Добро пожаловать на DORTON. Dragon Dawn

Вы попали на авторский проект, смешавший в себе фентези и псевдоисторию. Время королей, рыцарей и дам, магов и охотников, драконов и пиратов - здесь каждый найдет себе место. Давайте напишем историю вместе!

Время в игре: 844 год, 15 экуос - 15 элембиуос.
1x01 Священные узы (pr.1) - Hervor
1x01 Священные узы (pr.2) - Úlfvaldr Hilditönn
1x02 Нельзя приручить зверя - Asta
1x03 Грехи отцов - Wade Richmond
1x04 La Cara de la Guerra- Leonard Mauriat
1x05 Crimina belli - Kerren Farr
1x06 Мой ход, брат -Nathaniel Richmond
Лучший эпизод: не убоюсь я зла, потому что Ты со мной;
АСТА ∙ АРИ ∙ НАТ ∙ ФЭЛ ∙ ЭЛЛ


Семь лет назад на Драконьем Острове было найдено яйцо, с помощью магии, подарившее миру дракона. Его владельцем стал пиратский барон, желающий подчинить себе весь Дортон. Палата Лордов выдвигает решение о сотрудничестве с магами, чьи силы с возрождением дракона стали расти. Но для этого нужно пойти на радикальный для всей страны шаг – легализацию магии.
Сюжет Библиотека Список героев Гостевая Внешности Акции Нужные Объявления АМС Отношения Набор в мафию Запись в квесты

DORTON. Dragon Dawn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ИСТОРИИ В РЕАЛЬНОМ ВРЕМЕНИ » 1x01 Священные узы (part 2)


1x01 Священные узы (part 2)

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Хочешь мира - готовься к войне
1x01 Священные узы
Часть втораяЯрл Скьёльдхалла прибыл к Хранителю севера и обе стороны выдвигают свои условия, и решают закрепить союз свадьбой Дарии, сестры Брандона, и Рейнира, сына ярла Ульвальда. Однако, как только оба лидера сказали свое слово, стало ясно как белый день, что договор гораздо выгоднее для Вустерлинга, чем для скайгордцев. Кому-то, в любом случае, предстоит поступиться своей гордыней и принципами. К чему приведут эти переговоры? Сможет ли Брандон добиться мира на своей земле и согласятся ли скьёльдхалльцы с предложением Хранителя севера? Ведь пока свадьба не состоится - договор заключен не будет.

Время и место16 экуос 844 г.
Замок "Снегопад", Вустерлинг

ОчередностьBrandon Harte(Edmure Harte), Úlfvaldr Hilditönn(Edward Richmond), Reynir Blóðøx

► Время ожидания поста - 3-ое суток, после которых очередь переходит к следующему игроку. Тот, кто не успел написать пост вовремя не должен ждать круг, чтобы сделать это - он может написать его вне своей очереди.
► Мастер эпизода Nathaniel Richmond. Мастер эпизода будет уведомлять в ЛС о вашей очереди писать пост каждый круг.

