DORTON. Dragon Dawn

Добро пожаловать в мир королей и драконов, пиратов и чародеев. С нами вы окунетесь в мир древней магии, разрушительных войн, коварных интриг и жестокой борьбы за власть. Здесь каждому уготовано свое место и каждый получит, что заслужил. История в Ваших руках!

Время в игре: 844 год,
14 элембиуос - 10 эдриниос

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД: Удивился сам, удиви другого

2x01 Мертвые, как я
2x02 Умираем ради жизни
2x05.1 По ту сторону правды
2x05.2 Путь одной семьи
2x05.4 Отступница
2x05.5 Живёшь только дважды
2x06 Неоправданное доверие
Договор о перемирии и сотрудничестве с магами подписан, а пиратам нанесен ответный удар, унёсший тысячи жизней, и наступило обманчивое затишье. Война лишь изменила свое лицо, но никогда не изменит своей сути. "Мёртвый" пиратский барон жив и готов сделать следующий ход в этой игре. Каким он будет на этот раз и готово ли к нему королевство?
АСТА
Всем админам админ
Связь: почта
АРИ
Всем админам админ
Skype: anastacia_sdrv
НАТ
Всем админам админ
Связь: 562421543
ИЗЗИ
няша-модеряша :)
Skype: fullinsomniac
ИЛЯ
Всем админам админ
Skype: lifad_mag
САША
Повелитель всего сущего
Связь: почта

DORTON. Dragon Dawn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ИСТОРИИ МИНУВШИХ ЛЕТ » Морская фигура замри


Морская фигура замри

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s018.radikal.ru/i513/1702/88/b4c1394712da.gif  http://s019.radikal.ru/i605/1702/fb/067c0ad72ea0.gif

Время и место21 кантлоса 843 г. /
Руашир, набережная и порт Неаля

Действующие лицаИлэйн Уилтшер & Ниневия Аншан

ИсторияМоре волнуется раз. Все началось с того, что груз, доставленный из Руашира, не оправдал ожидания кадамирцев. Похоже, их восточные партнеры собрались пересмотреть условия торговли, поэтому леди Аншан принимает вызов. Она направляется во владения графа Мориа, дабы выяснить, что же произошло. Как ни странно, в конце утомительного путешествия ее ждет вовсе не общество графа или формальные переговоры.
Море волнуется два. Великолепный праздник, охвативший порт Неаль, определенно пользовался популярностью. Леди Илэйн Уилтшер словно вознамерилась продемонстрировать, что она не просто "вечная невеста", а хозяйка этих мест. Разосланные приглашения с графской печатью привели в столицу Руашира многие знатные семьи. Но слухи расходятся быстро, привлекая и тех, кому здесь не рады.
Море волнуется три. Все взгляды устремлялись к новым кораблям, пришвартованным у богато украшенной пристани. Или не все?.. Покуда дамы жаловались на жару и грациозно гнулись в своих платьях, а их кавалеры налегали на вино, происходило еще что-то, едва скрытое от посторонних глаз. Куда запропастился капитан Дельмас, которого пытались разыскать собравшиеся?..

Отредактировано Ninwe Anshan (03.02.2017 13:33:08)

+5

2

Утренняя молитва была закончена полчаса назад, а Илэйн всё ещё непозволительно медлила с выходом из своей комнаты, которую измеряла шагами, пытаясь настроится на тот праздник, который должен был начаться с её появлением в порту Неаля. Для жителей Руашира даже окончание строительства кораблей было праздником, и Илэйн не могла не разделять их радость. Девушка сама с восхищением смотрела за работой мастеров, поражаясь их знаниям и умению, а они делились с ней этой информацией. С детским восторгом леди Уилтшер смотрела за резьбой по дереву, как обычная доска обретает форму очередной морской богини, которая должна была покровительствовать морякам в плаванье.
С неуверенностью на подобных встречах Илэйн боролась при помощи самовнушения. Чаще всего помогали одобрительные речи Леонарда, но тот отправился на другой конец Руашира лично разобраться с проблемой разбойников, поэтому на несколько дней Уилтшер снова заняла главенствующую позицию в этом городе. Это значило одно: нос выше, миледи, сегодня будет спектакль одного актера. Текст заучен, прорепетирован, даже к импровизациям была готова, на случай, если что-то пойдет не по плану. И, кажется, этот самый случай только что прибыл в порт Неаля.
За дверью слышится возня и недовольный голос служанки, которая пыталась остановить обладателя приятного баритона. Он явно пытался прорвать оборону в лице хрупкой девушки, строго отвечающей, что леди нельзя беспокоить в такие минуты, и стоит подождать. А он что-то отвечал про высокородных гостей из другого графства, требующих встречи с Леонардом Мориа, а знчит, с Илэйн, которая на время отъезда жениха представляла его интересы. Эта встреча точно не входила в планы леди. Она не любила, даже так, не могла себе позволить задерживать людей, что уже собрались на пристани, но и не могла проигнорировать таких гостей. Судя по беспокойному голосу посланника, дело было серьезным, и не требующим отлагательств. Одернув сбившуюся юбку темно-синего платья, Илэйн делает глубокий вдох, насколько это вообще может позволить корсет. Обстоятельства вынуждали её выходить из собственных мыслей, и последовать к двери. Почему она вообще так себя ведет? Уже долгие полтора года девушка фактически взяла руководство над графством в свои руки, делала то, что терпеть не мог её жених, а именно общение с многочисленными недовольными вассалами, жадными донельзя купцами и бесконечными жалобщиками. Нужно лишь открыть дверь и поинтересоваться, какой тип человека ожидал её. Беспокойно проведя пальцами по бусам, девушка кинула беглый взгляд по своему отражению в высоком зеркале, и вышла из комнаты.
- Что происходит? – Спрашивает она, переводя взгляд от служанки к гонцу, который отвесил спешный поклон, и начинает докладывать, как леди Уилтшер всегда и требовала: строго и по делу, без лишних эмоций.
- Прибыли господа из Кадамира, во главе с Ниневией Аншан. – Всего пара слов, а сердце Илэйн начинает отбивать более быстрый ритм для сегодняшнего дня. С этим графством у них было заключено множество взаимовыгодных договоров, включая торговых, за которыми Илэйн следила лично от лица Леонарда. Тогда причина их приезда понятна – что-то пошло не так. – Они хотят видеть исключительно графа, не желая говорить с лордом Дюран.
«Конечно, они даже не подпустят его на пушечный выстрел». – Дело было не в том, что лорд, занимающийся торговыми делами Руашира был плохим купцом или дипломатом. Всё дело в уровне возможных переговоров. Зная нрав кадамирцев, лучше сразу признать собственную неправоту, чтобы не нарываться на комплимент от южан. Хотя, Илэйн прежде ещё не приходилось вести такие же высокие переговоры, этим всегда занимался лично Леонард, по настоянию леди. И дело не в страхе. Одно дело, когда мелкие лорды отказывались сотрудничать с девушкой, которая носила фамилию Уилтшер, а совершенно другое – виконты и графы из других земель Дортона. Для многих из них она оставалась дочерью предателя, и по их мнению, должна была разделить его участь. Так что, либо эти знатные господа будут вести дела с ней, либо ждать возвращения Его Светлости.
- Где они ожидают? – Интересуется Илэйн, быстрым шагом передвигаясь по коридору совместно с мужчиной и служанкой.
- Их сопроводили в Синий зал, миледи. Лорд Дюран и писарь графа уже там.
- Хорошо, - коротко кивает девушка. – Можете идти. – Гонец напоследок поклонился миледи, и поспешил отправиться вниз с донесением, что леди уже идет на встречу. Илэйн действительно не спешила, а шла размеренным, уверенным шагом, зная, что в подобных делах спешка будет признаком дурно тона, нужно правильно себя подать, иначе эти переговоры зайдут в тупик в первые пять минут встречи. Перед дверьми зала она не останавливается, нужный настрой Илэйн сумела сделать ещё у себя в комнате, и своё волнение старалась не выдавать, сложив руки замком перед собой. Глашатай объявляет о её приходе гостям, которые рассредоточились по всему залу, писарь жениха занял положенное место за столом и приготовил перо с чернилами, как только девушка зашла в помещение, и лишь после того отвесил поклон, а лорд Дюран с кислой миной внимательно следил за леди Кадамира.
Не нужно было обладать магическими способностями, чтобы понять кто эта женщина. Любого достойного правителя Илэйн научилась определять не по богатым одеждам да украшениям, а строгой выплавке и взгляду. От таких людей веет опасностью и властью за несколько миль.
- Леди Аншан, - Илэйн делает реверанс, чуть опуская голову вниз, приветствуя столь высокую и влиятельную гостью. – Господа. – Небольшой поклон в сторону её свиты. – Рада приветствовать Вас в прекрасном Неале. Прошу, присаживайтесь. – Она жестом указывает им в сторону небольшого круглого стола, за котором было принято вести все переговоры, а сама, по привычке, занимает высокий стул по праву руку, где обычно сидел Леонард. Это не её место, и никогда не будет. – К моему глубокому сожалению, граф Мориа находится в отъезде, надеюсь, что я могу помочь Вам решить любой вопрос, какого бы уровня он не был. – Ещё год назад Леонард наделил свою «вечную невесту» всеми необходимыми полномочиями, в том числе и на общение со столь высокими гостями, не смотря на открытые протесты Илэйн.

