепости закройте ворота, а затем поднимайтесь на главную башню. Посмотрим, способна ли еще стрелять наша главная баллиста!
"Старушка Марта" - так звали сие творение инженеров еще тех эпох, когда не было никаких пушек и стены ломались требушетами, онаграми да катапультами, а в ответ штурмующие получали выстрелы из мощных баллист, снаряд которой представлял из себя огромных размеров стрелу. Безусловно, за ненадобностью у сего чуда техники даже не дежурили, а лишь производили осмотры да ремонты в честь памяти о старине. А жаль, стой у неё люди в начале боя, то глядишь и больше пользы было бы, по крайней мере, от неповоротливых пушек пользы не было вообще... валялись брошенными на гавани.
- Ну, благословляю вас господа не подпалить зад! - крикнул Тарквин, выходя вперед колонны рыцарей, что скорым маршем двигалась в сторону пиратов. - Ибо, не охота мне на утро смотреть как от него ваши доспехи отскабливают! - продолжал шутить Тарквин.
Он прошел много битв, две гражданские войны, при нем сменилось три короля и никому из них он не собирался отдавать свой дом. А уж что говорить о грязных пиратах?
- Мы добудем эту победу, как и всегда: трудом и усердием! - громко прокричал мужчина обнажая меч. - За Суфолк!
В ответ ему гаркнула сотня таких же решительных и твердых голосов, громогласно повторив девиз и прокричав: "ЗА СУФОЛК!"
Ни один из присутствующих не знал встретят ли они рассвет, но каждый был готов умереть за свой дом и близких так же, как и хотел этого Тарквин, который не был умелым бойцом, опытным, но не талантливым, однако, в бою за частую решает не меч, а сильный лидер, что воодушевляет тех, кто умеет этим мечом пользоваться.
Впереди показались первые люди в рубахах да брюках, вооруженные саблями. "Хрена с два мы будем стоять и ждать, когда нас спалит ваша тварь!" - подумал Тарквин, понимая, что тактика обороны тут только в минус. Он отобрал знамя своего дома у одного из бойцов и высоко поднял вверх развивающийся флаг.
- Зададим им парни!
Все мужчины уже и забыли, что каждый тут был уважаемым сиром, нет, сборище мужчин, отцов и сыновей - вот она армия. Армия, которая бросилась с дикостью загнанного в угол зверя на пиратов, крича громогласное "ура".