0

2

[NIC]Brandon Harte [/NIC] [STA]Граф Вустерлинга[/STA] [AVA]http://savepic.ru/12659233.png[/AVA]
Брандон Харт в свои тридцать с лишним лет был высоким мужчиной с широкой костью, длинными волосами и ледяными глазами, с резкими чертами лица и широким длинным носом, похожим на птичий клюв. И все же, многие на Севере считали его привлекательней многих здешних мужчин, и за счет своего обаяния у него были весьма гармоничные отношения во своими подданными. Впрочем, это обаяние было достаточно поверхностным. Все знали, что, добиваясь своего, он становился безжалостным. Граф Вустерлинга не относился к людям, пробуждающих в других преданность, его власть держалась на страхе и уважении. Бароны северных земель не слишком то жаловали его, считая человеком жестким и жадным, прорвавшимся к власти за счет вероломства и предательства, но зато простой народ его обожал. За то время, пока Харты из Вдовьего Леса правили Вустерлингом, налоги для простолюдин снизились в двое, из под церковного запрета вышли множества традиционных ритуалов, а несколько крупных торговцев получили дворянские титулы. Лорд Харт умел быть благодарным и щедрым, но за каждым его благим делом стоял скупой расчет.
Когда было принято решение о переговорах с скайгардцами, лорд Харт дал себе слово быть осторожным, однако, его советники так сильно хотели отомстить за похищение сына барона, что не могли думать не о чем, кроме ярости и отчаянья, когда граф приказал отправить к ним гонца. Барон смог даже выпросить несколько минут графского внимания, дабы переговорить лично. Этот барон был человеком широкого кругозора и много путешествовал, он даже вел торговлю в племенами, поэтому неплохо знал язык и нравы тамошних народов.
- Кто он таков? Этот ярл... - спросил Брандон у барона.
- Он, он... Вроде графа, мой лорд...
- Это я и сам знаю. Каков он из себя? - осведомился Брандон.
- Его положение чрезвычайно важное среди свои людей. Он, а ранее его предки, уже много веков контролируют переход между Вустерлингом и заснеженными землями. С одной стороны они, а в соседнем графстве - их, если можно так назвать, кузены. В общем, эти два отряда не подпускают к себе военные отряды, а вот торговые караваны привечают с должным уважением. Честные люди им не помеха. За долгие годы Керры нажили на этом проходе немалое состояние, мой лорд...
- В самом деле? Состояние? - внезапно заинтересовался граф. Почему ему об этом ничего не известно? Хотя, конечно, скайгардцы - народ сложный и независимый. Уже много лет северные лорды не могли обрести над ними власть. И теперь, по-настощему заинтересовавшись, он спросил:
- Так что же тебя так тревожит, мой друг? Для Вустерлинга эти переговоры пойдут только на руку...
- Этот ярл весьма непрост. Но вот у него есть наследник, его сын - Рейнир Кровавая Секира. Он уже вступил в брачный возраст, но узами брака так и не связал себя. Если ярл умрет, что будет с пограничными землями? Нужно во что бы то не стало закрепить наши отношения с скайгардцами браком, чтобы они получили достойное приданое, а Вы - смогли управлять таким ценным для Вустерлинга переходом. Они могут согласиться на договор, но если Рейнир возьмет в жены девушку из другого племени? Они все так близкая родня и привыкли прислушиваться к друг другу...
Барон солгал, этого он достоверно не знал, но хотел произвести на графа достойное впечатление, дабы тот помог выудить из плена сына барона.
- В самом деле? - растерянно произнес Брандон. - Пожалуй, я знаю, как решить эту дилемму. А сейчас ступай. Тебе нужно как следует отдохнуть, завтра ты нужен подле меня в качестве переводчика. Надеюсь, ты понимаешь, что я не могу доверять этим дикарям приводить только своего человека...


