Вверх страницы
Вниз страницы
АСТА ∙ АРИ ∙ НАТ ∙ АННА ∙ ИЗЗИ ∙ ИЛЯ

Семь лет назад на Драконьем Острове было найдено яйцо, с помощью магии, подарившее миру дракона. Его владельцем стал пиратский барон, желающий подчинить себе весь Дортон. Палата Лордов выдвигает решение о сотрудничестве с магами, чьи силы с возрождением дракона стали расти. Но для этого нужно пойти на радикальный для всей страны шаг – легализацию магии.
Добро пожаловать на DORTON. Dragon Dawn

Добро пожаловать в мир королей и драконов, пиратов и чародеев. С нами вы окунетесь в мир древней магии, разрушительных войн, коварных интриг и жестокой борьбы за власть. Здесь каждому уготовано свое место и каждый получит, что заслужил.
История в Ваших руках!

Время в игре: 844 год, 14 элембиуос - 10 эдриниос.

DORTON. Dragon Dawn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » СТАРЫЕ СВИТКИ » 1x02 Нельзя приручить зверя


1x02 Нельзя приручить зверя

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Хочешь мира - готовься к войне
1x02 Нельзя приручить зверя
Сколько волка не корми, он все равно в лес смотрит. Решаясь приручить дикого зверя, нужно обязательно помнить, что в любой момент его может потянуть на волю. А если это дракон, то и вовсе не стоит расслабляться. Минута забывчивости может стоить сотням людей их жизней. И, конечно же, именно это и произошло, в один из последних дней месяца экуос, после свадьбы Эдварда Ричмонда и Ивон Бристол, на которой присутствовали все выжившие представители дворянства графства Суфолк. Обозленная на своего любовника, Аста ушла в горы, к единственному, кто казалось, понимает ее – к дракону. Но и тот оказался скуп на проявление эмоций и, недолго думая, бросил свою хозяйку в гордом одиночестве. Самое опасное существо Иравинта попросту сбежало, не дав никаких толковых объяснений своего поступка.
В это же время, в Руашире, граф Мориа был уже на пути в столицу, где должен был присутствовать на совете с ведьмами. Запыхавшийся воин остановил Леонарда у самых ворот замка: «Он тут…» - сказал он, смотря в небо. И «Он» не заставил себя ждать, закрыв небо своей тенью. Дракон, голодный и злой из-за слишком громких криков людей, был настроен решительно. Один его выдох поджег башню замка. Сразу за этим, он схватил какого-то крестьянина, чья голова покатилась прямо к ногам графа. Это существо нужно было остановить, но как это сделать, когда единственные кого он слушал, были за много миль от происходящего. Остается только искать альтернативу и помощников в тех, кого не ожидал увидеть. Например в своей сестре, так не вовремя прибывшей на встречу с братом.

Время и место23 экуос 844 г.
Неаль, Руашир

ОчередностьLeonard Mauriat, Evie Mauriat (первый круг)
Asta, Edward Richmond (второй круг)
(третий круг общий)

► Время ожидания поста - 3-ое суток, после которых очередь переходит к следующему игроку. Тот, кто не успел написать пост вовремя не должен ждать круг, чтобы сделать это - он может написать его вне своей очереди.
► Мастер эпизода Asta. Мастер эпизода будет уведомлять в ЛС о вашей очереди писать пост каждый круг.

+2

2

Леонард пытался вывихнуть челюсть - иными словами зевал. Сладко и с привычной ему недовольным выражением лица по утрам, ибо всякий житель столицы "всех портов" просыпался, засыпал, ел, работал под один и тот же звук - крик чаек. Ох уж эта природа с её творениями, всякий приезжий любовался и практически наслаждался этими, парящими на фоне неба, птицами, что по отдельности, а зачастую и стайками - "лепота" - вот слово, которым одаривали этих:
- Ненавистные твари! - прогудел мужчина в подушку, бросаясь другой в сторону окна.
"Хоть из пушек пали" - подумал Лео, вспомнив, что уже и не раз, и даже не два, были случаи, когда палили из пушек, дабы отпугнуть птиц от города. Весьма неудачная идея... во-первых - жаль ядра; во-вторых - рыбу распугали; в-третьих - треклятым птицам все равно! Ну да и ничего, граф Руашира сильнее их - примерно с такими мыслями о собственном превосходстве Леонард поднимался с кровати, кряхтя и потягиваясь. Протирая глаза, почесывая грудь и совершая прочие движения полные сонливости да тоски по лучшей вещи во всем Иравинте - кровати, от которой он таки смог отойти. Чуть не соскользнув левой ладонью с массивного комода, в коий Мориа уперся руками, Лео с тяжелым вздохом поглядел на таз с водой, а вернее на свое отражение - "сегодня будет сложный день". И начало у него самое-то, сначала пробуждение раньше положенного, из-за ненавистного рыболовного сезона, когда в замок тащат телегами богатый улов, который так и привлекает дрянных птиц; затем предстояла суета со сборами в столицу, а уж после идеальный финал - тряска в экипаже на протяжении добрых суток, ибо время на остановки граф тратить не собирался. В конце концов, королевство на грани войны, войны, в которой он собирается сыграть очень важную роль, а для этого нужно бережно относиться к каждой минуте.
Лео, погруженный в собственные раздумья не замечал, как уже с минуту ополаскивает руки - "нужно перехватить того графа, потолковать с архиепископом и..." - он-таки задержал дыхание, а вместе с ним и поток деловых мыслей, опрокидывая на себя таз с водой. Мгновенно приободрившись от приятной прохлады, что смыла все лишние мысли из головы прямо на пол. "Нет, подумать о столичных делах еще успею, пока бы утро начать!" - Леонард довольно "Фухнул" и волосами мокрыми тряхнул, а затем, накинув халат на мокрое тело, позвал слуг.


Отдавая распоряжения шателену, Мориа широко ступал в направлении кареты, совершенно не дума о том, что часть его свиты - это пожилые люди, которым темп бойкого графа невмоготу.
- Подготовьте покои для прибывающих баронов, - "мне еще с них солдат требовать с королевским указом" - укрепите патрули на северных дорогах, сейчас нам нет смысла думать о южных разбойниках, - продолжал диктовать указания Леонард. Торговля и правда оставляла желать лучшего после появления "кровавого барона", которому он еще и три корабля отрядил, якобы для блокады порта, хотя на деле для прикрытия, - заодно проследите... - тут он махнул рукой. - Ладно, не суть, это уже не ваша головная боль!
"К лешему, сейчас еще не хватало о складах и путях снабжения говорить!" - одернул себя мужчина, ступая на подножку кареты и на миг оборачиваясь, глянуть на столичную крепость. Крупный замок не мог соперничать с легендарным Скарборо, да и конкуренции с величественным Олденом не выдерживал, в котором двадцати пяти метровая стена охватывала не только крепость, но и весь город, и все же... и все же свой дом Леонард считал и всегда будет считать лучшим. Его род крепчал и усиливался со временем, так же и происходило с Неальским замком, что прозвали в шутку "Дачей Торговцев", а как иначе обозвать перестроенную крепость, которая гналась за военным величием запада, помпезностью Оштира и умением Бристольских архитекторов. В итоге инженеры не попали ни в один из стилей, намешав "сборную солянку", где стены были низки и представляли собой жилые строения, а башни построены из тонкого кирпича, в общем и целом - здание и правда было больше Домом, чем военным замком или крепостью.
Впрочем, именно это и отражает ветреный народ востока!
Скользнув довольным взглядом по залитому дневным солнцем строению, мужчина махнул рукой собравшемуся почетному караулу и скрылся внутри кареты. Практически сразу избавившись от драгоценной цепи, обозначающий высокий титул графа, Леонард закинул ноги на бархатные сиденья и схватил книгу. "Баллады Альфонсо" - жизнеописание известного путешественника, который был родом из южных земель. Уже и забыв, что собирался думать о делах всю поездку, Лео собрался погрузиться в текст, однако, старушка Судьба явно не любила, когда на неё смотрят свысока говоря: "это будет сложный день", а самому валяться в карете...
Нет уж, изволь впахивать!
Не успела торжественная процессия покинуть внутренний двор, как послышался громкий окрик и карета остановилась близ ворот. Лео лениво глянул в сторону окна, но взор его тут же привлекся вазочкой с пирожными.
- Вот он, парадокс процветания, хлеба белого толком нет, а вот пирожных, - Лео сменил положение на мягком диванчике, вновь усаживаясь на нем и, закрыв книгу, взял лакомство. - Хоть портовых рабочих корми!
Граф усмехнулся и уже собрался отправить произведение кулинарного искусства в рот, используя обложку книги в качестве салфетки, как вдруг за правым окном появилась чья-то взмыленная физиономия, причем с таким испуганным выражением лица да глазами выпученными, что Лео невольно замер с открытым для пирожного ртом.
Страшная рожа, не теряя времени, постучала по стеклу и быстро затараторила:
- Ваша Светлость, Он, Ваша Светлость, прямо за воротами!
"Кто "он"?!" - подумал Леонард похмурившись и таки укусил пирожное, вот только уже через долю секунды услышал громкий утробный крик или вой - описать обычным словом невозможно - затем послышался сильный толчок, сопряженный с невероятным грохотом и уже обычные - человеческие - крики начали раздаваться со всех сторон. Мориа вздрогнул в самом начале этой катавасии - как только услышал "крик" - уронил пирожное на книгу и, вместо того чтобы пугаться да спасаться, подумал о том, что неплохо бы высечь непутевого гонца, из-за которого он не почитал, не поел и вообще теперь все руки в полураздавленной сладости. Тем не менее, Судьба решил помочь Леонарду настроиться на нужное настроение - какой-то твердый предмет упал на крышу, пробив не толстые доски, и с хлюпающим звуком грохнулся прямо на столик, опрокинув вазочку с пирожными. Мориа инстинктивно отпрянул, глянув на новое интерьерное решение в виде дыры на потолке карете, а затем переместил свой взгляд на неясный предмет. Предмет был волосат, но аккуратно брит. Светлые, но окровавленные усы, сочащаяся кровью шея и разбитый от удара нос, один глаз невидно, а вот второй с испугом смотрел перед собой, куда-то в торс графу. Рот был приоткрыт, обнажая недостаток трех передних зубов, однако, само выражение "лица" головы неизвестного стражника еще сохранило тот животный ужас, с которым бедолага встретил смерть.
- Твою же мать! - настал черед Лео выпучивать глаза.
Такого он не видел уже давно, добрых лет семь - с момента окончания войны. Нет, головы отрезали частенько, да что там - людей заживо жарили, однако, чтобы вот так - грохот, крики, головы с небес...
Дверь распахнулась и знакомая фигура шателена показалась в проеме. Завидев состояние Леонарда, мужчина весь покрытый шрамами, рванул своего господина из кареты.
Испуганные голоса стали громче, а в до селе свежем воздухе витал запах гари, однако, самое странное, что подметил медленно включающийся разум - это, неизвестно откуда взявшаяся в этом месте, тень и полное отсутствие криков треклятых чаек.
- Что происходит? - тихо и не слыша себя спросил Лео, обводя глазами свое владение.
Все как и всегда - красиво, солнечно, даже с какой-то ноткой торжественности, а может, это уже адреналин в крови пририсовывал, впрочем, в чем он не виноват, так это в растерянных лицах верных гвардейцев из почетного караула, что с какой-то детской робостью арбалеты заряжали, глядя в верх и за спину графа.
Леонард обернулся и впервые за свою жизнь на лице его не было дерзости или усмешки. Ясные глаза с благоговейным трепетом смотрели на огромное, невиданное ранее, создание, которое проглатывало стражника, сидя на массивных крепостных воротах и глядя на флагшток с развивающимся гербом по соседству.
Пару мгновений Лео, не отрывая взгляда от дракона, а это явно был он, шел за шателеном, однако, мысли слабым потоком начали заполнять пробуждающееся от шока сознание - "что это значит? Какого лешего это чудище здесь забыло?"
- Стреляйте в него остолопы! - раздался громкий голос вояки, коий тащил графа, который уже начал упираться. - Ваша Светлость, вам нужно укрыться, мы разб...
Договорить шателен не успел, ибо Лео вырвался из цепкой хватки. Рассудок вернулся к нему и он, понимая, что рыжебородый "баран барон" предал его, решив напасть, воспользовавшись элементом неожиданности, быстро развернулся к прицелившимся солдатам:
- Не стрелять! Не стрелять, - сразу же с этим он дернулся обратно к карете и достал чашу с пирожными.
"Это зверь, прирученный зверь, который изучает свою территорию" - думал мужчина, надеясь, что у дракона интеллекта примерно столько же, сколько у собак в его псарнях. "А все существа любят лакомства" - вместе с этой мыслью Лео, крутанувшись на месте, совершил размашистый брасок, целясь в голову чудища. Однако, за результатом Леонард смотреть не стал, ибо уже мчался к пустому месту кучера, отталкиваясь руками от ровного газона - после броска упал на четвереньки. "Хрен я позволю тебе ломать мой дом!" - мужчина занес руку, чтобы стегнуть кнутом шестерку тренированных лошадей, которым очень повезло быть с шорами иначе бы уже неслись в панике куда глаза глядят.
Правда, сейчас собирается произойти тоже самое.
"А может нас просто съедят!"