+3

5

Пару минут Флинт восхищенно наблюдал за драконом вместе со своими людьми. Армия пришедшего на подмогу барона превратилась в гору изувеченных огнем трупов буквально за пару минут. Прочную чешую не мог взять ни один арбалетный болт или стрела, кто-то отчаянно пытался защитить этот город, не понимая, что лучше будет сдаться на милость победителям. К Флинту подбежал один из командующих, и сообщил, что восточная часть города полностью под их контролем, казармы и арсенал сожжены до основания, лишь на площади продолжают вестись ожесточенные бои, так как к городу подоспела армия младшего брата графа. Что же, это лишь вопрос времени, когда Олден падет, а местные правители сдадутся на милость каких-то бродяг. Он проводит окровавленной рукой по волосам, и с уверенностью смотрит на хорошо укрепленный замок. Остался последний рывок, всего немного, прежде чем Флинт и его команда будут пировать там. Победителей не судят – именно эта фраза постоянно вертелась в голове у капитана, он знал, что в бою погибло множество его людей, дракон не мог обеспечить им стопроцентную победу, и все эти человеческие жертвы не будут напрасными.
А вот жертвы среди благородных мужей, что защищали этот город. Что же, где-нибудь в Оштире за них помолятся, матери, жены и дети будут оплакивать не один год погибших, и Флинт позволит им себя ненавидеть. В эту страну он пришел не чтобы нести хаос. Война – это не хаос. И когда-нибудь они все это поймут. К слову, не только благородные мужчины попадались на пути пиратов. Встречались и те, чей страх превышал силу воли и мужества, проходя по улицам города, по этим лужам крови, капитан встречал трясущихся от страха мужчин, бледных, как сама смерть. В Олден они пришли не за смертью, пиратам нужны были жизни этих людей, а посему сохраняли жизни дезертирам и трусам.
Как забавно, на них даже пытались напасть кто-то из одиночек, Флинт даже был удивлен, что ещё не все воины сдались, очевидно, они получили приказ отступать к замку – последней надежде Олдена. Весьма благородно, но напрасно. Так как у самого капитана не было никакого желания сохранять кому-либо жизни. Пусть он и сказал, что граф и его семья нужны ему живыми, на самом деле он просто хотел самолично убить их, вступить в бой с Бристолом, а потом на глазах его женщин перерезать ему горло своей саблей. В такие моменты жестокость шла рука об руку с этим мужчиной. По соседней улице проносится табун лошадей, и Флинт с недоумением смотрит за ними – те неслись в сторону площади, где сейчас парил дракон. Кажется, это ввело зверя в замешательство, но Флинт знал, как только Аста снова возьмет над ним контроль – дракон перестанет метаться из стороны в сторону. Нужно лишь немного времени.
Ворота замка были разрушены к приходу Флинта и его людей, он замечает, как на них движется армия, точнее, её остатки – взрослые мужчины с мечами в руках и дорогих доспехах, очевидно, лучшие из лучших. Поэтому Флинт подготовился, он знал, что штурмовать замок с простыми пиратами – идея заранее проигрышная, поэтому ему нужны были эти обученные воины, что давно покинули Дортон, они не будут щадить других, потому что месть – лучший мотив в таком бое. Кто-то из них мог служить этим господам, а потом угодил в немилость… Идеальная армия для захвата Олдена.
Первым же рыцарем, которого встречает Флинт на своём пути, оказывается далеко не молодой мужчина, примерно того же возраста, что и капитан, только с изрядно поседевшими волосами. С победоносным кличем он бежал прямо на капитана пиратов, а тот встречал рыцаря с самодовольной улыбкой на лице. Противником руководила лишь ярость и желание умереть героем, а Флинтом – жажда жизни и стальная уверенность в приближающейся победе. Он легко отражает первый удар: тяжелый меч соприкасается с легкой сталью сабли, капитан быстро отводит его от себя, делает полу пирует и наносит первый удар в область предплечий, где видна небольшая брешь в броне. От столь сильного удара рыцарь роняет меч, и Флинт, не мешкая, обезглавливает противника. Кровь попадает на лицо барона, но тот лишь небрежно смахивает её с глаз и продолжает наступление. Конечно, его внимание тут же привлекает мужчина с гербом семьи Бристол на доспехах. Начиная целенаправленное движение в его сторону, по дороге капитан встречает ещё одного противника, на этот раз, более молодой и неопытный боец, в какой-то момент мальчишку даже было жалко, он с трудом держал в руках меч, и потом и вовсе обронил его вместе с отрубленной кистью. Упав на землю и прижав обрубок к себе, парень громко заорал, но Флинт не стал добивать калеку – лишь перешагнул через него и двинулся дальше. Граф как раз сумел расправиться с одним из пиратов, вонзив клинок ему в грудь, и осмотрелся по сторонам. Их глаза встретились, и мужчина понял, кто будет его следующим противником. Флинт театрально развел руки в стороны, ещё крепче сжимая в правой руке «Лилию», и довольно заулыбался.
- Граф Бристол, полагаю. – Они стоят в паре метров друг от друга, и никто не решался первым начать бой. Он не определит исход всей битвы, но произведет мощное впечатление на воинов, чей командир выйдет из него победителем. – Не хотите прекратить этот бой и сдаться на милость вашему новому правителю? – Очевидно, что он не согласится, но попытка того стоила. Тогда бы они остановили этот кровавый бой, сумели спасти множество никому не нужных жизней – пираты всё равно бы изрезали их. Даже те пленники – даже их судьба находилась в руках случая. Да и судьба самого графа была решена уже давно – Флинт давно хотел лишить жизни этого Бристола, с этой семьей у него были личные счеты. Сколько раз их корабли давали бой пиратам «Завета»? Лишь случай в лице сильной ведьмы спасал их.
«Я буду долго и с удовольствием смотреть, как вороны пожирают твою плоть…» - Мелькнула мысль в голове у Флинта, прежде чем они оба начали наступление.

