НАТ
Администратор
Icq - 562421543
НИНА
Администратор
Skype: marqueese_
ИЗЗИ
Администратор
Skype: fullinsomniac
АННА
Администратор
VK: /monlia
ЭДМУР
Администратор
VK: /moralrat

Добро пожаловать в мир королей и драконов, пиратов и чародеев. С нами вы окунетесь в мир древней магии, разрушительных войн, коварных интриг и жестокой борьбы за власть. Здесь каждому уготовано свое место и каждый получит, что заслужил. История в Ваших руках!
Королевство Дортон переживает очередной кризис: пираты угрожают очередным восстанием, маги в новообразованных общинах требуют свободы, а вольные племена скайгордцев объединяются, создавая опасность с Севера. Положение усугубляется тем, что единственный существующий на свете огнедышащий дракон остался без человеческого контроля и теперь угрожает превратить в пепел все королевство.

ВРЕМЯ В ИГРЕ: 844 ГОД,
11 ЭДРИНИОС - 10 КАНТЛОС



ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД: Ночная кукушка

ОБСУЖДЕНИЕ КВЕСТОВ ДО 22/10

DORTON. Dragon Dawn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ИСТОРИИ МИНУВШИХ ЛЕТ » be brave.


be brave.

Сообщений 61 страница 90 из 134

1

http://funkyimg.com/i/2roL4.png

Время и местоСеверный тракт, дорога в Оштир, 17-19 экуоса 844 г.

Действующие лицаEdmure Harte, Alyx Vance

История« - Я знала, что в один день у меня появится храбрость, чтобы сбежать от всего, что делает меня несчастной.»
Врать человеку с заточенным мечом – настоящее безумие. Но у Аликс не было выбора. Она решилась на самый храбрый поступок в своей жизни, и сбежала от неминуемой смерти. Невольным соучастником ее побега стал сир Эдмур Харт, который даже не подозревает, кто составил ему компанию по дороге в столицу…
« - Храбрость не имеет ценности, девочка, если с ней не сочетается честность. Но если бы все были честными, не было бы нужды в храбрости. »

Отредактировано Edmure Harte (06.04.2017 16:45:31)

+6

61

http://funkyimg.com/i/2uD9b.pnghttp://funkyimg.com/i/2uD9c.pnghttp://funkyimg.com/i/2uD9e.png
Какого лешего? Что, мать твою, я делаю? – Так и хочется сорваться с уст. И да, я прекрасно знаю, что лёжа вот так и трогая рыцаря, давно бы была трупом. Знаю, что нужно делать попытки, чтобы остаться в живых. Да только именно сейчас, смотря в его глаза, мне не хочется даже делать эти несчастные попытки. Мне хотелось прикоснуться к нему. И я прикоснулась. Скажи, что мне показалось. Опровергай. Скажи, что тебе не нравиться мои прикосновения, что, когда ты закрыл глаз и ответил на такой простой, но в тоже время нежный жест, думал о другой. Дал слабину, но быстро пришёл в себя. А видя этот взгляд, пока рука накрывает мою, почти что выбил весь воздух из лёгких. Такой пустой. Безразличный. Лучше бы он был холодным_ледяным как зима. Тяжесть его веса пропала. Он встал. А я оставалась лежать, приходя в себя. Снова. Понимая, что впредь нужно следить за своими действиями и желаниями. Пора бы становиться сдержанней. А может постараться быть хотя бы немного холодной. Протянул руку, а я заколеблись_засомневалась, но приняла её. Встала, совсем забыв о царапине на ноге. Подумаешь. Одной большой, одной меньше. Не отпуская, притянул ближе. А сердце всё не унималось. Отвела взгляд, чуть опустив голову и наклонив её.
- Вы не похожи на дворовую девку. Сир. – Старалась сказать отстранено? Без каких-либо чувств или эмоций в голосе. «Сир» - выделила интонацией, будто ненавидела это слово или напоминала сама себе о его титуле. Статусе в этом мире.
- Более постараюсь вас не трогать. – Чуть ли не грубо произнесла я. То ли давая ему обещание, то ли себе. А может себе и ему. Посмотрела сначала на лошадей, которым было плевать на нас. Они спокойно стояли, опустив головы и что-то ели. Взглянула на свой клинок. Лежит себе в траве. Одинокий такой. Ну прямо как я. Хотела уже двинуться с места, но мужчина не дал. Присела на корточки и взглянул на ранку. Она не беспокоила. Не болела так, чтобы я выла как раненый зверь. Наверное, услышать от него похвалу – это как самый редкий праздник? Да только я посмотрела на него с явным любопытством и интересом. Старалась запомнить каждое слово, смотря, как он показывает, говоря про защиту ног. Надо будет запомнить. А то ведь действительно могу остаться без ног, если судьба подарит мне настоящую схватку.
- Поняла. Постараюсь не забывать про защиту ног. – Как и он приказал, пошла поднимать свой меч, чтобы вновь ощутить его тяжесть на своём левом боку. Словно скучало по этому весу. По чувству, что он со мной.
- А охотиться ты умеешь, маленькая воительница? – Посмотрев на его спину, хмыкнула. Мне вопрос показался слегка глуповатым. Начала продвигаться к лошадям.
У нас еще есть мясо, - напомнила ему, - умею. –Только потом ответила на его вопрос. Взяла в одну руку поводья одной лошади, потом другой. Повела лошадей дальше. Пешком. Слыша рядом шаги рыцаря. Сойдя с дороги и ведя лошадей к опушке леса. Я не особо горела желанием ловить ему зайцев. Но, раз мужчина хочет нормальной еды, а не той что у нас была, почему бы не поймать.
- А что насчёт вас? Или вы только умеет фехтовать, а охотник из вас так себе? – Мы шли так, словно нам некуда спешить. По крайне мере я так шла. Насчёт рыцаря не уверена. Зато мы подходила к краю леса. И я остановилась, смотря на могуче деревья впереди. И не была уверена, что стоит ли туда совать свой нос. Я бы предложила остановиться прямо тут. Не заходя сильно вглубь леса.
- Или может продолжим путь дальше? – Я вопросительно посмотрела на рыцаря.

+1

62

Он рассеянно провел рукой по густой гриве, когда услышал голос девушки за спиной. Обернулся. Глаза хитро блеснули.
- А тебя не проведешь. Где сядешь, там и слезешь, да, Вэнс?
Эдмур рассмеялся. Он пребывал в великолепном расположении духа, вызванном добротным поединком. И, конечно, победой. После такого он вновь чувствовал себя в своей стихии и наслаждался атмосферой соперничества. Он всегда был неравнодушен к восхвалению своих подвигов, пусть даже она и еле читалась в глазах соперника.
- Я не люблю охоту. Утомительное занятие, неравный бой. - многозначительно произнес он, вновь повернувшись к лошади. - Гораздо приятней, когда противник под стать тебе самому. А то, что сейчас называют охотой... Это никакая не охота, это просто травля.
Сир Харт привел свой народ в порядок, обулся, набросил на плечи плащ и взгромоздился на лошадь. Аликс почему-то предпочла идти пешком. Он в изумлении повел темной бровью, и этого было достаточно, чтобы девушка замолчала.
- Ты собираешься всю дорогу до Оштира провести на ногах? Или наконец-то усядешься в седло?
С высоты роста коня он смотрел на Аликс и они поняли друг друга без слов. Он мог бы помочь ей подняться, но знал, что девочка прекрасно справится и без него. С улыбкой победителя, Эдмур перевел взгляд куда-то вдаль, туда, где кончается лес, и начинаются небольшие деревушки. Когда девушка поравнялась с ним, он вновь заговорил:

- Но от горячей пищи я бы не отказался, а ты? Доберемся до ближайшей таверны и пообедаем.
Несмотря на то, что это было сказано спокойно, тихим голосом, в словах чувствовался приказ. Ведя свою лошадь рядом, Эдмур продолжал наблюдать за ней. Минуту спустя он дернул за поводья и, глубоко вздохнув, пустил коня галопом.

https://68.media.tumblr.com/683b5082cf5e598e4fc28b8b9fa0cbaa/tumblr_orniaykF5f1uzp87ro6_250.gif

Находясь наедине со своими мыслями, Эдмур предался размышлениям, как могли бы развиться события, будь он не тем, кем являлся. Ему нравились женщины. Это была одна из причуд рыцаря, подобная любви к хорошему скакуну или острому мечу. Иногда трогательные отношения горячили кровь, как то было с леди Виолой. Сейчас это, почему-то, раздражало сира Харта. В целом, он мирился со своей природой, но странная привязанность, возникшая с юной северянке Аликс Вэнс, казалась ему не нормальной. Противоестественной. Никогда прежде он не слышал и не видел, чтобы женщина горела желанием отдать свою честь и жизнь в распоряжение рыцаря. Вернее, это воспевалось менестрелями, но на деле же, дамы старались как можно скорее убежать подальше от покрытого потом и кровью человека. Они чурались их. Особенно Эдмура. Громадного, уродливого по меркам южан, несуразного рыцаря, который даже читал с трудом, не то, что мог декларировать стихи. Нет, Аликс разительно отличалась от  других дам. Она, кажется, была довольна его прикосновениями, его поцелуем. Она обнимала его, как дитя. То, что испытывал Эдмур, можно было назвать поражением в первой схватке, но он не проиграл войну. При мыслях о войне, глаза Эдмура сверкнули. Еще проверим, какой Аликс воин.
Не говоря ни слова, он проследовал по дороге в город. Интересно, удастся ли ему одержать победу над Аликс Вэнс за несколько дней.
Путешествие слегка затянулось, и когда они прибыли к таверне, горожане уже зажигали свечи.
- Приехали. - скомандовал он.

https://68.media.tumblr.com/9133f92ce04fafa7a1aa8762cd044ed6/tumblr_ntk62wi0DW1ueyxfyo7_250.gif

Когда они спешились, Эдмур внимательно оглядел наряд своей спутницы: какие-то убогие грязные лохмотья. Он и сам выглядел не лучше, но она была все же леди.
Перед ними стояло заведение, ничем не отличающееся от десятка других. Только теперь Эдмур не позволил Аликс распоряжаться лошадьми, доверив это слуге.

Они вошли внутрь, и тут же мужчина чуть не ударился головой об косяк. Помещение было довольно маленьким. На дверях красовалась вывеска «Пенные кубки», и внутри все говорило о том, что постояльцам подается пиво. Эдмур побрел к барной стойке, за которой стоял полусонный задумчивый мужчина, полностью поглощенный своими мыслями. Одет он был довольно дорого и добротно. Похоже, место процветало.
- Приветствую, добрый господин. Мы усядемся вот за тем столом. Будь добр, принеси ваш лучшим напиток и пристойной еды?
- Пива больше нет, господин! - и Эдмуру сразу стало ясно, отчего хозяин так задумчив. Основной источник его прибыли подошел к концу.
- В таком случае, ты хоть накормишь нас?
- Два гроша, господин. За одного...
- Помилуйте, это же грабеж! Почему так дорого?
- Два гроша, господин.
Эдмур не стал спорить. Пусть здесь и дорого, он он уже ужасно устал, хотелось есть и пить. Они уселись за широкий стол у окна. Несколько догоравших свечей озаряли их уставшие лица. Сев напротив Аликс, Эдмур уставился на нее, будто других развлечений в этом месте не было. Отчасти это было правдой. Почти треть всех столов было занято. Все посетители уже немного выпившие. Здесь очень громко и весело. Поодаль отдыхала шумная компания друзей, впрочем, мало обращающая внимания на других посетителей. Эдмур, как большой любитель азартных игр, сразу заметил, что здесь развлекаются игрой в кости, где можно выиграть или проиграть солидные суммы. А охраны совсем не видно. Вскоре им принесли еду.
- Эй, Аликс Вэнс? Все уставились на тебя! Не расскажешь мне что-нибудь презабавнейшее, чтобы я рассмеялся, и эти господа не думали, что я похитил тебя и собираюсь изнасиловать?