Для наглядности

Лучший в мире замок, который жжет и рушит непоседливый дракон:
http://i.imgur.com/utrN0Wo.jpg
Внутренний двор лучшего в мире замка:
http://i.imgur.com/iUmAqq6.jpg
Лучшие в мире пирожные, которыми кинули голодному дракону:
http://i.imgur.com/VXhcOmU.jpg

+4

3

[NIC]Evie Mauriat[/NIC][AVA]http://co.forum4.ru/img/avatars/0017/ed/ab/85-1485831891.jpg[/AVA] Было раннее утро. Ева сидела в общем зале и откровенно скучала. Теперь, когда основные события были позади, когда выветрились яркие воспоминания о бое, было невероятно тоскливо. Тоскливо от того, что нужно сидеть здесь и просто ждать. Терпение явно было не во главе её списка достоинств, хотя, когда того требовали обстоятельства, она умела ждать. Умела. Но это вовсе не означало, что ей это было по вкусу. Она откинулась на спинку своего стула и обвела цепким взглядом людей, окружающих её. В такие моменты начинаешь понимать, что пиратам нельзя долго задерживаться на одном месте, иначе они сами друг другу глотки перегрызут, не нужно будет никакого освободительного войска короля. Едкое замечание едва не сорвалось с её губ, когда она услышала очередную тему для споров и драк, да только махнула рукой. Пусть дисциплиной занимаются другие, главное, чтобы люди её мужа вели себя нормально, насколько это вообще возможно при подобных обстоятельствах.
- Мне нужно ненадолго отлучиться. Я скоро вернусь. - бросила она на ходу первому же человеку с «Рассвета», который был так не осторожен, чтобы попасться ей на пути.
- А что мне передать капитану?
- Это и передай.
Уже догадываясь в каком «восторге» будет Тристан, когда ему обо всем расскажут, Ева довольно ухмыльнулась. Он наверняка догадается о том, куда направилась его взбалмошная супруга. Не факт, конечно, что одобрит подобный порыв, но и делать что-либо будет уже слишком поздно. В этот-то и была вся прелесть подобного поступка.

Еще на подступах к городу стало понятно, что что-то не так. Непривычная тишина заставляла любого здравомыслящего человека напряженно прислушиваться к каждому шороху. И если бы не увеличившийся темп скачки, Ева бы сразу всё поняла, но ее сейчас занимала только одна мысль. Она хотела поскорее оказаться дома.
Очередной звоночек прозвенел тогда, когда под ноги взмыленной от скачки лошади, начали едва ли не падать испуганные люди, стремящиеся во чтобы то не стало оказаться подальше от города. Тут-то она и увидела ЭТО.
- Да что б мне провалиться. Лео… - в ушах аж зазвенело от страха и если бы она сейчас слышала то, о чем думал ее ненормальный брат, она бы сказала, что это у него интеллект как у собаки из псарни. С каким-то ступором и едва ли не благоговением она смотрела на то, как карета с пробитой крышей несется прямо на дитя ведьмы. На существо, являющееся козырем пиратов в их войне. Счастливое воссоединение с братом превращалось в какую-то дешевую комедию. С мелодраматичным концом.
- Лео! Стой! - к сожалению, на её лошади шор не было, но это не помешало девушке понестись наперерез карете. Капюшон, который всё это время благополучно скрывал ее лицо от ненужных внимательных взглядов, сбросило встречным ветром. Хорошо ещё, что тем немногим несчастным, что здесь еще оставались, было совсем не до того, чтобы рассматривать скачущую во весь опор девушку. – Стой! Развернись, идиот! – она бы озвучила еще пару своих дельных мыслей, но воздуха катастрофически не  хватало.
Гениально. Действительно, что еще делать, если на твою крепость нападает самый настоящий дракон? Нужно попытаться забросать его сладостями. А еще лучше, это самый невероятный ход, протаранить его каретой или что там этот ненормальный собирался сейчас сделать? Так вот почему бой в Суфолке был проигран! У них просто не было великого стратега по имени Леонард Мориа!
Не были бы они родственниками, Ева бы предпочла посмотреть на то, как всё закончится, находясь на безопасном расстоянии. Но, увы, узы крови никто не отменял. Оставалось только надеется на то, что это единичный акт попытки суицида и после того, как она его остановит, он не найдет еще более идиотский способ остановить зверя. Ну… Сказку там ему прочитать.
Её собственный план, тоже трещал по швам. Она почти поравнялась с обеденной тележкой, которую сейчас изображал Леонард, только вот его это ничуть не останавливало. Находясь на какой-то своей волне, он продолжал подгонять лошадей, в то время как животное девушки уже едва ли не падало без сил.
«Я тебе врежу. Точно врежу! Дай мне только тебя догнать и тебе конец, братик!»
- Лео! – парад гениальных идей продолжился в тот момент, когда младшая Мориа привстала в стременах, перекинула ногу и без затей прыгнула, толкая брата на землю и падая вместе с ним. Хорошо еще, что тому хватило ума отпустить поводья. Они покатились кубарем и оставалось только молиться о том, чтобы в процессе никто и ничего себе не сломал. Не так она себе представляла встречу спустя одиннадцать лет разлуки.
- Здравствуй. – Мориа чуть приподнялась на локте, потирая переносицу и пытаясь избавиться от легкого головокружения. – Давно не виделись. Скучал?
На этом обмен любезностями она посчитала оконченным, поэтому решила всё-таки кое-что высказать любимому брату.
- Если с драконом что-то случится, Аста оторвет все твои мужские причиндалы и заставит тебя их жевать. Что ты вообще собирался сделать? – беззлобно заметила она и закатила бы глаза, если бы ситуация не требовала действий здесь и сейчас, - Отправь кого-нибудь к Флинту. Здесь нужна ведьма, а не банкет из двадцати блюд и сладкое… Тебе что-то по голове попало, ты разучился думать?
На середине ее поучительного монолога что-то с хрустом упало совсем рядом. Ева охнула от удивления и сразу же попыталась встать на ноги, поняв, что дракон решил похвастаться очередным трупом. Чтобы Беззубика (прекрасное имечко для твари, которая пытается разобрать твой дом на мелкие детали и попробовать на зуб всех его жителей) не заставило сюда явиться, настроен он был довольно решительно.
- Нужно уводить людей и ждать. Или у тебя есть идеи лучше?

Как выглядел со стороны Леонард. Спешл фо Беззубик.

http://s5.uploads.ru/zOvFg.jpg
тут еще впереди должны быть шесть лошадей...

+4

4

http://i.imgur.com/qkbUheD.gif

Невеликая награда.
Невысокий пьедестал.
Человеку мало надо.
Лишь бы дома кто-то ждал.