+3

6

Памяти Тарквина Бристола и всех погибших в битве за Олден посвящается

http://funkyimg.com/i/2kLgA.png

http://fanaru.com/the-hobbit-the-battle-of-the-five-armies/image/101194-the-hobbit-the-battle-of-the-five-armies-men.gif

http://funkyimg.com/i/2kLgA.png

Do not despair!


http://funkyimg.com/i/2kLgA.png

Перед смертью не надышишься.
Вовремя бега важно дышать, дабы сердце могло совершать максимальное количество толчков, прогоняя кровь по жилам и снабжая горячую голову достаточным количеством кислорода. Однако, сейчас, двигаясь быстрыми шагами и ускоряясь, плавно переходя на бег, мужчина, звеня доспехами и сжимая меч в руках, забыл дышать, забывал думать, забывал свою жизнь, пересекая ту короткую границу жизни и смерти, к которой неотвратимо подступали две массивные группы людей с совершенно разными мыслями, разными взглядами и целями. Разумеется, Тарквин не знал чем руководствовались пираты, чего хотели достичь и к чему стремились, но, к сожалению, он так же и забыл свои идеалы и принципы, мечты, коих он желал достичь надевая графский венец. Время после войны смыло массивной волной те сакральные цели, которым граф Бристол хотел себя посвятить.
Цели, о которых он уже позабыл.
"Не отчаивайся!" - скользнула яркой полосой света мысль в человеческом сознании, что пошатнулось при виде невероятного зверя, что содрогнулось, осознав собственную ошибку, что практически рухнуло в этой злополучной ночи. "...но какими бы не были плотными тучи, как бы не была черна ночь, лучи рассветного солнца всегда пробьются сквозь тьму и помогут нам преодолеть границы нового мира, мира света, где мы воспрянем над нашими пороками, над нашей ненавистью, жадностью и жестокостью, - неслись в оживающем сознании его собственные слова, сказанные так давно. - Посмотрите наверх и забудьте прошлое! Человеческая душа, подаренная нам самим Создателем, имеет крылья и приведет нас к свету в новое будущее!"
Сейчас, двигаясь на встречу с тьмой этого мира, объятый собственным криком и боевым кличем сотни мужчин, что неслись с громким топотом бок о бок с ним, отягощенный грузом ответственности, что давил на спину, за которой был столичный замок с родными для души людьми, именно сейчас мужчина вспомнил несбывшиеся надежды.
Как вспоминают люди свою жизнь перед смертью.