+1

63

http://68.media.tumblr.com/77e10323a35386417065d376aeb0c9c5/tumblr_inline_oct0s6oJvj1tgsn29_250.gif
Как можно не улыбнуться, когда он смеётся? На устах появляется улыбка. Явно заражённая от его смеха. Настроение с каждым шагом возвращалось на свой круг. Вставало между отличным и плохим. Но раз на лице появилась улыбка, значит оно поднималось выше, а не опускалось в задницу.
- Не любите охоту? – переспросила я, стоя, держа двух лошадей за поводья, - не могу не согласиться с вами, сир. Она и правда бывает утомительна, хотя, смотря на кого идёт охота. – Неравный бой? А что поделать. Есть же что-то надо. На одном хлебе, сыре или молоке не прожить. Организму нужно и мясной.
- Неравный бой был у охотника с медведем. И теперь мы спим на его шкуре. – Хотя, к чему это я. Так. С языка сорвалось. Тут я резко призадумалась. Даже не заметила, как рыцарь взгромоздился на лошадь. Его голос, вновь, быстро вывел из мыслей, вернув в реальность. Я подняла на него взгляд, приподняв еще и голову. Я хотела немного пройтись, так как ноги и попа действительно порой затекает. Устаёт, сидеть на одном месте. Выдохнув, я спокойно забралась на лошадь. Легко и просто. Я столько раз это делала, что, если бы кто-то подошёл ко мне, чтобы помочь, тут же оттолкнула помощника. И вновь в путь. Опять будем ехать медленно, а ведь так иногда хочется пуститься в галоп.
- Но от горячей пищи я бы не отказался, а ты? Доберемся до ближайшей таверны и пообедаем. – Прикрыв глаза на минуту, я быстро представила горячую пищу. От одной мысли рот наполнился слюной. Да. От горяченького я бы не отказалась. Так зачем ехать в таверну, если можно самим приготовить? Стоило открыть глаза, как его лошадь перешла на галоп. Я смотрела ему в след, хлопая глазами, пытаясь понять, какого фига? За ним, что, кто-то гноиться? Даже посмотрела назад. Но позади никого не было. Он хоть в курсе, что мне будет не удобно догонять его, когда вторая рука держит поводья второй лошади. Вздохнув, взяла с него пример. Дёрнула поводья, осторожно, но чуть сильней ударила лошадь в бока, заставляя её с простого шага перейти на галоп. Чтобы догнать рыцаря. Мчалась строго за ним. И вновь это чувство азарта. Хочется догнать и даже опередить. Сыграть в догонялки. Как по-детски. Разве не говорила, что люблю быструю езду сильней, чем медленную? Глаза блестят, а на лице улыбка чуть ли не до ушей.
Я его догнала. Ну ладно, почти. Ехала прямо за ним, когда лошадь начала медленно выравниваться с его. Маленькая погоня плавно перешла в медленный режим действия. Лошади плавно перешли в свой привычный шаг. А на моём лице всё еще сияла улыбка.
- Не плохо, – повернула голову, чтобы взглянуть на его профиль, - если бы не вторая кобыла, я бы догнала вас, и может быть вы бы успели посмотреть на мою спину. – Подмигнула мужчину, отворачиваясь, вновь смотря вперёд.
- Не уж то ли сир думал, что я не умею ездить верхом, когда лошадь переходит на галоп? – Спросила, заметив, что мужчина погрузился в свои мысли. Ну вот, снова будет тишина между нами. Как это уже надоело. Пора разбавлять её. Да только слов нужных я пока не находила. Язык иногда не поворачивался задать тот или иной вопрос.
Мы ехали по широкой дороге, позволяя ехать рядом с друг другом. Я то поджимала губы, то кусала внутреннюю сторону щеки, порой смотря по сторонам. Порой смотрела на Эдмура. Так или иначе, я устала сидеть, и жуть как хотелось дойти до города пешком. Да только до последнего сидела в седле. Когда на горизонте показался городок, я опять улыбнулась. Только эта была улыбка радости, что наконец-то можно будет отужинать и слезть с лошади. День тянулся к закату, к своему концу. Город не был такой уж большой. Скорей среднего размера. Здесь хотя бы не было того отвратительного чувство, которое посетило меня в той деревушке. Тут не было всё серым и мрачным. Он был самым обычным. Когда мы наконец-то достигли финишной прямой на сегодня, я с удовольствием спешилась. Я уже по привычки была готова заняться лошадьми, прежде чем зайти в таверну, но Эдмур пересёк это, отдам распоряжение юному слуге. Я не стала возражать, и просто молча последовала за сиром.
Стоило открыть дверь и зайти внутрь, как из меня чуть не вырвался смех. Эдмур чуть не ударился головой об косяк. Подавливая желание рассмеяться, я внимательно посмотрела на него.
- Не ушибся? – Спросила, после чего стала сжимать губы, хотя в глаза сверках смех. Он двинулся дальше. Таверна была небольшой. Почти все столы были занята, а по таверне ходила одна единственная девушку, которая напоминал работницу сие таверны. Прежде чем пройти за рыцарем, я прикрыла рот рукой издав тихое хихиканье. Да. Настроение определённо не в самой жопе. Пока Эдмур возмущался из-за цены, которые тут были, я быстро оглядела таверну. Люди то и дело бросали на нас взгляды. Особенно на меня. Они были оценивающие. Кто даже хмыкнул, оценив взглядом и отвернулся, вновь утыкаясь в свою кружку с пивом.
Проследовав за мужчиной, села на стул. Он выбрал столик у окна. Сел напротив меня, а я, вытянув одну ногу, случайно встретилась с его. Резко согнула ноги в коленях, пряча под стулом. Он не просто смотрел на меня. Он уставился на меня, от чего мне стало прямо не по себе. Однако. Старалась сделать вид, что меня не волнует, как он смотрит. Облокотилась о край стола, поставив на столик свои локти. Прошлась двумя руками по волосам, убирая их назад. Я уже в который раз понимала, что ненавижу свои короткие волосы.
- Эй, Аликс Вэнс? Все уставились на тебя! Не расскажешь мне что-нибудь презабавнейшее, чтобы я рассмеялся, и эти господа не думали, что я похитил тебя и собираюсь изнасиловать?
Я подняла взгляд сначала на рыцаря. Потом посмотрела на людей, которые были под градусом. Да тут чуть ли не каждый второй смотрит на нас.
- Ох сир, -перевела взгляд на него, - боюсь вам придётся выдавить из себя улыбку или смех, потому что, я знаю только грустные истории, - я даже улыбнулась с сожалением, и нам в этот момент приносят еды, - как всё запущено, не так ли? – Продолжила говорить, когда девушка ушла.
- Может вы знаете какую-нибудь забавную историю? И неужели вам так важно, что думают те господа? Лично мне всё равно. Пусть думают, что хотят. И зовите меня просто Аликс. – Это я уже говорила, смотря на свою порцию горячей еды. Рот вновь наполнился едой.

+1

64

Эдмур изумленно глянул на Аликс, поглощающую свой ужин. Вот ведь шельма: то не затыкается, как сорока, то из нее слова не вытянуть. Может, она просто голодна, и как насытиться - станет разговорчивей. 
- Что, вообще не одной истории не знаешь? И даже байки травить не умеешь?
Он тоже принялся за еду. Им подали отварную птицу, вымоченную, как показалось, в пиве. Рыцарь принялся разделывать мясо прямо руками, и вскоре уже почти по локоть был измазан в ароматном тягучем птичьем жире. Аликс молчала.
- Ну ладно. - Решительно оставил он от себя тарелку. - Тогда я расскажу.
Мужчина небрежно вытер руки об грязно-желтую, видавшую виды, занавеску на окне и принялся вспоминать походные байки, попутно пережевывая пищу. Его взгляд устремился куда-то в окно, будто там и таились все чертоги его, испорченного военными походами, подсознания. В голову шли все те же песни, что он вспоминал вчера, а так же пара историй, уж совсем не для дамских ушек. И всё-таки жаль, что Аликс не мальчишка. Пацану бы пришлось по вкусу то, о чем знает сир Харт. Хоть Алекс, брат девушки, и не был благодарным слушателем, и вечно воротил нос от подобных скабрезностей, он умел поддержать беседу. Вот бы и Аликс научилась этому от брата. Но что сейчас вспоминать? Брата-то у нее нет.
- Заходят как-то в бордель священник, рыцарь и... А, хотя нет, не это.
Историю про развратную блудницу и троих гостей борделя с явными постельными отклонениями Аликс просто не поймет в силу возраста. И испорченности. Хотелось бы верить, что не поймет.
- Вот. Этот. - Глаза мужчины заблестели в свете тусклых свечей. Он облизал кончики своих пальцев и повертелся на месте, будто в предвкушении забавной игры.
- Как-то, собрались у костра три рыцаря. Из Лейфорда, Суфолка и Вустерлинга. Коленопреклонные. Или нет? В общем, присяжные. И закаленные в боях. - он многозначительно промычал, пытаясь вспомнить все подробности, и продолжил.
- И начали это бравые господа спорить, кто из них более выдающийся вояка. Кому из них даже сам черт не брат...
Эту байку Эдмур услышал, когда сам был едва ли старше Аликс. Взрослые мужчины, охотники из Вустерлинга, рассказывали ее под сладкий ром, во время дальних странствий. Ее в полной степени могли понять лишь мужчины, но почему-то она казалась Эдмуру сейчас весьма подходящей.
- Лейфордец...сир... Пусть его будут звать Эртур. Сир Эртур и говорит: «во времена славных завоеваний короля Уильями, да горит в пекле его срамная душонка, я пробрался к противнику с одним ножом. Перерезал целый гарнизон вооруженных  скайлондских солдат, а потом сжег, к ихней матушке, западную башню графского замка! Да так, что на ней камня на камне не осталось.»
Как искрометный уличный артист, Эдмур отшатнулся, изображая на лице гримасу удивления.
- «Да ну тебя, побожись!» Сказали его товарищи. «Да чтоб мне сдохнуть на этом месте, если я вру» - ответил сир Эртур.
Эдмур перевел дыхание. В этот самый момент к их столику подплыла пышногрудая трактирщица с кувшином пива в руках.
- Вот, милорды, еще кое-что осталось... - она с улыбкой покосилась на распаленного увлекательным рассказом сира Харта. Он сразу узнал этот взгляд и улыбнулся в ответ.
- Спасибо, красотка, услужила! - быстро достав из кармана серебряную монету, он протянул ее женщине. Та с удовольствием ее приняла, и все так же двусмысленно улыбаясь, спрятала между большими, как два кувшина, грудями. Разлив пиво по деревянным стаканом, Эдмур продолжил.
- Тогда слово держал рыцарь из Суфолка, старый морской волк и гроза пиратов. «Эт што..» - Эдмур стал слегка шепелявить, изображая развязный восточный акцент, - «Вот я голыми руками перебил две команды пиратов, взявшихся грабить приморские деревушки. «Грешника» и «Золотую жемчужину»! Слыхали о таких? Взорвал к чертям собачим их пороховой склад и взял в плен капитанов. Грозного Питера и Одноногого Монти. Дочь последнего мне потом еще долго соса... - сир Харт осекся. Маска комедианта спала с его лица, он быстро заморгал и поправил себя. - Мыла ему ноги. Она еще долго омывала ему ноги после долгих походов.
Пива на вкус оказалось кислым, как испорченный творог, но вполне сносным. После глотка над губой рыцаря появилась белая пена. Он быстро облизал губы и продолжил.
- А рыцарь из Вустерлина ничего не сказал. - драматично подытожил он. Вновь повисла драматическая пауза. - Этот смелый северный воин лишь...
В глазах Эдмура затаилась загадка. Он медленно отодвинул в сторону кружку с пивом и налег на слов своими огромными ручищами, подбираясь ближе к лицу Аликс. Когда между ними было всего пара сантиметров, он тихо и загадочно закончил свой увлекательный рассказ:
- Он просто молча пошевелил хером угли в догорающем костре…
Эдмур смотрел на Аликс застывшим взглядом, и не мог сдерживать смеха. Через мгновение он уже откинулся на спинку стула и хохотал, что есть мочи, прикрыв покрасневшее лицо руками. Это ж надо! Догорающие угли! Хером! На такое способен только северянин!
Слегка уняв свой смех, он глубоко выдохнул и глянул на Аликс.
- Ну что, мне удалось пронять принцессу скорбного образа?
Эдмур еще раз провел рукой по лицу, как бы снимая напряжение в уставших от смеха мускулах. Кажется, Аликс не очень-то смешно. Еще бы, куда ей понять такую шутку? Она же еще ребенок. О чем Эдмур только думал. Осознав всю глупость происходящего, мужчина уставился в свою кружку. Она была темной, а на дне лишь унылая пелена хмельного забвения, которое настигнет его с утра. Он стал много пить в компании Аликс Вэнс. То ли, чтоб забыться, то ли от напряжения. В любом случае, однажды это приведет их в постель. Чего Эдмур боялся и желал.
- Скажи-ка мне, Аликс. - осмелев от пива, вдруг тихо спросил он. - Твой отчим, случайно, не вел себя с тобой непотребным образом? Ну, знаешь... Может, он трогал тебя там, где благопристойную леди не следует трогать? Или показывал то, что приличной девушке до свадьбы видеть нельзя?...
Его интерес был не только вопросом чести. Мстить за поруганную честь малоизвестной дворянки Эдмуру хотелось меньше всего, ведь это не его забота. Его интересовало то, насколько хорошо девушка осведомлена в вопросах анатомии. Там, в высокой траве она задела его мужское естество, и Эдмуру хотелось знать, насколько далеко она может зайти в своих желаниях и возможностях.