Брандон Харт мог обойти верхом на коне, перегнать в беге, победить в сражении, перепить за столом и перещеголять в сквернословии любого северянина, однако, даже этого было мало, когда речь шла об ярле племени скайгардцев.
Замок "Снегопад"  окружал глубокий узкий ров, а на севере его закрывали пограничные горы Гронда. Никто не мог припомнить времена, когда этот замок брали силой или он переходил во владение не северянам. Каждый путник, ступающий сюда, незамедлительно платил пошлину графу Вустерлинга. В течение нескольких столетий существовало негласное соглашение, по которому замок считался больше, чем просто домом графа. Это еще и приют для любого северянина, если у него есть звонкая монета и нет с собой меча. С годами Харты только укрепляли свою крепость, сложив в нее не мало средств и сил. Правда, своей неприступностью они не хвастались - у северян так не принято. Нужно доказать свою удаль в бою, а замок не знал сражений уже очень давно. Но этот дом, построенный на высоком холме, скорее походил на высокую неприступную гору, чем на обычный замок. Он не отличался грациозностью или архитектурными изысками, зато был безопасен для своих обитателей. Харты из Вдовьего леса хранили верность королю и всегда были готовы прийти на помощь соседу. Только если этот сосед не имел злого умысла... Они считались людьми благородными и заслуживающими доверия. Харты были на хорошем счету у Его Величества, отдах двоих своих детей на службу королевской семье. И хоть никто из них не состоял в совете, стоило Брандону Харту о чем то попросить короля, тот, скорее всего, благосклонно соглашался. Сейчас на уме у графа была идея присоединить к Вустерлингу новые земли...
Молодой граф Брандон Харт наслаждался своим положением. Он был законным представителем Вустерлинга, а его дражайшая жена, упрямая, но прелестная леди Алисса, имела над ним огромную власть. Граф ощущал, что должен удержать эти земли и приумножить их для своего единственного сына, которого ему родила Алисса. Непростая задача, но граф Вустерлинга точно знал, что ему делать. Вот только, чтобы все прошло как положено - другое дело... А еще ему придется завоевать уважение скайгардцев, потому что этот народ гордый.
- Ты должен суметь обойти их в смекалке, перегнать в силе мысли и победить в переговорах! - заявила леди Алисса.
- Полагаю, ты права, женушка. - коротко улыбнувшись, ответил Брандон. - Но сделать это будет не так уж и легко.  Мне придется ради этого много молиться.
Граф Вустерлинга хохотнул. Он обожал, когда жена ведет себя так серьезно, будто она сама - владычица этих земель.
- Да, безусловно, придется...
- Но я уже решил, что собираюсь предпринять. Устрою пир, куда приглашу всех баронов и соседей, а там объявлю о своих намерениях о переговорах. Там и гости подоспеют...
Алисса покривилась. Она была весьма брезглива к незнакомцам, не слишком мила с соседями, и это графу даже нравилось. Хозяйство графа идет так гладко благодаря ей. Она знает, как руководить слугами, заботится о больных. И никогда не боялась тяжелой работы. Брандон своими глазами видел, как она работала в поле, вместе с другими женщинами солила на зиму мясо и варила варенье. И все же, ей больше шло быть истинной леди, чем готовить на кухне. Она было отличной женой для него, и Брандон не верил, что ему досталось такое сокровище. Учитывая, как он обошелся к ее семьей...
Однако, они должны были начинать.


- Мой лорд, зал полон! - сказал графу управляющий замка.
- Еще бы, - язвительно отозвался Брандон, - все явились, чтобы набить себе животы и напиться допьяна за мой счет...