http://funkyimg.com/i/2kLgA.png

Церемония посвящения подходила к концу. Прошел уже месяц с казни Уильяма "Узурпатора", что поднял меч на своего безумного брата, одержав над ним победу, но проиграв в последствии войну Стефану, который являлся новым законным королем. Мир затаил дыхание, потрясенный двумя кровопролитными войнами. Отныне никто не мог быть уверен в завтрашнем дне, после падения двух самых стабильных столпов человеческого общества. Шутка ли, два короля были убиты всего лишь за пять лет, причем они даже не были малолетними сосунками, против которых могли поднять взор строптивые графы и хранители, наоборот, и Уттер, и Уильям, умели править, имели сильнейший авторитет на своих людей.
И все же.
Народ нуждался в спокойствии и стабильности - это понимали все. Молодой король организовывал масштабные праздники и гулянья по всему королевству и настал черед одного из самых торжественных - рыцари и их воспитанники съезжались со всех уголков страны, однако, вместе с ними туда шли ветераны войн, что смогли проявить себя и заслужить милость своих сюзеренов. В этом году церемониальный меч прикладывался не к одной паре плеч, и даже не десяти, счет шел на сотни. Священники говорили речи, опоясывали оружием юношей и мужчин, на лицах которых застыло одинаковое выражение торжественности и благоговения. Тарквин сдержано улыбнулся, осматривая ровные ряды и слушая речь августейшего монарха, что вышел на свой балкон дабы благословить напутствием весь собравшийся народ. Старший из Бристолов с удовольствием для себя осознавал, что где-то среди этих новоиспеченных рыцарей был и его младший брат, а на трибунах для знати сидели любимые люди: матушка, сестра и жена. Тем не менее, каким бы торжественным не был момент, как бы ярко не святило дневное солнце, Тарквин не мог побороть волнение в сердце. Ему предстояло читать речь после короля и перед глашатаем - его личная просьба, в которой добрый монарх не смог отказать. "Да уж, перед зеркалом было всяк поспокойнее!" - усмехнулся Тарк, кусая губу и выдыхая.
Речь Стефана закончилась и послышался громкий счастливый крик толпы, аплодисменты и улюлюканья. Тарквин, стоявший под самым балконом перед рыцарями и толпой, так же захлопал вместе с остальными графами. Все это уже было однажды. Точно такую же церемонию организовал и Уильям, правда, Бристол знал это лишь по слухам, однако, сильно сомневался, что лица новоиспеченных защитников королевства и народа сбоку от них были менее радостными. Люди слишком быстро старались забыть, желая вернуться к спокойной жизни и, по его мнению, это было в корни не верным. "Мы все должны помнить произошедшее" - Тарк выловил лицо младшего брата, который уже точно не сможет забыть так просто обо всем, однако, потери близких на всех отражаются по разному. Пуская большая часть собравшихся кого-то и потеряла, но соль на рану никто не сыпал, напротив, зашили да повязку наложили, да только этого было мало.
Вдохнув носом и быстро выдохнув ртом, Тарквин поднялся на небольшую трибуну, на которой происходило посвящение рыцарей и с коей он теперь собирался читать речь. Обведя взглядом собравшихся, мужчина хрипнул, прочищая горло и толпа немного успокоилась. На лице его не было ни ощущения торжественности, ни радости счастья - оно отражало спокойствие и строгость, словно на праздник допустили кого-то из стана Уильяма, однако, это было не так. Просто взгляд на происходящее у Тарквина был иной и, в отличии от всех остальных, он не спешил его прятать за фальшивой маской.
- Война окончена, - начал мужчина звучным голосом, но невзирая на громкое заявление в этих двух словах не было радости и торжественности, лишь строгость сопряженная с какими-то грустными нотками. - Нет больше военных советов, а гонцы не спешат с донесениями о движениях в стане противника, - Тарквин смотрел вниз на рыцарей, ощущая как люди вокруг начали переглядываться с недоумением, но не видя и не слыша происходящего вокруг мужчина продолжал не меня тона, - Я прошу прощения, но мои слова не будут полны радости в этот счастливый день. В день, когда матери оплакивают мужей и сыновей, в день, когда тысячи детей так и не встретят своих отцов, - он на миг остановился и перевел странный взгляд на собравшуюся толпу по правую руку от себя. - Все мы хотим другого от этого дня! Хотим, что бы после него мы с облегчением вздохнули и смогли заняться своим делом. Маркитант отремонтируют телегу и пустится в путь в города, а не военные лагеря. Фермер проснется с утра и возьмет вместо меча вилы, а его жена сможет открыть двери на распашку и сходить на деревенский рынок, не опасаясь за безопасность дорог и своего