+1

65

http://funkyimg.com/i/2uPPt.pnghttp://funkyimg.com/i/2uPPu.png
Это надо же. Насколько нужно быть голодной или истосковавшийся по еде, что забыв об этикете за столом, просто накинуться на свою порцию пока еще горячей еды. Нет. Я не говорю, что во время нашей поездки сир Эдмур не кормил меня. Так пища отличается от той, что подали нам сейчас. Я действительно просто накинулась на свою миску с едой. Даже забыв где сижу, перед кем и что леди так не положено себя вести, начала отделять кусочки мяса руками. А стоило им попасть в рот, как я прикрывала глаза и издавала такой звук, будто получаю удовольствие. Хотя, я и в правду мой язык получал удовольствие от еды. На меня, наверное, вновь начали пялиться. Я даже пропустила мимо ушей его два вопроса. Приподняла голову продолжая находится в лёгком блаженстве от какой-то там еды. Облизнув свои губы, я открыла глаза и тут же увидела изумлённое лицо мужчины, который на минуту замер и смотрел на меня. Я быстро вытерла губы тыльной стороной руки, ощутив стыд. Мне и вправду стало как-то даже стыдно за себя. Неловко. Однако, Эдмур быстро разбил эту неловкую паузу между нами. Стал лакомиться своим ужином. Руками. Опустив голову к своей порции, я украдкой поглядывала за ним. Как он быстро разделывался с птицей, а уже через короткое время его руки были по локоть в жире. Приложив указательный палец к своим губам, я жевала мясо, пока губы еле сдерживались от улыбки.
- Ну ладно. Тогда я расскажу. – Я смотрела как он вытер руки, совершено спокойной, об рядом висящую занавеску. Не важно насколько она была старой и какого цвета. Я просто не привыкла к такому. Меня всегда окружали люди, которые следовали этикету. Всем этим правилам и вели себя не естественно. Я никогда не верила тем, кто окружал меня. Мне всегда казалось, что они просто не умеют быть собой и из них просто слепили каких-то кукол. Они все были с уродливыми масками на лицах. Хотя, это уродство,наверное, было еще и в их душах. Я вновь опустила глаза, и кивнула рыцарю. Да. Пусть лучше он что-то расскажет.
- Заходят как-то в бордель священник, рыцарь и... А, хотя нет, не это. – Ну вот. Начинается. Раз я девушка, так значит нельзя рассказывать историю с постельными сценами? Я подняла голову, доедая последний кусочек мяса. Спокойно вытираю рот тыльной стороной руки. Выпрямляю спину и начинаю облизывать каждый пальчик, чуть причмокивая при этом.
- И распутная женщина? – совершено спокойно спрашиваю его, - блудница? – Поднимаю глаза, приподнимая один уголок губ, а глаза так и спрашивают: «что, не ожидал?». Стоит ли ему рассказывать о том, каким непослушным порой ребёнком я была? О том, где я услышала такие слова. Хотя подождите, я же леди, мне не следует их произносить вслух. Ага. Это дома я могла бы еще как-то сдержаться, а тут никого из близких нет. Только я и он. Так стоит ли одевать маску и быть той, кем я не желаю быть.
Помедлив, он начал. А я смотрела за его мимикой на лице, за тем, как он пытался сделать свой рассказать более живым.
- «Да ну тебя, побожись!» Сказали его товарищи. «Да чтоб мне сдохнуть на этом месте, если я вру» - ответил сир Эртур. – Он говорил на одном дыхание, но нас прервали. К столику, за которым мы сидели подошла женщина, которую я до этого тут не увидела. Пышногрудая. Я нагло смотрела на неё, поднимая глаза от груди к лицу. И от моих глаз не ускользнул её двусмысленная улыбка и то, как он смотрит на рыцаря. Естественно я перевела внимание на Эдмура. Улыбнулся в ответ, но не так как она ему. Она приняла от него серебряных монеты, вновь улыбнулась всё той же улыбкой и спрятала деньги между грудей. Ну да, когда у тебя такие арбузы, то между ними можно прятать не только монеты. А у меня появилось желание взять подсвечник и лишить не совсем милую женщину одного глаза. Оп. Стоп. Это что за агрессия такая, хоть и не вышедшая наружу. Я посмотрела ей в след, прежде чем облокотиться на спинку стула и посмотреть на стакан с пивом. Белая пена. Налила прямо до краёв. А сир продолжил. Взяв деревянный стакан, поднесла его к губам, не совсем уверенная, стоит ли пить.
- Дочь последнего мне потом еще долго соса...- Я смотрела на белую «пелену», пока не услышала, как сир резко замолчал, но продолжил. Его лицо быстро стало прежнем. Никакой комедийности.
- Мыла ему ноги. Она еще долго омывала ему ноги после долгих походов. – Прикрыв глаза и пригубив пива, я подумала, что пора бы кончать с этим. Что, стоит ему сказать, что иногда не нужно вести себя так, словно у меня на голове импровизированная корона, кричащий, о том, что со мной надо разговаривать, сдерживая половину чувств и слов.
- Сосала, - сделав маленький глоток, поставила стакан на стол, сдерживаю порыв сморщиться от вкуса пива, - не омывала ноги, а сосала. – Я снова говорила так спокойной. Поправила его. Будто в этом нет ничего такого, от чего следует покраснеть как помидор. Подавшись чуть вперед, облокачиваясь о край стола, смотрела на него совершено невозмутимым взглядом. Я медленно строила стену вокруг своей сердца, чувствуя, что именно он принесёт для него опасность. Заметив, что мужчина отодвинул кружку, налёг на стол и стал приближаться ко мне медленно, моё сердце забилось чаще, а стена посыпалась. Меду нами оставалось всего ничего. Чувствовала, как его дыхание касается моего лица, а в его глаза таилась загадка. Что-то аж дух захватило.
- Он просто молча пошевелил хером угли в догорающем костре… - Брови чуть приподнялись вверх в удивлении. Я молчала. Только внутри меня всё плавно начало смеяться. Чуть опустив голову вниз, я прикрыла рот рукой, сдерживаю желания засмеяться вслед за рыцарем. Я смотрела как он смеётся. Чёрт. Почему мне начинает нравиться его смех. Мне начинает нравиться, когда он в весёлом расположение духа, и даже когда он серьёзный.
- Ну что, мне удалось пронять принцессу скорбного образа?  - Я продолжала прикрывать рот ладонью, и ответила на его вопрос коротким кивком. Сделав несколько коротких вдохов и выдохов, тем самым успокаивая себя и желания засмеяться во весь голос, убрала руку с губ, на которых была искренняя и весёлая улыбка.
Только следующие его вопросы заставили эту самую улыбку исчезнуть. Он заставил опустить голову, и взглянуть на пиво в своей кружки. Я резко ощутила неловкость, а мои щёки налились румянцем. Отрицательно мотнула головой, взяла кружку и сделала несколько больших глотков. Облокотилась спиной о спинку стула, и вытерла губы рукавом.
- Нет. Я бы просто не позволила ему, и сделала бы всё, чтобы он не касался меня своими ручищами, - начала я, - тот поцелуй был первым, - да, я прямо налилась румянцем, а глаза начали бегать по сторонам, смотря на тех, кто начал засыпать за столиками, и за теми, кто изредка поглядывал на нас, - однако, я знаю анатомию человека, как мужчины, так и женщины. Меня учили не только тому, о чём я вам рассказывала. И если вам так интересно, я знаю, чем порой любят заниматься женщины и мужчины наедине. – Осталось только добавить, что видела это своими глазами, два раза. Причём чисто случайно. Однако, рыцарю об этом знать не стоит.
- А вам, как погляжу, нравятся пышногрудые женщины? – Сделала еще глоток пива, мельком взглянув на рыцаря.
- Вот мне, например, не нравятся смазливые мальчики. Пока мои ровесницы грезят о принцах, и поглядывают на состоятельных мужчин, которые никогда не бывали в настоящем сражении, я посматриваю совершенно на других. – Всё. Пиво развязало мне язык, хоть я еще не чувствую себя пьяной как в тот раз лишь из-за нескольких глотков. Но там было вовсе не пиво. Я села полубоком, чтобы стараться не видеть его лица. А то скоро мне придётся достать белый флаг и говорить, что сдаюсь. Потом еще точно не смогу оставить его.
- Только вот, с моим характером, манерами и тем что я умею, ни один мужчина не захочет иметь со мной что-то общее, - еще один глоток, - надеюсь вы понимаете о чём я. – В кружке медленно кончалось пиво, а язык был готов говорить и говорить.
- Однако я даже уже смерилась с этим. – Сказала так спокойной и безразлично, после чего выдохнула, не прекращая смотреть на посетителей таверны. Я вновь повернула голову в сторону небольшой компании людей, поймав очередной взгляд мужчины.
- Клянусь Творцом, - заговорила сердитым голосом отворачиваясь и смотря как женщина та самая женщина обслуживает кого-то, - если он еще раз посмотрит на меня, тот подсвечник со свечкой окажется в его левом глазу или он распрощается с волосами. Пока еще не решила. – Поставив один локоть на стол, указала пальцем на женщину, - а эта баба, так и кидает на вас взгляды. – Она снова посмотрела в нашу сторону, а если быть точней на рыцаря, именно в тот момент, когда я же указывала на неё и смотрела чуть ли не звериными глазами. Так обычно смотрит хищник, когда хочет наброситься на кого-то при этом разорвав его в клочья.

Отредактировано Alyx Vance (27.06.2017 02:02:06)

+1

66

Слова Аликс заставили его посмотреть на нее.
- Какой еще «тот»? А...
Сначала он не понял, о чем говорит девушка. Аликс говорила быстро и четко, будто заготовила эту речь, так что не было сомнений, что она говорит чистую правду. Ох, Аликс, Аликс. Эдмуру такая ноша не по силам. Он и не знал, что делает, слушал только свои опьяненные инстинкты. Если бы он знал заранее, то был бы гораздо деликатней. Да что врать, если бы он знал заранее - этого никогда бы не случилось. Он бы и на метр не приблизился к девушке, тем более с такими намерениями. Внезапно, мужчину охватило чувство, будто он кого-то обокрал. Стыд, смятение, сожаление. Это взыграла его рыцарская совесть. А может, Эдмур всегда был таким. Бесхитростный, честный, суровый, он никогда не брал чужого. Даже если это ему преподносилось, как редкий дар.
- Да ну? - Эдмур недоверчиво приподнял бровь, сделав вид, что совсем не удивлен.
Сейчас, спустя почти двое суток, он уже гораздо отчетливей помнил подробности той ночи. Да, он, вероятно, должен был догадаться. Уж слишком неумелыми и робкими были ласки девушки тогда. Но как можно было отказаться от них, когда она сама напрыгнула на него, как молодая газель? Следующие слова Аликс пролетели мимо ушей рыцаря. И только, когда она задала вопрос, он вернулся из мира грез в пьянящую реальность. Он проследил за взглядом девушки, уставившейся на трактирщицу. Та двигалась с поразительной легкостью, удивительной для ее внушительной комплекции. Он повернулся обратно к Аликс и посмотрел ей прямо в глаза, не боясь холода. Он ничего не ответил.
Неясный шум пробежал по таверне. Кто-то выиграл в кости, и его все поздравляли с победой. В этом ропоте едва ли ясно слышались слова Аликс: мальчики, принцы, мужчины. Это совершенно нормально для ее возраста, в голове только одно. Юные девы могут делать вид, что холодны, как могильные курганы, но в глубине души только и мечтать о том, как найдется кто-то, кто растает лед ее сердца. Девушка даже может утверждать, что никогда никого не любила и не полюбит, но это далеко не так. Человек не может без любви. Человеку нужен человек.
- Ты еще слишком юная, Аликс... - мягко произнес он. - Это пройдет. Женская натура возьмет верх над подростковыми страстями, и ты станешь мягкой и податливой, как воск. Найдется достойный господин, который возьмет тебя в жены. Поверь, вам не нужно будет иметь ничего общего. Общими будут только ваши дети. Даже моя матушка, леди Лиарра, в молодости была неукратима, как студеный ветер над Грондом. Но материнство переменило ее. И тебе волноваться совершенно не о чем.
Так было в семье Эдмура. Мать обожала охоту, и всю молодость провела в седле, но отец не позволял ей это ребячество. Со временем она стала кроткой и спокойной, будто барон Якен объездил ее, как одну из тех лошадей. Огонь в ней угас. Это неумолимая правда жизни. Однажды, и Аликс ощутит это.
Его голос звучал так тихо, что слышно было, как потрескивают дрова в камине. Мужчина приподнял левую бровь и скорчил забавную гримасу, как бы передразнивая Аликс.
- Они смотрят, потому что могут, Аликс. У них есть глаза! - протянул Эдмур это очевидную вещь. Он решительно не понимл странной реакции Аликс. - Но тебя ведь не это злит, правда?
Он слегка улыбнулся, допил свое пиво один глотком, с шумом поставил кружку на стол и поднялся на ноги. Как бы ему не хотелось покидать это гостеприимное место, но вечер уже подходил к концу, и пора занимать свободные комнаты, пока не случилось так, что путникам придется ютиться вновь под крышей какого-нибудь амбара, или и того хуже - конюшни.
- Раз тебе не уютно здесь, то пойдем наверх. - успокаивающе заговорил он. - Распорядись насчет комнат. У нас хватит денег и на две, если хочешь. Тебе и так было не сладко терпеть меня рядом вот уже несколько ночей подряд. Не думаю, что ты решишься сбежать. Впрочем, делай как знаешь...
Последнее утверждение имело двойной смысл: с одной стороны Эдмур согласился с тем, что девушка сама вольна определять свою судьбу, и может уйти в любой момент, а с другой дал ей понять, что одной комнаты им будет вполне достаточно.
- Я пойду, проверю лошадей. Возможно, перед сном ты расскажешь мне, отчего злишься.
И, кивнув ей, отправился к выходу. По пути его вновь встретила веселая трактирщица. Она мило улыбнулась и спросила:
- Уже уходите, сир рыцарь?
- От тебя далеко не уйду... - в лад ответил ей Эдмур и скрылся на улице. На самом деле, его не столь интересовали лошадь, как собственный мочевой пузырь. Но не смущать же девушку столь откровенными подробностями. На улице лаяли собаки, было темно - хоть глаз выколи. Он кое-как в потемках добрался до нужника. Когда он вернулся в таверну, Аликс там уже не было. Мужчина спросил, куда направилась его спутница, и побрел на второй этаж.