+4

3

Монеты звякнули в протянутой руке торговца, морщинистой, как карта мира.
- Прошу вас, молодая госпожа. Если позволите, мой сын сведущ в кузнечном деле, он поможет?..
Ниневия безмолвно покосилась на старшую из племянниц, сжимающую искусно сделанный костяной набалдашник на рукоятку кинжала. Глаза змеи светились прихотливыми дымчатыми камнями, какие находили близ Аккада. Зато ее разинутая пасть на вытянутой шее по-настоящему впечатляла. Вернув свое внимание торговцу, женщина качнула головой.
- Благодарю, мы обратимся к знакомому мастеру.
Она видела, что Нимруд не согласится расстаться с понравившейся вещицей так скоро. В эту минуту легкий ветерок, ворвавшийся в ряды прожженных светилом прилавков, накрыл склоненную макушку юной Аншан. Ее смоляные волосы слегка колыхались в плену монистовых лент головного убора. Упрямый изгиб шеи обнажал несколько мягких завитков на затылке.
- Прекрасное приобретение! Теперь идем, поищем твоих сестер.
Рука Черной львицы украдкой скользнула по талии девушки, едва скрытой прозрачными тканями, и они двинулись вдоль маленькой улочки рынка. Толпа народа в это время суток переползала в тень, чтобы громко болтать, отгонять мух и жевать ароматную смесь пряностей, измельченных фруктов, орехов и прочих наполнителей, завернутую в лист перечного кустарника. Однако сегодня жители Таруданта пренебрегли старой привычкой из-за руаширских кораблей, о которых Ниневии доложили едва они стали заметны на горизонте. Повернувшись в сторону, где начинался порт, она пыталась разглядеть хоть что-нибудь. Но его очертания ускользали в потоке поджарых, обернутых тряпками тел простолюдинов. Все правильно - сначала обещанная прогулка с племянницами, а после - дела.
- Тетя! Тетя Нинве! - долетел мелодичный, как чистый ручей, голосок Тиамат - Посмотрите, здесь есть краски для лица из Руашира!
Очутившись у прилавка, облюбованного резкими и суетливыми кадамирскими кумушками всех мастей, леди Аншан расхохоталась. Ее третья племянница, малышка Ясмин, уже успела вымазаться красками с головы до ног. Запачкались даже корни волос, которые та поспешно отерла, наблюдая, как ее сестра подводит бронзой скулы и глаза. Красивое личико Тиамат отображалось в поверхности металлического листа, заменявшего зеркало. И все же оно не было лицом женщины, несмотря на мастерски подчеркнутую привлекательность. Ниневия окунула два пальца в баночку с косметической пастой и провела по губам Нимруд, придавая им ярко-алый оттенок. Эти губы выглядели притягательно, их хотелось поцеловать..
Спустя время, четыре представительницы дома Аншан, по меньшей мере трое из которых были нагружены многочисленными покупками, собирались повернуть во дворец, когда их настиг несвойственный базарной и торговой жизни шум. Сестра кадамирского графа нахмурилась - она различила удары и вопли, сопровождавшиеся одобрительными выкриками из толпы.
- Что происходит..
Не успела женщина договорить, как их четверка угодила в человеческий водоворот, распределявший гуляющих по своему усмотрению. Ниневия схватила Ясмин за руку, поэтому только младшая из племянниц осталась подле нее на выходе из потока зевак. Девочка проказливо переминалась и вставала на носочки, пытаясь высмотреть сестер.
- Леди Аншан! Слава творцу, что я вас встретил, миледи!
Невысокий человек с красивыми руками и редкими для этих мест печально серыми глазами едва не вцепился в одежды своей госпожи. Перед ней стоял Эт-Талль, главный кораблестроитель, который не переставая бормотал и продвигался боком сквозь столпотворение людей.
- Все собрались, чтобы увидеть на наказание, миледи. По мне, это просто невежество и настоящее варварство, - приговаривал он, и Ниневия не пыталась остановить поток слов человека, находящегося в сильном нервном напряжении, - Это дело рук капитана Гармсара, моя госпожа. Невооруженным глазам было заметно, что товар плохой, но зачем же так..он приказал наказать наших восточных гостей, даже не выслушав объяснений!
И тут женщина увидела, о чем он говорит. Последние спины и головы расступились, и перед нею представилось неприглядное зрелище. Малышка Ясмин вскрикнула, и большие каменные бусины полетели из ее мешочка на мостовую...