С утра он слегка повздорил с женой и сейчас чувствовал себя виноватым и раздраженным.
Вудсы и Форестеры, Кроулы и Дугласы, все они похваляются своим происхождением и длинной историей рода, тем, как король пожаловал им земли, тем, как не посрамили свою честь во время восстания. Но не один из них не достоин даже того, чтобы грясти грязь с башмаков графа Вустерлинга.
- С Вашего позволения,  я к ним не выйду. - откланялась леди Алисса Харт.
- Алисса! - резко поднял на нее голос муж, но не смел более ничего молвить. По ее взгляду все было и так понятно. Жена не желала выходить к гостям, и он не хотел ей перечить. Оставалось только проводить ее взглядом, разглядывая с вожделением темно-красное бархатное платье с высокой талией и глубоким вырезом, обнажавшим плечи, так эффектно облегающее фигуру женщины. Графу пришлось нехотя смириться с тем, что к гостям он выйдет один. Она такая своенравная, его Алисса. Брандон гордился ею, в особенности потому, что даже и не надеялся, что хрупкая и слабая девушка, потерявшая всю свою семью, сможет подарить ему наследника, и быть может, полюбить всем сердцем.
Он вышел из покоев,  спустились по винтовой лестнице и вошел в малый чертог. Слуги растолкали перед ним заполнивших огромное помещение мужчин, чтобы господин мог пройти к столу на возвышении. Он знал, что за ним следят глаза поданные. В сердце графа пылала гордость, и губы его изогнулись в усмешке. Он сумел пробудить зависть своим видом во многих гостях, но шел, не опуская глаз, и не смущаясь гостей. Истинный лорд Севера.
Брандон Харт взял серебряный кубок, украшенный зеленым малахитом, и сделал большой глоток красного вина. Затем сделал знак слугам, что можно подавать угощение гостям. Они потянулись в зал, неся исходящие паром блюда, тарелки и миски с едой.
- Мои уважаемые лорды! - произнес громогласным басом Брандон Харт, - Приятно видеть Вас всех здесь сегодня.
Как уже было упомянуто, ему было слегка за тридцать. Но годы сказались на его лице, он выглядел старше, восстание его согнуло, но он по прежнему оставался статным мужчиной, внушающим страх. Чисто выбритый, с аккуратно уложенными волосами, длинным лицом и пронзительными карими глазами.  Сегодня вечером он надел длинную темную парчовую тунику, отороченную мехом куницы. Никто не мог спорить, что он был человеком богатым. Сегодня супруга предложила ему выбрать украшения для особого случая, но он оказался. Золотые побрякушки для баб, он же - лорд Севера, ему претит хвастаться своим богатством.
- Как Вам известно, я уже не мальчишка, и в мои планы входит не только сохранить, но и приумножить земли Вустерлинга.  - продолжил он. - Сегодня нас посетят особые гости, они уже на подходе. Я прошу Вас обеспечить им теплый прием, как и положено на севере. Не смотря на наши долгие разногласия...
В зале послышалось бормотание. Поскольку все догадывались, что граф Харт собрался вести дела с дикарями, многие лорды поморщились и отставили вино подальше. Харт, без всякого сомнения, заметил это, и добавил:
- А сейчас выпейте, и пусть мой волынщик вас развлекает.
Волынщик заиграл прелестную мелодию. К несчастью, никто не принялся нападать на угощения, все оставались в неком ожидании. Граф ощутил некоторое облегчение, когда перед ним показался слуга и сообщил, что гости уже подъезжают.  Брандон покинул большой зал, ловко и быстро лавируя между столами.
В сопровождении шести воинов граф вышел во двор, где уже предусмотрительно открыли ворота, ожидая гостей. Они отправили вперед гонца, дабы тот проводил скайгардцев. Брандоном Хартом обуревало любопытство. Каким будет ярл? Сколько ему лет? Старше ли он самого Брандона? Женат ли он или вдовец?