+1

67

http://funkyimg.com/i/2uUkM.png
Было ясно, что мужчина пропускал половину моих слов мимо ушей. Будь это несколько дней назад, я бы разозлилась. Сейчас же пыхтеть от злости не хотелось. Я чувствовала себя расслабленной, несмотря на то, что несколько пары глаз так и действовали на нервы. Мне нельзя выходит из себя. Потому что мой дар зависит от моих же эмоций. Я делаю два глубоких вдоха и выдоха, тем самым успокаивая себя и говоря самой себе, что не стоит на тех людей обращать внимания.
Он всё же пропустил мимо ушей большую половину моих слов. Стало даже как-то обидно. Повернув голову в его сторону, мы вновь встретились взглядом. Я пыталась быть холодной. Равнодушной. Только это не просто, когда ты ходячий источник тепла и огня. Когда характер просто не позволяет быть холодной как лёд. Как выпавший снег зимой. Качнула головой, после чего опустила её, чтобы спрятать горькую улыбку и выражение лица. Он меня видимо не понял. Облокотившись о край стола и положив на него руки, я стала внимательно смотреть в его глаза. Сейчас, когда на улице наступает темнота, а при таком свете в таверне, они кажутся тёмными. Такими тёмными, как наступающая ночь.
- В каком отвратительном мире мы живём, - вновь покачала головой, с грустью посмотрев на него, - я не ваша матушка и не из тех девушек, которых вы успели повстречать в своей жизни. Я не холодной ветер. Не зима. Я хуже. – Я смотрела с малой крупицей надежды, что он поймёт. Как правильно сказать ему, что я не буду ледяной, холодной. Что в моей груди пылает огонь, который никогда не сможет потухнуть. Как правильно сказать ему, чтобы он понял, что я могу лишь сжигать, оставляя после себя одни лишь пепел. 
Отстранившись и удобней устроившись на стуле, то и дело бросала взгляд на трактирщицу. Пока ощущала на себе всем телом чужой взгляд.
- Так я могу лишить их глаз. Чтоб знали, что так пялиться является дурным тоном. – Указательным пальцем прошлась по лини ручки на кружки, пока смотрела как женщина легко и быстро справляется со своей работой. Да. Меня злит не только взгляд устремлённый на меня, но и другое. Если мой рот скажет, что именно, то рыцарь спокойно может залиться смехом, потому что причина действительно смехотворна. Осталось доказать это бьющемуся в груди сердцу. Это самое отвратительное, когда думаешь чаще всего не головой, а сердцем. Взяв кружку и приблизив к себе, так что опустив голову можно было увидит лишь чёрное дно. Несколько рядов оставшейся пены на стенке кружки. Пива осталось на один большой глоток. Я задумчиво смотрела на жидкость, думая, стоит ли допивать. В это время рыцарь с шумом поставил пустую кружку и встал с места. Я делала вид что мне всё равно. Делала вид, что пропускаю его слова мимо ушей, хотя всё прекрасно слышала. Мимо ушей слова не пролетели. Оторвала глаза от своей еще не пустой кружки и проследила за ним. Мимо меня даже не прошли её выражение лица, хоть слова где-то потерялись на пол пути к моим ушам. Я смотрела на эту женщину уже исподлобья совсем не добрым глазами. Внутри бушевало пламя, желающей сделать нечто не очень хорошее этой женщины. Только не могу. Она посмотрела на меня, но быстро отвернулась уходя, видимо, на кухню. За стойкой то и дело мельтешил хозяин таверны. Допила пива, сделав последний, но большой глоток, вытерев губы рукавом. Только потом оторвала свой зад от стула и направилась к хозяину.
- Нам нужна комната, - начала я, не дав мужику открыть рот и что-то спросить, - и позаботься о спальном месте на полу. – Я не собиралась спать в другой комнате, особенно когда, вокруг столько незнакомых людей. Может я и пытаюсь казаться сильной и всё же, я девушка, тем более буду чувствовать себя комфортней и спокойней, зная, что рядом спит рыцарь. За все эти дни я и вправду привыкла к его обществу. Самое забавное было то, что, когда я сплю одна, меня посещают кошмара, а стоит понять, что он рядом, почти на расстояние вытянутой руки, сон становиться спокойным и не таким страшным.
- Хорошо, подождите немного, Ава сейчас приготовит вам комнату, - я кивнула, - может желаете еще что-то…- мужчина запнулся, явно не зная, как ко мне обратиться.
- Только если у вас есть еще пиво, или хотя бы что-то вместо него. – Я старалась смягчить голос и быть куда приветливой чем обычно. Даже натянула на губы улыбку.
- Когда об этом просит столь милая особа, не могу отказать. – Хозяин улыбнулся в ответ, развернулся и скрылся за дверь, за которой недавно скрылась там дамочка.
Возле его стойки простояла минуты две, а может чуть больше. Хозяин вернулся обратно со своей, якобы, фирменной улыбкой.
- Последняя дверь справа, - произнёс он, поставив на стойку кувшин наполненный пивом. Удивилась, но скрыла его за маской доброты и благодарности.
- А говорили, что его больше нет. – Не удержалась я, напомнив ему, его же слова. Вместо каких-либо слов, он зачем-то подмигнул. А я стараясь не реагировать на это всё, взяла кувшин двумя руками пошла на второй этаж. Последняя дверь справа. Толкнула дверь ногой и спокойно зашла внутрь. В камине потрескивали дрова, комната оказалась не такой как в первую ночь. Я бы сказала, что по размерам она была еще меньше. Однако, окно было больше чем тогда. Свечи пытались хоть как-то не дать этому пространству впасть в темноту, несмотря на огонь в камине. Кроме камина, в комнате была кровать и рядом приготовленное спальное место для меня. Низкие потолки, на окне не занавеска, а тряпка в мелких дырках. Хотя бы пол кажется чистым. Поставив кувшин с пивом на один единственный стул в углу комнаты, закрыла за собой дверь. Вдохнув, и оглядев помещение еще раз, сняла ремень с мечом и села напротив камина. Положила единственную дорогу вещь с лева, а сама же начала снимать с себя доспехи. Я дела всё это не спеша. Не потому что не умею, а потом что усталость брало вверх. Мне бы помочь с ними, но рыцарь еще не пришёл. Будто он медлил или был занят чем-то очень важным.
Попыхтев немного, сняла их. Положив справа. Рубаха вылезла и её края касались пола, а сидела чуть, сгорбившись перед камином, пытаясь убрать непослушные локоны назад. Сейчас бы хоть как-то завязать их на затылке. Увы, завязать нечем и от досады легла на пол спиной, согнув ноги в коленях. Несколько секунда, и вот, от злости вместе с чувством раздражения снимаю по очереди сапоги кидая их в разные стороны. Словно в этом была причина. Опять вздох. Нет. Злость совсем не из-за этого. Поворачиваю голову, но эта убогая занавеска на даёт увидеть небо целиком. Положив руки над головой, пытаясь намотать на палец левой руки короткую прядь, вспомнила, какой чудный был вид из окон моей спальни. Прекрасный вид на небо. Душа с тоскою заныла. И только тяжёлые шаги и скрип двери не дал впасть в воспоминания о прошлом.

+1

68

Эдмур медленно отворил дверь, в надежде, что там царит абсолютная тьма. Но нет, его мечтам не суждено было сбыться. Мужчина сделал пару бесшумных шагов внутрь и остановившись, запер за собой дверь. Он огляделся. Да, похоже, хозяева таверны весьма экономила на убранстве: всего одна добротная деревянная кровать с балдахином, старый камин, и стул, который, судя по всему, должен был служить сразу и прикроватной тумбой, и столом и шкафом для вещей. Первое, что привлекло внимание - это девушка, лежавшая расслаблено перед камином, пелена ночной тьмы обвивала ее голову и волосы. Сейчас, без всех этих доспехов, меча и маски презрения, она была похожа на фею или котенка, существо фантастическое, но вполне земное. Услышав шум, она глянула на него, и Эдмур буквально врос в пол, наблюдая за ее внимательным, расслабленным взглядом. Аликс нежилась в тепле камина, и сама наслаждалась своей негой. А ведь на улиц и вправду похолодало. Это была особенность этого края: днем жара, а ночью холод. Прямо как в сердце Аликс. Но девушка, хоть и смотрела на него, но будто не замечала. Эдмур тоже перестал что-либо замечать. Свечей было в обрез, они весьма тускло освещали его силуэт.
Она была ни на кого не похожа, эта Аликс, но прекрасна несомненно. Отливающая свежим загаром кожа сейчас была особенно смуглой, волосы блестели как мрамор. А груди - такие маленькие, округлые, высокие и гордые, проступали сквозь тонкую ткань рубахи. Она была юной, и оттого прекрасной. Талия тоненькая, плечи узкие, нежный изгиб бедра... Черты лица, несомненно, были изящны, а в ночной тьме нельзя было разглядеть даже цвета этих глубоких зеленых глаз. Это, должно быть, всего лишь игра воображения. Ведь раньше Эдмур не мог отличить ее от парня, а днем она и вовсе была смелой пацанкой. Рыцарю вдруг захотелось подойти поближе и как следует разглядеть это волшебное преображение. А еще больше ему хотелось присоединиться к ней, растянуться на полу и говорить, говорить, говорить... Сумасшедшая мысль. Ведь тогда их железная субординация падет, и больше они не смогут быть теми, кем были изначально. Эдмур внезапно ощутил слабость. После того как он, наблюдая за Аликс, духом перенесся в запредельную сферу своего разума, контраст между этой чарующей сценой и предшествующей днем ожесточенной схваткой особенно поразил его. Он в равной степени не мог забыть то, что должно уже свершилось, и выкинуть из головы только что увиденное. И то, и другое казалось нереальным сном.
Эдмур бросил на Аликс последний тоскующий взгляд. Свет от свечи упал на кувшин, стоящий на табурете. Рыцарь со вздохом пошел к нему, взял в руки и понюхал. Вода ли это для умывания? Но тогда где таз? Нет, пахло хмелем. Мужчина осторожно прикоснулся губами к горлышку кувшина от отпил. Это пиво. Тоже самое, что подавали в таверне.
- Еще не спишь? - тихо поинтересовался он, не глядя в сторону Аликс. Кисловатый вкус пива осел в его горле. Чудесный прохладный напиток остудил его чувства. Несправедливо. Он ведь никогда не испытывал неприязни к Аликс. Злился на нее - да, но не ненавидел. Но меж тем, между ними был холод. Он сам его поддерживал. Хоть Эдмур и испытывал к девушке добрые братские чувства, но никогда не говорил об этом, и уж тем более, не показывал. Мужчина подошел к ней поближе и встал, широко расставив ноги, у самой ее головы.
- Поднимайся. Там же грязно и... Ты простудишься.
Странно было слышать такие слова из уст человека, который заставлял эту девушку гоняться за собой по покрытому росой полю, и валять на сырой земле. Сейчас он проявлял заботу. Как умел. Он протянул ей свободную руку и помог встать на ноги. Затем развернулся и отошел к высокой кровати.
- Ложись в постель. Чем быстрее уснем - тем быстрее проснемся. И отправимся в путь. До Оштира осталось совсем немного. И тебе пора бы уже задуматься, что ты будешь делать дальше.
Его ничуть не удивило то, что Аликс выкупила всего одну комнату. Она была умной девочкой, им гораздо безопасней держаться вместе. Однако ж, некая надежда все же теплилась в его сердце. Он заметил матрац и одеяло на полу - это приготовлено для него. Он будет спать на полу, ему не привыкать. А вот у девочки будет ломить спину от сна на полу. Честное слово, уж лучше бы ей крепко спать, когда сюда вошел Эдмур. Так было бы лучше дня них обоих. Это бы освободило их от натяжных разговоров наедине. Эдмур мог вести себя как угодно сдержанно, но когда мужчина и женщина оказываются в одной комнате вместе, это что-то, да значит. Может, для невинной разумом и телом Аликс и нет, но для Эдмура - да. Он подал девушке пример, первым отправившись спать. Снял с пояса меч, положил на полу рядом с собой, и завернулся в грубое одеяло. Его тепло согревало. Он хмурился собственным мыслям. Мужчина и вправду боялся, что не совладает с собой, и поступил несправедливо с девушкой, которую едва знал, да еще и с северянкой. Он не был готов вызвать гнев северных лордов ради нескольких минут удовольствия. И это правильно. Эдмур не возлег с Аликс на ложе, потому что уважает ее. Ее без всякого сомнения накажут за иной поступок, и в этом будет его вина.
- Может, расскажешь, что же случилось там, внизу?

+1

69

Дверь скрипела, дощатый пол не отставал от неё под его шагами. Подняв глаза чтобы посмотреть на рыцаря, который кажется старался быть тихим. Решил, что я уснула? Свет свечей почти не касается его лица, поэтому я не вижу хмуриться ли он, какие эмоции нарисованы на нём. На его лице.
- Еще не спишь? – Нет. Лежу вот на полу и вас ожидаю. На его вопрос я промолчала, на этот раз начав смотреть в потолок. Будто он был куда интересней мужчины. Пол под его шагами там и скрипел в некоторых местах. Я просто возобновила свои действия, пытаясь намотать локон чёрных волос на палец. Раз. Два. Три. Потолок покрыт трещинками. Смотрите, там в углу паутина. Согнув ногу в колене, начала её двигать. Вправо. Влево. И я уже начала вновь уплывать в свои мысли. Мужчина вновь не дал мне покопаться в мыслях, встав прямо у моей головы.
- Вот теперь он точно грязный. – Буркнула ему в ответ. Он протягивает руку, и я принимаю её. Встаю с пола, поправляю рубаху, сказав при этом спокойной: «Спасибо».
- Ложись в постель. Чем быстрее уснем - тем быстрее проснемся. И отправимся в путь. До Оштира осталось совсем немного. И тебе пора бы уже задуматься, что ты будешь делать дальше. – Как лучше описать то чувство, которое он вызвал своими словами? Особенно теми, которые были сказаны в конце. Никакой радости от них я не ощутила. Вместо неё появилась печаль. Горечь. Желание, чтобы эта поезда не заканчивалась так быстро. Можно продлить её хотя бы ещё на день? Опустив голову, замерла на месте, понимая, что у меня пока еще нет никакого плана. Что я, не знаю как быть дальше, когда мы доберёмся до Оштира. Я прикусила внутреннюю сторону щеки, пытаясь найти в голове хотя бы какой-то начальный план на будущее. Только его не было.
Повернувшись к мужчине, он уже лежал на полу. Натянул на себя грубое одеяло, почти до макушки. Когда-то я пряталась под одеялом и натягивала его до головы, прячась от всего мира. С ночи и до утра. Ступая босыми ногами по холодному полу, остановилась рядом с рыцарем. Присела на корточки, услышала, как от этого хрустнули несколько косточек в ногах. Протянула руку к одеялу и стащила его до груди, чтобы увидеть его лицо. Смотрела без злости или безразличия. А с нежностью и заботой.
- Сир, вы забыли? – мягко улыбаясь, спросила у него, - я же ваш оруженосец пока мы не приедем в Оштир. Так что вставайте с пола, а это место я попросила приготовить для себя, - чуть нахмурилась, - либо вы встаёте и ложитесь в постель, либо мы будем спать на полу вместе или даже на кровати. Выбирайте. – Я продолжала сидеть и смотреть на него, ожидая ответа. Если я жила в доме, где можно было позволить себе чуть ли не всё, то это не значит, что привыкла к мягкой постели. Я порой не любила свою мягкую постель и часто просыпалась лёжа на полу. Эдмур же, видимо не собирался вставать и не особо-то верил, что я спокойной лягу рядом. А зря.
- Если вам действительно интересно, что случилось там внизу, то вам придётся лечь в постель, а не спать на полу. – Чуть прищурившись смотрела на мужчину, которые всё еще не собирался сдвигаться с места. Я предупреждала. Натянув обратно одеяло, просто нагло легла рядом. Оставляя между нами жалкие миллиметры. Положила одну руку под голову, пока бросила взгляд в окно. Там по небу плыла одинокая туча, скрывая за собой яркую луну.