Героический поступок очень часто граничит с сумасшествием, посторонним людям со стороны кажется - "это безумие", однако, в последствии о подобном пишут баллады, говоря "вот были люди". Впрочем, некоторые же действия и правда склоняют чашу безумства далеко от сладкого и желанного всеми благородными мужами героизма.
Вот взять бы хотя бы Леонарда, коий, покрывшись холодным потом, проскакал под воротами своего замка, на которых гордо "примостилось" - словно птичка на жёрдочке - огнедышащие чудовище, поедая пирожные. "Твою мать, твою мать, твою мать" - ругался про себя Лео, буквально-таки ощущая, как прямо над ним довольно урчит или злобно рычит дракон, однако, в слух он говорил, вернее, тихо шептал совершенно другое:
- Пошли! Пошли, родимые! - заклинал он сразу шестерых маститых лошадей как-то особливо аккуратно и тихо стегая их кнутом.
Набирая скорость мужчина выехал из стен своего замка, надеясь, что ужасный монстр из старых легенд двинется за ним - "но желательно не сразу!" - нашептывал Мориа судьбе свои планы, да только вот последняя явно сегодня решила устроить графу самый необычный день в его жизни, ибо, не проехав и пятнадцати метров, Леонард услышал как позади раздался грохот ломающегося камня, а потом почти сразу ощутил на своей спине эдакий любопытный взгляд. Разумеется, храбрый герой был бы не собой, если бы не закусил губу, оборачиваясь в сторону лукавых и внимательных, а может, просто очень голодных глаз, что размером были больше его головы.
- Твою мать, твою мать, твою ма-а-ать! - уже в голос закричал Леонард, резко оборачиваясь назад с круглыми от ужаса глазами и ругая бедных матерей его шестерых лошадок, которых уже без всякого стеснения начал обходить кнутом и трензельными поводьями, что с трудом сжимал дрожащими от страха руками.
По левую руку от него - в стороне рыночной площади - виднелся столб дыма, а как известно: "дыма без огня не бывает"; "Вот же тварь!" - подумал на тварь Лео, понимая, чья это работа, правда, он тут же раскаялся в таком неучтивом обращении, ведь сзади послышался взмах огромных крыльев и еще одна порция каменного грохота, повествующего о том, что какая-то из башен его крепости обвалилась. Дракон-таки клюнул на на живца, которого нынче решил изобразить Леонард, думающий как избавить свой дом от треклятой твари. Он надеялся пересечь границы города, а там уж будь, что будет: "авось улетит", но, к сожалению, даже первая часть плана явно была провальной. Да, ему удалось отвлечь создание Лукавого от замка, однако, вероятность того, что ему так же получится в целостности и сохранности выехать из Неаля... скажем так - шансов мало, ибо как бы не старался кучер заговаривать кнут да поводья, как бы не пытались шесть, испуганных жутким ревом дракона, жеребцов везти по шоссейной дороге столицы Руашира просторный экипаж с хлопающей дверцей и вывалявшейся подножкой, что несомненно доставляло дискомфорт пассажиру с не очень-то смазливой беззубой мордахой и потерянным в туловище дракона телом - все-все было напрасно. Спустя еще сотню метров поездки в тени, Леонард увидел как справа от него появилась огромная тень, а затем дракон со скоростью, которая заставила бы любого охотничьего сокола клюв раскрыть да не закрывать уж никогда до самой смерти, промчался вперед, обгоняя карету, а затем, совершив лихой вираж, приземлился на перекрестке, поворачивая огромную пасть к мчащей на него карету.
Не успели семь обреченных храбрецов-безумцев - шесть лошадей плюс человек - испугаться как следует, как вдруг послышался окрик. Женский голос назвал старшего из семерых по имени, призывая остановиться.
- Я успею! - крикнул назло ветру в ушах Лео, с неожиданностью для себя обнаруживая нотки храбрости.
"Конечно успею, а как же еще" - слабая усмешка появилась на бледном лице и Леонард вновь стегнул лошадей. На кону стояло благополучие его дома, его города и его людей, пусть из него граф вышел не слишком уж отменный, зато храбрец на загляденье ветеранам-старикам и романтичным леди. "Чрез взгляды - мы храбрость обретаем паче в битве за дом" - нежданно вспомнилась строчка из книги, которую Мориа оставил внутри кареты. "Что ж, тут и битва за дом, и взгляды чужие" - а большего-то Леонарду для храбрости не нужно, какая-то молодая леди с явно большими легкими на него взглянула перед возможной смертью, значит теперь уж точно умирать не страшно. Так с ним работало всегда, чужое внимание воодушевляло мужчину и на храбрость, и на остроумные шутки, и даже вдохновляло на ненавистные ему придворные интриги. Разумеется, умирать Лео не планировал, как и таранить огромную тварь, наоборот, близкая встреча с последней ему вовсе не улыбалась, но и слезать из кареты казалось ему безумием на такой скорости. Хотя куда большим безумием являлась попытка Мориа в последний момент свернуть в сторону от дракона... да, это было почти невозможно, ибо огнедышащие создание, к появлению которого Создатель явно не имел никакого отношения, встало прямо по центру перекрестка, практически не оставив места для маневра, но - "у меня получится" - назойливо звенело в голове графа, который, скорее всего, несся на встречу своей погибели.
- Да что?! - "Лео, Лео, заладила!" - громко ответил граф доставучему голосу, опуская кнут на ведущих лошадей. - Мы сможем род...
Не смотря на то, что семеро храбрецов явно читали мысли друг друга и четвероногие жеребцы уже и видели опасность - дракон был прямо напротив них - да вот остановиться уже не могли, из-за высокой скорости и тесноты улочки для такого огромного экипажа, а посему мудрые и отчаянные, как и их хозяин, животные поняли, где "их единственный шанс" - явно не в пасти чудища - скользнуть в левую сторону от монстра, пусть и выезд из города окажется перекрыт, но лишь бы не смерть. Тем не менее, договорить или хотя бы попрощаться со своими товарищами по спасению Неаля Лео не успел, ибо женская фигура - глаз наметан - которую он заметил периферийным зрением, совершила трюк - достойный аплодисментов любого учителя верховой езды - перескочив на ходу со своей, взмыленной и трусливой, лошадки на их прекрасную почти целую карету, которая отбивала настоящую барабанную дробь дверью в предвкушении развязки. Но новой попутчице Лео было явно недостаточно места рядом, как это и бывает со всеми женщинами, она затребовала внимания только к своей персоне, столкнув его с лучшего и самого храброго экипажа на хладную землю, благо в том самом месте, где она была засажена деревьями и газоном - не иначе фирменное везение Антуана Мориа, два чада которого в обнимку катились по сырой земле, к слову, тоже родной.
Леонард тихо застонал, с трудом открывая глаза и замечая над собой молодое и красивое лицо, которое ему кого-то смутно напоминало. Однако, думать над этим граф не мог, ибо в голове была одна мысль, коию он тут же озвучил:
- Какого лешего ты творишь? - отвечая и на "здравствуй", и на "скучал".
Девица его явно знала, а вот он её не помнил от слов: "совсем", "у меня похмелье". Да и как можно соотнести миловидную сестричку четырнадцати лет, облаченную в красивое летнее платьице, с этой большегрудой и большепопой женщиной? Ну, может Сердце бы и узнала любимую и уже ни черта не маленькую сестру, да вот только сейчас сей чувственный орган паниковал разливая ведра адреналина в бурлящую - после игры в догонялки с драконом - кровь. А тут еще и это "удачное" падение. Нет, Лео еще не замечал сломанного ребра, ему было лишь отчего-то неудобно дышать, но приходить в себя времени не было. "А, вот какого лешего" - понял Лео посыл девушки по своему, поняв, что та лишь спасала дракона от его непобедимой кареты-убийцы, что в народе бы после случившегося прозвали каретой-драконоборцем. Он не знал кто такая Аста, как и не знал зачем ему сейчас ведьма, а при упоминании о Флинте так и вовсе болезненно поморщился, вспоминая встречу с "кровавым бараном", который на первых же переговорах назвал его посмешищем, а не союзником, да еще и разоружив влепил по животу. Так что слушать какую-то фифу с пиратского острова, с которой видимо познакомился в бытность пленным, а потом благополучно забыл, Мориа не собирался.
- Твой капитан в дне пути на корабле и в двух днях верхом на лошади по суше, а скорее всего, приближается с флотом головорезов к моей гавани, - ответил Леонард, морщась и с трудом поднимаясь на ноги после падения и оглядывая мельком труп без одной ноги и руки да с явным недостатком внутренностей, которые, скорее всего, разлетелись из живота бедолаги, разрезанного когтями дракона,  в процессе полета. - А на сколько мне известно Олден спалили за несколько часов, - Мориа коротко зарычал от боли сквозь зубы и выдохнул, коротко взглянув на девушку с явным недоверием. - Так что плохой план.
"Времени нет!" - граф переступил через изуродованный труп одного из его горожан, думая краем сознания насколько бы подошла голова в карете к этому телу, пока остальная часть сознания сгорала от любопытства из-за судьбы лошадок. Шокированного до нельзя после встречи с драконом Лео и правда сейчас интересовало "смогли" или "не смогли" его лихие товарищи, но узнать это у него не вышло, ибо он заметил, бегущую из покореженных ворот замка, гвардию, вернее её остатки, во главе с шателеном. До них было чуть более двухсот метров, но Леонарда это нисколько не смущало.
- ГАВАНЬ! - заорал граф, указывая в сторону гавани рукой. - КОРАБЛИ! - добавил он и, тряхнув головой да сцепив зубы, бросился постепенно ускоряющимся бегом в сторону ближайшего поворота. - ЖДУ ВАС ТАМ! - последний раз крикнул мужчина своим людям и, не обращая более внимания ни на них, ни на незнакомую девицу, которая скинула его с кареты минутой ранее, бросился бежать.
Уводить людей была не его и точно уж не её задача. Этим займется стража и сами люди, а вот что граф обязан сделать, так это отвлечь ужасное создание от своего города, который мог вот-вот получить пушечный залп из орудий пиратских кораблей - это Мориа ждал с огромным опасением, ибо тогда все и правда будет кончено. В голове его появились лица домашних слуг, затем милое и вечно по взрослому строгое лицо Илэйн, а после отчего-то всплыла в сознании и Жозефина, и Антуан, имена которых были и сейчас написаны на пустых гробах в фамильном склепе, в конце концов, разъяренное появилась разъяренная моська Иви, что кидалась в него вазами и ругалась подслушанными от него же "грязными" словами. Улыбка тронуло лицо Леонарда, который почему-то предался таким лишним в этот момент воспоминаниям, но заряжаясь от них волей и решительностью, а всего-то и стоило подумать о разоренном родном городе да позволяющей себе ругательства сестре...
"Стоп" - стукнуло сердце.
Лео похмурился, чуть замедляя свой бег в направлении гавани. Какими бы не были разгульными девицы в Сент-Массоне, но почти каждая знакомая оттуда относилась к нему либо с пренебрежением, видя не закаленного богатенького мальчика, либо с своеобразной лестью, надеясь выскочить за этого самого богатенького мальчика. Однако, никто из последних не мог позволять себе подобных выходок, никто бы из них не спросил это ироничное в той ситуации "скучал", и никто бы не кричал ему со злостью и волнением, перепрыгивая с лошади на карету, дабы спасти дракона. Нет, девушка явно пыталась спасти его, рискнув и собственной жизнью, причем очевидно не из побуждения получить доступ в казну Неаля, который вот-вот спалят дотла. "Этого быть не может!" - меткой стрелой воткнулась в разум догадка. Сиганув через небольшую ограду - вот она проблема упасть с кареты в богатом квартале - мужчина подбежал к двери - он желал сократить свой путь через дом, а не оббегать его, тратя время и силы на лишние шаги. "А если да?" - ударился Леонард плечом в дверь, зная уже заранее, что та закрыта. Он резко обернулся, впервые за долгие годы в глазах не сверкала дерзость, а рот не выражал фирменную нагловатую усмешку. Напротив, смятение и волнение отражались на взмыленном лице графа то ли от бега, то ли от боли во время того же самого бега. Кончик языка высунулся, задумчиво касаясь центра губ, а затем, склонив голову набок и рот приоткрывая, мужчина указал в её сторону пальцем. Да так и застыл на пару секунд, разглядывая лицо и понимая, что это и правда его сестра, отчего в жилах стыла кровь от самой невероятной стадии волнения, когда мы боимся из-за увиденного и дышать не решаемся, но в тоже время сердце отбивает в груди походный марш.
- Я имею честь говолить с глафиней Молиа? - слабо улыбнулся мужчина, все еще не шевелясь и не веря своему счастью.
В детстве сестра плохо выговаривала букву "р", отчего Леонард, решивший, что так оно гораздо милее и забавнее, шел наперекор матушке и воспитательницам, которые пытались помочь девочке и точно так же "разговаливал" с младшенькой и всеми-всеми домашними, даже на приемах балуясь, коверкая фамилии знатных виконтов и баронов, вернее, "балонов". К сожалению, потом сестра-таки поборола речевой дефект, но вот шутка осталась, правда, уже между ними. Ко всему прочему, Лео еще с детства называл Иви графиней, ибо не верил, что сестра и правда сможет оставить его ради выгодного брака, однако, с возрастом все меняется...
- Ты растолстела, - оглядел Лео сестру и улыбнулся шире, наконец-то оживая и потрясая в воздухе пальцем, который уже несколько секунд как указывал на девушку. - Мы позже поговорим! Сейчас надо увести это чудовище из города, - пришел он в себя, стирая ухмылку с лица и разворачиваясь к двери, - в гавани шесть готовых к отплытию кораблей с пушками на борту, отплывем веером и буд..."ем палить из пушек куда попало, отвлекая его внимание"
Нет, судьба явно решила сегодня поиздеваться над разговорчивым графом, который в процессе диалога попытался вышибить дверь ногой, а та внезапно возьми и откройся.
Леонард уже не в состоянии остановить удар, знатно так влепил воздуху перед собой, отправляя его в нокаут, а сам ступая на дощатый пол. Он бы занял стойку рыцаря, преклонившего колено, да только вот незадача, ступня высокого сапога была смочена кровью того бедолаги, которого он недавно перешагивал и сейчас, опустившись на вычищенный пол довольно богатого дома, нога поехала вперед, заставляя хозяина лицо вытянуть да брови вверх взметнуть, а затем громко ахнуть и выругаться:
- Да чтоб тебя... - ладони уперлись вниз, не давая завершить неожиданный шпагат, который и без того приносил боль. - Иви, Иви, Создателем заклинаю, подними меня! - пищал граф тоненьким голоском с напряженным и красным лицом, на котором играли желваки, а картину столичного художника "приплыли" дополняли выпученные глаза, что не замечали слугу рядом с дверью.
В этот самый момент вновь послышался рыкокрик дракона, что решил снова что-то или кого-то подпалить, намекая всем жителям, что улетать просто так не собирается.