хозяйства, ведь солдаты более не воюют друг с другом, а вновь защищают народ, - пальцы мужчины сжались в кулаки, глаза горели праведным огнем, а лицо было нервически возбуждено. Тембр нарастал, но еще слышались нотки спокойствия, - Но этого не будет! Почти шесть лет войны, породили семя раздора в наши души, - глаза Тарквина метнулись в сторону знати и его голос приобрел осуждающий оттенок. - Наши сердца отравила жадность, забаррикадировав мир ненавистью и жестокостью. Мы сбились с пути просвещения и мира, не справившись с добытыми знаниями, что сделали нас циничными; подчинились собственным амбициям и уму, лишившись человечности, став жесткими и безразличными, - Тарквин уже забыл о волнении, его талант был говорить и подчинять людей собственному голосу. Голосу, который обличал всю звериную суть людей, которая проснулась за годы раздора внутри каждого человека. - Мы думаем так много, а чувствуем так мало. Больше знаний, нам нужна человечность; больше амбиций, нам нужны доброта и понимание. Без этих составляющих наша жизнь так и останется наполненной жестокостью и все будет вновь потеряно! - несмотря на двоякое заявление, которое можно было расценить, как плевок в сторону нового короля, никто банально не успел подумать об этом или сказать что-то, ибо громкий голос не замолкал более ни на секунду, нарастая с каждым предложением и заставляя слушать всяк и каждого. - Настал тот мир, которого мы так долго ждали, но даже сейчас в наших темницах таятся пленники, большая часть из которых ни в чем неповинна, даже сейчас наши леса наводнены невероятным количеством отчаявшихся безумцев, коие не дадут нам всем спокойно жить. Именно поэтому нам нельзя расслабляться; нельзя отчаиваться, когда завтра будет ни чуть не лучше вчера, ибо леса, поля, горы, даже само море - все полно мародерами, ворами, преступниками и убийцами, разбойниками и грабителями, пиратами и насильниками о которых мы забыли за эти годы, - Тарквин, говоря все это уже оглядывал всех присутствующих, не выделяя никого, однако, в конце концов остановился на рыцарях. - Солдаты, - он называл их именно так, ибо каждый из стоявших воинов воевал на войне, причем большая часть прошли не одну, - за эти годы вы столкнулись с невероятной жестокостью, тьмой этого мира, что закралась в ваши, в наши сердца, породив Темного Зверя, что капает ядом на сердце и нашептывает мысли о зле. Но мы не можем покориться ему, не имеем права, ведь он лжет, обещая свободу и богатства, желая на самом деле лишь поработить вас. И вы хотите сражаться ради этого? Хотите сражаться ради жадности и жестокости?! Сражаться подчинившись тьме внутри вас, которая говорит, что делать, что говорить и что чувствовать? Не сражайтесь ради этого презренного существа, со звериным разумом и звериным сердцем! Вы не звери, вы мужчины! Человеческая любовь в ваших сердцах! Вы не ненавидите и вы не жестоки, ибо это естестественные эмоции! - мужчина уже перешел на громогласный крик, распалившись все сильнее перед рыцарями. - Солдаты! Не сражайтесь ради порабощения, сражайтесь ради свободы! Ради свободы от треклятых разбойников и пиратов, грабителей и убийц, ради победы над страхом! Ибо нельзя, чтобы кто-то из вас сомневался или вел борьбу в одиночку! В ваших силах построить новый мир, где не будет более подобных войн и где матери не будут плакать о детях! В ваших силах дарить счастье и создавать настоящие чудеса, - Тарквин то и дело разворачивался на трибуне, обращаясь то к дворянам, то к солдатам, то к народу. - Сделать этот мир счастливым и прекрасным, свободным от страхов и ужасов войны! И я призываю всех вас именем нашего короля объединиться и биться за новый мир! Только вместе мы построим век безопасности и процветания, - он уже двигался по трибуне, сверкая взглядом и активно жестикулируя. - Лишь победите зло внутри вас, которое нашептывает вам ложные мысли о свободе, но это все вранье! Зверь сделает вас свободным, но заставит поработить ближайших вам людей! Так бейтесь же внутри себя и бейтесь же снаружи за новый процветающий мир! Рыцари! Именем короля, объединитесь!
Тарквин замолчал и тяжело задышал, будучи весь раскрасневшимся и выжатым, словно лимон. Но не успей он перевести дыхания, как послышался хлопот с места дворян, крики новоиспеченных рыцарей, что подняли в воздух мечи и рев толпы. Всюду на лицах было выражение трепетного восторга и решительности. Никто уже не думал о празднике, каждый хотел построить новое и цветущее будущее, прекратить братоубийственные войны и освободить этот мир от преступности и неоправданной жестокости. Тарквин устало закрыл глаза и улыбнулся, чувствуя холодные капли пота на лбу.