+1

70

Эдмур молча смотрел, как девушка прошлась босыми ногами и присела рядом с ним. Так он и знал, что не сможет сегодня просто так уснуть. Творец милостивый, ни одной спокойной ночи! Почему бы этой девчонке просто не лечь в постель, повернуться к нему спиной, и уснуть? Эдмур бы многое отдал за такую возможность. Аликс заговорила.
- Прекрати играть в эти игры, Аликс! - резко перебил ее мужчина, едва расслышав, к чему она клонит. Она напомнила о том, что претворяется его оруженосцем, и это раздражало рыцаря. Она просто обманщица! Не больше. Как она может продолжать морочить голову ему сейчас? Даже там, в таверне, она дурно сыграла свою роль, привлекая к себе внимание, и едва ли не бросившись с кулаками на любопытных посетителей. Уж сира Харта она одурачить не сможет. Не теперь.
- Либо вы встаёте и ложитесь в постель, либо мы будем спать на полу вместе или даже на кровати. Выбирайте.
Он не ответил. Он смотрел на девушку широко раскрытыми глазами, потому что уловил оговорку, которую Аликс, скорее всего, не заметила. Опять этот двойной смысл. Мужчина молча выругал себя за чрезмерную внимательность ко всему, что говорит ему Аликс. Кровь бросилась к его лицу, окрасив щеки краской возмущения и стыда. Затем его глаза сузились. Он был бы и рад поговорить, но теперь специально не предоставит девушке такой возможности.
- Ты ведь не отстанешь, верно?
Пререкаться и спорить не входило в его планы. За эти несколько дней он уяснил, что девчонка Вэнс ужасно упрямая и самоуверенная. Отказ лишь распалит ее, заставит вести себя, как ребенок. Сир Харт не был ребенком. И не хотел тратить драгоценное время сна на пустые споры. Проще было подчиниться, хотя бы один раз. Пусть почувствует себя победительницей и успокоится. Может, тогда перестанет так пялиться на него, это уже невыносимо.
Эдмур резким движением откинул одеяло, встал на ноги и спокойно прошел к кровати. Она была не слишком высокой, но вроде удобной. Балдахин раскрыт, на белоснежном одеяле лежало две подушки и объемное одеяло. Гораздо больше и на вид лучше, чем то, что на полу. Мужчина просел на край, поднял ноги и укрылся. Обе его руки были сложены на груди.
- Ну что? Теперь ты довольна? Так лучше? Может теперь заткнешься и ляжешь спать?
Мужчина вытаращил на нее глаза с немым упреком. Он был весьма раздражен. Это читалось и в голосе и в поведении. Он ждал, когда девушка уляжется под его резким надзором и повернется на бок. Она должна была обидится. В этом весь замысел. Пусть она, и ее крамольные мыслишки оставят его в покое.
Просто. Просто дурно воспитанная девчонка! Вот кто она! Кто-то должен научить ее хорошим манерам, и это будет не сир Харт, точно не сир Харт.

+1

71

Крохотная победа в этой словесной войне. Даже если мужчина сильно не сопротивлялся. Я повернулась на бок, так, чтобы он видел только спину. Свечи со своей медлительностью угасали, позволяя ночи пробраться в комнату. И лишь огонь в камине не сдаётся перед этой темнотой.
- Спокойной ночи, - говорю спокойным тихим голосом на выдохе. Подложив под голову руку, а второй накрываю своё тело одеялом, так чтобы оно закрыло его полностью, оставляя лишь шею и голову. Веки тяжелеют, под весом прошедшего дня, а тело расслабляется. Я закрываю глаза, пока в камине потрескивают несчастные остатки дров.
А в голове быстрой проноситься жалкая просьба о том, чтобы не снились кошмары, потому что внутри поселилась ничтожна маленькая уверенность в том, что кошмары наконец покинули меня. Я думала, что так влияет на меня он. На мои сны.
И всё началось так просто. Сегодня меня решили окунуть в прошлое, которое болью отдаётся в груди. Как правильно можно передать словами то чувство, когда ты вновь видишь её лицо. Лицо той, которую ты любила, несмотря на то, что она часто относился к тебе с холодностью. Я вновь вижу эти мягкие черты лица. Глаза, который в редкие тёплые дни смотрели на меня с теплом и той крупицей надежды на что-то. Она не касается, а просто смотрит, пока губ не трогает мягкая улыбка. А взгляд. Такой нежный. Пропитанный любовью и заботой. Открывает рот, что-то говоря, но у меня словно вода в ушах. До меня доходят звуки. Приглушенные и не понятные.
Я поворачиваюсь на спину, касаясь пальцами одной руки своих глаза, а вторая сжата в кулак держа огрубевшую ткань одеяла. Спокойное дыхание из приоткрытых губ.
Как бы мне хотелось запечатлить её. Как же хочется протянуть руку, коснуться. А потом обнять. Просто прижаться. Я уже делаю шаг, плавно поднимаю руку, а она отходит и отрицательно мотает головой. Делает короткие движения, продолжая отстраняться. А потом всё меняется так быстро, что я даже не понимаю где нахожусь и кто все эти люди вокруг меня. Резкие возгласы каких-то людей ударяются о барабанные перепонки. Их спины заслоняют меня, лишая всякой возможности увидеть, что там впереди. Я проталкиваюсь. Я пихаю их локтями продвигаясь дальше. Мой мозг посылает сигналы, о том, что помню это. Что подобное уже происходило, а сердце уже бешено бьётся в страхе. Кажется, тогда, я всё видела с другой стороны. Тяжело дыша тело останавливается. Они продолжая кричать позади, а я вижу её обездвиженной и привязанной к высокому деревянному брусу. Мне не нужно смотреть, что под её ногами и вкруг. Я просто смотрю на её лицо. В глаза, которые будто прожигают меня. Мои глаза расширены, а голос будто исчез. Вновь вижу, как огонь охватывает её, пока она смотрит на меня и пытается молчать. Ни крика. Ни слёз. Только в тот день, её взгляд был пустой и мёртвый. Сейчас он другой. Живой. В нос ударяет знакомый запах сожжённой плоти. Я открываю рот, чтобы заорать, но вместо этого резко сажусь на своём спальном месте, грудная клетка быстро двигается, потому что именно в таком темпе лёгкие наполняются воздухом. Взгляд бешенный. Нет. Он такой, какой должен быть, когда не понимаешь где находишься после такого сна. Я быстро смотрю по сторонам. Огонь в камине потух. Темно. Даже свет звёзд и луны не позволяет увидеть что-то перед собой. Я просто облокачиваюсь спиной о низкую кровать рыцаря, радуясь, что мужчина спит. Сначала прохожусь руками по лицу, только потом сгибаю ноги в коленях и прижимаю их к груди. Опуская голову, чувствуя, как медленно успокаиваюсь, приходя в себя и в эту реальность.
Я вновь ложусь, укрываясь одеялом. Пытаюсь уснуть, но безрезультатно. Просто закрываю глаза, прислушиваясь к ровному дыханию рыцарю. Которого кажется ничто сейчас не беспокоит.
На этот раз я первая встала с первыми лучами солнца. Обулась, не спеша надела кожаные доспехи. Не забыла про меч, вышла из комнаты. Спустилась вниз и была удивлена увидев там хозяина. Спросила где могу умыться.
Вернулась обратно в комнату умытая, но всё же внешний вид меня выдавал. Я была помятой, не сильно заметные круги под глазами. Мне оставалась надеяться, что мужчина не заметит их и не начнёт напоминать про кровать. Ведь дело было совсем не в постели. Отворив дверь, увидела, что рыцарь все еще спал. А я вернулась обратно не с пустыми руками. На правом плече висела тряпка, которой можно было вытереть лицо, а в руках держала тазик для умываю с полным кувшином чисто воды, стоящий по середине. Поставила на стул, летая в своих облаках и совершенно перестав обращать внимания на рыцаря. Пока сонный голос не заставил повернуть к нему лицом и улыбнуться тёплой улыбкой.

+1

72

Она пожелала ему доброй ночи. Все свечи потухли, и Эдмур лишь смутно улавливал свет от камина. Под балдахином было еще темней. Конечно, мужчина был не рад тому, что сказал Аликс, пусть она и заслужила такого тона. Но это действительно отвлекло ее внимание, дав Эдмуру немного времени перед сном, чтобы собраться с мыслями. Так вышло, что сегодня ночью он вновь не мог сомкнуть глаз.
Времени действительно становилось все меньше. И если Эдмур твердо решил помочь девушке, то пора решать, как именно. Спасение утопающего – дело рук самого утопающего. Аликс должна решить сама, чего хочет: навсегда остаться беглянкой, забыть свое прошлое и начать жизнь под чужой личиной, или попытаться вернуть себе своё имя, а вместе с ним и земли, принадлежащие по праву. Если выберет первое, то в Оштире сир Харт может отвести ее к маэстро Сальваджио, он занимается изготовлением дамских платьев, и у него в подмастерье есть множество юных девушек, таких же как Аликс, даже моложе. Интересно, Аликс умеет шить? Уж лучше бы умела.
Если же решит пойти с прошением к королю, то ее дело – гиблое. Вряд ли Его Величество станет даже слушать молодую дворянку без присутствия ее покровителя или рекомендаций двора. А если и вникнет, то вопросов у него будет больше, чем ответов готова дать леди Аликс Вэнс.
К несчастью, в обоих случаях девушка рискует поставить себя под удар. Для того, чтобы выжить, ей нужно сделать и то, и другое, а именно: изменить себя, тщательно продумать свою историю, и получить покровительство при дворе. Начинать с начала всегда сложно, но ей придется. Увы, Эдмур ей здесь не помощник. Он сурово и торжественно напомнил себе, что его цель состоит вовсе не в том, чтобы устроить счастье Аликс Вэнс, он с ней только ради ее же безопасности. И происшествия последних дней только подчеркивают то, что девушка в этом нуждается. Ей не нужно пытаться нравится ему, чтобы оказаться под защитой сира Харта. Нет, вовсе нет. Гарантией безопасности будет благородство и честность рыцаря. Но на большее она может не рассчитывать, он ей не друг и не покровитель.
Он лежал тихо, вдумчиво всматриваясь в темноту перед собой. Аликс уже спала, Эдмур слышал ее неровное дыхание. Решив, что ему уже, наверное, пора, он накрылся одеялом от груди до кончиков пальцев ног, и хотел было развернуться на бок, но вдруг услышать тихие стоны. Он замер и даже перестал дышать. Кажется, девушке снова сниться кошмар, это повторяется почти каждую ночь. Что же за звери терзают ее подсознание? Она так убивается по ним. Стоны стали громче, и Эдмур даже хотел подняться на ноги и разбудить девушку, предложить ей воды или открыть окно. Но вдруг она зашевелилась. Мужчина быстро забыл обо всем, что хотел. И закрыл глаза, делая вид, что уже давно спит. Что случилось дальше, он не помнит. Уже через несколько мгновений мужчина провалился в глубокий сон.
Порыв холодного воздуха вырвал его из сна. Эдмур не мог видеть, так как лежал спиной к двери, но он услышал, как Аликс поднялась на ноги, оделась и вышла из комнаты, впустив прохладу. Наверное, отправилась на поиски завтрака, и помыться. В любом случае, у сира Харта еще есть время немного поспать. Полудрема сковывала веки и не отпускала из-под одеяла. Но внезапно дверь вновь скрипнула. Странно, не прошло и двух минут, а Аликс уже вернулась? Может, что-то забыла? Босые ноги затопали по деревянному полу, затем девушка запрыгнула на кровать и быстро залезла под одеяло. Эдмур почувствовал, как холодные гибкие руки обняли его со спины. Неужели от вчерашнего пива она повредилась умом? Или может быть такая реакция – результат ее неловкой попытки соблазнить его? Отказ не давал ей покоя, и теперь она возжелала большего? Но у Эдмура не было ни времени ни желания, чтобы разбираться в этом. От внезапных ласк он ощутил такой жар, что сознание затуманилось. На сей раз он не сопротивлялся ее объятиям, а наоборот, поддался и немного расслабился. Спиной он чувствовал, что девушка совершенно голая. Она поцеловала его в затылок, в шею, и впилась
ногтями в плечи. Такого Эдмур точно не ожидал. А говорила, что ничего не умеет! Не открывая глаз, Эдмур перевернулся на спину. В это мгновение девушка захихикала и ринулась с головой под одеяло. Она прижалась к его груди и принялась целовать, спускаясь всё ниже и ниже к животу… А что ему оставалось делать? Он хотел ее сейчас, в этом сомнений не было. Позволить девушке самой совершить ошибку? Пусть судьба решит за него. Эдмур шумно вздохнул и закинул руки за голову, в предвкушении того, что сейчас неминуемо произойдет. Да, юная исследовательница нашла то, что искала. Мужчина издал звук, не похожи ни на стон, ни на храп, ни на что-то среднее между этим. На лбу у него блестели капельки пота, то ли от влажного утреннего воздуха, то ли от весьма горячего пробуждения.
- Ох, Аликс... - хрипло прошептал он ее имя, а руки сами полезли под одеяло, чтобы обхватить мягкие, короткие волосы. Внезапно он отстранился, поднявшись на локтях. В его руке оказались длинные кудрявые локоны, а вовсе не короткая шевелюра Аликс. Мужчина медленно поднял одеяло, и оторопел: оттуда на него смотрели большие голубые глаза трактирщицы, которая вчера подливала ему пиво.
- Что...- начал он.
- Тссс...- прошептала она, кокетливо улыбаясь.
Дальше Эдмур не успел ничего сказать, так как двери комнаты отворились и на пороге появилась Аликс Вэнс с кувшином в руках. Будто стараясь скрыть незваную гостью от чужих глаз, Эдмур запахнул одеяло и выкрикнул:
- Аликс! Что ты здесь делаешь?
Хотя едва ли осознавал, что делает сам. В этот момент трактирщица медленно выплыла из под одеяло и села рядом с мужчиной. Она вытерла рот, и как только завидела Аликс, стыдливо прикрыла голую грудь одеялом. Поразительно, откуда столько застенчивости в девушке, которая всего мгновение назад ласкала малознакомого мужчину? Поняв, что выглядит глупо, Эдмур быстро поправился:
- Вернее... Я хотел сказать - я думал, это ты! - указал он рукой в сторону голой дамы. И опять попал пальцем в небо. Девушка перевела на него возмущенный взгляд и покраснела.
- То есть... Я думал... - на задворках сознания стали всплывать смутные оправдания, но не одно из них не подходило для подобного случая. Эдмура охватило раскаяние, его была дрожь. Он резко мотнул головой:
- Может, тебе уже пора, красотка? - требовательно сказал Эдмур. Та в ответ только недовольно фыркнула и с размаху залепила рыцарю пощечину. После чего грациозно (насколько только могла это сделать голая девушка в ее положении) встала с кровати и медленно пересекла комнату. Она остановилась рядом с Аликс, оглядела ее оценивающим взглядом, потом снова обернулась в сторону сира Харта, лукаво улыбнулась и удалилась прочь.
Так они остались одни. Эдмур провел ладонью по покрасневшей от удара щеке. Зрачки мужчины расширились. Он не сводил пристального взгляда с Аликс. С губ сорвалось ели слышное проклятие, а лицо приобрело подозрительное выражение.
- Аликс... - вновь начал он и затрясся в приступе смеха. Но нужных слов вновь не подобрал...