Кубики + счет

Решается судьба легендарных лошадей, запряженных в карету-драконоборца, ну и поведение Беззубика между делом.
Четное: Бил, Адам, Эдвард, Ричард, Шоня и Плюша - имена лучших в мире лошадок - таки смогут проскочить, даже лишенные кучера. Таким образом дракон погонится за ними и ущерб Неалю будет не таким большим.
Нечетное: Элитный отряд не сможет без седьмого брата и дракон их сожжет_сгрызет - нужное подчеркнуть, окончательно убив ценного пассажира.

[dice=9680-9680-5808-36]

Список причиненного ущерба для Флинта (тут, дабы не забыть):
- Поломанные ворота и разрушенная башенка х1
- убитый стражник х1
- убитый горожанин х1
- сожженный рынок х1
- поломанное ребро (плевать, что это сделала моя сестра. Она теперь пиратка, а за них ответственен ты, следовательно тебе и лекаря искать) х1

Список будет пополняться

Отредактировано Leonard Mauriat (01.02.2017 01:45:08)

+4

5

http://sd.uploads.ru/VKBHl.gif
Я не изменник, не вини меня,
Хотя разлука - признак охлажденья.
Что, душу я в твоей груди храня,
Покинул сам себя без сожаленья.
Но тут мой дом, и я вернулся вновь,
И более отсюда я - ни шагу:
Не износилась по пути любовь,
И пятна смыть свои принес я влагу.
И пусть порок течет в моей крови,
Но все ж не столь мои ужасны пятна,
Чтоб драгоценный дом своей любви
Я променял и не пришел обратно.


Что с вами случится, если ваши надежды в один единственный миг пойдут прахом? Если все крупицы воспоминаний, которые вы бережно хранили, холя и оберегая, разлетятся по полу хрустящими под ногами осколками?
Иви смотрела на брата так, словно пыталась в эту самую секунду запечатлеть его образ в своей памяти навсегда. Здесь. Сейчас. Не упустив ни одной детали. Ей было тяжело дышать, всё её тело болело после не слишком удачного даже по её меркам падения, но, сколько бы она себя не уговаривала, взволнованный взгляд оторвать не получалось. Последний раз подобное она замечала за собой в тот злополучный день, когда Леонард уплывал на учебу, надолго её покидая. Тогда её мучили ужасные предчувствия, переворачивая всё внутри и стягивая в тугой узел. Теперь же она испытывали нечто вроде удара в солнечное сплетение. Ей хотелось кричать от обиды, но она лишь чуть приоткрыла рот, чтобы в ту же секунду его закрыть и быстро отвернуться в другую сторону, разрывая зрительный контакт.
Он не узнал её. После всего, что они пережили. После того, на что она шла ради него, переступая через собственные мечты и желания, и его глупых планов мести. Он её не узнал. Да как он посмел! Девушка раздраженно передернула плечами и сделала такой глубокий вдох, что аж ребра заболели.
- Моего капитана зовут Тристан Холланд, придурок. И он явно не собирается на тебя нападать, к сожалению… - спина Лео, который убегал уже куда-то сломя голову, не потрудившись даже поблагодарить за спасение, не была слишком уж впечатлена её пламенной речью. Иви закусила губу до крови, чтобы сдержаться и не натворить глупостей. Брата можно было понять. Вокруг гибнут люди, горит его драгоценное имущество, любимый замок. Какое ему дело до какой-то девчонки, которую он удачно сбыл с рук? Успешно, так сказать, устроил будущее милой сестрицы, передав собственному другу, который, какая удача, был очень перспективным пиратом. Даже в её мыслях все эти детали имели какой-то излишне ядовитый оттенок. Но это всё глупости. Мориа и сама прекрасно понимала, что все её нелестные думы вызваны лишь горечью от сумбурной встречи. На что она надеялась? На радостные крики и объятия? Они больше не дети, им впору уже самим растить детей, к чему лишние сантименты? Ей бы хватило обычной улыбки. Той самой его знаменитой улыбки, которой он награждал каждую её проделку. Когда-то он ужасно ею гордился, а теперь…
Она сделала один неуверенный шаг, пытаясь сделать над собой усилие, чтобы пойти за Леонардом. Чтобы между ними не происходило, нужно было спасать людей. Спасать всё это. Да еще и так, чтобы дракон Асты не пострадал. Тут уж неизвестно, чьи пытки будут более извращенными. И ведьма и Флинт найдут способ сбить спесь с лорденыша так, что он навсегда запомнит тот день, когда случайно перешел им дорогу. Даже если он сделал это совершенно случайно. Нужно было собраться и сделать всё так, чтобы сократить потери с обеих сторон.
- Я имею честь говолить с глафиней Молиа? – старший помощник капитана пиратского корабля «Рассвет» не мог позволить себе сейчас улыбку. Но то, что тридцатилетний мужчина не придумал сейчас ничего лучше ЭТОГО, серьезно выбивало из колеи здравого смысла. Иви только что отправила все свои детские фантазии о счастливой встрече любящих друг друга брата и сестры на задворки своего сознания. И в скором времени возвращать их не собиралась, сосредоточившись на более важных сейчас вещах. Она была собрана и серьезна, словно ей предстоял бой.
- Ты имеешь честь говорить с той, что пару минут назад спасла твою жалкую шкуру, салага. – она была оскорблена в лучших своих чувствах и в скором времени братцу не стоило даже надеяться на прощение. Разве что…
- Ты растолстела. – Тристан бы разбил ему физиономию за такие слова. Даже не посмотрел бы на то, что перед ним его друг.
«Ох, Иви, держись. Держись, Иви. Ты сможешь…»
- А у тебя на лице издохла больная чем-то кошка или ты решил отрастить бороду? – девушка злобно прищурилась и сейчас множество людей, которые её знали, бежали бы от неё словно от огня, потому что даже воздух вокруг Иви буквально пылал от накала эмоций. Будь на месте Леонарда кто-то другой, она бы уже давно не сдержалась и принялась мутузить изо всех сил. Сбила бы себе кулаки, выбивая дух из тщедушного тельца за каждое дерзкое слово, что он посмел произнести. Но это был её брат. А, насколько она сейчас помнила, этого гада она любила, если забыть о том, что он только что нёс и как её радушно встретил. Потому, скрепя сердцем, был вынесен вердикт о временном помиловании и перемирии на то время, пока не будет решена проблема. А потом… Хорошо бы, если бы к тому времени граф Руашира сообразил, что он не так сделал и приготовился извиняться.
…в гавани шесть готовых к отплытию кораблей с пушками на борту, отплывем веером и будем палить из пушек куда попало, отвлекая его внимание.
- Мне мой план нравится больше. В компании с Астой и Флинтом мне было бы спокойнее, но это твое графство и твои люди. Тебе и решать. – Иви посмотрела по сторонам и пожала плечами, раз Лео так решил, значит, нужно двигаться в сторону порта. И не особо задерживаться, потому что, судя по реву дракона, ему владения старшего Мориа пришлись по вкусу. В прямом и переносном смысле. Она уже хотела что-то спросить, с трудом припоминая в какую сторону нужно бежать, слишком много времени прошло, когда братец самым нелепейшим образом грохнулся на пол, растеряв тут же свою спесь, которая была его второй одеждой.
- Да чтоб тебя... Иви, Иви, Создателем заклинаю, подними меня! – спасительница, на которую Леонард так сейчас надеялся, смерила его насмешливым взглядом, словно узрела забавную говорящую зверюшку, застывшую посреди улицы в сложном кульбите. Видимо, именно такие вещи в узких кругах кличут кармой. Нужно было думать, что говоришь сестре.
- О, милый… Знаешь, как у нас на острове учат детишек плавать? – её улыбка сейчас говорила о многом. Например, о том, что она безумно рада тому факту, что Лео вытирает самым безобразным образом пол… - Их выбрасывают из лодки и отказываются помогать, чтобы страх смерти заставил их грести. Так вот, мой славный малыш, если я тебе сейчас помогу… То как же ты научишься плавать?
Новый рев, доносящийся с улицы, заставил её прекратить издевательства над братом и подать ему руку.
- Ладно! Так уж и быть! - Лео тяжело поднялся, умудрившись едва ли не опрокинуть саму Иви на пол. Случайно или специально? Трудно было понять. Сомнительно, что он решил пошутить в такой момент для своих владений. Нужно было спешить. – Веди, я не помню дороги.