пятнадцать дней спустя

Стук копыт, перемежавшийся со стуком разгоряченного сердца, преследовал ее даже на постоялых дворах. Более двух недель, проведенных в седле, превратились в серьезное испытание. Однако в тот момент, на запыленной площади, Нинве отчетливо поняла, что путешествия не избежать. Кроме испорченного товара, который она лично экзаменовала, поднимаясь на палубы кораблей, к делу прибавилась подробность в виде публичного истязания представителей союзного графства. А вот ее уже никак нельзя было проигнорировать. Гармсар был проверенным, преданным человеком, который занимал пост смотрителя порта и главнокомандующего над его стражами. Он хорошо знал Ниневию и ее нрав, поэтому пребывал в полной уверенности, что действует правильно. Оказывается, когда твой гнев настигает обидчиков, не успев поселиться в груди, голова остается холодной. Как раз этой головой кадамирская львица просчитывала все возможные варианты, пока не приказала седлать лошадей, чтобы отправиться на восток в качестве предупредительного удара. Передвигаться было решено малой компанией, поэтому она взяла с собой двоих - Эт-Талля и Гармсара, которые могли подать совет и быть полезными каждый по-своему. Гармсар обеспечивал отряду защиту и выживание. При переходе через каменистые перевалы Суфолка он карабкался точно горный козел, удерживаясь на склонах при помощи идеального равновесия, присущего мечнику. Он ухитрялся находить ту редкую дичь, которая пряталась в выбоинах и мелких пещерах, а к ночи подкладывал локоть под черный тюрбан и засыпал, какой бы жесткой не была постель. Эт-Талль был человеком сведущим, ученым, что успешно заменяло ему развитые инстинкты воина. Он безошибочно ориентировался и красиво пел, когда они сидели у костра. Его просторные светлые одеяния, выпущенные поверх шаровар, смотрелись чудаковато и вычурно на опушке Клервонтского леса, вдоль которой им приходилось перемещаться последние дни. Гармсар ворчал, что он выглядит отличной мишенью для местных разбойников, с которыми троице все-таки повезло не столкнуться.
Когда они вошли в Неаль, изрядно потрепанные и запыленные, то к удивлению обнаружили, насколько резко они контрастируют с окружающей обстановкой.
- Святые небеса..это какой-то город баб, иначе зачем им столько цветов!
Цветы, сплетенные в цветочные гирлянды, ниспадавшие каскадами, или мелькавшие в венках прохожих, действительно виделись на каждом шагу. Как и хорошенькие горожанки, которые показались Ниневии слишком прилизанными для небогатых кварталов. Видимо, в городе готовились к празднику, хотя Гармсар определенно не возражал, чтобы томные взгляды девиц, более утонченных и не таких смуглых, какими были умащенные южанки, выражали больше страсти, нежели охватившего город трепета и нетерпения.
Дворец Неаля, занимаемый правящим кланом, встретил их бестолковыми проволочками. Женщине приходилось бывать здесь и раньше, при более располагающих обстоятельствах. Нервно осматриваясь по сторонам, она передала гофмейстеру необходимые верительные грамоты. Старик, кажется, занимался ими целую вечность, прежде чем вторично поклониться и сопроводить миниатюрную делегацию в следующий зал, который как нарочно располагался в другой части палаца. Затем по меньшей мере пол часа ушло на объяснения с лысеющим, крупным мужчиной, чья выдающаяся по объемам плоть была затянута в парадный камзол.
- Услышьте меня, сир! Я стану говорить только с лордом Мориа или другим представителем его семьи, равным по статусу! - воскликнула женщина с раздражением.
Все окружающие титулованные лица в этот день соображали туго. Видимо, стремились присоединиться к праздничной суматохе, царившей снаружи.
Наконец лорд Дюран, как представился троице мужчина в камзоле, послал за необходимыми лицами и клятвенно уверил, что переговоры состоятся. Ниневия отказывалась сесть за стол, пока не убедится в правдивости его слов. Она остановилась у окна, лениво оправляя свободные кожаные штаны - традиционную одежду своего региона, которую впрочем носили мужчины. Гармсар прохаживался взад-вперед среди высоких стен. Окрашенные в синий цвет, они определенно изумляли воина, привыкшего жить по-походному, без крыши над головой.
Внезапно двери распахнулись, и все взгляды обратились к новому лицу. Ниневия предполагала, что увидит графа, который задержался в объятиях сна дольше, чем это дозволено заботливому правителю, или испытывал на прочность слуг во время очередной тренировки с оружием, потому и не вышел к ним сразу. Однако ей навстречу двигалась девушка, чьи пышные каштановые волосы оттеняли белизну кожи. Даже не то, что к ней послали представительницу ее пола (в конце концов, сестра кадамирского графа сама была женщиной), скорее возраст незнакомки едва не заставил и без того взвинченную Ниневию фыркнуть. Ведь эта леди на каких-то пару лет старше Нимруд, с которой женщине и в голову не приходило обсуждать проблемы графства.
- Вижу вы знаете, кто я такая. Позвольте настаивать на ответной любезности. Кем вы приходитесь графу Мориа, леди? Вы член семьи?
Выслушав руаширскую леди, Ниневия задала ей прямой вопрос и нехотя приблизилась к столу, подавая пример своим людям. В конечном счете она получила то, чего так добивалась - человека, равного по статусу. Пришло время поговорить.
- Похоже, мы опередили возвращение ваших купцов, коль скоро вы не знаете, о чем говорить с нами, - интересно, а куда уехал граф, не пытается ли избежать неудобных вопросов? - Сир Эт-Талль изложит суть нашей претензии.
Она кивнула в сторону главного корабельщика, который с готовностью встал и отвесил поклон.
- Миледи. Две недели назад в гавани Таруданта пришвартовались суда под серыми флагами с апельсиновым деревом Мориа. Они доставили нам корабельный лес согласно прежним договоренностям с графом..вот, если вам угодно ознакомиться, - Эт-Талль разгладил на столе перед девушкой документ; Гармсар безмолвно покосился на Ниневию, как будто говоря - сделай с ним что-нибудь, он испортит все дело, - После проверки предложенного товара мы выявили дефекты, допущенные при заготовке леса. Что, к сожалению, делает его непригодным для строительных нужд. Я объясню. После того, как дерево срубили, необходимо разделить его на доски с помощью лесопильной машины, которая, как вы должно быть знаете, приводится в действие силами ветра и воды. Машина в упрощенном виде представляет собой крупное колесо, что заставляет двигаться ряд шестеренок и валов, вращающих раму со вставленными в нее острыми пилами. Бревно, в свою очередь, прикрепляется к вытянутым полозьям, которыми движет еще один вал, привязанный к ним веревкой. Как раз в этой части механизма, по моим предположениям, произошел сбой, - ради творца - леди Аншан уже и сама пожалела, что дала слово дотошному мастеру, - Когда веревка чересчур длинна, бревна подходят к раме слишком поздно. Отчего поперечный спил выходит неровным, структура дерева нарушается, и оно становится непригодным для плотника или строителя.
- Все просто. Мы не получили то, что было предоплачено доставленным в Неаль золотом. Что вы об этом знаете? - Ниневия включилась в диалог, собираясь бросить все карты на стол, и будь что будет, - За этот проступок ваши вассалы были прилюдно наказаны палками. Вы ведь не станете сомневаться в обоснованности и справедливости нашей реакции, леди?

+3

4

Илэйн слышит, как недовольно фыркает её гостья, и невольно улыбается, прекрасно понимая, что не девятнадцатилетнюю девочку ожидали увидеть на переговорах. Такая реакция была частой среди остальной знати, и леди Уилтшер научилась пропускать мимо ушей не только подобную реакцию, но и более крепкие словечки со стороны остальной руаширской знати. Так что недоверие со стороны леди Аншан было понятно. Илэйн же не собиралась каким-либо образом хамить или язвить своим гостям, это не входило в её правила, но не позволит им злоупотреблять подобным отношением. Пока что Ниневия задавала справедливые вопросы, на которые Илэйн считала необходимым ответить. Всё же, одно дело быть просто леди Уилтшер, а иначе – дать понять, кем она является в семье Мориа.
- Граф Мориа мой жених. – Сообщила Илэйн, но понимает, что должна рассказать ещё немного о себе, прежде чем они окончательно перейдут к разговору о делах. – Полтора года я занимаюсь делами Руашира, так что могу заверить Вас – отсутствие лорда в Неале ни коим образом не связано с его нежеланием принимать столь высоких гостей. – Хотя, будь Леонард сейчас в городе, Илэйн практически уверена, что жених с удовольствием притворился бы больным. – На королевском тракте снова появились разбойники, и граф хочет самолично разобраться в этой ситуации. – Что правда, то правда – Леонард был прекрасным стратегом, раз уж ему не удавалось блистать в политике, военное дело давалось мужчине легко и непринужденно. Порой Мориа часами мог забалтывать свою невесту, рассказывая ей о хитростях боя или видах оружия – только повод дай рот открыть.
Она была права, купцы до сих пор не вернулись, и Илэйн коротко кивает, подтверждая её слова. Между тем, один из сопровождающих леди Аншан взял слово, полностью завладев вниманием молодой леди. Жестом указав, что мужчина может предоставить бумаги, Илэйн на пару мгновений опускает глаза, желая убедиться только в одном: на пергаментах действительно стоят подписи и печати графа. Текст документов она изучит чуть позже, но, судя по датам, этим договорам было уже не один год, и до настоящего момента все условия прилежно соблюдались обеими сторонами. Иначе бы это не вызвало столько возмущения со стороны кадамирцев. Подняв голову, Илэйн внимательно слушает сира Эт-Талль, который, очевидно, превосходно знает и любит своё дело, он тщательно описал весь процесс, и сделал выводы, основанные на собственном опыте. Илэйн любила таких людей – они помогали ей узнать много нового, девушка никогда не скрывала своей страсти к учебе, и неважно чему: геральдика или кораблестроение. Однако, спутники Эт-Талля не разделяли её энтузиазма. Выражение лица второго мужчины прямо говорило, что мастер только что сказал много лишних слов, уж больно часто тот посматривал на свою госпожу. Да и сама леди Аншан поспешила подвести итог словам сира Эт-Талля, как только он сделал окончательные выводы.
Повернув голову в сторону этой властной женщины, Илэйн окончательно убедилась, что шутки с ней плохи. Но никто в этом зале не собирался шутить, лорд Дюран только что на своём опыте в этом убедился, когда попытался решить проблему собственными силами. Теперь же отвечать на вопрос женщины Илэйн не спешит, изучая договор с Кадамиром более подробно, но не находит в нём необходимых фактов. Кто именно из вассалов обязался исполнить поставки, какому мастеру были доверены работы, - без этого Илэйн не сможет найти ответственного за происходящее человека. А оставлять это без внимания девушка не собиралась, не в её правилах позволять лордам совершать подобные ошибки. Иначе что будут думать о них торговые партнеры? Илэйн передает пергамент лорду Дюрану, который также начинает читать текст, пока девушка возвращается к вопросу, положив руки на стол перед собой.
- К великому сожалению, мне известно не больше Вашего, леди Аншан. – Илэйн говорит спокойным и размеренным голосом, будто происходящее волновало в самой последней степени. – Мне очень жаль, что такая ситуация имела место быть в отношениях между нашими графствами, но пока корабль с грузом не вернется в порт Неаля, мои руки связаны. – Илэйн чуть разводит руками в сторону, но не собирается на этом останавливаться и умывать руки. В подобных делах спешка не просто была лишней – недопустимой. – Поэтому лорд Дюран узнает все подробности данной сделки, выяснит, кто из вассалов был уполномочен на её исполнение. Мы найдем виновных лиц и привлечем их к ответственности по всей строгости закона. Когда же корабль с испорченным деревом вернется в порт, наши оценщики произведут необходимые расчеты, дабы выплатить необходимую компенсацию. Полагаю, что Вы заходите принять в этом участие? – Леди Уилтшер практически полностью признавала вину своих лордов, но в одном она была не согласна с представительницей правящего клана Кадамира. – Однако, леди Аншан, я хочу обратить Ваше внимание на то, что Вы наказали наших подданных за поступок, к которому они имеют лишь косвенное значение. Это обязанность графа Руашира, а не Кадамира. Я понимаю всю глубину и суть подобной реакции, но в данной ситуации она была недопустимой. – Иными словами – теперь ваш черед извиняться за своих людей.