Отредактировано Edmure Harte (22.01.2017 21:49:24)

+5

3

Говорят, что молодость – единственная вещь, над которой мы не имеем власти, мы страшимся её и с гордо поднятой головой должны принять тот день, когда эта молодая дева покинет нас, посеяв в теле уже поседевшего война сомнения. Следом уходит разум, забирая с собой самые лучшие качестве человека, селя в его душе страх перед неизбежностью. Ярл уже потерял первое, и страшился упустить время, когда потеряет второе, надеясь принять свою смерть раньше, чем от его благоразумия останутся одни воспоминания. Сомневался ли он в своём выборе? Несомненно. Эти захватчики с коронами на головах внушали у народа отвращение, и никогда – страх. Но такого противника нельзя не уважать. Возможно, именно поэтому, Ульвальд согласился принять их предложение, начать так называемые переговоры, которые почитались людьми на юге. Его народ всегда решал подобное проще – с помощью честного боя, какой толк от слов, когда на стороне правдивого человека находятся Асы. Этого же мнения был сын ярла, который должен был занять место своего отца, когда наступит время. Судя по его вызывающему поведению, молодой муж уже примирял на себе этот образ, то и дело оспаривая решения отца. Первое время тот не обращал на это внимание, мальчишка вырос, ему хочется поиграть в правителя, но когда понял, до чего дошло дело, было уже поздно. К тому же, ярл больно любил своего мальчишку, чтобы при помощи кулака и меча затыкать ему рот. Но никто не исключал полностью такой возможности.
Остановив коня на холме, с которого открывался на вид замка Хартов, ярл ненадолго задержал свой взгляд на сыне, а потом снова отвернулся. Это был их последний разговор перед переговорами, и Ульвальду не хотелось, чтобы их слышали лишние уши, не смотря на то, что их язык был диким для местных, мало ли, кому здесь он известен. Старик хоть был не многословен, но говорил всегда прямо и открыто, без какой-либо фальши в голосе, и никогда не брал своих слов обратно, если потребуется – повторит их при помощи меча.
- Заклинаю, мальчишка, держи себя в руках. – Он не стал своей целью оскорбить сына, просто предостерегал того от глупостей. Молодая кровь и жажда войны могла сыграть дурную шутку со всеми войнами, что сейчас двинулись в сторону замка, позволяя лошадям немного передохнуть после долгой дороги. Если потребуется – ярл отдаст приказ возвращаться домой, даже не начал эти переговоры. Цели этого Харта понятны – увеличить свою роль в этом мире, не заботясь о том, какой будет его жизнь там, рядом с его богом, как они там величали? Творец? – Скьёльдхаллу нужен мудрый ярл, а не безголовый. – Прохрипел мужчина, когда они оказались уже у входа в замок.
Их встречал гонец от Харта, который что-то бормотал о том, что их, как почетных гостей хранителя севера рады видеть, что их ожидают, и его господин будет рад лично встретить их. Ярл посмотрел на молодого гонца сверху вниз, оценивая не только его красноречие, но и внешний вид. Никакого золота и других побрякушек, о которых рассказывали его люди, скромная рубашка, штаны да недорогие меха, практические такие же, как на всадниках. Ульвальд коротко кивает, не считая нужным спешиться сейчас, и произносит скупое приветствие на вольном языке:
- Мы принимаем приглашение твоего лорда. – Переводчик, который всё это время находился за спиной ярла, чуть выдвигается вперед и переводит на иравинтский. Ульвальд сам не так уж и плохо знал его, как говорится, жизнь заставила, но блистать здесь этими знаниями старик пока не собирался. Их процессия въезжает в ворота замка, и лишь там, под пристальным взглядом стражи и Харта, собственной персоной, они спешились. – Это и есть лорд Харт? Мне казалось, он выше. – Усмехнулся старик, обращаясь к одному из своих подручных, который также не смог сдержать улыбки. Говорить очередные колкости более громко они не собирались, очевидно, что мужчина, стоявший подле Харта – переводчик.
И всё же, этот далеко уже не молодой мужчина почти полностью оправдал образ, который ярл успел нарисовать в своей голове за время пути. Вот только для его завершения рядом не хватало какой-нибудь женщины, что должна сопровождать своего мужа на подобных встречах. Или подобный обычай тоже дикость. Даже среди людей, которых ярл взял с собой, были женщины, всегда стоящие на ровне с мужчинами, а иногда даже выше. Ульвальд со своими людьми подходит к Харту, его лицо сохраняло преимущественно безразличие, но в глазах можно заметить легкую заинтересованность происходящим. Прежде такого никогда не было, а если их компания будет неудачной, то точно не будет ещё несколько веков. Народ Скьёльдхалла не только гордый, но и злопамятный.
Но протягивать руку или начинать разговор первым ярл не спешил. Он молча смотрел то на стоящего напротив лорда, то на его подручных, а иногда и вовсе отводил взгляд в сторону. Чем дольше этот Харт будет медлить, тем сильнее перевешивается чаша весов на сторону ярла.
[NIC]Úlfvaldr Hilditönn[/NIC] [STA]Ярл Скьёльдхалла[/STA] [AVA]http://funkyimg.com/i/2oh4R.png[/AVA] [SGN]Ничто не истинно[/SGN]

Отредактировано Edward Richmond (05.02.2017 02:29:40)

