Добро пожаловать на DORTON. Dragon Dawn

Вы попали на авторский проект, смешавший в себе фентези и псевдоисторию. Время королей, рыцарей и дам, магов и охотников, драконов и пиратов - здесь каждый найдет себе место. Давайте напишем историю вместе!

Время в игре: 844 год, 15 экуос - 15 элембиуос.
1x01 Священные узы (pr.1) - Surma
1x01 Священные узы (pr.2) - Reynir Blóðøx
1x02 Нельзя приручить зверя - Edward Richmond
1x03 Грехи отцов - Feline Fane
1x04 La Cara de la Guerra- Philip Aberhol
1x05 Crimina belli - Odilia Rivers
1x06 Мой ход, брат -Nathaniel Richmond
Лучший эпизод: куда отправляются шлюхи?
АСТА ∙ АРИ ∙ НАТ ∙ ФЭЛ ∙ ЭЛЛ


Семь лет назад на Драконьем Острове было найдено яйцо, с помощью магии, подарившее миру дракона. Его владельцем стал пиратский барон, желающий подчинить себе весь Дортон. Палата Лордов выдвигает решение о сотрудничестве с магами, чьи силы с возрождением дракона стали расти. Но для этого нужно пойти на радикальный для всей страны шаг – легализацию магии.
Сюжет Библиотека Список героев Гостевая Внешности Акции Нужные Объявления АМС Отношения Набор в мафию Запись в квесты

DORTON. Dragon Dawn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ЧУЖИЕ ГОСУДАРСТВА » HP: Hypnotic Panopticon


HP: Hypnotic Panopticon

Сообщений 1 страница 8 из 8

1


Мы ждем тебя!
http://i5.imageban.ru/out/2016/12/14/9da7173aefebbb1f9eed97f0e160c39c.gif
АКЦИИhttp://i2.imageban.ru/out/2016/02/26/21d44ffaf861d4aa90c6ea1fe51596c8.pngСЮЖЕТhttp://i2.imageban.ru/out/2016/02/26/21d44ffaf861d4aa90c6ea1fe51596c8.pngНУЖНЫЕ

0

2

Дэмиан Розье разыскивает тело невыносимо любимой невесты брата

https://68.media.tumblr.com/798f988e8bdd27380a6cbb5c5c3e3d6e/tumblr_nwd5tvTRfx1sojrkso3_400.gif
Penelope Mitchell
Я бы написал, что смена возможна, но нет, исключено, если вы придете Лавандой с другой внешностью, то отношений у нас с вами не получится никаких.

Я знаю о тебе довольно много:
Имя фамилия | name surname:
Лаванда Браун |Lavender Brown
Дата рождения, возраст, статус крови, национальность:
17 лет, чистокровная
Место работы, должность (курс, факультет):
Гриффиндор, 7 курс, состоит в Серых Рыцарях
гетеро
Лояльность (ПС, ОФ, нейтрал):
ОФ, Рыцари
Дополнительные факты и приметы:
Лаванда без ума от Прорицаний. Это канон, а потому мне бы хотелось видеть девушку, которая не похожа на шаблонных блондинок, сплетниц и вертихвосток; девушку, которая бы любила гадания, предсказывать будущее по звездам, и верила бы в чудеса и пророчества; приметы может быть.

"…внутренний мир человека есть лишь концентрация внешних форм
его поведения."

По канону Лаванда была влюблена в Рона, и об их отношениях судачила вся школа. Я не хочу, чтобы вы исключили этот момент, ибо он важен. Я оставляю биографию на ваше усмотрение, но прошу не делать из нее безголовую куклу, думающую только о мальчиках, сплетнях, и шмотках. Я думаю, что Лаванда единственный ребенок в семье, может даже поздний, а потому горячо любимый. Ее баловали, но в меру, воспитывали и прививали любовь к красивому и хорошему. Я думаю, что она очень умная девушка, но временами может прикидываться глупой; она так же отважна, и преданна своим друзьям, и возможно даже легко влюбляется, и так же легко забывает объект воздыхания. Ее первой настоящей любовью станет Дэмиан, и именно это чувство она пронесет в себе столько времени, отвлекаясь периодически на других юношей.

"Вы изучаете друг друга три недели, любите друг друга три месяца, боретесь друг с другом три года
и терпите друг друга еще тридцать лет…"