+2

5

Леди Аншан расположилась, небрежно откинувшись на спинку стула. Она не переносила, когда ей указывали - вернее, пытались указывать - что ей делать. И чем деликатнее, изящнее была формулировка, тем вернее в сестре кадамирского графа пробуждался гнев. Обманчивая ровность ее голоса объяснялась лишь тем, что перед ней сидела девочка, которую она превосходила и морально, и физически. Вздумай граф Леонард задержаться в отъезде или погибнуть от рук разбойников - и союзничеству между их графствами наступит конец, сколько бы преимуществ и выгод оно не сулило. Невозможно держать за союзника того, с кем не получается говорить на равных.
- По вашему, в обязанности перевозчика не входит проверка вверенного ему груза? Ответственность купца не заключается в оценке предлагаемых товаров? В Кадамире эти вещи считаются очевидными, - пальцы ее крепкой, мускулистой руки непрерывно пробегались по столешнице, - Если торговец на базаре продает гнилые финики вперемешку с обычными, вы предъявите претензию торговцу, а не поставщику, верно? Потому я полагаю, что мы действовали в своем праве. Если же вас оскорбляет наш поступок, можете потребовать суда короны. Впрочем, не думаю, что вам или графу следует так поступать.
Это была не угроза, а совет, продиктованный здравым смыслом. Тяжба, заведенная в центральных землях между членами Палаты лордов неминуемо подвергнется огласке, что ударит по торговой репутации Руашира. Мало кто из лордов захочет нести риски, связанные с ненадежными партнерами, а после тратить время на получение причитающегося по праву, как поступала сейчас Ниневия. В то время как Кадамир ничего не терял, даже если решение Его Величества Стефана окажется не в их пользу. Разве что немного золота. Жестокость и бескомпромиссность представителей их региона давно превратилась в притчу во языцах. Они стали хорошим оберегом от различного рода экспансий в Пустынные земли, менее благополучные и географически защищенные, нежели их соседи. Так что очередное подтверждение суровости их нравов будет только на руку.
И все-таки Ниневии импонировала старательность этой девочки, ее попытки вникнуть в суть проблемы, разобраться, выстроить план действий. В этой части она не могла упрекнуть свою собеседницу, а потому миролюбиво добавила:
- Что до нашего дела, я удовлетворена мерами, которые вы собираетесь предпринять. Однако хотела бы задержаться до разрешения ситуации. Если леди не будет против.
С этими словами Нинве адресовала девушке вежливый кивок. Требовать какого-то решения сейчас нет смысла. За окном нет кораблей с товаром, на столе - необходимых документов из канцелярии графа, поиск которых затянется в связи с народными гуляниями, как подозревала женщина. Да и потом, она и ее спутники устали от дорожной жизни и не прочь передохнуть и подивиться красоте чужих краев. Эт-Талль на время их визита пустится в прохладные лабиринты ремесленных улочек и слободок, вертя в руках изобретения восточных умельцев. Может, научится чему-то новому, что, как обычно с ним случалось, окажется бесполезным или трудно реализуемым в условиях другого графства. Насчет Гармсара она не питала иллюзий, зная, что капитан не упустит возможности приобщиться к двум аспектам восточной культуры - выпивке и красивым женщинам. Люди его профессии безыскусны и преданны в своих привязанностях. Что до нее..Ниневия пока не знала, чем займется. Находись в столице граф, она могла бы более определенно ответить на этот вопрос. Интересно, чего можно ждать от гостеприимства его невесты?..
Тем временем, через окно донеслось приглушенное пение, что текло как река - когда заканчивались, удаляясь, одни голоса, ее немедленно подхватывали новые. Леди Аншан отвлеклась, вслушиваясь в незнакомые слова и пытаясь в конце концов угадать, куда направляется невидимая процессия.
- Что происходит на улице? У вас праздник? По королевскому календарю, кажется, никаких важных дат.
Женщина смерила леди Уилтшер заинтригованным взглядом. Все уроженцы Кадамира любят праздники, которые позволяют смешаться с толпой, поглощенной языческим духом веселья. Только сейчас она заметила, что будущая графиня Мориа одета несколько наряднее, чем это принято по случаю приема посетителей. Чего нельзя было сказать о ней самой.

+4

6

Не будь Илэйн более подкована в переговорах, то сейчас её бледные щеки залились красной краской, а на глаза навернулись слезы. Но девушка научилась за эти полтора года не только держать себя в руках, но и отвечать на подобные дерзости. Сделав глубокий вдох, Илэйн чуть прикрывает глаза, мысленно напоминая себе в очередной раз, что перед ней сидит представительница соседнего графства, а не какой-то купец с дальних земель Руашира, который забыл, что пришел в дом своего сюзерена. Королевского суда девушка также не боялась, в истории Руашира уже были подобные случаи, а в людях своего графа, которые могли трактовать законы так, как необходимо графству, Илэйн ни капли не сомневалась. Да, репутация будет загублена от одного обращения в суд, и нового они ничего не докажут – кадамирские правители в очередной раз неуважительно отнеслись к купцам из других земель. Ничего нового или удивительного. Невозможно испортить репутацию у тех, у кого её нет.
- Вы безгранично правы. – Говорит Илэйн, проводя рукой про пергаменту, разглаживая его. Это безудержная любовь к порядку до добра не доведет, девушка превосходно об этом знала, но ничего не могла с собой поделать. – Именно поэтому Вы прибыли сюда – предъявить претензии торговцу, а не поставщику, которого Ваши люди наказали. И, если мне не изменяет память. – Она кивает в сторону страниц договора. – Здесь нет ни слова о каком-либо физическом наказании. Они перевозчики, а не воры, миледи. А ещё подданные графа Мориа, чей пылкий нрав известен всему королевству. – Ничто не мешало Леонарду снарядить несколько своих кораблей для того, чтобы преподать урок графу Кадамира, а точнее, этой милой женщине, которая сидела за одним столом с Илэйн. – В наших общих интересах решить вопрос мирным путем не выходя из этого зала.
Илэйн с удовольствием примет в замке такую высокородную гостью с её спутниками, вот только время для этого выбрано не самое подходящее. По идее, Илэйн уже должна была быть на пирсе, развлекать других гостей. Конечно, сравнивать их с Ниневией невозможно, хотя от чувства тревоги избавиться не получалось. И Илэйн ещё не решила, откуда исходит опасность – от своих нежданных гостей, или того, что её ждет на этом празднике.
- Разумеется, я распоряжусь, чтобы Вам и Вашим спутникам приготовили лучшие гостевые комнаты в замке. – За годы, проведенные в Неале, леди Уилтшер познала все тонкости гостеприимства местных жителей, поскольку её саму некоторое время считали здесь за гостью. Говорили, что юная невеста у Леонарда временная, и с окончанием гражданской войны она отправится обратно в Оштир. Но шли месяцы с момента коронации Стефана, а Леонард всё тянул с высылкой молодой невесты. – А когда наш корабль вернется в порт, Вы сможете принимать участие в процессе на любой стадии. – В очередной раз напоминает о своём предложении Илэйн, всё больше понимая, настолько настойчивая женщина сидит перед ней. В том, что эта женщина ещё может быть и опасной, Илэйн убеждаться не хотела, поэтому была откровенна рада тому, что эта леди Кадамира сменила тему разговора на более безобидную, обратив внимание на горожан за окнами, что спешили направиться к пристани.
- По королевскому – нет. – Добродушно кивает Илэйн, понимая, что гостям вряд ли придутся по нраву некоторые руаширские традиции. – Сегодня мы спускаем на воду два корабля. В такие дни мы чествуем людей, что строили их, а также благословляем капитанов и их команды. – Оба корабля предназначались для нужд Руашира и не должны были быть проданы в другие графства, либо отправляться на нужны короны, в таких случаях празднества всегда были менее пышными. Уж чем-чем, а своими кораблями в Руашире гордились, и с неохотой делились ими с остальными. Но договор есть договор. – Я должна присутствовать при данном событии, и буду благодарна, если достопочтенная леди Аншан со своими спутниками также согласиться принять участие. Поверьте, я прекрасно пойму, если после долгого пути Вы захотите отдохнуть, но можете присоединиться к нам на пиру позже.
В зал весьма вовремя проходят двое слуг с широкими подносами, на которые находились позолоченные кубки и кувшин с вином, а также большая тарелка с фруктами. Согласно традициям Руашира, если переговоры затягивались, хозяева должны были задобрить своих гостей угощениями, и позволить им таким образом сделать небольшой перерыв, возможность разуму передохнуть и дать телу насладиться яствами.
- Прошу Вас, миледи. – Илэйн, как хозяйка, самостоятельно наливает вина своим гостям, и только в последнюю очередь – самой себе. – Молодое вино с юга нашего графства. Я знаю, как Вы гордитесь своим, и по истине, не могу с Вами не согласиться. Мой… отец, – Девушка невольно сглатывает, когда разговор заходит о покойной семье молодой леди. – Закупал всегда только вина из Вашего графства и отзывался о них самыми лестными словами.