+1

73

Какая муха его укусил, - пронеслось в моей голове. От его тона улыбка исчезла, настрое, которые и без того плавало в дерьме погрузилось в него полностью. Выпрямившись, повернулась к нему всем телом продолжая стоять рядом с стулом, который был «многофункциональным». Выражение лица огрубело. Нахмурилась, словно утратило способность улыбаться и быть мягкой. Мне следовало бы догадаться, почему он так отреагировал. Она неохотно вылезла из-под одеяла, и внутри я затряслась лишь от её вида. Я сдерживала себя, что бы никто не видел, как гнев переплетающейся с яростью охватывал моё тело. Сдерживалась, чтобы никто не видел и не знал, как меня трясёт. Не от холода, а от желания и злости. Я смотрела широко раскрытыми глазами на женщину, несколько раз перекинув взгляд на Эдмура. Ох, Творец, как же сейчас мне хочется взять её за волосы, и не обращая внимания на вес и крик этой особы, вытащить из комнаты. Протащить до самого низу и преподнести её хозяину трактиру, как нечто отвратительное до такой степени, что мне потом станет её даже жалко. Вместо этого я стою и продолжаю смотреть, потому что слова сжигаются, а желчь подступает к горлу. Посмотрите. Она застенчиво прикрывает сиськи руками. И за это мне хочется подайте и ударить её. Сильно, так, чтобы испортить это лицо. Так, чтобы она думала прежде чем что-то делать.
- Вернее... Я хотел сказать - я думал, это ты! – Чувствую как у меня задёргался левый глаз. Я ошеломлена. Я потеряла все слова. Мой язык не знает что сказать, пока мысли лихорадочна бегают в голове. Уставилась на него в немом вопросе «я?». Кинула быстрый взгляд на трактирщицу и вновь уставилась на мужчину. Да что уж, я приходила в таком непонятном состояние, что только и моргнула, когда женская рука дала мужчине пощёчину. Хорошо, я даже же на обратила внимание на её оценивающий взгляд, потому что мои глаза были прикованы к мужчине. Стоило услышать как с громким звуком закрывается дверь, я будто пришла в себя.
Да что Аликс? Чего ты ржёшь как конь? Я одна из нас двоих не вижу ничего смешного. Я развела руки в стороны коротко качая головой.
- Я?! – Громкость моего голоса должна была заставить его перестать смеяться. – Я что по-твоему похожа на неё? – У меня еще чувство собственного достоинства. Во мне еще есть гордость. Даже если и того и другого мало, но мои мозги не догадались бы до такого. Я возмущена и зла.
- Ты совсем охренел?!! – Громко заявила, как гром среди ясного неба. Я готова задыхаться от возмущения, начав осматривать вокруг себя ища что можно было бы кинуть в его голову. Увидела лишь на половину полный кувшин с пивом. И знаете что? Я схватила его, и с криком кинула в Эдмура. Кувшин пролетел рядом с его головой и с грохотом разбились о стену, оставляя после себя мокрый отпечаток, а осколки рассыпались на полу. Без промедления, ринулась с криком на рыцаря, повалила его спиной обратно на постель, сев сверх. Руками вцепила в его длинные волосы.
- Если я вас целовала и трогала, это не значит, что я способна на такое как та баба! – обезумевшая чуть ли не орала ему в лицо, не сильно потянув его волосы.
- Ты за кого меня принимаешь! Я тебе не шлюха, которая голая сунется под одеяло к незнакомому мужику и отсосёт ему! – Меня на столько задели его слова, когда он решил, что это былая, способная на такой омерзительный поступок, что даже наплевала на последствия. Сейчас я не думала, что он может ударить меня, швырнуть легко и без всяких усилий. Мне бы следовало остановиться, но уже не могу. Я поддалась кипящим эмоциям. И она охватили меня с ног до головы.
- Да я даже делать это не умею! – Продолжаю полыхать, поднимаю одну руку и ударяю его по плечу. Потом второй рукой и тоже по плечу. Меня унесло. Конкретно. Аликс, хватит буянить и успокойся. Но я не могу успокоиться. Успокоюсь, когда выпущу пар, тогда я вновь стану прежней и придумаю как обуздать свой пылкий нрав.

+2

74

Эдмур продолжал хохотать, запрокинув голову и прикрыл лицо ладонями. Более дурацкой ситуации и придумать невозможно! Чем он только думал? Да известно чем, и так же известно, что это дурной советчик. Впредь, надо быть осмотрительней. Кроме всего прочего, на месте этой наглой бабы могла оказаться шпионка или убийца. Он ведь даже не знал, где его меч. Смог бы он дотянуться, случись чего? Раньше с ним такого не случалось. Выпитое действительно весьма расслабляло. Неужели Эдмур смел надеяться, что судьба послала ему непозволительную роскошь: холодное пиво и бабу на члене?
Смех прекратился, когда Аликс подала голос. Лицо мужчины вновь стало серьезным.
– Я что по-твоему похожа на неё?
Эдмур вспомнил трактирщицу: полноватая, округлая, с добрым веснушчатым лицом. Она совсем не походила на худощавую Аликс Вэнс, и от этого вновь стало смешно. Сдерживая хохот, мужчина затрясся и как можно крепче сжимал губы, но глаза выдавали его, и через мгновение он снова придавался здоровому мужскому смеху. Надо быть слепцом, чтобы так вляпаться! Нет, конечно, Аликс Вэнс, ты на нее не похожа. Даже близко не похожа. Ни внешне, ни темпераментом. Хотя, о последнем можно было еще поспорить. Творец, она так кричала! Будто ее резали без ножа. Ее маленькое лицо выражало самую искреннюю ярость. Под руки попал кувшин. К несчастью, Эдмур слишком поздно его заметил, и едва успел увернуться, когда полупустой сосуд пролетел рядом с ним, ударился об стену и разлетелся. Во все стороны полетели куски керамики, холодное пиво брызнуло на кровать, облив голову мужчины и подушки. Это его весьма остудило. Он глянул на стену, где остался мокрый отпечаток, затем на то, что осталось от кувшина, и в сердцах выкрикнул:
- Совсем спятила?
Это уже не похоже на забавную шалость. На месте стены могла оказаться голова рыцаря, и тогда бы он еще долго не смог подняться с постели. Какая нелепая смерть могла бы его настичь. Сделав несколько судорожных вздохов, Эдмур уставился на девушку. Дело совсем не в том, что она говорила, а в том, что сделала. Эдмур надеялся, что они вместе посмеются, он выслушает несколько колких замечаний от девушки, а затем они спустятся к завтраку. Он надеялся, что эта нелепость не будет разжигать в ней страсть. Возможно, у нее уже пожар в груди. Самое настоящее пекло, из которого не выбраться живым. По крайней мере, голову разбить она была в состоянии. Эдмур сердито глядел на нее, в тот момент, когда девушка бросилась на него с таким ужасным огнем в глазах. Мужчина приготовился остановить ее резким тоном, но ничего сказать не успел, потому что в одно мгновение она оказалась на нем верхом. Как в тот раз в лесу, но теперь-то сир Харт был абсолютно трезв. Разве что, слегка обескуражен. Он оказался прикован к матрацу, лежал на обоих лопатках, боясь пошевелиться, так как девушка впилась руками в его голову. Они всегда хватают за волосы! Все до одной! А это чертовски больно. Давно пора было обстричь их. Ему только и оставалось, как буравить девушку свирепым взглядом:
- Отпусти мои волосы, Аликс... - прорычал мужчина, и больше ничего не сказал. Он улыбнулся, и улыбка его была по-истине дьявольской. Буря, угрожающе подбирающаяся к его голове, тот час же разразилась. Голос девушки выл в его ушах ветром, он плохо различал слова, но как только она ослабила хватку и принялась бить его по плечам, сразу начал действовать. Пусть он научит ее хорошим манерам. За мальчишку его держит? Эти выходки могут сойти с рук, если рядом юный лордик, но никак не закостенелый рыцарь. Хотя, от рыцаря в Эдмуре сейчас осталось мало чего.
- Не шлюха, говоришь? А дерешься как шлюха!
Он перехватил ее руки и заломил к шее, так, что бы она потеряла равновесие, затем перекинул через бедро и уложил на пуховое одеяла, буквально вжав в него. Потом наклонился над ней, и только в этот момент разжал руки, освободив от плена. Глаза Эдмура вновь превратились в узкие щелки:
- Ну знаешь ли, никогда не поздно научиться...
И тут он вновь проиграл, охваченные смехом. Нет, пожалуй, уроки лучше отложить до лучших времен. Она же буквально дрожит от ярости и страха. Перед ним совсем не тот отважный взгляд воина, какой он видел вчера. Каждый день она открывает ему какую-то новую грань своего непосредственного характера. И каждый день это неизменно заставляет Эдмура открывать что-то новое в себе.
Мужчина поднялся на локтях и взглянул глубоко в ее глаза. Пожалуй, рано еще ее отпускать. Дай Аликс волю, и она вылетит отсюда, проклиная тот день, когда решилась сбежать вместе с сиром Хартом. А между тем, Эдмур хотел объясниться. Без этого они не смогут продолжить свой путь:
- Эта женщина появилась так внезапно. А кроме нас с тобой здесь никого не было. Что я должен был подумать? Как бы ты поступила на моем месте, Аликс, как бы рассудила ты? То-то же. Никогда не делай преждевременных выводов, никогда не набрасывайся на человека с кулаками, не выслушав его историю. Тем более, если этот человек в двое, а то и в трое больше тебя. Гнев, пусть даже и праведный, не самый лучший советчик. За него тебя могу убить, или и того хуже. Поверь, в твоих интересах, чтоб сначала убили...
Едва он договорил, в дверь настойчиво постучали. Эдмур снова ели слышно чертыхнулся и повернул голову на звук.
- Милорды! У вас всё в порядке? Мы слышали шум!
Мужчина молчал, но настойчивый стук продолжался. Сир Харт в последний раз поглядел в глаза Аликс, будто хотел убедиться, что она его услышала. Потом нехотя встал с девушки и спустился с кровати.
- Да, всё в порядке, - крикнул он, натягивая рубаху. - Мы сейчас спустимся. Подавайте завтрак.
Вода в кувшине, что принесла Аликс, оказалась очень кстати. После такого бурного утра, как никогда, хотелось освежиться. Он наклонился над полом и полил себе на руки, затем обтер лицо сырым полотенцем. Когда они были уже готовы выходить, сир Харт на секунду задержался, глядя на огромное мокрое пятно на стене:
- За это ты заплатишь из своего кармана.
Эдмур несся по лестнице перескакивая через две ступени сразу. Он чувствовал себя бодрым, выспавшимся, и от чего то даже триумфально счастливым. Его мысли были заняты сразу двумя женщинами, мотивы которых, у каждой свои, ему были совершенно непостижимы. Не осознавая, он напевал себе что-то под нос, пока не пересек последнюю ступеньку и замолк, наткнувшись на немое молчание. На него глядело мрачное лицо трактирщицы. Сир Харт не нашелся ничего лучше, чем отвесить ей учтивый, пусть и быстрый, поклон. Далее он уселся за стол и притянул к себе блюдо. Он оглядел зал, который был пуст, и на его лице замер немой вопрос:
- Напомни, Аликс, мы тут всех вчера перебили? А те, кого не перебили, лежат связанными на конюшне? - его вопрос прозвучал весело и непринужденно, как забавная байка, что он рассказывал вчера.