Все сложно.
Они знакомы с детства. Родители, а именно мама Лаванды и мама близнецов Розье, очень дружили, и потому было очевидно, что много лет назад они решили объединить две семьи, соединив брачными узами наследников. Вот только Розье было двое, а Лаванда одна, и мать близнецов не стала сразу принимать решение о том, кто именно из ее сыновей станет Лаванде будущим мужем. А годы то шли, дети взрослели. С самого раннего детства Лаванда приезжала в гости к Розье, либо же Розье гостили у Браунов; то по несколько дней, а то и вовсе неделями. Нрав у мальчишек был невыносимый, они всюду и везде строили козни, издевались над другими, и больше всех доставалось Лаванде, ибо оба мальчика на дух не переносили эту белокурую принцессу. Они обзывали ее, портили ее вещи, новые игрушки, и она иногда платила им той же монетой, жаловалась родителям, подставляла подножки, и обзывалась. А потом пришло письмо из Хогвартса, и противостояние детей перешло на новый уровень, ведь отныне Лаванда стала гриффиндоркой, а Розье оба поступили на Слизерин. Детская вражда переросла во взрослую, оканчивавшуюся периодическими дуэлями, стычками в коридорах, и оскорблениями. Братья считали Браун поверхностной, недалекой куклой; она считала их тупыми, жестокими слизеринцами, которые не способны ни на что дельное, кроме издевательств. Они трое знали, что родители подумывают объединить семьи, и скажу честно, перспектива выйти замуж за одного из ненавистных Розье Лаванду вообще никак не прельщала. Впрочем, Розье думали точно так же. И потому все трое в тайне надеялись, что родители передумают, либо же им удастся их переубедить.
После шестого курса все изменилось. Брауны, как обычно, приехали погостить у Розье, и Лаванда не смогла придумать достойного повода, чтобы отказаться, и остаться дома. Это был август, лето перед седьмым курсом, и в тот месяц Борегар, брат Дэмиана, отдыхал во Франции у друзей, поскольку окончил год гораздо лучше брата. Дэмиан же был наказан провести все каникулы в Англии, и до приезда Браунов две недели бесцельно слонялся по дому, либо же запирался в подвале и пытался выявить новый вид оборотного зелья. Вот только знаний не хватало, как и талантов, и каждый эксперимент оканчивался неудачей.
Приезд Браунов немного развеселил юношу, ведь теперь у него появилась возможность развлечь себя третированием той, которую он так не переносил. Но теперь кое-что изменилось – он смотрел на нее другими глазами, заметив то, что не замечал прежде. Она не изменилась за лето, она всегда была такой, просто Дэмиан не замечал ее красоты, изящества, и стал обращать на это внимание лишь с того момента, как лаванда стала гулять с Уизли. Близнецы использовали это для своих бесконечных издевок, а Дэмиан еще и задался мыслью понять, что же такого нашел Уизли в этой пустоголовой кукле. И понял. Увидел, когда в очередной раз не сводил с нее глаз, понимая, что Лаванда стала для него слишком навязчивой идеей. И то лето лишь помогла расставить все точки.
Почти каждый вечер родители отправлялись на званые ужины и светские приемы, оставляя детей одних в доме. Обстановка, накаленная неудобством и игнором, раздражала как Дэмиана, так и Лаванду, но они упорно продолжали друг друга не замечать, пока в один из таких вечеров Дэмиан не решил нарушить мамин наказ, и вышел из дома. Лаванда не была бы Лавандой, если бы не последовала за ним, сгорая от любопытства. Она пыталась читать ему нотации, а после, заметив, что они свернули в маггловскую часть Лондона, и вовсе принялась упрашивать вернуться в дом, однако юноша был непреклонен. Он привел ее в парк аттракционов, в который до этого ходили они с братом, и тот вечер изменил все. Позабыв о детской вражде, Дэмиан и Лаванда весело проводили время, сначала с неохотой, но спустя какое-то время начав говорить друг с другом более менее нормально; они катались на аттракционах, и стреляли в тире, ловили яблоки ртом, и даже сходили в маггловский кинотеатр. Каждый вечер, тайно сбегая из дома, они отправлялись гулять по Лондону, рассказывая друг другу различные истории, и смеясь над прошлым. Дэмиан припоминал Лаванде ее одержимость Уизли, она шутливо била его по плечу, и они оба смеялись. А ночами, провожая гриффиндорку до двери в ее спальню, Розье раз за разом ловил себя на мысли, что хочет ее поцеловать. Возможно, Лаванда хотела того же, не спеша открывать дверь, и уходить. Так они и стояли, неловко прощаясь, порой и по несколько минут, пока Браун все же не уходила, оставляя Розье одного. И так день за днем, пока однажды Дэмиан все же не решился, и не сделал первый шаг, который и стал началом их новых, тайных, отношений. Их роман протекал бурно; каждый вечер, сбегая из дома, они исследовали очередной уголок Лондона, держась за руки и весело смеясь, а после, практически до утра, целовались возле входа в спальню девушки. До тех пор, пока не вернулся брат. До тех пор, пока матушка не собрала братьев вместе, и не объявила, что приняла решение, с которым согласились и Брауны. До тех пор, пока Дэмиан не узнал, что женихом Лаванды станет его брат, родившийся первым, и более любимый матерью. В тот вечер он старался вести себя как обычно; слушал рассказы брата о Франции, и отвечая, что без него было очень скучно. Брауны уже как несколько дней покинули дом Розье, и Дэмиану не приходилось думать над тем, как тайно пробраться в спальню к девушке.
Она писала ему письма, всю неделю, оставшуюся до школы, но ни на одно он не ответил. Она поймала его взгляд, когда они встретились на перроне, и попыталась незаметно дотронуться до его руки, но он отвернулся, сделав вид, что не замечает ее. Он избегал ее с неделю, пока она все же не настояла на разговоре. Тогда то ему и пришлось соврать, что все, что произошло летом, было лишь ошибкой, игрой, развлечением, и что он Розье, его не интересуют такие, как она. Это был тяжелый для него период, но он понимал, что так будет лучше, ведь не он станет ей мужем. Дэмиан старался вести себя как и прежде – цеплял Лаванду, не давал ей прохода, и с жестоким удовлетворением издевался над очередным парнем, который посмел посмотреть в ее сторону. А после, ближе к зиме, и сам начал встречаться с Джинни Уизли, отношения с которой не продлились долго.
На Рождество Лаванда узнала, что Борегар станет ее будущим мужем. Они стали часто появляться вместе, играть на публику, ибо того требовал этикет, но все так же не переносили друг друга. А Дэмиан бесился, все чаще не давая Лаванде прохода, сам не понимая, зачем ее мучает, зачем мучает себя, но осознавая, что не может все оставить вот так просто; любит, и пытается эту любовь сохранить; возможно даже отбить у брата.

"Иногда нам кажется, что в этом мире жить невозможно.
Но больше негде…"

Это заявка в пару, с неопределенным концом. Отношения Лаванды и Дэмиана уже немного игрались, но самую малость. Если кратко, то раньше они друг друга не переносили, затем полюбили взаимно, и теперь снова прячут любовь за масками. В ходе игры я не знаю, к чему все это приведет. Хочу, чтобы придумали вместе. Может быть Лаванда выйдет замуж за Бо, но будет тайно с Дэмианом. Может даже ребенок у них родится, которого она выдаст за ребенка Бо. Может быть Лаванда не выйдет замуж за Бо, а останется с Дэмианом. Тут все зависит от игры, и от того, в какое русло мы ее повернем. У Борегара есть любимая женщина, с которой ему не суждено быть ввиду ее положения, поэтому не ждите, что второй брат внезапно тоже воспылает к Лаванде чувствами.
ВАЖНО: мне нужен соигрок, который не придет играть только отношения! На нашем форуме полно замечательных игроков, для примера я могу сказать, что обеспечу вам игру не только с Дэмианом, но так же с Борегаром, а еще у нас есть Забини, который узнал тайну Борегара, и вполне вероятно, что он захочет обсудить ее с Лавандой (Заб у нас очень коварный, поверьте, с ним не соскучишься), а так же у нас есть Лиза, женщина Борегара, с которой вы тоже можете найти точки соприкосновения. У нас есть Гермиона и Джинни, а еще Джастин из Серых Рыцарей, с которыми тоже есть игра, и в общем сюжете тоже.
Меня не интересует размер ваших постов, а так же то, от какого лица вы пишете. Я пишу всегда по разному, и с разной скоростью, и всегда с пониманием отношусь к загруженному реалу, если вы предупредили, и, соответственно, от вас жду того же, ибо пинать меня на посты, и напоминать о них, если я не отвечаю вам уже несколько дней – не стоит, так как у меня есть на то причины, о которых я всегда вам сообщу, чтобы вы не теряли. Я прошу не пропадать на долго без предупреждения, и постараться влиться в нашу дружную семью, ибо для меня это важно. Очень важно. Связь со мной через гостевую, далее лс и могу дать аську, скайп, да что угодно, я не против общения вне игры.
Так же для меня важна адекватность игрока – не приравнивайте меня к моему персонажу, ибо я не он, и избавьте меня заранее от ревности в отношении других соигроков. Да, с таким сталкивались, а потому предупреждаю сразу, хотя верю, что в мире существует больше адекватных людей, чем нет. И я верю, что вы именно такой человек. Нет, я не кусаюсь, я очень миролюбивое и дружелюбное существо, просто хочу играть в свое удовольствие, и удовольствие своих соигроков, а потому выношу столько требований, которые могут показаться ненормальными.
От лица Дэмиана я хочу играть абсолютно все, включая высокий рейтинг, а потому прошу, чтобы вы нормально относились к отыгрышам постельных сцен и жестокости, но и в то же время не шли сюда ради игры в постель. Мой персонаж не будет спать с Лавандой в каждом эпизоде, я вообще не уверен, что это случится в ближайшее время, хотя все может быть.