Отредактировано Elaine Wiltsher (27.02.2017 01:00:24)

+2

7

В ответ на хорошо просчитанный, как ей наверное казалось, выпад маленькой леди тишину прорезал смех. Его раскаты, с хрипотцой после ночевок на земле и в овеваемых пронзительными выдохами непогоды горных ущельях, принадлежали Ниневии. Она откинулась назад, не беспокоясь о недоуменных взглядах руаширских бюрократов, составлявших свиту леди Уилтшер. Растрепанная шевелюра кадамирки, которой явно не доставало изящной прически, окружала ее голову подобно черной мантии, а смуглая ладонь, обветренная после продолжительного нахождения на свежем воздухе, легла на щеку под благоговейным взглядом капитана Гармсара. Губы последнего искривились в надменной ухмылке - ему явно доставляли удовольствие бесцеремонность и непредсказуемость этой женщины, которой он служил. Подобные качества были вовсе не проявлениями дурного характера, а чем-то вроде непременных атрибутов власти, что вызывают почтение у южан. Аншан могла свободно проявлять их, так как ее притязания надежно обеспечены пустынной армией. С ней не имели сумасбродного намерения тягаться ни расчетливые лейфордские толстосумы, ни пираты, промышлявшие у каменистых кадамирских берегов торговлей и обменом. Ни, разумеется, руаширские мореходы, озабоченные своим пышным одеянием и репутацией. Ниневия наконец поглядела на девушку, сидящую перед ней, со смесью сочувствия и нетерпения.
- Прошу прощения. Я знаю графа не хуже вас. А может и лучше в той части, что касается делопроизводства. Граф Мориа мой давний союзник, - Аншан заговорила быстро и с акцентом, который появлялся всякий раз, как женщина спешила выбить собеседника из колеи напористыми доводами, - Могу вас уверить, что лорд Леонард не станет поднимать истерику из-за наказания вассалов, которые своими действиями оскорбили его имя и нанесли ущерб графству. Так же как не станет рисковать давним союзом. Особенно учитывая нанесенный нами визит вежливости.
Ниневия вальяжно поднялась со стула, несомненно выполненного из лучшей руаширской древесины, и сжала его спинку крепкими руками, акцентируя на ней внимание.
- Поскольку мы друзья, финансовых расчетов не потребуется. Все, что мне нужно это лес, отборный и добротный. Как тот, из которого вытачивалась мебель, наполняющая ваш красивый зал. Но подходящий для строительства кораблей.
Продолжая говорить, женщина двинулась в обход стола, делая вид, что любуется убранством роскошной залы. Меч, прикрепленный к ее поясу, раскачивался в такт пружинистой походке и стучал по бедрам, затянутым в толстую кожу ее шаровар. Ниневия обратила внимание, как напряглись стражники, стоящие у дверей, и как с нее не сводили затравленных взоров писарь и комнатный лорд графской невесты. Однако ей было плевать. Безмолвные указания, адресованные ее спутникам, призвали мужчин бдительно следить за обстановкой. Гармсар пробежался пальцами по спрятанному под одеждой охотничьему ножу, в то время как дистанция между Ниневией и Илэйн стремительно сокращалась. Наконец сестра кадамирского графа остановилась позади девушки и склонилась к ней, облокотившись о столбики ее стула сцепленными руками.
- Получив свой лес я буду совершенно удовлетворена. Ну а пока для меня честь воспользоваться вашим гостеприимством, миледи.
Живописный обзор на точеную шею и плечи, выступающие словно бледные утесы из разреза платья, был нарушен, когда леди Уилтшер обернулась, обнажая свое замешательство.
- Я с удовольствием составлю вам компанию на торжестве. Видите ли, мой народ любит и чтит свои традиции. Но так же бережно и с уважением относится к обычаям иноземцев. На время праздника переговоры прекращаются. И я не смею вас задерживать. Мне пригодится комната, где я могла бы освежиться, и провожатый, который поможет вас разыскать.
Между тем, двери комнаты официальных присутствий открылись, и кадамирка увидела слуг леди Уилтшер, которые несли эмалевое блюдо с фруктами и молодое руаширское вино. Неплохо бы захватить и того и другого с собой - подумалось Черной львице, пока она снисходительно наблюдала за девушкой, поднявшейся на ноги и разливавшей напиток. Она польстила кадамирским виноградникам, вызвав довольную усмешку на лице своей гостьи.
- За еще один знаменательный день в истории Руашира! И за союз между нашими графствами, который крепнет в светлые и расцветает в темные времена.

Пропустив торжественную речь бойкой невесты графа, которая обсуждалась на каждом углу стремительного потока, наполнявшего порт, Ниневия старалась не упустить из виду своего провожатого. С Эт-Таллем и Гармсаром она распрощалась, предоставив своим спутникам свободу на предстоящие сутки. Отправятся они на праздник или в ближайший трактир с тесными комнатушками на втором этаже и достаточно потасканными обитательницами сиих чертогов - теперь ее не касалось. Сама Ниневия скрупулезно сменила дорожный костюм на одно из любезно отправленных леди Илэйн платьев, скорее всего извлеченных из хозяйского гардероба. Руаширский покрой, обомкнувший линию пояса многочисленными завязками, здорово сковывал движения женщины и тем не менее не позволял слиться с толпой. Яркий оттенок кожи, точно иссушенная степная земля, волосы и глаза цвета ночного пустынного неба привлекали внимание простолюдинов, заставляя их оборачиваться и тупо глазеть вслед чужеземке. Однако их компанию Ниневия бы предпочла изысканному обществу, куда ее сейчас сопровождали. Приготовляясь к выходу, она с видимым сожалением отставила меч, которого не могла захватить с собой по очевидным причинам. Она уже направилась к дверям, когда поразмыслив, вернулась и взяла длинный нож, оставленный на столе. Несколько ловких манипуляций позволили женщине закрепить оружие в складках восточного платья, которое благоприятствовало сокрытию не только женского тела. Мягкие ножны, угнездившиеся с того времени в районе поясницы, придавали уверенности осанке и снисходительный блеск глазам.
Благоухавшая цветочными уборами группа аристократов, к которой Аншан примкнула в конце концов, пребывала в очевидном нетерпении.
- Приветствую, господа! - во время реверанса, преображенного южной пластикой, на нее все-таки надели пресловутый венок; Ниневия не стала возражать и подалась к юной особе, глядевшей пристальнее остальных, - Я впервые на подобном празднике. Не окажите ли любезность объяснить мне, что здесь происходит?
Кадамирка обращалась к даме вполголоса и получила такой же ответ, сопровождаемый румянцем благодарности. Кажется, помимо сестры графа, никто не обращал на леди должного внимания.
- Только что закончилась церемония наречения кораблей. Тот, что слева, назвали "Неудержимым", правый - "Пилигримом". Простолюдинам полагается гулять и наслаждаться угощением графа Мориа, а мы ждем капитана Дельмаса, который должен показать нам свой корабль. Не знаю, где он, но задержка становится неприличной..
Дама сделала несколько колебательных движений веером перед лицом внимательно слушавшей ее южанки.