Отредактировано Evie Mauriat (01.02.2017 06:49:09)

+3

6

Meglio vivere un giorno da leone, che cento anni da pecora! (с)

Как бы было просто, если б мы умели отматывать время вспять или хотя бы забирать свои слова назад. Порой одна ситуация отвлекает нас от другой - гораздо более важной - мы стараемся сосредоточиться и сфокусироваться на проблеме, а в итоге пропускаем то, что происходит вокруг нас. Банально не замечаем родных или, чего доброго, срываемся на них не слыша собственных слов.

В жизни каждого случалось подобное, однако, для легкомысленного Леонарда, который говорил, делал, а потом только думал - не узнать любимую сестру, что аж скинула его с кареты, было в порядке вещей. Он и в молодые годы во время войны был таким, не умеющим отвлекаться от дела, теряя внимание и слова близкого человека в ворохе мыслей и планов. К сожалению, за прошедшие годы видимо ничего не изменилось, наглядно демонстрируя, что люди-то меняться могут, а вот Леонард Мориа - нет.
Глядя на недовольное лицо Иви, Лео уже явственно понимал, что ему знатно влетит за эту "оплошность". "Подумаешь, не узнал! Вымахала аки северянка, - оправдывал себя непутевый брат, стараясь сравнивать образ четырнадцатилетней сестры с двадцатипятилетней, к слову, маленький ангелочек с трудом ассоциировался с женщиной, которая была немногим ниже Леонарда и явно выше всех неальских леди. - Потому-то и растолстела! - уже разворачивался Лео к злополучной двери, махнув ладонью на девушку, которая кичилась тем, что жизнь его спасла". Однако, сидя на почти завершенном шпагате Мориа уже забыл думать о том, кто из них прав, а кто виноват, праведный пыл его тут же по угас, глаза же по детски жалобно посмотрели в лицо Иви, вновь отмечая как сильно последняя изменилась. Здесь все еще узнавались родные черты, но лишь потому, что пиратка была похожа на отца и мать, ибо от той самой "глафини Молиа" не осталось и следа. Мужчина не мог поверить, что и он для сестры является столь же необычным, "дохлая кошка" на его лице умирала еще до её отъезда, пусть и не в таком виде; рост и мускулатура, пусть тоже перетерпели изменения, но не столь кардинальные.
- Нашла время про детей-утопленников рассказывать! - зло прошипел "славный малыш", который пытался подцепить землю носком левой ноги, дабы согнуться в колене и уж встать самостоятельно. - Я как-нибудь потом плавать научусь, ибо сейчас явно не тот момент, - Лео уже понял, что где-то там задел гордость сестры, а может, и какое другое чувство, однако, у него не было времени "уворачиваться от ваз".
Дракон видимо был полностью согласен с бедолагой и Иви таки сменила гнев на милость, ухватив брата за плечи, помогая подняться на ноги, одна из которых коленом чуть ударила икру злой пиратки, из-за чего последняя едва не обрушилась вместе с Лео на дощатый пол.
Всю эту нелепую сцену наблюдай седой мужчина с сухим морщинистым лицом, впалыми в рот губами, однако, с необыкновенными мудрыми глазами, к коим то и дело прислонялся лорнет. Стоило Лео пробормотать сестре "спасибо", а Иви сказать о дороге, как старик, которого в равной мере можно было принять как за слугу, так и за хозяина ожил и встрепенулся, цепко хватая графа за руку.
- Ох, Ваша Светлость, вы таки соизволили пожаловать, - торопливо заговорил старичок. Его изогнутая, словно у цапли, шея не давала старичку нормально смотреть в глаза брату и сестре, когда те стояли столь близко, однако, он с усердием разглядывал их лица и фактуры, кивая и в чем-то утверждаясь.
- Извините, любезный, у нас времени нет, - произнес Леонард, пытаясь вежливо забрать свою руку, но старик ни на слова, ни на жесты внимания не обратил, а лишь активнее закивал.
- Да-да, я понимаю, я все понимаю, - продолжал бубнить странноватый слуга, протягивая последние слоги у каждого слова. Внезапно он дернул головой в сторону девушки, причем столь резко, что его шейные позвонки захрустели. Вновь приложив к глазам лорнет, он за ахал и за охал, подходя к Иви и пытаясь поймать её ладони, чтобы рассмотреть пальцы, а затем внимательно изучая лицо. - Никак леди Мориа стоит на пороге моего дома?! Ну да, ну да, вылитая покойная графиня. Вылитая! - кивал старичок, не замечая общего напряжения, которое тут же отразилось на лице родственников.
О том, что сестра Лео жива знали сущие единицы и то, большей части на острове, а тут - "да кто он вообще такой?" - начали звенеть тревожные звоночки в сознании аристократа, который уже искал шпагу, дабы провести допрос на месте, да только излюбленного оружия не было, как не было и кинжала в сапоге, и даже графской цепи, ибо она валялась где-то на месте падения парочки.
- Ох-ох! Не спешите задавать мне и себе вопросы! - вдруг засуетился старичок, резко развернувшись и устремляясь вглубь дома по коридору. - У нас же нет времени, как вы сами говорите. В гавань, дорогие мои, в гавань! - чудак семенил ногами довольно быстро для своего почетного возраста, открывая дверь не на выход, а в какой-то погреб. - Я проведу вас более быстрым и безопасным путем!
Он замахал сухенькой ручкой и зашагал вниз по лестнице, снимая небольшой фонарь со свечей внутри.
Лео переглянулся с сестрой, ибо его мучили сомнения относительно всего происходящего, даже казалось, что он на деле умер. Вдруг он ущипнул Иви за бок и тут же кивнул сам себе, как только увидел реакцию девушки.
- Значит не в отключке, - заключил Леонард, который уже разглядывал темную лестницу. - Будь у меня лорнет я бы тебя тоже сразу узнал, - произнес Мориа шутливо, не сдержав улыбки, хотя до смеха времени не было. - Надо идти за ним, может статься, что знает еще кто-то.
Держась за бок, граф ничтоже сумняшеся пошел следом за стариком, надеясь, что ни у кого не хватит ума устроить им западню прямо во время нападения дракона. Не взирая на то, что все это походило на цирк, где ему была отведена роль жертвы, которая "клюнула на наживку", Лео даже не усомнился в случайном приезде сестры, в случайном нападении дракона, в случайной встрече с неизвестным стариком, который вел его в подвал. Почему? Все просто - он верил Иви и знал, что последняя могла бы хорошенько избить его в порыве злости, но никогда бы не подвергла брата опасности.
- Так что это за Аста, о которой ты так твердишь? - задал вопрос Леонард в пол голоса, спускаясь по последним ступенькам.
Выйдя в темный подвал или погреб, где уже скрипел ключом старичок, граф огляделся. Повсюду были бочки и ящики, сквозь тьму виднелись полки с соленьями да различного рода сосудами. Взяв со стены факел, Мориа, держась за больной бок, что уже начинал ныть, нетерпеливо окликнул старика:
- Кто вы такой и откуда зна...
Договорить ему не дали, ибо послышался жуткий скрип массивной двери, перебивающий графа, что в этот момент провелся ступней по полу, хмурясь от обнаруженного - "трещин нет, значит обрабатывали горную породу. А почему я об этом не знал?"
- Это здесь было еще до вашего отца, и даже его отца, Ваша Светлость, - проговорил старичок, смотря с сторону Леонарда. - Впрочем, все ваши предшественники знали об этом месте, правда, из-за вашего похищения в столь раннем возрасте и ужасной трагедии, механизм "от отца к сыну" - дал сбой, - странный неизвестный взял в руки фонарь и зашагал по открытому коридору, махнув дряхлой рукой, дабы молодежь шла за ним. - Так уж повелось, что фамилия де Мориа всегда играла за черный цвет на шахматной доске, - говорил мужчина, ступая по витиеватому коридору в виде шахты, - К слову, наши морские братья стали вашими союзниками гораздо позже нас, - старик вещал какой-то бред, а Леонард уже давно переставший осознавать происходящее в этот день лишь внимательно слушал, бросая внимательные взгляды на ответвления и не веря, что под его столицей есть такая сеть туннелей.
- О ком вы говорите? - зацепился слух графа за это "нас", а после шепотом обратился к Иви, - Если что случится беги в замок и предупреди кого-нибудь из стражи.
Разумеется, Лео не доверял незнакомцу, но чутье подсказывало, что пройти мимо не лучший из вариантов, да и старик явно знал больше, чем говорил.
- О ком, милорд? - послышался короткий вопрос, сказанный как пить дать с усмешкой на губах, хотя подозрительный чудак с лорнетом и фонарем даже не обернулся. - О ворах и убийцах, о контрабандистах и разбойниках, - скрипучий голос приобрел некоторую твердость и гордость, разносясь эхом по коридору. - О тех, кто помог вашей семье добиться всего, что вы имеете нынче, а теперь, мои дорогие, нужно платить долги, - старичок засмеялся, почуяв спиной, как двое родственников напряглись. - Не переживайте, не переживайте, наши условия будут не такими страшными, да и вести переговоры мы умеем, - мужчина обернулся через плечо, смерив Лео таким взглядом, что тот тут же понял - "знает".
"Причем знает даже об этом ударе! Но откуда? - Мориа закусил губу, чуя опасность, ибо слишком уж внезапно на него обрушилось известие о еще одном игроке - Воры и убийцы? Впрочем, глупо удивляться, учитывая наш лес". Восточные земли всегда кишели бандитами и если Суфолк страдал от пиратов, то вот Руашир не мог совладать с разбойничьей напастью. Множество дорог и лишь одна надежная и охраняемая.
- И что это за условия? - задал новый вопрос Лео, не замечая как от волнения кусает нижнюю губу.
Незнакомец совершил очередной поворот и внезапно послышался грохот сверху, отчего с потолка посыпался песок.
- Мы позже все обсудим, мои дорогие, - старик ускорил шаг и покачал головой. - А пока надо отогнать это не в меру свободолюбивое создание от города, - впереди показалась массивная дверь и мужчина, сказав "почти пришли", продолжил - Нам уже удалось передать весть Эдварду об этом безумии, надеюсь, вовремя, однако, не известно как скоро он прибудет, - старик зазвенел ключами, подыскивая верный, попросив при этом Лео "посвятить факелом", а Иви "подержать фонарь". - К сожалению, более я ничего не могу, лишь пожелать вам удачи.
Дверь распахнулась и они оказались перед очередной темной лестницей, правда, многим короче предыдущей. По звуку волн и скрипа досок, Лео сразу понял, что они где-то в гавани, однако, мысли его не могли совместить все происходящее и думать обо всем сразу; сестра, неизвестный старик в его городе, подосланный шут знает кем, нападение дракона - из этого списка сердце по-настоящему волновало последнее, ведь от этой ужасной твари страдали его люди и нужно было что-то делать. Поэтому-то при очередном жутком крике дракона, извергающего где-то порцию пламени, Лео резко сорвался с места, побежав вверх по лестнице, пробормотав нечто невнятное.
- Приглядите за ним, миледи, - ухмыльнулся старик, забирая свою лампу из рук девушки.