Мой пост

I'm devoted to destruction
A full dosage of detrimental dysfunction
I'm dying slow but the devil tryna rush me
See I'm a fool for pain, I'm a dummy ©

Каковы были его побуждения, когда Дэмиан отправился вслед за Лавандой? Злость и ревность зрела в его душе; неудовлетворенное чувство, обида и ярость; зависть; пустота; вихрем чувства проносились от макушки до пят, вынуждая сверлить девушку взглядом, и даже не знать, зачем, собственно, пришел. Защитить от чудовищ? Или самому обернуться чудовищем, и погубить? Пожалуй, и то, и другое; отчасти, косвенно.
Он не мог сказать с точностью, чего именно хотел больше – вернуться в Хогвартс, волоча гриффиндорку за шиворот, либо же остаться с ней здесь, опасаясь, что из глубин Запретного леса могут нахлынуть гости. Спасать ее, являясь эдаким героем, ему абсолютно не хотелось; в мозгу на миг мелькнула мысль о том, что если бы вдруг Браун издохла, то жизнь Дэмиана стала бы проще. Любить и ненавидеть; оплакать смерть, но жить дальше; желать быть с ней, и в то же время мечтать задушить ее голыми руками; ураган эмоций поднимался изнутри, слизеринец усмехается, слегка изгибая брови, когда гриффиндорка нелепо приземляется на зад, и делает шаг вперед.
- Опечаленная неизбежностью нашей свадьбы, ты решила скормить себя волкам? – Подходит еще ближе, протягивая ей руку, и даже не потрудившись зажечь свет от своей палочки. Шальная мысль появляется в его голове, и не отпускает.
А что, если в темноте она не поймет, кто именно перед ней? А что, если выдать себя за брата, и попытаться наладить контакт от его лица? В конце концов, Дэмиану уже совершенно наплевать, ведь конец года близится; он подкрадывается, как замаскированный разведчик, неминуемо возвещает о гибели, и бьет в самое сердце. Розье не был готов ни тогда, ни сейчас; как не будет готов и потом. Он просто старался всеми различными способами урвать момент, попытаться выиграть время, и возможно в дальнейшем ему проще будет смириться.
- Я следил за тобой. Это правда. – Засовывает руки в карманы, и внимательно смотрит на гриффиндорку, лихорадочно соображая, как бы повел себя Бо дальше, чтобы сделал, и сделал ли вообще?
Ненависть к брату кипела в душе слизеринца, но он старался сдерживать свои эмоции, бушующие внутри тела, подобно торнадо, и лишь внешне оставаться спокойно, улыбаясь в полумраке, и не сводя с гриффиндорки взгляд. Мог ли Борегар решиться наладить отношения с будущей женой? Это вполне логично, ведь до выпуска остались считанные дни, а там и до помолвки не долго. Вполне возможно, что брат захотел бы найти общий язык с Браун, дабы не испортить дальнейшую жизнь себе, ведь ему, как считал Дэмиан, было все равно, с кем жить, и на ком жениться. Один лишь Дэмиан метался, разрывался, и молчал.
- Еще я искал брата, ведь в последнее время он часто крутится возле тебя… - Следил за ее реакцией, и продолжал соображать, что бы еще такого сказать, сделать, чтобы она не поняла, не осознала, что перед ней самозванец. Рука по привычке дергается в сторону волос, но юноша вовремя понимает, что этот жест его выдаст, и лишь делает вид, что почесывает шею, оглядываясь по сторонам.
- Я подумал, что мы могли бы поискать твою палочку, и заодно обсудить перспективы будущего. – О том, что палочку можно было приманить заклинанием, Дэмиан не подумал, и это было его ошибкой, ведь Борегар, не умевший жить без волшебства, непременно сделал бы это, использовав простое заклинание, и отдавая Лаванде ее палочку. Борегар бы сделал, но не Дэмиан, который буквально терял дар речи, и туго соображал в присутствии Браун, покрываясь лишь пятнами злости, ревности, смущения, и тонким чувством вожделения, которое испытывал каждый раз, оказавшись возле нее, и которое усиленно пытался скрыть сейчас. – Я думаю, нам пора найти общий… кхм… язык, прежде чем наши семьи объединятся. – Юноша ухмыляется, все таки не сдержавшись, и взлохмачивая свои волосы, - жест, который он, подобно позеру, каждый раз делал в присутствии Лаванды, - а после, сообразив что все таки совершил, прячет руки в карманы, отступает в сторону и наклоняется к ближайшему кусту, доставая свою палочку и шепча: «Люмос».
- Ты как считаешь? – Он старается придать своему голосу непринужденность, спокойствие, но фраза выходит ломанной, с хрипотцой, и Розье тут же начинает тихо покашливать, делая вид, что это не волнение, а всего лишь простуда.

0

3

Амелия Блэк разыскивает тело
http://i4.imageban.ru/out/2016/12/14/2215b005af0e300eb4b9c56feeffa7c5.png
"обожаемого" родителя, который таки отомстит за поруганную честь дочери, и добавит седины всем вокруг

https://68.media.tumblr.com/6bea052edfd8b608d4a03c8c03dceb38/tumblr_ohjhv0s5J11r92d0co2_400.gif
Mark Sheppard, в образе Кроули, был бы идеальным, но я могу и обсудить

Немного о тебе:
Имя фамилия | name surname: Антарес Альфард Блэк - как бы при желании имя можно сменить
Дата рождения, возраст, статус крови: Чистокровный, 42-45 лет, англо-француз.
Место работы, должность (курс, факультет): Антарес занимает высокий пост при французском Министерстве. Часто по службе появляется при Британском Министерстве. Так же является действующим лордом-наместником острова Уайт, в Великобритании, имеет законное место среди членов Визенгамота, принадлежащее роду Блэк, и законное место в палате лордов Великобритании, принадлежавшее роду Уайт. Сейчас Антарес переведен в Англию, и является главой Департамента общественного контроля над деятельностью Департаментов Министерства Магии. Во Франции его осталась представлять дочь.
Ориентация: Гетеро на момент игры, дальше на ваш выбор.
Лояльность (ПС, ОФ, нейтрал): Темный Лорд

I was born to make you happy..