http://funkyimg.com/i/2kLgA.png
Let us all unite!

Лоб покрылся такой же испаренной, как и тогда. Он слышал такие же громкие крики, слышал звон вынутых из ножен мечей, но теперь перед ним не было залитой светом площади. Была широкая улочка с аркой, из которой к ним на встречу бежали Враги Народа, те самые Темные Звери, про которых когда-то давно вещал мужчина и коих он уже давно считал побежденными. Откинутыми из земель Дортона, в которых Тарквин сделал столь много для мира и процветания, причем не только своих земель и своих людей, но и всех жителей королевства, участвуя в каждом вопросе и стараясь охлаждать лордов с их распрями и бессмысленной тратой времени ради глупого закона о цветах одежды и прочего абсурда. С его легкой подачи строились верфи и торговые корабли, дороги становились более безопасными, а склады ломились от пищи. Не было за эти годы ни голода, ни войн или хотя бы пограничных конфликтов. Настал золотой век и Тарквин стоял у его истоков, ведя Восточные Земли к свету и следуя за своим королем и королевой, однако, тьма вновь заслонила небо, мешая солнечным лучам освещать путь. Но он не собирался теперь проигрывать так просто, - "биться до последней капли крови!" Ему было не в новинку воевать, а страх перед драконом отступил, ибо огонь в человеческом сердце был сильнее того пламени, что оплавлял доспехи и сжигал плоть.
Два нестройных ряда столкнулись и рыцари, облаченные в латы и броню, смешались с немытыми и одетыми в пеструю одежду пиратами. Тарквин, не сбавляя темпа, обрушил свой меч на противника, который попытался было подставить саблю, но вовремя сообразив, что толку от этого будет мало, совершил уворот, пропуская графа вперед, но тут же наталкиваясь на другой меч, рыцаря, что бежал следом. Сам же Бристол, получил чьим-то клинком по латам, почувствовав боль от удара, но понимая, что то лишь синяк, а не рана. Развернувшись на своего обидчика, Тарк дугообразным ударом заставил того отскочить, заметив, как тот же дернулся на него, не дожидаясь, пока меч восстановит равновесие, военачальник резко двинулся плечом вперед, встречая неожиданным ударом пирата, который упал, а затем захлебнулся от крови из-за пронзенного легкого. Молниеносно вытащив меч, мужчина едва успел увернуться от очередного удара, - "да сколько вас, собак?" Задавая немые вопросы, граф, превратил уклонение в пируэт, нанося сильный удар и слыша крик, вместе с которым на его броню и лицо хлестнула струя крови. Перепрыгнув через осевшее тело, Тарквин нанес пинок в бок еще одному морскому бродяге, что пытался выудить свое оружие из искореженного доспеха рыцаря, однако, отпустил его, совершая несколько шагов в сторону, из-за пинка графа, а после сжал острый клинок, но уже не свой, а меч Бристола, что пронзил его грудь. Оглядевшись, мужчина заметил суету боя, исход которого определить сейчас было невозможно, неистово сражающееся рыцари и хитроумные пираты, что уже чувствуют победу благодаря своему зверю, да только Создатель свидетель, сейчас дракон им не помощник. Столкнув тело ногой, Тарквин заметил приближение рослого и коренастого мужчина, что поражал своим спокойствием и уверенностью, сам же Бристол в пылу бега и боя растерял свое, все выдерживающее спокойствие, подчинившись яркому душевному порыву. Скривив рот и поведя носом, Тарк не скрывал своего раздражения от слов неизвестного, который не скрывал, что он глава пиратской братии. Перехватив меч поудобнее, мужчина развернулся, встав в стойку и не спеша нападать. Первые мгновения боя прошли и битва стала более неторопливой.
Теперь уже в дело вступала не одна лишь ярость и решительность...
- Человеку, который стоит напротив меня вовремя битвы, можно просто Тарк, - процедил хриплым голосом Тарквин, ухмыляясь и замечая как соседние бойцы, бросают взгляды на происходящее. - У меня нет иного правителя кроме законного короля, - собранный граф смотрел на горделивого пирата, что не боялся открываться для удара, разводя руки в стороны во время обмена любезностями. - Хотя для летающей твари места в моем кресле не хватит! - Бристол усмехнулся, ибо чего бы там не думал этот напыщенный бородач с собранными в пучок волосами, если кто и может праздновать победу, так это извергающий пламя дракон, но никак не пираты. - А вы?..
Мужчина не успел услышать ответа, ибо внезапно перешел в атаку, ведь тянуть на поле боя было нельзя, чем раньше кто-то из них умрет, тем скорее закончится эта жуткая ночь и прекратят умирать его люди. Совершив широкий удар наискосок, заставляя пирата держаться подальше, боец совершил полный пируэт, стараясь отжать "кровавого барона" подальше от себя, однако, внезапно заметил на лице того какое-то замешательства и тут же негромкие слова откуда-то снизу:
- Бейте, милорд, - произнес мальчишка, которого посвятили в рыцари только в этом году и сейчас, сей бледнеющий юноша, лишенный кисти и лежа в луже собственной крови, схватил Флинта за ноги, не давая тому шевельнуться.
Граф, подметивший все это в течении краткого мига, тут же с рыком обрушил меч на капитана сверху, надеясь разрубить ненавистного убийцу, начавшего новую войну, ибо с какими бы целями этот пират не повел своих людей на убой, но он нес с собой разрушение и мучение для простых людей... мучения, которые Тарквин поклялся прекратить в тот солнечный день, объявив войну подобным разбойникам и грабителям. "Мой мир никогда не примет такого как ты!" - пронеслось в голове Тарквина, пока двуручный меч опускался на Флинта.