+5

4

Давно уж пришел конец мирной жизни скайгордцев на материке. Распри коренного народа и народа чужого длятся  сотни лет; столько воды утекло, появился Дортон с его религией, графствами, городами, замками. Остатки «небесных», конечно, сдаваться не собираются, слишком уж много гордости и силы дали им Асы. И вот теперь, когда вместо того, чтобы решать разногласия боем, чета Хартов, уже не в первые в истории, хочет сложить оружие и говорить. Язык скайгордцев тоже имеется, так что переговорам быть. Но ничто никогда не будет забыто. Ничего не проходит мимо. Пусть, откатываясь, волна памяти дает передышку, становится ненадолго гладкой, похожей на бледно-зеленый мрамор: ее мыльная пена прорезана ветвистыми молниями.
То, что Рейнир поедет в Снегопад вместе с ярлом никем даже не обсуждалось. Молодой скайгорец знал, что обязан отправиться и обязан знать, какие условия хочет выдвинуть граф. Последние несколько десять с лишним зим Рейнир яростно боролся за интересы своего народа, теперь стал одержим идеей о воссоединении всех оставшихся племен в единый союз. Их слишком мало, чтобы держаться обособленно. Но была одна большая, дряхлая проблема, которая стояла на пути, вросшая в землю, словно толстые корни многолетнего дуба. Этой преградой был Ульвальд. Слушает все, старик, внимательно, а потом как рукой махнет – иди, мол, отдохни, сын. Окстись. Одержим он мыслью, что Рейнир хочет место его насиженное занять, да только плевал сын на этот трон деревянный в соболях. Пусть лишь начнет двигаться, шевелиться, действовать, посмотрит на все, что творится с людом небесным свежим взглядом. Воинов с каждым годом больше не становится, молодые мужи мрут в набегах ради скудной наживы и для того,  чтобы напоминать: скайгорец – враг кровожадный.  Рейнир сам эти набеги вел, убивал кровожадно и яростно, охваченный жаждой мести за своих соплеменников, умерших у него на руках, и своих предков, чьи тела живут теперь в земле, деревьях, скалах, водах. Он был таким, каким был, и виною тому кровь в его жилах, которая бурлила и ощущала воинственный зов своих предков. Душа человека – сад. Кто вырастил крапиву в саду Рейнира? Не он сам. Она росла там сама по себе со времен его детства. Он начал чувствовать ее кровожадные укусы задолго до того, как понял, к чему это может привести.
Кони скайгордские особенные: мощные, высокие, с косматыми гривами и пушистыми щетками на крепких копытах. Это были рабочие лошади, как в любой дортонской деревне, но в полтора раза крупнее, с железными нервами и выносливостью. Это были животные, способные работать в хозяйстве и носить на спине грузных воинов севера. Самая тихоходная и низкорослая из них досталась Рианнон. Это был момент, которого Рейнир ждал больше всего – когда его сестре придется сесть в седло, преодолев свой страх перед лошадьми. Эллисиф пыталась успокоить друидку, уговорить, хоть и нема была, подход к сестра знала, но все бестолку. В какой-то момент Рейниру это надоело, он подхватил красноволосую девчушку и забросил в седло. Повод распустил и привязал к задней луке седла Эллисиф, пусть Рин ходит за ней хвостом. Даже перепалки не последовало, больно уж девке в замке хотелось побывать, впрочем, как и ее брату. Скайгорец вскочил на своего коня, которого заполучил, убив рыцаря в одном из набегов. Жеребец импульсивный, более легкий и быстрый, требовал большего ухода, но труд никогда Рейнира не пугал. Все скайгордцы с детства приучены к физическому труду.
Дорога до замка не близкая, шли на низком темпе, но собравшемуся отряду не давал скучать скальд, которого ярл взял с собой. Его песни и байки Рейнир не поддерживал, но улыбался каждый раз, когда он их заводил. Весь путь шел вровень с отцом, хотя конь рвался вперед, стремясь обогнать всех и стать головным. Ярл сохранял хладнокровие, в то время как его сын сгорал от нетерпения взглянуть в лицо этому Харту, узнать, что он за человек.
Скайгордцы вышли из укрытия леса, и взору открылся замок во всей своей красе. Залитый солнцем, словно выросший из скалы или, скорее вырубленный в скале. Рейнир Снегопад и раньше, но каждый раз замок, больше похожий на крепость, радовал его глаза. Ровно до тех пор, пока мужчина не вспоминал, кому сооружение принадлежит.
Ульвальд говорит в руках себя держать. Слова ярла перевел так: «не лезь вперед моей воли, а то худо будет». Как по команде жеребец под Рейниром, не любящий стоять на одном месте, загарцевал на месте, приподнимаясь на задних ногах, зафырчал. Мужчина усмирил его быстро, посмотрел на отца.
- Я очень постараюсь.
На подходе к Снегопаду их встретил гонец. Отец принял его приглашение, Рейнир же, не дожидаясь перевода, сплюнул на землю. Ворота замка открылись, вольный народ вошел верхом на его территорию. Харт стоял впереди, ближе к входу. Рейнир с нескрываемым интересом разглядывал все кругом, с любопытством заглядывая в глаза чужакам. Все спешились. Сын ярла ласково пощипал морду своему коню, нервно жующему железо, испачкал пальцы в лошадиной пене; вытер руку о шею жеребца, отдал поводья слуге и направился навстречу хозяину вместе с Ярлом и остальными. Глянул на бледную Рин, не сдержал смешка.
Граф стоял перед ними, кругом стража, никто слова не молвит. Рейнир усмирил свое любопытство понять, как у них здесь все устроено. Говорить вперед Ульвальда ничего не стал, не нужно нервировать дедушку. Когда взгляд Харта устремился к воину, он изобразил добродушную улыбку на своем диком лице, едва заметно кивнув.