Факты, которые необходимо знать и учесть:
- У Антареса была жена Табита, и у них есть близнецы. Две дочери: Амелия и Присцилла. Присцилла сразу после рождения была отдана старой ведьме в качестве платы, и стерта из памяти родителей. Амелия является единственной наследницей всей империи Блэк.
- Антарес был приворожен, и приворот действовал до смерти жены.
- Табита была глупой и не красивой, но деньги Блэков творят чудеса с внешним видом, и за много лет брака она вполне похорошела, но осталась такой же алчной и жадной. В июле сдала дочь в психушку, а после насильно выдала замуж два раза. В следствие этого была обвинена в издевательствах и попытке убить свою дочь, а после казнена по приказу Темного Лорда.
- Как относится Антарес к Амелии – решим, скорее всего он гордится ею, ибо Амелия сумела доказать свою преданность Темному Лорду. Какое будет отношение к Присцилле – решим.
- Амелия была обручена с Драко, она была беременна от него, но ее избили, ребенка она потеряла, а Драко публично разорвал помолвку. А это означает скандал и войну двух семейств, ибо Малфой оскорбил и опозорил Блэков. Антарес должен отомстить, и уничтожить семью Драко, и его самого. Вы нужны нам именно для этого, и сам Драко просто жаждет поиграть скандалы и разборки между семьями.
- После пятого курса Амелия была отдана на воспитание Беллатрикс, и отослана в Англию. Присцилла объявилась лишь в сентябре 1997 года.
- Характер на усмотрение игрока. Я навязываю лишь то, что необходимо для сюжета - если фамилия Блэков будет опозорена, Антарес лишится власти, и начнет терять деньги, а это значит, что вступиться за честь семьи в его интересах. И методы Блэков не всегда будут честными и безобидными. Сейчас, на данный игровой период, Амелия с сентября, овдовев два раза, вернется в Англию и начнет войну в ММ с Драко Малфоем. И ей понадобится поддержка отца. Не обязательно любить дочку, можно даже ругаться с ней, но зато это будет весело.
Выдержка из анкеты Амелии:
Многим известно, что дед Амелии, Альфард Блэк, был выжжен с генеалогического древа своей сестрой Вальбургой лишь потому, что тот оставил «все» свое наследство Сириусу Блэку. На самом деле все так и было – Альфард действительно умер, оставив часть денег Сириусу, а остальную, более весомую часть, передав жене с сыном. Теодора Блэк (nee Уайт) родилась во Франции, где и познакомилась с будущим мужем, а после и вышла замуж. Спустя несколько лет родился Антарес, и когда он подрос, родители без раздумий отправили сына в Шармбатон. На летних каникулах французская чета Блэк часто приезжала в Англию, навещая родственников Альфарда, но все чаще сам Альфард предпочитал оставаться во Франции, из за сильной ссоры с сестрой Вальбургой. Теодора и Антарес самостоятельно посещали магическую Британию, где еще тогда юный, а в последствии и повзрослевший Антарес довольно тесно общался со своими кузинами и кузенами, и особенно с кузиной Беллатрикс, и ее будущим мужем Рудольфусом. После окончания Шармбатона, молодой человек поехал в Англию, навестить тетушек, где и познакомился со своей будущей женой. Кузина Антареса, Беллатрикс Блэк, втянула того в ряды Пожирателей Смерти. Деятельность Псов пришлась по душе Блэку, не смотря на то, что отец Антареса был магглолюбцем. Однако отец не мать, а Теодора воспитывала сына в ненависти к этим созданиям. После того, как Табита Гойл приворожила Антареса, парень вернулся во Францию, дабы жениться. Мать не одобрила выбор сына, но деваться было некуда. Вскоре родилась Присцилла, а следом и Амелия. Но так как про Присциллу, благодаря магии некромантов, никто не вспомнил, Амелия стала считаться единственной наследницей рода Блэк.
Характер и остальная биография на ваше усмотрение. Я могу лишь вкратце ввести в курс дела, пояснить как проходило детство Амелии, но про отца там мало, ибо все, что важно знать, это то, что дочь не была любимым ребенком, на нее редко обращали внимание, а мать вообще ненавидела. Амелия училась в Шармбатоне, но после пятого курса ее отправили в Хогвартс, и к Лестрейнджам на попечение, ибо Амелия напала на мать с Круциатусом, и Антарес принял решение отослать дочь. В остальным все на ваше усмотрение.
Подробности, а так же мой пост: тут

.

0

4

We NeeD
http://i5.imageban.ru/out/2016/12/14/1b8e7c5e452b8c0ed7bb88cd21dcf5cc.png
Sirius Black

https://68.media.tumblr.com/e7b22a2ea36a5245532b387b24a67265/tumblr_ok9hqlQjFC1vm75alo2_400.gif
Gary Oldman

Немного о тебе:
Имя фамилия | name surname: Сириус Блэк | Sirius Black
Дата рождения, возраст, статус крови: 38 лет, чистокровный
Место работы, должность (курс, факультет): на выбор игрока
Ориентация: гетеро (?)
Лояльность (ПС, ОФ, нейтрал): ОФ

It is with our passions,
as it is with fire and water,
they are good servants but bad masters.

Собака... Сколько же раз меня так называли, люди совершенно разные, вкладывая кардинально различные эмоции и смысл в это слово. С улыбкой, подтрунивая, так меня называли друзья, с пытливым восхищением – крестник, с ненавистью – кузина. Даже малые дети и те, дергая своих матерей за юбки, восклицали: "смотри, какая большая собака", и показывали на меня пальцем, когда я по своим делам трусил по многолюдными улочками Лондона. Просто собака, или же преданный и верный друг? Мало кто из людей понимает истинное значение этого слова, осознает, что оно ни сколь не оскорбительно и лишь в полной мере подчеркивает все грани моего характера. Быть собакой, значит быть преданным. До самого конца. Верить, даже если вера покинула сердца всех остальных. Ждать, если даже ушли те, кого ты любил. Нет, любишь до сих пор. Собака способна вытерпеть любые невзгоды, голод и пытки, до тех пор, пока хранит преданность в своем сердце.
Странно, да, возможно это действительно покажется странным, но я предан тем, кого люблю и я верю. Верю в то, что жив Гарри, он не из тех, кто уходит не попрощавшись; в то, что Дамблдор не бросил нас, я знаю, он вернется, он не мог оставить эту войну незаконченной; в то, что не просто так вижу ночные кошмары и женщину из забытых мною снов, из пустоты. Знаю, все это не просто, как и мы все не просто так здесь. Я до сих пор еще верю в справедливость и в людей, верю не словам, а улыбкам. И моя вера – это то, что отличает меня от остальных Блэков, ведь фамилия, это еще не клеймо на всю жизнь, особенно для человека, который чувствует, как собака...
Пояснение: Более подробно о судьбе Сириуса, и его спасении из Арки, можно узнать из Дневника нашего форума, а так же у Драко Малфоя.

http://i5.imageban.ru/out/2016/12/14/0574f6fe95a7887306b735bda2d5ebcb.png

0

5

Джастин Финч-Флетчли разыскивает тело
http://i4.imageban.ru/out/2016/12/14/2215b005af0e300eb4b9c56feeffa7c5.png
любимой подруги, с которой все сложно, но которая обязательно должна прийти и дать Джасу по голове, да-да!

https://68.media.tumblr.com/45c2440e31845a76bb4fd7779c0b9941/tumblr_oii9nuTL0e1tule4uo4_250.gif
Shelley Hennig, но можно сменить

Немного о тебе:
Имя фамилия | name surname: Ханна Эббот/Hannah Abbott
Дата рождения, возраст, статус крови: Чистокровная. 17-18 лет.
Место работы, должность (курс, факультет): Хаффлпафф, 7 курс. После выпуска род деятельности на выбор игрока.
Ориентация: гетеро
Лояльность (ПС, ОФ, нейтрал): Серые Рыцари, ОД, а может быть и нейтралитет вовсе.

I was born to make you happy..