Послесловие

Речь Тарквина, адаптированная речь любимого всеми Чаплина, с которым у меня уже давно ассоциируется Флинт с его идеями свободы!
R. I. P Чарли!

[NIC]Tarquin Bristol[/NIC]
[AVA]http://i.imgur.com/n8stiXI.gif[/AVA]
[STA]В силе - право[/STA]
[SGN]Смерть в бою за дом - это благо, доступное только героям![/SGN]

+4

7

О, капитан Флинт очень хорошо знал своего противника, с которым когда-то ради удовольствия и смеха, сражался на деревянных мечах, когда их отцы встречались либо в Ричтауне, либо в Олдене. Не то, чтобы они были друзьями, но вели себя как обычные мальчишки, наследники своих отцов. И пират знал, как гордилась семья будущим графом. Но время не щадит никого. Очевидно, что Тарквин не узнал в этом обрызганном кровью, порванной одежде и с дикой яростью в зеленых глазах Эдварда Ричмонда. Потому что того улыбчивого и добродушного паренька больше не было, он сгинул. И Тарквин Бристол тоже падет, но не так, как его приятель – тело Эдварда Ричмонда стало пристанищем для другого человека, жестокого и беспощадного, который ради собственных целей сжег до основания целую деревню, и методично вырезал защитников и простых мужей этого города. Тело Тарквина Бристола станет разве что вместилищем для гнили. Уж Флинт-то постарается.
Их разговор был недолгим, Тарк первый наносит удар, не давая Флинту и минуты отдыха. Всё же, они оба были сейчас войнами, а не политиками, что упражняются в остроте своих языков. Первый удар Флинту удается заблокировать, подставив вовремя саблю, и, поведя ею в сторону, хочет нанести ответный удар, но граф умело увернулся, более того, старается держать дистанцию. Всё же, меч был более надежным оружием в данном бое, в отличие от пиратской сабли. Более длинный и тяжелый, он заставлял противника плясать под его дудку, у него почти получилось зацепить Флинта, когда тот делал очередной шаг назад. Но внезапно мужчина чувствует, как что-то сжало его ногу, со всей оставшейся силы, не позволяя сделать полноценный шаг. Опустив голову вниз, Флинт замечает того самого парня с отрубленной конечностью. Изливаясь кровью, он здоровой рукой ухватил пирата за лодыжку, давай своему графу поистине прекрасную возможность нанести смертельный удар, попросту разрубив капитана на части. Винтики в голове пирата начали активную работу, времени медлить не было, Тарквин уже занес меч для удара, очевидно, рассчитывая на силу. Это стало единственным спасением Флинта. Мужчина падает на спину, и перекатывается по земле в сторону, заставляя тело незадачливого рыцаря отказаться под ударом меча собственного защитника. Вот только незадача – пальцы парень так и не разжал, поэтому Флинт резко рубит по ним саблей и поднимается на ноги, воспользовавшись замешательством Тарквина, не ожидавшего, что он станет палачом собственных подданных.