Распахнув дверь, Лео оказался в самом конце пристани, прямо на бревенчатом мостике, от которого шла нетвердая лесенка к гавани. Мужчина, буквально взлетая по ней, окинул взором происходящее вокруг, корабли все так же стояли на своих местах, однако, его люди уже поднимались на борт некоторых судов. Светлые глаза, стараясь не задерживаться на столбах дыма, который то тут, то там поднимались от родного сердцу города, словно язвы на теле больного, выхватили из мелькающих фигур солдат и матросов с выражением ужаса на лицах шателена, который раздавал команды.
- Дуй за мной сестрица и молись, как бы нас не сожгли раньше времени! - Лео при первом же слове, бросил факел в воду, а затем схватил ладонь Иви, утягивая её за собой. - По хорошему бы тебе личиком не святить, но будем надеяться, что больше таких старичков не встретим, - граф замахал рукой и громко свистнул шателену. - Ты же у нас теперь плаваешь с Тристаном? Вот и отлично! - Леонард противоречил себе, ибо в свое время узнав об этом сочинил целую гневную тираду Иви о том, что если ей снесет голову ядром, то он её племяшей, которые уж точно когда-нибудь у него будут, назовет в честь того самого регента и всей его семейки властолюбцев. - Будешь помогать мне распределять команды, а после - Лео коротко усмехнулся. - После мы поплаваем!
Подбежав к командиру личной гвардии графа, Лео выслушал краткий доклад о том, что людей набралось только на три корабля, однако, один уже готов к отплытию.
- ... что капитаны? - спрашивал на ходу Леонард, поднимаясь на палубу своего корабля.
- Команды смешаны и набирались в спешке, лишь на "Ласточке" капитан присутствует, - отрапортовал шателен, выбегая чуть вперед, чтобы не пропустить ни единого слова графа.
Лео кивнул и ступив на палубу перегнулся через перила и найдя Иви взглядом засунул два пальца в рот и громко засвистел, а затем закричал, перебивая общую суматоху своим голосом:
- Стройняшка! - назвал её на манер старика Лео. - Планы изменились! - он указал рукой на соседний от его судна корабль. - Бери людей и подготовь "Призрак" к отплытию! Как только сможешь выходи из гавани! - кричал Леонард, надеясь, что сестра не будет злиться на командный тон, ибо по другому он кричать банально не умел. - Через сотню метров открывай огонь в воздух!
"Удачи!" - подумал Лео, провожая младшенькую взглядом и не хотя отворачиваясь. На вопрос шателена "кто это такая", он отвечать уже не стал.
- Рубите швартовы, отплываем как есть! - прокричал команду своим людям Лео. - Убрать якорь, поднять паруса! - сыпались команды из капитана, что уже и забыл думать о сломанном ребре и лично помогал ставить кливер и стакселя.
И все-все пришло в движение. Матросы вперемешку с солдатами, принялись выполнять команды, слушая то шателена, то Леонарда и уже через всего лишь минуту фрегат графа, сопутствуемый ветром выдвинулся из бухты.

+5

7

А за морем на черной скале
Змей серебряный кольца плетет.
Самоцветы горят в серебре,
Змей крылатый желанную ждет, -
Он свою нареченную ждет.
Обреченную ждет.

Суфолк. За шесть часов до нападения на Неаль.

Когда дети покидают отчий дом это радость и счастье. «Свобода» кричат родители и начинают отмечать долгожданный отъезд отрока…конечно если это нормальные родители с нормальным ребенком, а не с драконом…Неуправляемое, свободолюбивое существо, слушающееся только двух людей на всем белом свете, не должно было покидать свой дом. Никогда. Не при каких обстоятельствах…
Прошло три дня со свадьбы Эдварда и Ивон. Три долгих дня холода между ведьмой и пиратом, три дня молчания и абсолютного недопонимания. Аста нашла утешение в Боунсе, которого забрала с собой прямо со свадьбы. С ним они нашли погреб графа, где прятались самые важные вещи Суфолка – вино. Сколько они выпили ведьма даже не представляла, не представляла она и чем занималась, поглощая алкоголь, в голове образовались провалы.
Так или иначе. Три долгих дня Аста и Эдвард не говорили, полностью избегали друг друга, а ведьма и вовсе делала вид, что он для нее умер. Женская ревность… На третий день, обозленная на весь белый свет и в первую очередь на Флинта, который должен был подойти и извинится первым, ведьма отправилась туда, где по ее мнению, ее всегда поймут и поддержат. Она отправилась к дракону…

- Он улетел, - именно с такими словами Аста ворвалась в кабинет, где Эдвард проводил большую часть времени. – Ты слышишь меня?? Дракон улетел! – Аста захлопнула за собой дверь и с ненавистью посмотрела на капитана. Она винила его. Так было проще. Как и любое существо, связанное со своим хозяином, дракон чувствовал неладное. Конечно ему было проще сбежать, чем выслушивать постоянную ругань «родителей».  – Оторвись от своих чрезвычайно важных дел, - напирала ведьма, в принципе понимая, что Флинт заинтересован в поимке дракона так же как она, но все же продолжая рычать на него.

А ведь все начиналось так хорошо. Захватив с собой очередную бутылку вина, ведьма отправилась в пещеру, где жил дракон. Под его теплым крылышком Аста намеревалась уснуть и больше никогда не просыпаться. Потом ей в голову пришла мысль улететь вместе с ним, оставив Эдварда и его пиратов разбираться в своей войне самостоятельно. Пусть ему помогает жена. Почему нет? У нее были еще какие-то планы, мысли, затуманенные кучей алкоголя, но все это выветрилось, как только Аста зашла в пустую пещеру. Дракона нигде не было. И тут нельзя было спихнуть все на плохое зрение. Это существо было отлично видно и за километр.

- Мы должны найти его, - задыхаясь, продолжала Аста. – Его нельзя отпускать одного, они убьют его, - да…материнский инстинкт никуда нельзя было деть. Ведьму больше волновала судьба дракона, чем людей, которых тот мог сожрать. Не сказать, что ей полностью было наплевать, но не сильно она о них и беспокоилась. – Он не мог улететь далеко.