Отредактировано Reynir Blóðøx (15.02.2017 21:55:01)

+6

5

[NIC]Brandon Harte [/NIC] [STA]Граф Вустерлинга[/STA] [AVA]http://savepic.ru/12659233.png[/AVA]
День занялся сухой, но холодный. Бледное солнце низко висело в сером летнем небе. В такую пору ждешь незваных гостей, но прибывают они... Скайгордцы. Солнце уже садилось, но Брандон любезно встречал их, хотя этот визит и насторожил большинство рыцарей Вустерлинга, которые были не в курсе планов своего графа. Граф Харт вел себя гораздо тактичней, чем его люди. Он сердито смотрел внизу вверх на своих гостей, и сжал губы в тонкую ниточку, демонстрируя свою настороженность. Взгляд серых глаз посуровел от недоверия. Но неожиданно  он подался вперед, что заставило рыцарей положить руки на эфесы своих мечей. Один из них, особо рьяный, даже попытался что-то рявкнуть, но...
Брандон крепко взял руку ярла и пожал со всей силой, а другой рукой по-братски похлопал по плечу, будто они старые друзья, которые не виделись сотню лет. Лицо его, темное от сурового зимнего загара, расцвело многообещающей улыбкой.
- Рад видеть Вас, мой друг. - поздоровался граф, лучась улыбкой. Переводчик быстро заборомтал в пол тона. - Надеюсь, дорога была легкой? Вы не смотрите на сира Эдрика... Его сестра брюхата вашим братом. - а другая останется с бастардом под сердцем уже к утру... - подумал он, вспоминая легкий нрав леди  Вудвилл. Страшую сестру сира Эдрика похитили скайгордцы, но по истечению месяца вернули. Говорят, она и сама была не прочь оказаться в плену у дикаря, отдавшись ему по собственной воле. Это стало ужасным позором для семьи, но граф рассудил так: коль уж девка была не прочь, чего взывать к правосудию? Шлюхи рождаются и у благородных отцов, а Творец милосердный не дает детей просто так, они рождаются только от любви.
По правде говоря, Брандону всегда нравился этот вольный народ, хотя они встречались редко, в основном в его детстве. Тогда скайгордцы напоминали ему медведей, которые смотрели на добро Вустерлинга, как на лакомый кусочек, и только и ждали, как бы вонзить в него свои зубы.
- А это Ваш сын? Весьма похож на Вас. Ты старший сын? Наследник?- отозвался Брандон о молодом человеке неподалеку. Юноша, если его можно было так назвать, был ровесником самого Брандона. Это слегка обескураживало. Он представлял себе жениха Дарии моложавым пылким юнцом, но ни как не зрелым мужчиной. Ну раз нет другого наследника, и этот сгодиться. Чтобы сохранить мир на своей земле, Брандон мог пойти на многое. Но неужто он позволит чужакам наложить лапы на собственную сестру? - И что же, черт возьми, мы делаем еще здесь, когда внутри рекой льется вино?
Граф Харт развернулся, махнул рукой своим людям, и направился в замок, стараясь поспевать за ярлом, который был выше его самого и шагал куда быстрее.
Упершись крупными ладонями в твердую поверхность стола, граф обратился к лордам Севера:
- Мы находимся в Вустерлинге, друзья мои, а не на юге... - толпа одобрительно завыла, поднимая кубки вверх  в честь своего графа. - И живем мы здесь по законам Севера, по Старому закону! Некоторые лорды откинулись на спинку стульев, кивая кивая графа. Вустерлингцы очень гордились своим происхождением, а особенно тем, что этот край славился своенравностью и верностью личным обычаям.
- Каждый гость - желанный гость, если пришел без ножа за пазухой! Прошу Вас, окажите уважением ярлу и его людям, а так же сделайте так, чтобы им не пришлось скучать...
Когда он договорил, лорды уже поднялись на ноги и принялись выкрикивать ободрительные возгласы. Среди некоторых столов пробежал смешок. Они были разочарованы, но подобное разочарование постигло бы любого другого лорда, упусти он столь благородное расположение графа. Брандон не пытался сгладить ситуацию. Нравится им или нет, сегодня скайгордцы - их братья, и должны быть приняты должным образом.