Я оставляю характер и биографию полностью на твое усмотрение, милая. Ты можешь быть какой угодно, а в условиях войны и вовсе измениться как в худшую, так и в лучшую сторону. Только не будь сторонницей ПС, и злобной стервой, ибо это дико скучно.
Отношения
Ты, в первую очередь, мой друг. У меня есть друзья, вроде Вальбурги, или Эрни, и ты так же являешься одной из моих близких подруг, с которой мне всегда нравилось находиться рядом. Мы дружим с тобой давно, со второго курса, и, скажу честно, в наших отношениях не все так идеально. Общие проказы, совместное взросление; девчонки сохнут по Эрни, а я сохну по тебе. Вот так вот банально, на четвертом курсе, умудрился влюбиться в подругу; спотыкался, нес всякую чушь, с глуповатым выражением на лице просил списать. А потом началась эра, когда Эрни начал в открытую встречаться с девчонками, и практически взял меня на слабо: либо я тоже кого-нибудь целую, либо он не зовет меня мужиком. Глупо, смешно, но я воспользовался шансом, и однажды подкараулил тебя после ужина, и поцеловал. Быстро, едва ли не на ходу, пробегая мимо, развернул тебя, прижал к стене и поцеловал. Губами губ коснулся, и исчез, оставляя тебя одну, в недоумении или злости; или что еще ты там чувствовала? Но после этого все как то изменилось. Знаешь, робкие улыбки, мимолетные касания; ты не затрагивала тему поцелуя, и пыталась вести себя как обычно; я же весь сиял, как начищенный галлеон. И сам не понимаю как, но мы оказались вдвоем в Трех Метлах; друзья куда-то смылись, оставляя нас наедине, и… С того момента все и началось, в конце пятого курса. Мы не заходили далеко, детьми же были, и лишь держались за руки, да целовались; много, часто. Стали эдаким маленьким островом посреди океана дружбы, не замечали ничего, даже друзей. Ты подарила мне половинку сердца; вторую оставила у себя, как знак нашей вечной любви. И, наверное, ты до сих пор не остыла, после нашего расставания в конце шестого курса, когда в мире все стало слишком сложно, и я потерял младшего брата. Не оправился, хоть ты и утешала. Тогда и подарила мне свою первую ночь, а я тебе, естественно, своей первой любви; долгой, нежной. Я помню, что ты улыбалась, когда я говорил о невозможности нашего будущего; слишком поглощен был жаждой мести, изменился, стал грубее, жестче. Но ты обещала ждать, и, наверное, ждешь до сих пор, хоть и прячешь все надежды за маской просто_друга, лучшего, хорошего. Ты знаешь все: знаешь, что я вновь влюбился, в слизеринку, да, ведь не искал легких путей, и знаешь, что она беременна, но… Наверное, ты смирилась, а может быть и нет, но ты всегда рядом, когда мне нужна помощь, ты протянешь руку, не отвернешься. Дафна, моя слизеринка, ненавидит тебя, ревнует, и, наверное, все же я даю повод, не знаю. Я ничего не знаю, ведь ее замуж насильно выдают, мы часто ругаемся, и на выпускном я вообще отличился: отправился на опасную операцию, провалился, и авроры, подчиненные Пожирателям, увидели мое лицо. Я сбежал, и теперь вынужден скрываться, фактически оторванный от магического мира, ведь в нем за меня объявлена награда; они ищут день и ночь. Мне надо Дафну выкрасть, по хорошему, либо из-под венца, либо уже от мужа, и где-то спрятаться. Помню, ты приглашала как-то давно… Пустишь снова?
Бонусом идет то, что по мимо меня, тебя ждут еще несколько потенциальных соигроков!

.

0

6

Темный Лорд, а так же Долохов и Лестрейндж, разыскивают шикарно-эпатажную ведьму!
http://i5.imageban.ru/out/2016/12/14/1b8e7c5e452b8c0ed7bb88cd21dcf5cc.png
Alecto Carrow

http://cdn.playbuzz.com/cdn/1250156f-0f70-4e76-b4e0-8fc677854d04/80431264-6ae8-4932-9b6b-70ad7da5c649.jpg
Demi Moore, но вообще на выбор игрока

Немного о тебе:
Имя фамилия | name surname: Алекто Кэрроу | Alecto Carrow
Дата рождения, возраст, статус крови: 37-40 лет, чистокровная
Место работы, должность (курс, факультет): заместитель Министра Магии
Ориентация: гетеро (?)
Лояльность (ПС, ОФ, нейтрал): Темный Лорд, но начинает сомневаться 

It is with our passions,
as it is with fire and water,
they are good servants but bad masters.

Я всегда была предана ему, своему Лорду, безоговорочно. Всегда стремилась стать лучшей из лучших, в его глазах стать такой же, как Беллатрикс. Но мне не доставало ее сумасшествия. Я всегда была прагматичной и расчетливой, даже когда шла, казалось бы, отматывать пожизненный срок в Азкабане. Еще тогда я знала, на что иду, зачем это делаю, ведь я никогда не предавала саму себя, свои идеалы и веру. Я всегда верила в своего Лорда, безоговорочно верила его словам, никогда не обсуждала и не осуждала даже самые безумные его поступки. Но все изменчиво в этом мире, как и сам мир. Меняется все, даже люди. Изменилась и моя вера. Он сам изменил меня, мой Лорд, мое тихое разочарование. Той ночью, когда он нас буквально бросил, называя свой поступок вынужденными мерами, в ночь, когда играя роль безумца, он скормил Нагайне Гарри Поттера, во мне что-то надломилось. Мне показалось, что больше нет моего Лорда. Я увидела не победителя перед собой, а слабака, не способного убить собственноручно какого-то жалкого мальчишку; слабака, который не в состоянии в открытую бросить этот мир к своим ногам, и потому спасается бегством, из укрытия строит планы и управляет людьми. Не такого Лорда я любила, не такому Лорду служила. Возможно, если я не смогу вернуть свою веру, если он не вернет мне меня, я однажды предам его так же, как предал он. Найду того, кто так на меня похож, того, кому можно верить, того, кто будет ценить и не посмеет оступиться.

http://i5.imageban.ru/out/2016/12/14/0574f6fe95a7887306b735bda2d5ebcb.png

0

7

Жнец срочно разыскивает тело
http://i4.imageban.ru/out/2016/12/14/2215b005af0e300eb4b9c56feeffa7c5.png
Серийного Чистильщика, маньяка, и нереально крутого чувака!

http://i1.imageban.ru/out/2017/02/18/98bf355c46c82dffe2dbdda5139c6e43.gif
https://68.media.tumblr.com/edb450e2538f62dca4d3a2d8d45f021e/tumblr_nsjr4b7N0s1qjihfao5_400.gif
Gaspard Ulliel as Hannibal Lecter. Если данная внешность тебе не слишком нравится и ты захочешь ее сменить, то давай посоветуемся и вместе кого-то подберем, кто устроит нас обоих.

Немного о тебе:
Имя фамилия | name surname: Имя на твой выбор, как вариант – Гилдерой. Фамилия Гамп (Gamp).
Дата рождения, возраст, статус крови: Примерно 26-28 лет (можешь и еще парочку накинуть, но не делай его моложе). Полукровка, выходец из чистокровного древнего рода, которому папаша маггл подпортил родословную, однако это удалось вполне грамотно скрыть.
Место работы, должность (курс, факультет): Выпускник Дурмстранга, факультета Гласиас. На данный момент работаешь в больнице Св. Мунго, хирургом-патологоанатомом, на должности заместителя главы отделения. Зачастую возишься в морге со свежими трупами, оказывая содействие Аврорату и коронерам в следствии, которое они проводят. Помимо этого, время от времени, принимаешь участие в срочных операциях, и даже сам их проводишь как практикующий и блистательный хирург. Не редко остаешься на ночные дежурства, если того требует твоя неуемная тяга к познанию чего-то нового, и проведению экспериментов, но в последнее время, после знакомства со жнецом, ты все чаще все свое свободное время проводишь в Азкабане, где и ставишь эксперименты.
Ориентация: Желательно гетеро, но вообще ты патологический извращенец и, скорее всего, некрофил.
Лояльность (ПС, ОФ, нейтрал): Ты один из Пожирателей Смерти, абсолютно поддерживающий все идеи Темного Лорда, однако не принявший метки, и скрывающий то, что твой отец был магглом, умело выдавая себя за чистокровного, последнего и единственного наследника рода Гампов, для чего ты взял даже фамилию матушки, а твоя бабка сфальсифицировала все бумаги, по которым ты являешься ребенком ее сына сквиба, заметь, никогда не существовавшего, и якобы не представленного общественности. Судя по документам, на свет ты появился после связи своего вымышленного отца с собственной сестрой. Подобное для некоторых чистокровных родов никогда не являлось постыдным, да и честно говоря, твою мать видели многие, и не могли не отметить того, что она не была писанной красавицей.