+4

8

- Что значит улетел? – Флинт не сразу понял смысл сказанных Астой слов, видимо, головная боль от большого количества выпитого рома давала о себе знать. В этом гребанном кабинете Флинт просиживал штаны более трех часов, стараясь отвлечься, читая старые записи графа, который был ещё до убитого капитаном Тарквина, но в последние десять минут поймал себя на мысли, что читает уже который раз подряд одну и ту же строчку.
Ко всему прочему, с ведьмой они не разговаривали с момента того разговора, когда Флинт объявил ей о своих намерениях. Слова учтивого, можно сказать – сухого приветствия за разговоры не считались. Парочка разве что не игнорировала друг друга по той причине, что знали – рано или поздно кто-то из них начнет разговор первым. Это, может быть, как сама Аста, так и Флинт. Оба могли переступить через гордость, и извиниться, всё же, долгие двенадцать лет отношений накладывали определенный отпечаток на их характеры.
И уж точно Флинт не думал, что первым сказанным Астой словом будет подобный крик души. Однажды она просто пришла к нему с бутылкой вина, ничего не сказав, и поцеловала. Флинт в тот момент и думать забыл о былых обидах, вспоминая собственные слова, сказанные ей несколько лет назад: если она испытывает счастье, то и он полностью доволен всеми обстоятельствами. Но сейчас эта женщина больше походит на огненный вихрь, сметающий всё на своём пути, он был способен превращать безмятежный настрой капитана в точно такую же стихию.
Спрашивать как это произошло было бесполезно, но Флинт обязательно задаст подобный вопрос чуть позже. Одно дело, если бы Аста не была создателем этого чудовища, которого они оба считали своими сыном, для ведьмы в особенности это было важно.
«Как можно вообще упустить огромное животное?» - Промелькнула мысль в голове Флинта, на какой-то момент ему показалось, что Аста сделала это специально, дабы насолить неугодному любовнику. Женщина, несомненно, изобретательна в своей мести, но не глупа. Дракон был не только возможностью удерживать свои позиции в Дортоне и завоевывать новые территории, но и гарантов, что их жизни будут в относительной безопасности. Сейчас, без дракона, их шансы обратились в пепел. Флинт сильно сомневался, что группа неподготовленных людей, даже вояк, способны убить дракона, которые считались вымершими уже несколько веков как. А вот тот факт, что дракон решил поохотиться в землях, где пиратов ещё не было, был весьма вероятен.
Оба буквально бегом спускаются вниз, Флинт приказывает разыскать Боунаса и приготовить двоих самых быстрых и выносливых лошадей. Кто-то пытался уговорить капитана выиграть время и отправиться на «Завете» - их корабль всегда был готов к отплытию, к тому же, совсем недавно был закончен его ремонт, они смогут настигнуть дракона уже через несколько часов. Донесения от разведчиков уже начали поступать, они сообщали, что дракон сначала отправился на север, но потом резко развернулся и устремился на северо-восток, прямо в Руашир.
- Мы поедем по тракту, пусть разведчики посылают воронов. – Боунс прибыл как раз вовремя, Флинт уже думал, что его первый помощник отправился развлекаться в борделе, раз Аста променяла его общество на дракона. – Укрепите оборону города и подготовьте все корабли к отплытию.
- Каков курс? – Спрашивает Боунс, превосходно зная ответ своего капитана, этот вопрос был задан скорее из растерянности.
- Сент-Массон. Олден не будет готов к осаде королевской армии, если они придут так скоро. – Флинт садится на коня, поправляя на поясе саблю. Бросив тоскливый взгляд на Асту, он отдает последнее указание перед отбытием. – За девчонку отвечаешь головой. – У него был давний план сразу же отправить Ивон на пиратский остов, там она будет в большей безопасности, чем родном городе, особенно сейчас, когда пираты в панике могли перебить всех местных жителей, в том числе под горячую руку подпадет и наследница благородной семьи. Хотя, кого озаботит приказ капитана, если дракон им больше не подчиняется и эти двое могут не вернуться из опасного путешествия.
- Удачи. – Прохрипел Боунс, пожав руку капитану, и тот на пару с Астой устремились как можно быстрее из города.
Флинт не боялся местных жителей, которые могли встретиться им по дороге, этих червей Аста могла поджарить даже не моргнув, его волновала сама Аста. Девушка была целиком и полностью зависима от дракона, Флинт не был бесчувственным дураком, и чувствовал, как буквально держалась Аста за это существо, ещё со времени их совместного пребывания на Драконьем острове. Что же пошло не так, очевидно, что дракон улетел из своего убежища в тот момент, когда рядом с ним находилась Аста. Это существо безоговорочно слушалось их, порой даже магии не требовалось, чтобы успокоить разбушевавшегося после боя дракона.
Однако, спрашивать её об этом Флинт не собирался, та самая гордость не позволяла не проронить ни единого слова. Да и говорить, скача галопом, весьма неудобно, у них мало времени, если дракон нацелился на один из городов Руашира, то у них будут проблемы и с местным графом, переговоры с которым были не просто сложными. Невозможными. Флинт хорошо помнил этого мальчишку, который хотел попасть к нему в команде, но тогда в Мориа говорило далеко не желание стать морским разбойником. И сейчас капитан не желал о своём решении. Мориа пригодился ему в другом амплуа.
Первое послание они получили через три часа пути, подбираясь к границе с Руаширом. У них не было какой-то готовой легенды, и им придется ехать в объезд аванпоста, которые были расставлены на всех больших дорогах по указу короля. Флинт знал, что Леонард также выполнил это указание, и убивать его людей не собирался. На тонком пергаменте было выведено два слова: «Он у Неаля». Кажется, проблемы ведьмы и капитана ещё более большие, чем казалось на первый взгляд. Флинту ещё не хватает лишиться пока что единственного союзника из числа лордов.

+3

9

- То и значит! Дракон улетел. – Асте захотелось добавить «Ты тупой!?», но она прикусила язык, понимая, что этот момент не самый подходящий для очередной перепалки. Сейчас у них были дела поважнее, чем выяснение отношений.
Флинту не пришлось разжевывать всю ситуацию с пропажей дракона, он хоть и был рыжим предателем (как теперь его называла Аста), но все-таки не был глупцом. Несколько минут и они уже спускаются вниз. Эдвард раздает указания, ведьма же следует за ним, зная, что сейчас от нее никакого толка.
Через еще пару минут прибежал Боунс, главный помощник Флинта, которому тут поспешил раздать указания. Ведьма смотрела на мужчину с легким прищуром, пытаясь понять по его выражению лица, не чувствует ли тот себя неловко после того как был вынужден уйти со свадьбы своего друга с его любовницей. Хотя кажется тот был слишком растерян для таких мыслей сейчас.
- Удачи. – пожелал им Боунс и ведьма, и пират отправились спасать своего домашнего питомца от злых людей.
Конечно это звучало смешно, но Аста на самом деле беспокоилась о драконе словно люди могли причинить ему боль. Она знала, что обидеть его не так уж и просто, но легче от этого совсем не становилось. Она могла потерять его…мысль об этом не давала ведьме покоя, словно она могла потерять часть себя. Руки, держащие поводья, предательски тряслись. То и дело она поглядывала на Эдварда, но молчала, обиженная на пирата еще больше. Он мог бы оказать ей хотя бы какую-то поддержку. Ведь из-за него и его интриг и улетел дракон, не выдержавший всего этого безумия.
- Он у Неаля? – прочитав послание, Аста наконец-то вздохнула с облегчением, понимая, что дракон находиться не так уж и далеко. Только вот выражение лица Эдварда противоречило ее радости. Тот был мрачнее тучи. Ведьма понимала его. Радость от того, что дракон где-то совсем рядом затмила здравый смысл. Если он спалит этот город не видать им союза, как своих ушей. Возможно он сделал этот специально? Ведьма чуть было не прикусила себя язык. Только вчера она думала над тем, что без всей этой войны было бы намного легче. Так же она думала над тем, что было бы неплохо проиграть и уехать обратно домой. Это были пьяные мысли, но что если… Нет, это попросту было совпадением.
Аста посмотрела на мрачного Эдварда и поняла, что больше не может молчать. Ведьма в принципе не была сильна в этом деле, а в такой ситуации тем более.
- Это мы виноваты. Все наши ссоры, недопонимание...- констатация факта. Ведьма наконец-то это признала. Во всем происходящем они были виноваты вдвоем. – Надеюсь он там никого не съел, - попыталась она пошутить, хотя понимала, что скорей всего дракон съел уже половину города. Главное чтобы в этой половине не было Леонарда.- Как мы туда попадем? – они остановились на перекрестке. Неаль был совсем близко, но нужно было понять, как попасть туда без лишнего шума и внимания.

+2

10

Иногда Флинт ловил на себе взгляды недовольной и обиженной женщины, и будь он лет на десять моложе, то всерьез начал опасаться за своё здоровье. Ведьма, владеющая магией огня, была непредсказуема, её поступки было невозможно предугадать, так как шли не от разума, а сердца, и каждый раз Флинт принимал все последствия её решений на себя. Со временем она стала взрослее, подходила к решению проблем более осознанно, но всё равно оставалась для многих людей закрытой книгой. И капитан «Завета» не мог её осуждать – пережить то, что пережила она дано не многим женщинам. Флинт делал ей все возможные поблажки, терпел, но периодически мог вставить крепкое словечко, заставляя женщину замолчать, сглатывая слезы обиды. Сейчас от былых отношений остались одни воспоминания, приятные, стоит заметить. Флинт дорожил ими и не боялся это признавать, сидя вместе с ней у себя в каюте и распивая дорогой ром. Море меняет людей сильнее, чем они думают, сковывают их в единое звено общей цепи, ведь все пираты были повязаны одной клятвой, которую способно разрушить лишь море, забрав человека к себе. Жизни после Сент-Массона не существует.
А значит, Аста будет верно и преданно следовать за своим капитаном, как и он за ней. История с драконом стала тому подтверждением. Она не пошла к его подручным, не попыталась решить эту проблему самостоятельно, а, перешагнув через себя, обратилась напрямую к любовнику. Такое поведение не могло не вызывать у Флинта восхищение, правда, осталось только заткнуть собственную гордость. Но этого и не потребовалось. Аста сама опять берет инициативу в свои руки. Пусть звучат другие слова, Флинт слышал в них меж строк извинения. Она права от и до. Раньше они оба следили за своим детищем, говорили об ответственности, и чувствовали вину за то, что пытаются таким образом заменить дочь, что осталась на пиратском острове, но смысла это не меняло.
- Виноваты. – Флинт слегка повел поводьями, заставляя лошадь сбавить шаг, понимая, как животным надо передохнуть после долгой скачки, а этим двоим нужно переговорить о случившемся. Кажется, этот разговор будет менее эмоциональным, чем их последний. – Но кто говорил, что будет просто. Мы собрались изменить этот мир, но какой в этом толк, если не может изменить собственный. – Непринужденная улыбка появляется на лице Флинта от слов своей беловолосой женщины, но следом исчезает, когда к обоим путникам приходит понимание, что действительно мог за это время натворить дракон. – В любом случае мне придется компенсировать перед Мориа весь понесенный ущерб. – Стараясь не думать о том, что этого самого графа может не быть в живых, Флинт осмотрелся по сторонам, не желая попасть в засаду каких-нибудь руаширских бандитов. – Проникновение в город меня волнует меньше всего. – Откровенно признается Флинт, беспокойно посмотрев на женщину. Прежде им ещё никогда не приходилось успокаивать столь сильно разбушевавшегося дракона. Это тебе не усмирить женщину. Действовать придется быстро и решительно, при том не забывать о необходимой конспирации. Будет весьма проблемно Леонарду доказывать, что господа, которые приехали таинственным образом в Неаль, умело смогли укротить крылатого монстра из старых сказок, а потом также легко испарились. – Тогда ночью мы пробирались длинным тоннелем, выход которого находился в одном из монастырей, но, полагаю, сейчас там будет слишком многолюдно, мы привлечем лишнее внимание. Придется найти ворота, которые менее охраняются, отвлечем стражу. – С учетом общей паники, у них может получиться затеряться в толпе, поэтому Флинт рассматривал этот план как основной. – Есть идеи, как усмирить нашего подопечного дракона?
До Неаля оставалось несколько часов пути, поэтому Флинт хотел сейчас скоординировать их действия. Ни коем образом нельзя было сейчас проявлять недоверие, все эмоции необходимо оставить в стороне, но капитан по-прежнему чувствовал исходящее чувство боли от любимой женщины. Он хорошо знал, что тревожило её мозг, и следующие слова, хоть и были сейчас опасны, шли от всего сердца «кровавого» барона.
- Я не врал, когда говорил, что у неё твой характер. – Воспоминания о маленькой бестии, живущей на острове под опекой Холланда приятно грели душу Флинту. Он надеялся, что сможет поделиться этим теплом с Астой. – И часто сбегает к морю. – Он считал себя плохим родителем, недостойным воспитывать молодую и чистую душу, но видя, с какой страстью маленькая пиратка доказывает своё право называться дочерью капитана Флинта и Асты, понимает, что обязан ответить ей взаимностью. – Она хочет увидеть эти земли, а ещё больше – тебя.