«Это война, мальчик». – Нагловато улыбнулся Флинт, и, не теряя времени, переходит в атаку. Но бьет не со всей силы, да и без всякой логики, запутывая своего противника, иногда и вовсе целясь только в меч. Глазами же Флинт начинает искать слабое место в его латах, едва не пропустив новую атаку своего противника. Воздух в легких начинал нещадно заканчиваться, всё в этом городе теперь было пропитано запахом гари и горящей человеческой плоти – дракон теперь уже не давал армии Бристола пробиться к замку, заняв позицию прямо у ворот. На какой-то миг граф бросил взгляд на огромное чудище, и Флинт во всей силы бьет ногой ему по коленям, заставляя свалиться на землю. Из одной башен замка внезапно вылетает огромный болт, очевидно, целясь по дракону. Действительно, мишень была выбрана удачно. Он даже настигает своей цели, вот только чешую дракона им не пробьешь, как и пушечным выстрелом. Можно лишь разозлить. Огромной тенью монстр поднимается в воздух и собирается покарать своих обидчиков, что только вызывает на лице Флинта самодовольную ухмылку.
- Вы не дали мне представиться. – Перехватив саблю в более удобное положение, Флинт подходит к поднимающемуся с колен Тарквину и со всей силой бьет рукоятью ему по голове, заставляя снова пасть на землю. – Флинт. – Он достает с пояса короткий клинок, намереваясь добить мужчину, но Бристол оказывается куда более живучим, чем того ожидал пират. Парировав удар, он лишь ещё больше злил Флинта, который уже собирался праздновать победу. Эмоции сыграли с пиратом злую шутку, и он пропускает удар графа, который цепляет его за руку, заставляя выронить кинжал из рук. Зашипев, как змея, от боли, Флинт падает на одно колено, специально подставляя себя под удар, и это срабатывает. Тарквин заносит многокилограммовый меч над противником, и Флинт успевает вонзить саблю в живот графа, аккурат в том месте, где заканчивался его доспех. Поднимаясь, Флинт, уже не скрывая хищного оскала, наблюдает за тем, как граф медленно сползает по тонкому лезвию, обронив меч. Капитан замечает, как глазами Тарквин цепляется за силуэт за спиной своего убийцы, и тот невольно оборачивается, замечая высокого мужчину, сраженного арбалетным болтом. Очевидно, в какую сторону бежал тот парень, и, кажется, Флинт догадался, кто это был. С присущим безразличием, Флинт посмотрел, как из последних сил молодой Бристол цепляется за жизнь, к нему кто-то бежит на помощь, но капитан уверен – парень отправится к Творцу следом за старшим братом.
- Зачистить замок. – Приказывает капитан своим людям, которые практически полностью избавились от рыцарей во дворе. Сам Флинт вытирает кровь с сабли о рукав своей куртки, и с интересом смотрит, как из тела Тарквина Бристола уходят последние капли жизни. – Вы были достойным противником, граф. – Подняв с земли клинок, Флинт возвращает его на пояс, а потом ставит ногу на шею мужчине, с силой надавливая. Одно движение в сторону, и до ушей капитана пиратов доносится хруст костей, ознаменовавший очередную победу зла над добром внутри самого Флинта.

Отредактировано Edward Richmond (16.02.2017 13:42:24)

+4


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ИСТОРИИ МИНУВШИХ ЛЕТ » Гордость убивает