I was born to make you happy..

Факты, которые необходимо знать и учесть:
Известные члены твоей семьи:
Улик Гамп – первый Министр магии Великобритании.
Хеспер Гамп – прабабушка Регулуса и Сириуса Блэков.
Гэмп, автор закона элементарных трансфигураций.
Как видишь, ты находишься в дальнем родстве с Блэками, и не смотря на то, что никогда не тянулся к ним, никогда не пытался заполучить такое же, как у них, знатное положение, или часть денег этой семьи, ты возможно заинтересуешься одной из их наследниц, Амелией. Скорее всего, если вы познакомитесь, тебе станет любопытно ее безумие, возможно ты даже попытаешься ее очаровать, пожелав однажды добраться до бабочки и в ее голове. Но никаких романтических привязок здесь не следует.
Ты маньяк серийник, охмуряющий красивых девушек, а после убивающий их лишь для того, чтобы извлечь из черепа клиновидную кость и добавить ее в свою коллекцию.</br>
Бабочка Диана – одно из твоих прозвищ, что и не удивительно. Красивые, утонченные и нежные создания, Дианы, не смотря на то, что самой природой им предписано порхать над цветами, всегда собираются только там, где лежит свежий или уже разгнивающийся труп.
Второе твое прозвище – Мурена, ведь эта тварь, прекрасно характеризующая твою суть, замерла "живой" татуировкой на твоем теле.
Ты харизматичен, циничен, бессердечен, и ведя двойную жизнь, имеешь в обществе безукоризненную репутацию, умело скрывая свою истинную натуру. На самом деле, тебе удается сочетать едва ли сочетаемое, психические отклонения со здравым смыслом и логичностью, осмотрительность и осторожность с безумием, неуемную холеричность и живость своей натуры – с социопатией, мрачностью, холодностью и жестокостью.
Как идейный, едва кому-то доверяющий человек, фанатик, одержимый больной тягой к знаниям, ты не позволяешь себе привязанностей, не выносишь слабости и никого не подпускаешь к себе ближе, чем того требуют обстоятельства, или выгодно лично тебе.

Полный текст твоего образа.