+3

11

– Но кто говорил, что будет просто. Мы собрались изменить этот мир, но какой в этом толк, если не может изменить собственный.  – Аста понимающе посмотрела на Флинта.
Он был совершенно прав.  Они не могли изменить мир, ведь их собственный был им неподвластен. Чтобы они не делали, все шло наперекосяк, даже хуже того.
Впрочем, сейчас это было не важно. Сейчас все это было не важно. Дракон был где-то неподалеку. Аста чувствовала его силу. Это было похоже на то, как будто он притягивал ее к себе. Если бы ведьма знала, что создала не просто огнедышащее создание, но и связала себя с ним, многое встало бы на свои места, в том числе и внезапный отлет дракона. Он чувствовал все то же, что чувствовала его «мать» и в день, когда Аста пришла, в слезах и гневе, дракон почувствовал тоже самое. И в отличие от ведьмы, он не стал терпеть это безумие и просто улетел.
- Я создам небольшую иллюзию, - Аста накинула на голову капюшон и улыбнулась уголком губ, придумывая, каким сделает Флинта для окружающих. Состарить его и превратить в торговца, бомжеватого вида, была ей мила, как никогда. – Думаю так мы с легкостью пройдем. Они не будут нас замечать.  А  вот с драконом все сложнее, - ведьма задумалась, на самом деле не представляя, как усмирить огромное огнедышащее создание. – Возможно хватит нашего присутствия? Давай решим эту проблему на месте, - блондинка погладила по холке уставшую лошадь.  – Если он не остановиться сам…придется его остановить, - Аста сглотнула, не поворачиваясь к Эдварду. Она понимала, что придется действовать решительно.
- Я не врал, когда говорил, что у неё твой характер. И часто сбегает к морю. Она хочет увидеть эти земли, а ещё больше – тебя. – Аста все так же слушает Флинта, не поворачиваясь к нему. Улыбка постепенно сходить с ее лица. Эдвард хотел, как лучше. Он пытался поделиться своими чувствами по поводу дочери, но этим делал лишь хуже.
- Я тоже хочу увидеть... ее , - отвечает Аста, смотря куда-то в даль, - Но сейчас у нас есть дела поважнее. Нам нужно остановить его, - ведьма показывает на столб  дыма где-то впереди, - Он где-то совсем рядом.
У них больше не было времени на долгие разговоры и обсуждение собственных проблем. Тут были проблемы поважнее. Закрыв глаза, блондинка начала произносить заклинания и делать пасы руками. Ее было практически не слышно, но присмотревшись, можно было увидеть, как от рук ведьмы исходить небольшой свет.  Иллюзия накладывалась постепенно. Вначале на Флинта, который преображался на глазах.  Рыжие волосы покрывались сединой, костюм заплатками  и грязью, а лицо морщинами и пятнами от солнца,  и старости. 
За тем пришло время самой Асты. Над собой она так издеваться не стала, просто изменив свое лицо до неузнаваемости. Через пару минут на лошади сидела не беловолосая женщина, а миловидная юная брюнетка. Можно было бы подумать, что это старый дед приехал вместе с внучкой на ярмарку.
- Перед въездом в город я сделаю так, чтобы они не замечали нас, а пока, дедуля,  поедем так, - Аста чувствовала удовлетворение от того, что наконец-то хоть немного, но отыгралась на пирате, который знатно подпортил ей нервы.

+3

12

Нужно признать, что в глубине души Флинт надеялся получить другой ответ от Асты, любую другую реакцию, кроме показного безразличия. Гнев, слезы, что угодно, но не это. Долгих семь лет он пытается пробудить в ней хоть какие-то материнские чувства, заставить снова прибыть на Сент-Массон с одной единственной целью – увидеть единственную дочь. Её сын погиб, а сейчас она буквально пытается похоронить другого ребенка, которому скоро потребуется учитель другого рода. Девочка знала, что будет ведьмой, как мама, Флинт неоднократно рассказывал ей об этом. Но нет, материнский инстинкт Асты не просто отказал, а переключился на существо, которое она часто называла своим «ребенком». Прибыв однажды на драконий остров, Флинт готов был поклясться, что его благоверная помутилась рассудком – она дарила всё своё внимание исключительно этому существу, который высасывал из неё магические силы, и давая взамен слишком много. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять – этот дракон станет её погибелью.
Но пока что он угрожал только Неалю, и Флинту предстояло ещё долго и упорно разбираться с графом Мориа, чтобы убедить того не разрывать их союз, что происходящее в городе – недоразумение. Аста предлагает другой способ проникнуть в город, что вызывает у Флинта одобрение, иллюзия. Ведьма была хорошо осведомлена в нелюбви капитана к магии, точнее в той части, когда она касалась его лично. Против самого колдовства мужчина ничего не имел. Ради дела приходится терпеть преображение в дряхлого старикашку, Асте же проще – её в Дортоне пока ещё никто не знал. Выглядит их пара странно, но стражники, стоящие у ворот в город, пропускают их, предупредив, что в Неале небезопасно. Но, опять же, воспользовавшись внушением, Аста убеждает их, что всё хорошо, они просто возвращаются домой, и дракон не будет помехой для старика с дочерью. Главное преимущество дракона в таких безвыходных ситуациях – его невозможно не заметить, и, добравшись до центра города, Флинт всё-таки замечает своего подопечного зверя, кружащего над морем в поисках очередной добычи. Ещё со времен Глостолдема Флинт понял, что без прямого влияния, этот дракон действительно способен на полностью необдуманные и разрушительные поступки. В чем-то Аста была права – это огромный ребенок, который, выходя из-под контроля, может уничтожить людей. Им повезло, что зверь выбрал Неаль своей новой жертвой, видимо, города Суфолка ему знатно наскучили.
Находясь на приличном возвышении, Флинт бросает взгляд в сторону порта, куда стягивались люди, а часть военных кораблей уже выстроилась в ряд. И капитан даже догадывался, что сейчас произойдет. Пушечные ядра не причинят дракону вреда, это они уяснили ещё со времен битвы за Олден, а вот что разозлят – это точно. А Флинту очень бы не хотелось видеть флот союзников в груде пепла. Асте не требовалась команда, чтобы начать действие – они оба повернули лошадей в сторону гавани, и поскакали по мостовой вперед, пробираясь через толпы испуганных горожан. Сейчас эти двое не представляли для них интереса, подумаешь, какой-то старик да женщина, вдруг у них в доме остался ребенок. Конечно. Огромный, лишенный контроля и испуганный ребенок, способный своим дыханием превратить трехпарусный фрегат и всех людей на нем в воспоминание.
Оставив лошадей прямо на пристани, Флинт с Астой поспешили к одному из кораблей, на котором была замечена шевелюра леди Мориа, которая как раз сегодня должна была встретиться с графом, своим братом. Что же, жаль, что приятное семейное воссоединение было так подло нарушено появлением дракона, а тут ещё и его владельцы прибыли. Но просить Асту снять иллюзию Флинт не собирался, это самоубийство показывать своё истинное лицо сейчас, к тому же, реакция графа Мориа могла оказаться более, чем непредсказуемой. Скрыв капюшоном половину лица, Флинт вместе с Астой уверенным шагом направляются на корабль, скрываясь в числе добровольцев. Видимо, людей на кораблях катастрофически не хватало. Благо, Аста также умело скрыла свои локоны, и у них получилось пробраться на борт судна. Мориа стояли чуть в стороне и были полностью поглощены происходящем в небе. Первый залп не привлек внимания дракона, его интересовала башня в городе.
Флинт слышит приказ целиться точнее в зверя и понимает, что граф готов жертвовать собственным городом, лишь бы прогнать зверя любыми путями. Глубоко вздохнув, Флинт направляется к одному из орудий, которое только зарядили несколько неуверенных в себе подростков, и явно боялись попасть по башне, а не дракону. Отодвинув в сторону одного из них, Флинт молча нагнулся к пушке, вычисляя более удачный прицел. Ему повезло, что дракон в этот момент замер, вращая головой из стороны в сторону, пытаясь найти новую цель.
- Стреляй. – Хриплым голосом произносит Флинт, успев перед этим заметить ледяной взгляд Асты. Кажется, она была готова прямо сейчас поджечь этот корабль вместе с семейство Мориа и капитаном. Но другого способа привлечь внимание дракона не было. – Заряжай ещё. – Скомандовал Флинт, понимая, что один удар не способен разозлить зверя. Благо, на этот раз в него попало не одно ядро, и дракон, заметив очередную мишень, направился в сторону кораблей. Асте не потребовалось что-либо командовать, она сразу поняла, что если не взять зверя под контроль – конец настанет ближе, чем планировали. Протянув руку вперед, женщина пытается установить связь со своим фамильяром, Флинт замечает, как в этот момент дракона словно ударило в бок, он издал возглас раненного зверя, но не остановился. Зная, что периодически Аста способна черпать свои силы из окружающей природы, Флинт подходит к ней и хватает её за другую руку, потому что нет мощнее оружия, чем связь между людьми. Капитан никогда не был магом, у него не было каких-либо сверхъестественных способностей, но и дракон, полностью магическое существо, не сбежал просто так из той пещеры. – Прости меня. – Шепчет Эдвард, обращаясь не только к любимой женщине.
Зависнув в воздухе на несколько минут, дракон начинает метаться из стороны в сторону, стараясь избегать как можно осторожнее пушечные залпы. Стало ясно, что он находится под контролем Асты, слишком плавными и грациозными были его движения, он словно предвидел, откуда последует следующий удар. Сделав несколько мощных взмахов крыльями, дракон поднимается выше в небо и берет курс на Олден. К себе в пещеру он вернется через каких-то полчаса, а вот у Эдварда и Асты будет больше времени на дорогу, как раз достаточно, чтобы обдумать собственное поведение.

+3


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » СТАРЫЕ СВИТКИ » 1x02 Нельзя приручить зверя