+1

75

Да. Я спятила. И почти выжила из ума. Когда меня охватывают сильные чувства, просто сложно держать себя в руках. Особенного, когда они захватывают тебя чуть ли не до самой головы. Печально, когда мозг «отключается» и ты поддаёшься сердцу. Вновь. Я смотрела в эти серые глаза тяжело дыша, пока мужчина навис надо мной. Если бы хотела попасть в его голову или убить, то сделала бы это. Не промахнулась бы этим кувшином. Его слова пробираются через весь этот сгусток отвратительных чувств, которые начинают медленными и короткими шагами отступать, возвращая на своё место спокойствие и часть адекватного состояния. Он говорил, а я не могла отделаться от мысли, как легко он меня спутал с той женщиной. Неужели всем своим видом похожа на распутную девушку, у которой в голове лиши одно – как бы придаться греховным утехам с мужчиной. И эта мысль начала меня огорчать, пожирая остатки хорошего настроение и пихая в омут рассуждений и мыслей. А я ведь еще утром, думала, что сегодня буду думать о том, как не умереть с голоду в городе, в который мы направляемся. Настойчивый стук в дверь и громкий голос за ним, не дал затеряться в себе, пока я смотрела на мужчин чьё лицо казалось слишком близко. Повернула голову на бок, так чтобы стараться не смотреть на него и не чувствовать тёплое дыхание на своей кожи. Ему лучше не знать, что творит со мной такая якобы близость.
Ощутила лёгкое облегчение, когда Эдмур встал на ноги и пошёл умываться при этом громким голосом скомандовал подавать завтрак. Облегчение было не из-за того, что он позволил мне вновь дышать полной грудью, а совсем по другой причине. Приподнялась на локтях, смотря ему в спину. Уверенные движения_действия, без каких-либо колебаний или сомнений. Не обращая внимания на меня, быстро привёл себя в порядок, а на лице так и сияло хорошее настроение. Мне бы позаимствовать у него немного.
- За это ты заплатишь из своего кармана. – Я последовала за его взглядом. Отвратительное пятно на стене напоминало о моей недавней выходке. А теперь представьте, если бы я и впрямь сорвалась с цепи, а вместо рыцаря был кто-то другой. Представили? Я тоже. Вместо пятна от пива, были пятна крови. Сломанные предметы мебели. Однако, сейчас, в моей голове заработали все механизмы, придумывая, как бы сделать так, чтобы не платить за это небольшую «поломку». Цыкнула кончиком языка, садясь и проводя рукой по волосам, убирая их назад, открывая свой лоб. Мне нужно чем-то завязать их. Хотя бы часть, так, чтобы они больше не лезли на лоб и в глаза. Я встала с места и стала искать, чем можно завязать волосы и всё что нашла, узкую полоску какой-то ткани чёрного цвета. Ходила по комнате, собирая волосы на голове до затылка, завязывая их тканью, чтобы они больше не нервировали меня. Только потом последовала за рыцарем, ощутив небольшое изменение в настроение от его странной песни, которую он напивал себе под нос. Оно немного приподнялось. Интересно, что за песня крутилась в его голове в этот момент.
Увидев недовольную трактирщицу, я кинула на неё такой взгляд, который так и говорил «лучше не подходи ко мне». Да еще с щепоткой отвращения. Молча последовав за мужчиной, заметила, как вокруг было тихо. Кроме этой бабы, хозяина и их, никого не было. Чего это они? Я села напротив рыцаря, провожая смотреть по сторонам, не веря, что тут никого не было. Выглядело очень подозрительно.
- Нет, сир, мы вчера спокойной отправились спать, - повернулась лицом к рыцарю, - а если бы и перебили, то от этого места остался бы только пепел. – Я улыбнулась, а голос был более мягким, весёлым, словно вновь прибывают в хорошем расположение духа. Опустила глаза. Я встала раньше рыцаря, поэтому успела перекусить, да и набивать свой желудок до отвала едой вовсе не хотелось. Не было аппетита.
- Я не голодна, - отодвигаю от себя порцию, - встала с первыми лучами солнца. Вы можете съесть её за меня если пожелаете. Мне попросить, чтобы приготовили наших лошадей и пополнили запас воды? – Я смотрела на мужчину моргая. Пока голова думала, как сделать так, чтобы не платить за долбанный кувшин и стену.
- Или лошадьми заняться самой? – Не умолкала я, смотря как он с большой охотой завтракает.

Отредактировано Alyx Vance (06.07.2017 18:58:28)

+1

76

Эдмур заглянул под крышку керамического чайника на столе. Хм, пахнет ромашкой. Он хотел снова придвинуть к себе блюдо с едой, но его прервала Аликс, сидящая напротив.
- Что ж, недурно, недурно... - он улыбнулся ее колкости про поджег таверны. - Ты учишься на ходу. Теперь сможешь рассказывать эту презабавнейшую историю, если кто попросит. Видишь, как бывает? Реальность смешнее вымысла.
Мужчина вновь принялся за трапезу. Свежая рыба и сыр. И виноград! Изумленно, сир Харт повертел в руках спелую ягоду, и бросил ее в рот. Интересно, откуда этот ублюдок-хозяин, берет виноград? Ведь здесь он не растет. Ближайшие сады в Кадамире и Оштире. Этот был из Кадамира, уж Эдмур то знал. Такой растет только там. Интересно, Аликс любит виноград? Она даже не притронулась к еде. Возможно, она никогда такой не пробовала. Но едва он открыл рот, чтобы поинтересоваться, как девушка опередила его. Она была не голода. Или врала, что не голодна. Эдмур поджал губы, тщательно пережевывая пищу.
- А я думал, ты обрадуешься горячей пище... - он откинулся назад, сидя на табурете, и скрестил руки на груди. Их глаза встретились в молчаливом сражении.
- Нет, останься со мной. Они и без тебя справятся, вот, смотри... - Эдмур обернулся и подозвал к себе управляющего. Тот заискивающе наклонился в его лицу. - Приготовьте наших лошадей, ладно?
Его слова звучали как высокомерная команда, он даже не смотрел на управляющего, искоса поглядывая на Аликс.
- И заверните с собой этого чудесного кадамирского винограда.
- Как будет угодно господину! Только вот... Беспорядок в комнате тоже придется оплатить... - хозяин говорил не уверено, и мял в руках кухонное полотенце. Он понимал, что оплата целиком и полностью лежит на рыцаре и его благосклонности. Если рыцарю не понравятся такие речи, он может и поколотить мерзавца. Но Эдмур был в хорошем настроении, и хотел преподать своей спутнице еще одни урок.
- Ступай. Мой оруженосец на всё заплатит. - В этот момент девушка у барной стойки иронично хмыкнула. Эдмур махнул он рукой хозяину. Тот покорно удалился, так и не получив ответа на свой вопрос.
Дождавшись, когда подле них никого не останется, Эдмур наклонился над столом и уставился Аликс прямо в лицо. Он вывалил на стол кожаный кошель с монетами и протянул ей.
- Знаешь, что отличает тебя от любой другой наглой девки, что осмелилась взять в руки меч? Ты - леди! Леди Вустерлинга. Так поди же и расплатись с этими добрыми господами, как полагает леди. Держись с достоинством. Да накинь пару монет нашей незваной гостье. За, кхм, беспокойство...
Хозяин таверны уже удалился, и за барной стойкой осталась только кудрявая дрянь, что так неучтиво испортила утро Аликс, но не Эдмуру. Аликс всем своим видом хотела дать понять сиру Харту, что она далека от святого образа благочестивой леди, но он не верил. В ней течет дворянская кровь Вустерлинга. Ее отец был достойным мужем, и наверняка учил дочь, как держать себя пред холопами. Эдмур наклонился ближе к уху девушки и прошептал:
- Давай, иди. И помни - я слежу за тобой. Если не покажешь, кто ты есть для них, то навсегда останешься в памяти этих людей, как бродяжка с севера, увязавшаяся за странствующим рыцарем.
Сир Эдмур вновь откинулся назад и принялся доедать свой завтрак. Пара монет - это, пожалуй, слишком дорого за неудачный минет, но он был готов идти на такие траты. Голод и любопытство давали о себе знать. Он оглядел полупустую комнату. Может Творец и правда оставил их на попечение друг друга? Может, это какое-то испытание, посланное свыше? Тогда Эдмур готов. Он уже очень хорошо обучил эту девочку, да и она сама показала, что может многое. Тогда ей не составит труда проявить себя в новой ипостаси. Пусть на ней нет прелестного атласного платья или драгоценной диадемы, но дворянские амбиции все еще при ней. Так пусть покажет, из чего сделала. Сир Эдмур Харт ждал. Ждала и хозяйка таверны...

Отредактировано Edmure Harte (06.07.2017 20:10:56)

+1

77

Я сложила руки на груди, и отвела взгляд. Вновь заметив женщину. Хозяин был занят чем-то важным. Подошёл к женщине, что-то сказал и ушёл на второй этаж. Сейчас он увидит там бурное утро рыцаря и оруженосца, а точней отпечаток утра.
- Ну да, очень смешная. Я сегодня чуть не умерла со смеху. – С сарказмом в голосе ответила рыцарю, продолжила смотреть в сторону, но не на него.
- Я не привыкла есть горячее по утрам. – Резко сообщила ему, покосившись на него. Провела рукой по скуле, к шее, потерев её словно устала или она у меня болела.
- Как скажите. – Коротко ответила ему, пока он не подозвал к нам управляющего, который только что спустился со второго этажа. И судя по его выражению лица, он был недоволен. Интонация, с которой говорил рыцарь нисколько не удивила меня. Как же он любит командовать. И пока она поглядывал на меня, я вновь повернула голову, смотря на пустой «зал». Положив ногу на ногу и изредка подёргивая ступнёй.
- Как будет угодно господину! Только вот... Беспорядок в комнате тоже придется оплатить... – Я посмотрела на хозяина, а потом с любопытство перевела взгляд на рыцаря, ожидая, что он ответит. «Мой оруженосец за всё заплатит», - эхом пронеслось в голове, а я в ответ закатила глаза и отвела потом в сторону, сделав глубокий вдох. Значит он не шутил, там наверху.
- Знаешь, что отличает тебя от любой другой наглой девки…- стоило ему начать, я опять с интересом глянула на него. Ну давай. Что на этот раз ты мне скажешь? Скажи то, чего я действительно не знаю и не понимаю. Снова хочется закатить глаза и заявить, что это я и так понимаю. Но порой веду себя действительно некрасиво и неправильно, но что поделать, если это моя сущность. И стоило ли раскрывать рот и говорить, что на самом деле думаю по этому поводу. Стоит ли с рычанием сообщать, что я всего буду бороться с этим титулом и не принимать свою родословную.
Стоило ему приблизить своё лицо еще ближе. Стоило начать говорить у самого уха, как у меня перехватило дыхание. Где тут рычаг, чтобы можно было остановить это и сделать лёгкую передышку? Он закончил, и моя рука резко схватила его шею, положив прохладную ладонь на зданию часть шеи, прямо поверх спутанных длинных волос. Теперь моя очередь говорить на ушко. Губы были в миллиметре от его уха.
- Мне всё равно, что они будут думать или какой я останусь в их памяти, - говорила с придыханием, несколько раз коснувшись губами мочки уха мужчины, - но раз об этом просите именно вы, я сделаю это. – «вы» я еще зачем-то выделила интонацией. Осталось только догадываться, для чего. Я расслабила руку, отпустила его, вставая с места взяла кожаный кошель с монетами. Взяла виноград, и ловко закинула в свой рот. Пошла платить за всё с гордо поднятой головой, и смотря на трактирщицу так, словно она была лишь муравьём под моим сапогом. И если бы я хотела, раздавила бы его. С шумом положив на стойку ладонь под которой лежали монеты, количество которых должны покрыть мою выходку недавно.
- Этого хватит. – Не вопрос, а утверждение. Я дала понять, что не намерена давать больше, если этот рот произнесёт хоть какой-нибудь звук.
- И за бардак, и за твой поганый рот. – Женщина была готова открыть рот, пока её глаза с возмущением смотрели на меня. А мне было всё равно, я смотрела на неё спокойным взглядом. Таким равнодушным. Холодным. Как же хочется добавить: «отроешь свой рот, я отрежу тебе язык», но вместо этого развернулась на пятках возвращаясь к рыцарю. Кинула ему кошель, всё еще наполненный монетами, и вновь закинула виноградину в рот.
- Довольно вкусный. Не люблю сильно сладкие фрукты. – Пережевывая, сказала я.

+1

78

Когда он почувствовал ее холодную руку на своей шее, то даже не шелохнулся. Только бы вновь за волосы не хватала. С остальным он справится. Аликс импульсивна, но не настолько, чтобы набрасываться на него в присутствии свидетелей. В глаза девушки он не смотрел. Серый спокойный взгляд мужчины уставился на стол. Следовало бы убрать ее руку, положить конец этой странной сцене, но отчего-то Эдмуру не хотелось прерывать ее. Пусть говорит. Теплое дыхание приятно щекотало ухо, и он мог бы наслаждаться этим вечно, но внезапно случайное прикосновение губ Аликс инстинктивно заставило повести плечом и отстраниться. Случайное ли? По спине пробежали мурашки. Он ощутил некое неудобство в паху, и выругался про себя, осознав силу своего влечения в юной спутнице. Наконец, Аликс разжала руки. Эдмур еще несколько секунд сидел в раздумьях в такой же позе, не пошевелившись, и лишь когда девушка удалилась, выпрямил спину. Барная стойка была как раз позади него. Он не мог ее видеть, но прекрасно слышал, всё, что там происходило. Лишь на мгновение повернул голову, когда услышал звон монет, упавших на деревянную столешницу. Слова, сопровождающие это, чуть не вызвали у него смех. Не потому что это было смешно. Напротив, Аликс была через чур жестока с несчастной женщиной, которая, по сути, не сделала ничего дурного. В любом другом случае, он бы отчитал девочку, но не сейчас. Сейчас он был слишком доволен.
Она принадлежала ему. И вчера и сегодня, и возможно, с самого первого дня она принадлежала ему. Ею двигала ревность, а ревность горькая плата за привязанность. Он мог бы использовать ее в своих целях, например, в работе или в спальне. Если пожелает. И никто не назовет его негодяем за это, ведь она сама так сказала: если он попросит - она сделает. Более того, никто не сможет ему воспрепятствовать.
Эдмур поднялся с места, поравнялся с девушкой хитрым взглядом и проговорил так, чтобы слышала только она:
- Ты будешь делать всё, о чем попрошу я? А, маленькая обезьянка?
Кошель он не тронул. Пусть сама позаботится об этом. Мужчина направился к конюшне.
И всё же, его право на нее не должно быть реализовано. Долгое время Эдмур Харт тщательно уберегал свою душу от тщеславия и самонадеянности, а так же от греха. Какое право он имеет пачкать ее своими темными желаниями? Когда они прибудут в Оштир, Эдмур может попытаться найти ей приличного жениха и отослать обоих обратно на север, дабы они доживали свои дни свободно, пользуясь золотом Вэнсов. Но тогда отчим убьет ее.
Не смотря на то, что на улице сияло солнце, в конюшне было темно. Через широкие щели в деревянной крыше пробивались солнечные лучи. Аликс шла за ним, он слышал ее шаги. Через широкие ворота слуга уже выводил лошадей во двор, и в это мгновение они оказались одни. Наверняка, девушка хотела взяться на вещи, но едва опередила Эдмура, как он перехватил ее за запястье и остановил.
- Погоди.