+1

8

В чем-то Ниневия Аншан была права – Леонарда Мориа она знала не хуже Илэйн по той простой причине, что девушка преждне ни разу не видела своего графа за работой с такими высокопоставленными торговыми союзниками. Может и переговоры бы прошли тогда чуть более удачнее для Руашира. Но Илэйн постарается найти компромисс любыми путями. По крайне мере, она знает, как унять разбушевавшихся вассалов, что обязательно придут по её душу после того, как корабль вернется в Неаль. Остается надеяться, что впредь урок будет выучен. Кадамирская леди продолжала повествовать о своих условиях, по которым ей требуется только лес, несомненно, она его получит, но вот каждое её движение говорило о том, что женщина готова в любой момент напасть на свою собеседницу, если та сделает хоть одно неверное движение или скажет слово невпопад. Это видно по лицам стражников, наблюдающих за её поведением. Атмосфера в комнате накалялась всё сильнее, Илэйн чувствовала себя всё более неуютно, словно оказалась не в просторном зале, а запертой в четырех стенах, до которых можно было дотянуться не разгибая локтя.
Напряжение спадает не сразу, попивая вино из своего кубка, Илэйн не спускает глаз с собеседницы, пытаясь в очередной раз убедить себя в том, что всё хорошо, эти переговоры прошли относительно успешно, сестра графа Кадамира была довольна текущим положением. Но предчувствие никогда не подводило Илэйн. Прежде ей удавалось встретить вооруженных женщин, но у большинства из них оружие представляло собой либо муляж, либо короткий клинок, который никак толком не мог защитить их в масштабном бою, разве что отпугнуть одинокого разбойника в городе. А вот леди Аншан производила впечатление не просто воинственной женщины. Власть в своих руках она также не держала формально, как Илэйн, это видно по тому, что даже в чужом замке она чувствовала себя практически также вольно, как дома. Тревога не проходит, даже когда гости покидают зал и направляются вместе с сопровождающим в гостевые комнаты. Несколько минут Илэйн молчаливо сидит в кресле, прикрыв глаза ладонью, будто её в очередной раз одолел приступ мигрени. Всё же, на дворе праздник, нужно направиться в город, пообщаться с людьми, взглянуть на уже готовые корабли собственными глазами, а не представлять их в своём воображении со слов капитанов.
Отклонив предложение выпить ещё вина от своей камеристки, которая с сочувствующим взглядом смотрела на леди Уилтшер, Илэйн поднялась с места и попыталась изобразить на своём лице подобие улыбки. Они выходят из замка молчаливо, Илэйн не хотела пока что говорить с кем-либо о происходящем откровенном безумии в их зале. Возможно, ей стоит написать Леонарду, чтобы тот как можно скорее вернулся в Неаль для ведения дальнейших переговоров с представителями Кадамира. Но страх проходит, стоило леди Уилтшер оказаться среди улыбчивых горожан, вернее, отступает на задний план, поскольку на девушку налетает маленькое улыбчивое чудо, оторвавшееся от своей матери. Светловолосая малышка шести лет прочно ухватилась за пышную юбку Уилтшер, прося своим тоненьким голоском показать ей корабли. В следующим миг показалась озадаченная мать, которая просила прощения, и говорила, что сейчас заберет девочку. Но Илэйн, улыбнувшись уголками губ, сказала, что женщина может не беспокоиться, малышка ничуть не обременяет леди, она с удовольствием покажет пристань девочке, хоть это не входило в её планы. Девочка послушно идет рядом с Илэйн, держа ту за руку, жадно всматриваясь в горизонт, желая увидеть те самые новые корабли. Её детская непосредственность и наивность передались Илэйн, леди начала чувствовать себя более спокойнее, все переживания остались в стороне. Передав девочку матери, Илэйн пожелала им удачи, а после обратилась к собравшимся, вспоминая слова выученной на днях речи. Леди Уилтшер благодарила всех мастеров и умельцев, что помогали им, желала удачи капитанам и их командам, и, конечно же, не забыла поблагодарить всех жителей Неаля, которые оказывали любую добровольную помощь. Позволив одному из капитанов закрепить на каштановых волосах яркий венок из полевых цветов, Илэйн благодарно улыбнулась тому, но удивилась, что на торжестве отсутствует капитан Дельмас, который должен был показать благородным господам свой корабль. Подобные задержки печалили не только леди Уилтшер, она слышала, как остальные присутствующие начали беспокойно оглядываться по сторонам.
Понимая, что другого выхода нет, Илэйн спускается к капитану стражи, что стоял неподалеку, тот сразу понял, что капитан судна просто так пропасть не может.
- Сир Освальд, - так как с этим человеком у Илэйн сложились достаточно теплые и дружеские отношения, они часто могли себе позволить называть друг друга по имени. Хотя, самой Уилтшер порой было сложно выговаривать фамилию капитана стражи, не вызывая при этом улыбку со стороны его сослуживцев. – Прошу, дайте указание разыскать капитана Дельмаса. – Илэйн осмотрелась по сторонам, и её взгляд остановился на кадамирских гостях. Не то, чтобы она их подозревала – ни в коем разе, - просто сегодня случилось слишком много неприятных событий для такого дня. К ним подошел капитан Фрост, и леди Уилтшер, осторожно взяв его за руку, обратилась со следующими словами: - Я могу попросить Вас, капитан, ознакомить наших гостей не только с Вашим новым судном, но и «Неудержимым»?
- Постараюсь, миледи. – После небольшой паузы ответил капитан Фрост, отвесив неглубокий поклон. Слегка поджав губы, Илэйн направилась следом за ним в сторону кораблей. Пробираясь через толпу благородных господ, девушка остановилась напротив леди Аншан, и приветливо улыбнулась ей.
– Рада снова видеть Вас, миледи. Мне так жаль, что Ваше знакомство с нашим праздником затягивается таким неприличным образом. Идемте со мной. Капитан Фрост пусть и не является прирождённым оратором, но мастер своего дела. Вы когда-нибудь наблюдали за процессом постройки этого творения мастеров?