- Добро пожаловать! - прогремел Брандон, глядя на своих гостей, и указал их сопровождающим усесться за высоким столом. - И пусть Снегопад станет Вам сегодня домом. Видит Творец, это самый гостеприимный замок во всем Дортоне, и чтоб мне сдохнуть на этом самом месте, если я вру.
Жена бы не одобрила такую манеру общения, и Брандон это знал. Она всегда предостерегала его от сквернословия и простой манеры выражаться. Жаль, что леди Алиссы не было рядом. Но она такая горделивая, она бы обязательно пустила язвительную шутку в сторону плохо одетых дам из числа дикарей, а мужчин бы назвала не печатным словом. Но Леди Алиссы не было рядом. А значит, Брандон мог побыть самим собой. Он не собирался соглашаться с женой. По крайней мере пока. Но приходилось признать, что последние несколько часов стали для него откровением. Он вместе с дикарями привечал лордов Севера, и они не обращались с ним как с каким-нибудь изнеженным созданием, навроде южных лордов. Но когда их разговор перетечет во что-то большее, станут ли они такими же покладистыми, станут ли вести себя так же? Эти дикари учились у него быстро и постигали как ведутся дела в Вустерлинге. Лорды это заметили и им это не нравилось.
- Нам нужно уединиться - сказал он своему переводчику, а тот передал ярлу. - Пусть вот эта белобрысая пойдет с нами и переводит для ярла, если он пожелает.
Они с ярлом, его сыном и двумя переводчиками направились в северную башню, где располагался кабинет графа. Брандон говорил с белобрысой переводчицей, как устроен замок. Она уточняла графу, где требуется починка, как и самой дороге на замок. Брандон рассказывал женщине, как строилась эта дорога, и признался, что сам толком не знает, как строились стены замка, но, скорее всего, к этому приложили руки ее братья по крови. Сам граф хотел знать, откуда родом семья ярла. Блондинка рассказывала, что корни семейства восходят еще к проотцам. И что два брата поделили власть между собой, и один поселился на самом севере, а другой - на юге, ближе к Вустрелингу. Граф Харт одобрительно кивал. Его вдохновляли те времена, когда человек мог просто пойти дальше и обосновать свою династию. 
Видя, как беседуют граф и переводчица, переводчик Вустерлинга замешкался. Он проследил, чтобы все прибыли к кабинету вовремя и отпер перед ними двери.
Они оказались в широком просторном помещении, напоминающем настоящий амфитеатр. Посреди - углубление, а по краям - возвышения с многочисленными стеллажами книг. Граф не был любителем читать, но эти драгоценные издания достались ему от прежнего графа. По стенам были развешены портреты.
- Надеюсь, здесь мы можем разговаривать без лишних церемоний? - отозвался граф, оглядывая свою богатую библиотеку. - Прежде всего я хотел бы поинтересоваться насчет судьбы сына моего подданного, который сейчас в плену у ваших людей. Без этого я не могу начинать, как Вы понимаете...
Брандон ухмыльнулся, глядя на своего переводчика, который приходился отцом несчастного юноши, которого похитили дикари.
Он выглядел так жалко, находясь вблизи к своим обидчикам. Он и и желал мести, и боялся ее.
- А затем я бы хотел предложить Вам союз, более выгодный, чем Вы могли бы ожидать... Как Вам мой замок, милорды? Хотели бы себе нечто подобное?
Что можно желать кроме замка и земель? Для Брандона это было загадкой. С малых лет он молил о власти и землях, и когда отец представил ему такую возможность, воспринял ее как дар богов. Кто сможет отказаться от такого искушения? Только дикарь!

+7


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ИСТОРИИ В РЕАЛЬНОМ ВРЕМЕНИ » 1x01 Священные узы (part 2)