С детства ты был весьма тихим, послушным и достаточно любознательным ребенком, который никогда не доставлял проблем окружающим, и не плакал. Выходец из древней чистокровной династии Гамп, увы, за века своего существования достаточно обнищавшей, и единственный наследник своего рода. Так случилось, что твоя жизнь с самого рождения не обещала быть легкой, однако вполне могла стать таковой. Мать умерла при родах; отец, маггл, за которого она выскочила разругавшись с чистокровной родней – спился, а ты остался на попечение ворчливой бабки, не шибко то довольной свалившимся на голову отпрыском нерадивой дочери. Однако, ты быстро с ней поладил, буквально очаровав своим покладистым нравом, тягой к знаниям и соблюдению традиций рода. Пожалуй, о таком внуке она могла бы только мечтать. Пока остальные дети, попусту растрачивая свое драгоценное время, бесновались играя на улице, ты часами напролет сидел в кожаном кресле своего покойного деда и читал книги. Одну за другой, порой и по нескольку за день, принимаясь за чтение после завтрака, и отрываясь от данного занятия лишь к ужину, и то, если бабка вспоминала о твоем существовании, а так, забыв про еду и сон, ты вполне мог просидеть недвижимо, перелистывая страницу за страницей, до самого рассвета.
Первое проявление волшебства у тебя случилось именно тогда, когда, взобравшись на небольшую лесенку, приставленную к книжному стеллажу, ты пытался достать один из увесистых фолиантов с верхней полки, но немного переоценил свои силы и едва не уронил его на пол, в последствии заставив во время падения замереть в воздухе. Бабушка, в этот момент вошедшая в старый кабинет своего покойного супруга, на появление которой ты как раз таки и отвлекся, буквально ахнула от удивления, ведь все дети зачастую что-то взрывали, впервые проявляя свою магию, поджигали, били, но редко столь сдержанно и тонко обращали волшебство в совершенно противоположное русло. Случилось это когда тебе было восемь. В десять ты получил письмо из Дурмстранга, что не удивило ни тебя, ни твою бабушку, и был распределен на факультет Гласиас, став одним из мудрых, изворотливых и хитрых подлецов.
Окончив обучение, не сомневайся, с отличием, ты вернулся в Лондон, и вопреки ожиданиям большинства знакомых, собственного мастера, и многих людей, прочивших тебе великолепную карьеру политика, или же государственного деятеля, возможно банкира, – начал стажировку в Мунго. Спустя несколько лет упорной работы и практики, добился места заместителя главы своего отделения.
Но, увы, твоя жизнь никогда не была настолько простой и настолько беззаботной, как на первый взгляд всем казалось, и хотелось бы думать. Скорее, она всегда напоминала зеркало, оставленное кем-то в пустой комнате, в которое ты смотрел не моргая. Тот самый ты, хорошо знакомый для общественности, приветливый и красивый юноша, утонченный, манерный, который привык, покидая свой пустой дом, до педантичности вовремя приходить на работу, с легкой улыбкой сдержанно кивать сотрудникам, и отправляться в морг на осмотр очередного покойника, или вскрытие. После работы, не изменяя привычке, ровно в восемь вечера, и не минутой позже, ты снимаешь перчатки с рук, вешаешь халат на крючок возле двери, и выходишь из здания больницы Св. Мунго, направляясь прямиком в булочную на углу, где покупаешь два круассана с миндальной присыпкой, и берешь один кофе без сахара. Казалось бы, скучная действительность, ведь для всех ты ровно в девять уже закрываешь дверь своего дома, и окружающий мир словно перестает существовать, из зазеркалья на тебя смотрит твой двойник, совершенная твоя противоположность. Мурена – так тебя называют те, кто с этим двойником столкнулся; бабочка Диана – так называешь себя ты сам, свою истинную суть, не прикрытую притворной маской лживой идеальности, также тебя называют и служители закона, не знающие о тебе толком ничего, но каждый раз приходящие в ужас от дел твоих рук, и прыткого, извращенного ума. Да, и еще, за твоей спиной стоит тень, не получающая в этом зеркале отражения, но ты чувствуешь ее кожей. Эта тень я... Но сперва, давай ка вспомним как ты докатился до такой жизни, чтобы стать серийным убийцей и маньяком, собирающим собственную коллекцию белоснежных бабочек.
В пятнадцать, не смотря на строгую дисциплину и школьные запреты, на которые ты зачастую плевать хотел, всегда из воды выходя сухим и выкручиваясь из любых переделок, ты позволил себе недопустимую вольность – влюбиться. Прекрасно зная, что школьными правилами воспрещено общаться с девушками вне занятий, а тем более заводить отношения, ты все же охмурил одну из учениц, первую красавицу школы, которая была еще и старше тебя на два года. Стремительно закрутив бурный роман, скрывая свои отношения от чрезмерно любопытных глаз, вы начали регулярно встречаться на небольшой поляне, окруженной скалистыми горами. Подобное обязательно рано или поздно перестало бы быть тайной, и все бы вскрылось, если бы спустя две недели ты не нашел свою возлюбленную мертвой, изломанной, бездыханно лежащей на одном из острых обледеневших камней, по дороге на привычное место вашей встречи. Перевернув ее, ты осознал, что все твои былые к ней чувства меркнут по сравнению с тем, что видят твои глаза, во что, замирая, поистине влюбляется сердце. На месте ее лица, от которого едва что осталось после падения на камни, была прекрасная бабочка, омытая кровью и красующаяся первозданностью белизны обнаженной кости. Аккуратно отделив ее и вытянув из разломанного черепа, первую из коллекции, которую сейчас хранишь в подвале своего дома, ты аккуратно спрятал клиновидную кость мертвой красавицы во внутренний карман мантии, и как ни в чем не бывало направился обратно в Дурмстранг, с мыслью о том, что однажды, ступая по камням за бабочками, ты ими выложишь свой жизненный путь, и украсишь ложе для той девушки, к которой не захочешь залезть в голову, а возможно и увенчаешь ее бабочкой свою коллекцию... признанием ее нетленной, вечной любви.
По сей день ты собираешь эту любовь, коллекционируешь ее, очаровывая слишком наивных представительниц прекрасного пола. Все они, одурманенные твоей жесткой и неприступной красотой, твоим холодным величием, сами летят в твои руки, словно бабочки на огонь, а ты охотишься за бабочками, дремлющими у них в голове. Легко знакомясь, ты даришь им беззаботную жизнь, являющуюся лишь яркой оберткой того кошмара, на который они покорно сами подписывают себе смертный приговор. В каждой ты ловко находишь внутренний надлом, постепенно убеждая их в том, что они никому не нужны в этом мире, кроме тебя, а без тебя, их бога, способного подарить им крылья, святого их ангела, эта жизнь никчемна и пуста. И ты даришь, щедро, от души, эти крылья, тонким скальпелем выводя их на изящных девичьих спинах. В себя верить заставляешь, до последнего вздоха, и толкая с обрыва жизни, дарить тебе покорно свою бабочку, единственную, заключенную в пустой, доверчивой голове. Они, твои марионетки, не редко за собой приводят таких же точно, нуждающихся в спасении и любви, желающих обрести слепую веру и смысл бытия. Ты даешь им это, то, в чем столь отчаянно они нуждаются, каждую заставляя верить в то, что она особенная, лучшее, что было в твоей жизни, неповторима и уникальна, а на утро ее находят без лица, где-то за городом на обочине дороги.
До сих пор, ни маггловские следователи, ни Аврорат, не смогли выйти на твой след и поймать тебя, особо опасного серийного маньяка, на память извлекающего клиновидную кость из тел своих жертв. После очередного убийства, к твоему делу, весьма уже пухлому, добавляется еще одна жертва. Еще один в Пророке свежий некролог. Но ты последний, кого они стали бы подозревать, слишком уж идеальна та зазеркальная жизнь, которую ты мастерски играешь на публику. Глупцы, они не редко даже советуются с тобой, как с врачом, давно уже допущенным к следствию и бумагам, приложенным к новому трупу, распростертому перед тобой на столе.
Не смотря на свой тихий нрав, напускную лояльность, вальяжность, невозмутимость, притягательный, но холодный взгляд, ты одновременно ужасаешь и привлекаешь людей, ровно на столько же, как и очаровываешь. Едва им стоит познакомиться с тобой чуть ближе, они начинают понимать насколько ты непрост, и при всей неспособности разгадать твою двуличность, понять тебя, твою логику, твой прыткий разум психологического гения, люди начинают за сдержанностью видеть пугающую властность, непокорность, жестокость.
Ты бы мог вполне жить иной своей, исключительно светлой и безукоризненной, жизнью, но твоя душа слишком темна для этого. Во время третьей Магической Войны, ты примкнул к рядам Пожирателей Смерти, сумев сохранить свое инкогнито и публично не замарать репутацию, ты и до сих пор служишь идеям Темного Лорда, при этом так и не получив метки. Вместо нее на твоем теле красуется огромная черная мурена, нанесенная на кожу, от левой ноги через спину, и до правого предплечья, волшебными чернилами. Когда тебе грозит опасность, ядовитая тварь, находящаяся в постоянном движении и поиске жертвы, распахивает свои синие глаза, такие же точно, как твои собственные, и начинает скалиться. Твой тотем, она как часть тебя самого, часть твоей души, и если слишком разозлить тебя, магия, сдерживающая черную мурену в спокойствии – позволит ей высвободиться, и подобно змее обвиться вокруг тебя призрачным силуэтом, способным атаковать противника, раня его духовную оболочку, а вслед за ней и плоть. Однако, не смотря на то, что по своей натуре ты достаточно нервный и холеричный, обычно, когда начинаешь злиться или слишком задумчив, ты всего лишь методично и медленно вращаешь в руках любимый скальпель, что уже вошло в привычку, и порой даже трудно понять: стало это банальным рефлексом, или же данный жест является свидетельством завуалированной угрозы, но твоя ядовитая тварь зачастую в такие моменты спокойно дремлет. Она всего лишь раз набросилась на человека, на женщину, посмевшую назвать тебя ублюдком, перечить своему богу, ей уже подарившему крылья, испортив до неузнаваемости твою потенциальную жертву, которую ты превратил в итоге в распятый на окровавленных простынях израненный кусок рваной плоти, на котором не осталось и единого живого места. Увы, но порой твоя скрытая жестокость слишком откровенно вырывается наружу, а творческая натура становится опасна, как необузданное пламя, ведь ты творец, одновременно ты и злой гений, прекраснейшее и крайне уникальное создание, осязающее этот мир исключительно по своему, и на все имеющее свою неоспоримую точку зрения. С тобой сложно договориться, невозможно переубедить, нереально спорить. Твое воображение, рисующее фантазии, непостижимые для заурядных умов, едва ли понять можно и для здоровья окружающих оно может быть весьма вредно. И если кто-то думает, что видел за свой век всякого: отвратительных созданий, мерзость, неведомо зачем сотворенную природой, пороки развития, бесформенных существ, химер и демонов, порожденных ночными кошмарами, – то ты познал все это еще в юные годы, сформировав в собственном разуме, и от души наслаждаясь всеми оттенками психологических отклонений. Молодой хирург и патологоанатом, циничный, патологически пафосный, ты трагично очарователен в своей ненормальности. Считаешь окружающих людишек кучкой идиотов, заблудших и глупых, которых направлять необходимо и, с терпеливым усердием, педантично править своим скальпелем, превращая ошибки природы в совершенство.
Не заводя бесполезных знакомств, друзей способных переступить черту зоны твоего личного комфорта, замкнутого твоего мирка, ты относишься к тем, кого магглы называют социопатами. Человек, не способный любить ничего, кроме холодного строя мертвых костей, своих белоснежных бабочек, ты, кажется, растратил с годами жизни всю свою человечность и перестал что либо чувствовать, по крайней мере сострадание и жалость к ближним своим – так точно. Равнодушный, злой, ты себя считаешь всего лишь справедливым, ведь жизнь на самом деле редкое дерьмо, и все мы рождены, в чем ты непоколебимо убежден, для познания, для того, чтобы все испробовать, испытать, от наркотиков до грязного секса, для того, чтобы предельно обнажить разум и душу, как вспоротое, наизнанку вывернутое нутро, ведь такова твоя больная натура. Ты с рождения тянулся к знаниям и познаешь до сих пор этот мир, каждую минуту, с каждым новым вдохом, охотясь за новыми, за более яркими и острыми чувствами, новыми ощущениями, способными стать началом обжигающей страсти, подобными неровным хаотичным росчеркам кисти по чистому полотну, методичным, тонким разрезам на теле, оставленным скальпелем. И лишь иногда, очень редко, ты бываешь до странности нежным и чутким, каким-то противоречивым даже для самого себя, в моменты, когда прикармливаешь бездомных котов и собак, когда их гладишь по грязной шерсти, не боясь подцепить какую-то заразу. Но при этом никого себе не заводишь, ни постоянную женщину, ни домашнего любимца. Ведь о них заботиться необходимо, а в твоей жизни исключены такие понятия, как бесцельная трата времени, проявление заботы и любви, а значит слабости. Ты никогда себе не позволишь к чему либо привязаться, не станешь себя растрачивать и свое время посвящать сентиментальным глупостям.