+2

9

- Как душно, не правда ли, милочка? - проворковала одна из дам, обращаясь к другой.
Ниневия с изумлением проследила за жалобщицей, присматриваясь и прислушиваясь ко всему, что происходило вокруг. По меркам Кадамира погода стояла довольно прохладная - медовое руаширское солнце грело, но не вгрызалось в каждый открытый участок кожи. К тому же море источало дополнительную свежесть, распространяя ее в воздухе. Ну и чудные эти руаширцы!.. Кажется, они действительно страдали, как моллюски, выброшенные на берег, полузасохшие в своих рогоподобных раковинах. Леди, затянутые в жесткие корсеты, хитроумное плетение которых хотелось вспороть, чтобы выпустить их на свободу. Лорды, стремившиеся залить выпивкой пламя в собственных глотках. Даже молодежь, приткнувшаяся к своим старшим родственникам, вела себя достаточно вяло и сдержанно. Несколько юношей с явным энтузиазмом обсуждали дремавшие в гавани корабли. Аншан уже подумывала присоединиться к ним, когда из собравшейся вокруг толпы перед ней появилась леди Илэйн.
- Не беспокойтесь, миледи. Я провела время в приятной компании. Эта милая леди рассказала мне об особенностях праздника - о том, чего я не видела, и о том, что еще запланировано, - Ниневия изобразила легкий кивок в сторону девушки, которая нашла в ней собеседницу, после чего вновь переключила внимание на хозяйку торжества, - Но боюсь, я узнала не все. Зачем эти венки, что на вас и на мне? Они что-то символизируют, значат для ваших людей?
Кадамирка задумчиво коснулась пальцами венка, который увенчивал ее голову точно живая корона. Она продолжала внимательно изучать приветливую и дружелюбную, на первый взгляд, невесту Леонарда. Бесспорно, в ее возрасте мало того, что не выставляется напоказ, хотя бы ненароком. Однако она чувствовала какие-то скрытые мысли за этим приятным личиком, поэтому намеренно задержалась и взяла девушку под руку, когда процессия аристократов пошла вслед за подоспевшим капитаном.
- Я выросла в порту и видела вокруг корабли сколько себя помню. Впрочем, никому не приходило в голову посвящать меня в подробности корабельного дела, - Ниневия говорила размеренно и достаточно беззаботно, но в следующее мгновение ей пришлось понизить голос, прежде чем задать интересующий ее вопрос, который не предназначался для слуха остальных, - Что-то случилось? Кажется, капитана, который должен был развлекать гостей, звали не Фрост, а Дельмас?
Благодаря реакции леди Уилтшер сестра кадамирского графа убедилась, что обнаружила по крайней мере один из поводов ее беспокойства. Угадала, но с высоты своего опыта не разделила его. Аншан не знала человека, о котором идет речь, но большая часть моряков неотделима от рома или более благородных напитков (если речь идет о королевском флоте), особенно в разгар праздника. Не исключено, что капитан Дельмас проводит время гораздо приятнее и веселее, нежели озабоченная его отсутствием леди. Примерно об этом Ниневия собиралась поведать Илэйн, если ее беспокойство не развеется в ближайшее время. А пока дамы старательно придерживали юбки, спускаясь в лодки, украшенные цветами, как и все остальное на этом празднике, чтобы проделать небольшое расстояние, отделявшее пристань от корабля.
Морская гладь под ними сверкала мириадами причудливых вспышек и отражений, и женщина склонилась, погружая в волны ладонь, но при этом не теряла бдительности. От ее взгляда не укрылась интересная деталь, о которой она обязательно спросит Илэйн, когда они взойдут по трапу корабля. "Неудержимый" был красивым и внушительным судном. В отличие от кадамирских кораблестроителей, придававших своим творениям хищный вид, руаширцы определенно стремились к изяществу и маневренности. Протянутые вдоль бортов канаты, влажные от брызг, были еще совсем светлые, свежесвязанные. Легкие паруса вздымались над головой точно крылья цвета летних облаков. Тем временем капитан стал неторопливо знакомить гостей с устройством верхней палубы, которое не интересовало Ниневию ни в коей мере.
- Сколькими пушками оснащен "Неудержимый"? - осведомилась кадамирка, глядя на капитана поверх голов других приглашенных.
- Корабль относится к торговому флоту, миледи. На деке предусмотрены места для шести-восьми пушек.
- Так мало? В Кадамире число орудий на торговом корабле колеблется от двенадцати до двадцати. Фактически превосходит ваше в два раза.
- В этом нет необходимости. Как известно, пираты давно не охотятся в наших водах.
- Довольно странно это слышать от капитана восточного графства. Одного из ближайших графств к Сент-Массону, если верить байкам о его расположении. С чего такое великодушие с их стороны?
Ниневия смерила подозрительным взглядом чистую, не омраченную ни единым шрамом физиономию капитана, затем обернулась к леди Уилтшер, демонстрируя легкое замешательство. Кажется, ее слова насчет морских разбойников, которых жители королевства считали даже не людьми, а монстрами, вызвали смятение среди сборища нарядных шляпок и париков. Тему поторопились замять, провожая экскурсию к следующей точке осмотра.
- Вы нравитесь им, и все же они относятся к вам снисходительно. Почему? - Аншан окинула сопровождавшую ее руаширскую леди испытующим взглядом, не спеша следовать за толпой, - Простите мою дерзость. Будучи женщиной в мужском обществе, учишься разбираться в подобных вещах.

Четверть часа спустя, сойдя ниже, осмотрев технические помещения, кают-компанию и камбуз, капитан Фрост уже подводил свою лекцию к логическому концу, когда знакомая Ниневии дама высказала робкое желание увидеть личные помещения, предназначенные для жизни и отдыха членов команды. Несмотря на комментарии других гостей, полагавших что это вовсе не обязательно, и встреченное благосклонными усмешками предложение оставить морякам их секреты, толпа под чутким руководством капитана "Пилигрима" неспешно направилась к цели. Обшитый деревом, хранившим свой неповторимый запах, коридор стал Уже и темнее, из-за чего он больше походил на лаз. Тесные общие каюты с гамаками, раскачивающимися на уровне пояса, привлекли внимание руаширских аристократов, которые под действием вина стали воображать себя юнгами и матросами. Ниневия пренебрегла возможностью войти внутрь. Временно выпустив из поля зрения леди Уилтшер, которая мило беседовала с сидящей в гамаке дамой, женщина заглянула за угол и заметила приоткрытую дверь.
- Что там? - вернувшись назад, обратилась она к их безупречно вежливому провожатому.
- Места, предназначенные для командного состава. В том числе каюта капитана. Леди?
Теперь кадамирка оказалась невольно вовлечена в игру пробудившегося любопытства. Пока другие развлекались, а капитан был вынужден занимать позицию большинства, она направилась к тому месту, которое только что изучала из-за поворота. Тяжелая дверь, приоткрытая на ладонь, трепетала под еле заметные колебательные движения корабля. Почему-то она сразу определила, кому принадлежала каюта. Оставалось проверить одну догадку, касавшуюся того, из-за кого люди на берегу сбивались с ног.
Ниневия бесшумно подошла к двери и уверенным жестом поймала ее за ручку. Стучаться и спрашивать разрешения, чтобы войти в открытую дверь, показалось излишним. Прямо напротив входа располагался оконный проем, заливавший дневным светом все окружающие предметы. Сестре кадамирского графа пришлось прищуриться, чтобы в подробностях рассмотреть то, что она увидела. Возле окна стоял письменный стол, а в обращенном спинкой к свету кресле находился человек, уронивший голову на столешницу. Недвусмысленные красные подтеки, расползавшиеся под его щекой, практически не оставляли сомнений. Однако Аншан, повинуясь военной привычке, подошла к столу и проверила. Мужчине действительно перерезали горло. Судя по цвету и температуре его кожных покровов, это случилось несколько часов назад. В следующее мгновение за спиной женщины раздался вскрик, и она дернулась в ту сторону, проклиная себя за беспечность. В дверях стояла Илэйн, которая выглядела достаточно обескураженной, несмотря на попытки Ниневии загородить от нее "самое интересное".
- Не входите. Это капитан Дельмас. Он мёртв, и довольно давно. Я не имею к этому отношения, - увидев глаза девушки, Аншан посчитала нужным уточнить этот спорный момент, - Идите к остальным. Велите капитану Фросту увести их как можно скорее. Никто не должен видеть. Нет, стойте, Илэйн..
В следствие того, что голова работала быстро и напряженно, некоторые более важные мысли не поспевали за второстепенными. Подумав о том, как избежать паники и отослать леди Уилтшер, женщина наконец схватила главное. Кем бы ни был убийца, он все еще на корабле, отделенном от пристани, где грохотал праздник, полоской воды. Ей следовало позаботиться о безопасности графской невесты, прежде чем обеспечивать благополучный отход ее подданных.
Метнувшись в коридор следом за девушкой, Ниневия услышала сухой гортанный звук, потрясший многоярусные палубы, и крики людей, находившихся наверху. Самой женщине, как и ее невидимым спутникам, едва удалось устоять на ногах. Что-то происходило - похоже, она оказалась права насчет убийцы. Если бы кадамирка разбиралась в кораблестроении или устройстве судна так же хорошо, как в искусстве войны, она бы догадалась, что неизвестный только что перерубил форштаг, представлявший собой крепление мачты на корабле, на котором все они оказались заперты..

Отредактировано Ninwe Anshan (30.04.2017 03:24:02)

+1

10

Что-то подсказывало леди Уилтшер, что её кадамирская гостья не так проста, как кажется на первый взгляд. И не знай Илэйн, кем на самом деле является Ниневия, то решила, что перед ней стоит какой-нибудь шпион из этого южного графства, желающий разведать пару-тройку тайн. И Илэйн действительно было что скрывать, потому юная леди старалась держать язык за зубами, а если приходилось разговаривать, то внимательнейшим образом следила за своей речью. Ниневия же была не первой чужеземкой, кто интересовался традициями Руашира. Илэйн сама когда-то была поражена, насколько жизнерадостны тут люди, в Неале всегда царила какая-то атмосфера влюбленности, за что надо сказать спасибо Леонарду, который просто обожал многочисленный праздники и никогда не скупился на их организацию. А потому перед своим отъездом он поручил Илэйн провести и этот спуск кораблей на воду по высшему уровню, словно сюда должна была прибыть королевская семья.
- Неаль – город цветов и красок. Поверьте, была бы воля графа, мы ходили с венками на голове круглый год. Но в городе не так много теплиц и оранжерей, и уже не каждый горожанин может позволить себе сделать такой венок. – Улыбка не покидала лица Илэйн на протяжении всего разговора с Ниневией, которая начинала нравиться девушке всё больше. Они обе были любопытными, и не пытались скрывать это. – Цветы символизируют жизнь, какой бы сложной она не была. Здесь не любят черных или серых оттенков, и даже на похоронах люди благотворят Творца за то, что тот дал умершему прекрасную и яркую жизнь, какой бы сложной она не была. – Стоит признать, Илэйн сама не понимала такой жизнерадостной позиции руаширцев, её учили быть строгой к окружающим и самой себе в первую очередь, держаться строго установленных правил, но стоило ей оказаться в Неале, то что-то во внутреннем мире молодой девочки начало ломаться. Нужно отметить, что в лучшую сторону.
Илэйн не успевает что-то добавить про то, как порой балуются дети в портах, прося мастеров по дереву показать им работу над кораблем, потому что Ниневия задает совершенно противоположный вопрос, который, как очевидно, волновал её куда больше, кем цветы. Пропажа капитана, естественно, до сих пор не давала Илэйн покоя, девушка сильно беспокоилась за Дельмаса, ведь это был его первый собственный корабль, до этого он служил на военном корабле старпомом. Хотел таким образом постепенно уйти на покой.
- Вы внимательны к деталям, леди Ниневия. – Губы Илэйн слегка дрогнули от волнения. Врать этой женщине не хотелось, но и держать в неведении тоже. Потому девушка решила озвучить только своё предположение. – Скорей всего, капитану нездоровиться, в городе несколько дней назад был сильный дождь, а оба капитана предпочитали следить за ходом работ. Не исключено, что капитан Дельмас простыл и у него нет возможности присоединиться к нашему празднику.
Оказавшись на корабле, Илэйн ненадолго оставила свою гостью, пока капитан Фрост начал свой рассказ об устройстве корабля. Сама же леди Уилтшер, которая всегда восхищалась кораблями, но не имела возможности путешествовать в более далекие графства, осталась стоять чуть в стороне, проводя рукой по идеально гладкому дереву, наслаждаясь его теплом и красотой. Прикрыв глаза, девушка позволила ветру играться с её каштановыми волосами, слегка придерживая рукой венок, дабы тот не слетел с головы. Она с удовольствием бы отправилась в путь, хоть в соседний Суфолк, хоть в далекий Вустерлинг. Спокойный и уверенный голос капитана отправлял фантазию девушки в свободный полет, она уже представляла, как будут проходить путешествия на этом корабле, но из мечтаний о будущем Илэйн вырывает в настоящее голос Ниневии. Леди Уилтшер открывает глаза и поворачивается в сторону группы людей, которые до этого спокойно слушали рассказ капитана Фроста, и теперь почти все с интересом смотрели на леди Аншан.
Неспешным шагом, скрестив руки перед собой, Илэйн подошла к ним, но старалась держаться чуть в стороне. Ей самой было интересно, кто ответит капитан Фрост на такой вопрос. Конечно, пираты были головой болью для восточных графств, но не для Руашира, который за последние несколько лет сумел заключить мирный договор почти со всеми капитанами из пиратской братии. На их торговые суда нападали лишь молодые пираты, и получали всегда достойный отпор: большинство торговых судов Руашира были куда более быстроходными, чем старые пиратские суда, а торговые пути тщательно патрулировались военными кораблями именно для таких случаев. В Руашире это была самая легкая и безопасная служба.
- Могу предположить, что дело в умениях наших доблестных капитанов. Наши суда более неуловимы и могут маневрировать, им достаточно добраться до ближайшего патрульного корабля. – Илэйн не хотелось продолжать эту тему, у Ниневии могли появиться куда более сложные вопросы, ответы на которых грозили Илэйн и графу Мориа не просто королевским судом, а настоящим обвинением в предательстве. – Продолжайте, капитан Фрост. – Кивнула девушка, и снова подошла к Ниневии. Тему действительно получилось замять, но на этот раз леди Уилтшер пришлось отвечать на другую порцию вопросов, снова связанных с её личностью в этом графстве. Что же, здесь Илэйн могла говорить открыто и свободно. – Потому что для них я всегда буду маленькой тринадцатилетней девочкой, с которой граф Мориа вернулся как с военным трофеем, полученным из рук короля Уильяма. Ни для кого не секрет, кого поддерживал Руашир в первую гражданскую войну, и потому приз для графа оказался соответствующим. К счастью, многим людям в графстве было всё равно, кого поддерживали мои родители и братья, для них я тогда была маленькой девочкой, которую нужно было выучить уже согласно традициям этой земли. Многие из этих людей, - девушка коротко кивнула в сторону впереди идущих лордов и леди. – Помнят об этом. Они помогли мне, и я в неоплатном долгу перед ними.
Илэйн не стала говорить, что были и завистники, и недоброжелатели. Они считали Илэйн «змеей на груди» графа Мориа, которую тот пригрел по своей наивности. Не говоря уже о многочисленных доносах и обвинениях в подкупе. Просто леди Уилтшер надоело смотреть, как вешается лапша на уши графа, который то и дело находился в разъездах по своим землям, или пропадал неделями в Оштире на заседаниях Палаты Лордов. Закончив этот разговор, Илэйн извинилась и откланялась, потому что её вниманием хотела завладеть одна из старых баронесс, и женщины отошли чуть в сторону, дабы спокойно побеседовать. Если честно, рассказ капитана Фроста становился всё менее интересным, поскольку присутствующие на корабле лорды и леди были достаточно пьяны, чтобы самостоятельно продолжить изучение корабля, и больше были похожи на детей. Илэйн даже не заметила, как её знатная гостья сумела проскочить в капитанскую каюту – об этом ей сообщил обеспокоенный капитан Фрост. Понимая, что за этой женщиной нужен глаз да глаз, Илэйн, придерживая юбку своего пышного платья, чтобы не запутаться, направилась в указанную капитаном каюту. Разумеется, вряд ли там будут какие-то важные бумаги, а судовой журнал ещё девственно чист, но мало кому понравится, что незнакомцы ходят по его комнате.
Но не успевает Илэйн попросить леди Ниневию покинуть это место, как замечает не самую лицеприятную картину. Прислонившись к двери, девушка зажала рот двумя руками, стараясь подавить очередной рвущийся наружу всхлип. Она не боялась мертвых людей, а вот кровь, которая так живописно капала на кровь, вызывала в глазах девушки непомерный ужас. Конечно, она не собиралась обвинять Ниневию, это полный вздор, но голова молодой леди отказывалась полноценно функционировать. Она кивнула, понимая, что сейчас от неё требуется, но ноги не хотели слушаться свою хозяйку, ведя её совершенно в другую сторону, к выходу на верхнюю палубу, чтобы вздохнуть свежего воздуха. Между тем на корабле началась паника – поврежденная мачта заставила волноваться даже тех лордов, кто ничего не смыслил в корабельном деле. Илэйн как можно скорее стала искать капитана Фроста, чтобы дать распоряжение увести людей с корабля, дать сигнал о помощи на сушу, ведь девушке не могла рисковать жизнями стольких человек. Но и сама не заметила, как за ней почти беззвучно шла фигура в темном плаще, лицо которой скрывал темный платок. Если честно, когда Илэйн практически почувствовала дыхание на своём затылке, то подумала, что за ней просто следует Ниневия, или какая-нибудь испуганная леди. К своему счастью, Илэйн обернулась вовремя – незнакомец ударил в то место, где секунду назад была шея леди Уилтшер. Девушка отпрыгнула на добрый метр от него и принялась пятиться, глазами ища хоть какую-то возможность для защиты.

+2


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ИСТОРИИ МИНУВШИХ ЛЕТ » Морская фигура замри