Отношения:
Ты маньяк, чудовище, моральный выродок и смертник, столкнувшийся однажды со жнецом. Когда чаша весов с твоими грехами стала слишком тяжела, а сердце слишком черным, как дотла испепеленный догорающий уголь, я явился по твою душу, чтобы предать ее забвению, отправить в небытие. Но... я был очарован тем, что узрел, твоей любознательностью, прыткостью ума и отсутствием страха как такового. Слишком странный смертный, хладнокровно смотрящий в лицо собственной фатальной участи, в чернеющую пустоту глаз жнеца, ты спросил у меня о том, как я тебя буду убивать, и при этом не боялся меня, ты просто желал знать, понять хотел зачем жнец вырывает сердце, почему пытается жажду утолить болью и с восхищением смотрел на то, как ломаются кости твоей собственной руки. "Это прекрасно, Господь!" – единственное, что я от тебя услышал. Ни крика, ни агонии души почти от тела отделенной, даже хор тобой убитых, на тот свет отправленных, невинных душ, и тот молчал. А я... я был тобой очарован не меньше, чем ты мной. Стоял, и как завороженный смотрел в твои глаза, вглядывался в глубины пандемония человеческой сути, и эта суть: разум больной, жестокое твое сердце, черная душа – мне нравилось это, ты нравился, до того, что не хотелось уничтожать столь уникальный экземпляр рода людского, столь прекрасный. Напротив, мне захотелось узнать тебя, понять, а твое безудержное любопытство и тяга к новому, тебе не позволили устоять перед соблазном увязаться за мной и пойти по стопам жнеца, пойти тенью за тем, кто впервые в твоей жизни стал для тебя любопытен не как игрушка, а как учитель и наставник.
С первых минут общения, нам обоим показалось, что мы знакомы уже десятки, даже сотни лет. Ты показал мне все, что умеешь, рассказал о том, что знаешь, вверяя ценным даром на суд собственную душу и взамен прося лишь об одном – ведать, знать, постигать, не останавливаясь и на секунду. Я милостиво впустил тебя в свою обитель, в паноптикум больных и уже мертвых, как дикое зверье томящихся в запертых клетках Азкабана. Показал тебе лики Смерти, как она прекрасна может быть, как опасна, неповторима... Ты стал моей правой рукой, чистильщиком, заметающим следы стервятника людских судеб. Моим верным другом, своей жизни не представляющим без меня, а я... я без тебя слишком скучной нахожу собственную жизнь. Воистину, ты то, чего мне не хватало так долго, ведь в тебе нет давно уже для меня пресытившейся предсказуемости, которую я в той, или иной мере, но вижу во всех людях.
Пара слов от заказчика:
Я очень тебя жду, и приглашаю на рейтинговую игру, как ты уже догадался, с расчлененкой, хоррором, трэшем, убийствами, кучей крови и умением восхищаться тем, что уже мертво. Вниманием не обделю, но сразу попрошу не брать данного персонажа на пару дней, и если ты не уверен, что он действительно тебе нравится, как и подобная, достаточно сложная и жестокая игра. Помимо этого, попрошу не нарушать его логику, не менять уже заданный характер, играя скорее как создатель, а не примеряя на себя его личность и жизнь. Увы, но я очень не люблю играть с теми, кто живет своим персом, и вместо того, чтобы посмеяться с его жизненных перипетий и трудностей, все воспринимает за чистую монету, и уж тем более закатывает истерики с претензиями в личку. Также замечу, что не смотря на все обожание, никакой любовно-слэшной ветки между жнецом и Муреной не предполагается, ведь жнец не способен чувствовать в целом, а Мурена – любить. Кроме этого, сразу скажу, что посты я не требую никогда, подобного и в ответку не терплю; интересной и динамичной игрой обеспечу, однако стоит понимать, что при всем своем желании поиграть, я еще и админ, потому, даже при непомерном желании, не всегда могу уделить все свое время только соигроку и постам.
Помимо меня тебе будут рады очень многие. Если захочешь, у нас даже есть потенциальная жертва для тебя, с которой можно поиграть пару. Найдутся и враги, и хорошие приятели, и служители закона которые будут копать под тебя и портить жизнь. Мне все же искренне хотелось бы, чтобы ты стал полноценной частью нашего замечательного мира и нашей семьи, и играл не только со мной, чтобы был активен, инициативен, общался с другими игроками и вполне сам мог придумать чем себя занять и развлечь. Но если что, я обязательно тебе подкину вкусные идейки на игру, со всеми познакомлю, повожу по форуму за ручку и все поясню. Так что очень, очень и очень, сильно жду тебя, мой бесценный и неповторимый чистильщик.
До того, как брать персонажа, постучи в гостевую и скрытым текстом оставь свои контакты, или позови Малфоя, можешь и сразу стукнуть в ЛС.
Подробности, а так же мой пост: тут

.

0

8

МЫ очень хотим видеть самого крутого доктора Мунго

http://s014.radikal.ru/i329/1703/15/3189b8e6687b.gif
Да кто угодно, ибо нам важен типаж. Или же вот: Ken Jenkins

Я думаю, что ты...
Главный колдомедик Мунго. Или заведующий отделением. Каким отделением - выбирай. В остальном нас не волнует твоя кровь, за исключением того, что ты не можешь быть магглорожденным, а так же твоя жизнь полностью на твое усмотрение, но: посмотри на гиф, и проникнись образом, ибо он же мега крут. Чего только стоит улыбочка в самом конце. Ну правда же! Еще мне тут шепчут, что Борегар Розье определенно хочет быть твоим интерном в прошлом, а многие другие персонажи хотят с тобой активно взаимодействовать, ибо эта "заявка" не только от меня, а от многих других.
Твой возраст может быть любым, но не младше 33-35 для заведующего, и не младше 45 для главного колдомедика Мунго. Ты можешь быть женат, разведен, или вообще предпочитать кого-то другого, ибо тут тоже все на твой вкус. Вообще все на твой вкус, кроме вот образа - мы хотим видеть такого доктора, который вот так вот ведет себя, явно не переносит своих интернов, пациентов, коллег, и наверняка знает о колдомедицине лучше других. Вообще, надеюсь что гиф тебя вдохновит, и ты поскорее придешь.
Шлем лучи любви, и с нетерпением ждем. Найди-и-ись!

0


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ЧУЖИЕ ГОСУДАРСТВА » HP: Hypnotic Panopticon