Затем медленно притянул к себе и теплые руки обхватили ее талию. Его глаза сверкали и сузились от каких-то, известных только ему, желаний. Рыцарь сжал в ладонях лицо Аликс и притянул к себе. Склонившись перед нею, он молчал, губы изогнулись в доброй усмешке. Его руки дрожали, а дыхание было неровным. Он глядел на ее волосы. Пальцы гладили шелк ее щеки. Неужто он будет до смерти вести этот спор с самим собой? Сколько еще раз она должна доказать, что принадлежит ему, чтобы получить свою награду? Ее губы. Должно быть, они сейчас сладкие, как тот виноград. Очень жаль, что не удастся это проверить. Неожиданно, мужчина развернул ее голову и крепко поцеловал в висок. То мгновение, когда сир Харт стоял, прижавшись губами к голове Аликс, и поглаживал ее волосы, длился долго. Никто из них не мог его прервать. Наконец, Эдмур отступил первым. Он всегда ей уступал.
- Теперь я действительно верю, что ты не пропадешь, маленькая обезьянка.

http://68.media.tumblr.com/c3346b85de10ed2732e3d6c7f8582491/tumblr_nuf07dMjhn1qcbrdqo4_250.gif

Эдмур отошел на пару шагов назад. Затем легонько пнул ногой стог сена на своем пути. Его губы изогнулись в странной улыбке. Он вернулся. Только для того, чтобы провести пальцем по ее носу сверху вниз, и оставил ее.
Во дворе он негромко свистнул. Лошадь трусцой подошла к нему и ткнулась носом в его лицо. Он умел приручить животное. Оно чувствовало его доброту. Рыцарь запустил руки в челку лошади и мягко потянул за нее. Кобыла опустила голову и опустилась в красивом поклоне.
- Сегодня повезешь драгоценную леди! - сказал он ей, восхищено улыбаясь. Эдмур сверкнул зубами и оглянулся на Аликс. Затем собрал вещи и вложил меч в ножны. Потом подошел к девушке и помог сесть в седло. Он поймал себя на мысли, что впервые называет Аликс так нежно и искренне. Эти слова прозвенели в его голове как драгоценная музыка. Убедившись, что девушка уверенно уселась на лошадь, он запрыгнул на спину другого жеребца и вздернул голову.
- Вперед!
Он пустил лошадей вверх по неровной дороге. Больше никаких лесов. Больше никаких озер. Только Северный тракт.
- Знаешь, Аликс, - притянулся он к ней, сидя в седле, - А ведь та женщина хорошенько запомнила тебя... Что, если она окажется болтливой? Язык у нее длинный, уж я то знаю.
Он смеялся. И что было у него на уме, неизвестно никому.

+1

79

Видимо мой проклятый язык забыл добавить, что не прямо всё. Есть вещи, которые я бы уж точно не сделала. Но зачем сейчас говорить об этом, когда кажется, мужчина не пытается скрыть довольное выражение лица. А я не пыталась скрыть довольную улыбку. Чувствуя, как с каждой минутой настроение начинает приобретать куда более приятные и тёплые краски. Он не тронул кошелёк, который я положила на стол, а просто встал и направилась на улицу. Естественно я быстро забрала деньги, закинула в рот еще несколько виноградин, и только потом поспешила его догонять. На улице была отличная погода. Солнце светило, приятный ветерок, а этот место словно ожило. Все чем-то были заняты. У каждого была своя работа и место в этом мире. Я шла позади, замечая, что в конюшне было не так уж и светло. Я подняла голову, чтобы посмотреть на дыры, через который проникали тёплые солнечные лучи. И не смотря на запах, в конюшне было прохладно, не то что на улице. Лошади были отдохнувшими, накормленные и готовые к дальнейшему путешествию. Я было хотела взять вещи, но мне не позволили. Его рука легла на моё запястье, а слово из шести букв, заставило посмотреть с невидимым вопросом в глазах: «что?». Я ожила чего угодно, но не этого. Резким движением притянув к себе и положив руки на талию, я подняла свои руки до уровня своих плече, сдаваясь. Именно сейчас, когда мы остались одни, я сдаюсь. Хотя смотрела с удивлением, пока перехватило дыхание и кажется даже лёгкие замерли. Глаза опустили на его губы, которые изогнулись в добрые усмешки. А я стояла неподвижно. Ожидая чего-то. Хотя чего скрывать, иногда, когда мы находились близко к друг другу, у меня появлялось желание вновь ощутить эти губы на своих. Я чувствую, как его руки дрожат на моих щеках, и эта дрожь отдавалась в моём теле эхом. Неровное дыхание «обжигало», пока сама не вспоминаю, что нужно дышать. Я была готова сгореть дотла лишь от прикосновения и этих рук, от такой близости у которой оставались миллиметры. Эти несчастные миллиметры. Он поворачивает мою голову, и его губы целует в висок. Разочарование? Нет, я его даже не чувствую. На моё лице, невидимый художник рисует блаженную улыбку, пока я закрываю глаза. Наверное, я сейчас напоминаю в какой-то степени кота, которому дарят свою нежность, поглаживая по голове. Если я получаю удовольствие лишь от простого поцелуя в висок, что же случиться со мной, если когда-нибудь он найдёт в себе смелость и подарит поцелуй?
Мужчина сделал шаг назад первый. Отпуская, прерывая всё это. Я открываю глаза и смотрю на него. Он верит? А я нет. Не очень-то уверена в этом. Стоило ему отойти еще дальше, как я вдохнула полной грудью, словно он еще недавно забрал у меня весь воздух. Я повторила его движение, касаясь своего носа. И пока мужчина вышел во двор, я решила заняться вещами. Стоило мне выйти вслед за ним как из-за его слов чуть не уронила всё на землю. Этот мужчина удивил еще сильней своими словами. Я была открыла рот, чтобы возразить, но Эдмур быстро пересёк все эти попытки. Сам собрал все наши вещи. Помог сесть в седло. Это был первый раз, когда он помог мне. Однако, я сё ещё была против ехать на его лошади, но сейчас была готова перестать с ним спорить и сделать так, как он говорил.
- Знаешь, Аликс, - посмотрев на него, быстро отвернулась, чувствуя, как начинаю заливаться краской, я пока еще не отошла от простого поцелуя в висок. Я еще чувствую поцелуй на коже. Рыцарь быстро вывел меня из неловкости, заставляя нахмуриться.
- Я не сомневалась, что вы успели оценить длину её языка, - шутливо проговорила я, - совсем об этом не подумала. – Цокнула языком, недовольная собой. Таверна и другие дома, давно остались позади, а я заметила, что мы вновь как на ладони.
- Мы теперь будем спать на открытой местности?

+1

80

- Хватит уже об этом. - когда он прекратил смеяться, его лицо вновь стало угрюмым и серым, как зимнее небо. Мужчина был уверен, что можно еще придумать уйму хохм, но Аликс их явно не оценит. Она, как всегда, не была настроена на пустую болтовню, а Эдмур не хотел поощрять ее колкую ироничность. Достаточно того, что он сегодня проявил к ней милосердие, и даже почти не поколотил.
Эдмур сидел, плотно обхватив ногами спину лошади. В бледном свете солнца легкий ветерок носил туда-сюда маленькие хлопья тополиного пуха, впивающихся в лицо и глаза. Мужчина задрал голову и закрыл глаза. Все события этого утра казались ему невероятно далеким, но сладким сном.
- Нет, больше никаких лесов. И никаких озер. Мы и так движемся слишком медленно... Больше с дороги не сойдем.
Больше никаких уединение и общих комнат. Больше никаких ночевок под открытым небом. О чем он только думает? Будто все рыцарское воспитание вытащили из него клещами, и оставили только юношеский безрассудный задор. Когда он в последний раз так веселился? Наверное, лет десять назад, когда поступил на службу оруженосцем. А может, и того раньше. Но время для веселья закончилось. Рядом с ним Аликс Вэнс, а где Аликс Вэнс, там опасность. Сам-то он, может быть, и спасется, а вот девчонка... Даже такая сильная и храбрая, как Аликс... Поразительная Аликс. Отчим практически отрекся от нее. Ее могут повесить за магию. Ее преследуют головорезы. А теперь еще Творец послал ей тупоголового рыцаря, который стал всё чаще думать о собственных удовольствиях, а не о спасении. Эдмур наклонил голову на бок и заглянул в лицо девушки. Крошечные трещинки окружали края его губ. Серые глаза казались огромными и жутковатыми в окружении теней, особенно четких на светлой коже его лица.
- Пока вокруг нас люди - мы в безопасности. Вряд ли охотники захотят нападать при свидетелях. Против тебя же не выставлено обвинение? Значит их посягательства будут считаться преступлением. Никто не захочет так подставляться...
Глаза Эдмура потемнели. То, что он он говорил, было логично, но совершенно противоречило рыцарской чести. Разве они должны бояться? Рядом с ним - никогда. Но, похоже, что Аликс была обеспокоена, а это значит, что он просто обязан ее успокоить. Он вспомнил нежные ласкающие прикосновения пальцев девушки в его щеке. Он был так близок тогда к тому, чтобы отдаться в плен ее рук, но холодный зов разума удержал его. Неужели эти самые руки могли отбирать жизни? Что за поистине дьявольское умение преображаться? Мужчина вздрогнул при воспоминании об ее ласке. Ее легком дыхании на своей шее. Пожалуй, если Аликс однажды прикончит его, то избавит от боли воспоминаний навсегда. Его милосердие же может продлить эту боль навсегда. Что же в этом случае будет истинной добротой - смерть или помилование?
- Не уходи от вопроса, Аликс. На тебе нет никакой вины, за что тебя могли бы призвать к королевскому правосудию? - произнес он вслух.
Надо было ехать дальше. Эдмур достал из кармана пригоршню винограда и с хрустом принялся его пожирать, будто это была последняя еда в его жизни. Сам того не желая, он вспомнил, как Аликс сказала ему, что виноград сладкий, но она не любит сладкие фрукты. Он и сам не любил приторность, но все еще хотел проверить, сладкие ли ее губы. И почему он не решился облизать их, когда у него была такая возможность? Она бы не отказала ему. Всё окружающее заколыхалось перед его глазами, как будто он видел это сквозь густой дым. Он протянул руку, предлагая девушке виноград. Сладковатый вкус фруктов был по-своему бодрящим. Эдмур выдавил из себя улыбку.
- Мы можем поехать любым путем. Но от твоего ответа будет зависеть, правильный ли тот, что избрал для нас я.
Он склонил голову в царственном жесте. Затем толкнул коленом свою медлительную кобылу. Совсем близко друг к другу, они ехали прямо, и направились сквозь пустое, серое пространство Северного Тракта. Юный папоротник хрустел под копытами лошадей. Летний ветер, не сдерживаемый даже густыми ветвями на этом пустом пространстве, хлестал мягким бризом по их лицам. Эдмур глубже спрятался в свой плащ, но со странной нежностью вглядывался в суровый пейзаж. Здесь не было ни одного дерева, с которого могла броситься на них темная тень, вооруженная кинжалом. Не было пугающих призраков и видений в этой, кажущейся унылой, пустоте, которая сама была одним огромным видением той жизни, с которой Аликс Вэнс покончила навсегда. Его беглянка, Аликс Вэнс. Что будет с ними?
Внезапно, на их пути появился мужчина. Его костюм, не тронутый дорожной пылью, был расшит золотом и серебром. Это насторожило Эдмура. Он поднял голову и внимательно разглядел пешего путника. Он натянул поводья на себя, и кобыла, дрожа, остановилась. Мужчина перед ними поднял руки, демонстрируя, что безоружен.
- Кто ты? - властно заговорил Эдмур.
Мужчина помотал головой, изобразив слабую улыбку. Лошадь Эдмура танцевала кругами, щеки его горели огнем негодования. Эдмур мрачно взглянул на неизвестного.
- Всего лишь странствующий артист, милорд. Могу петь и жонглировать репой. Я сбился с пути и у меня совсем не осталось денег. Нельзя ли мне присоединиться к вам? В одиночку и без лошади мой путь опасен...
Эдмур повернулся к Аликс. Он почесал свою грязную голову и подмигнул. Что скажет его госпожа?

+1

81

О, сир. Настала моя очередь смеяться. На его: «хватит уже об этом», я залилась смехом. Впервые раз за этот начавшийся день, я смеялась искренне, приложив одну руку к своему животу, словно боялась, что тот лопнет со смеху. Ну что за мужчина. То он хмуриться, а его лицо напоминает серое небо, которое вот-вот готово вылет на нас свой дождь. То он улыбается и смеётся. Такой переменчивый. Кажется, нашла что-то общее. Переменчивое настроение и просто порой не предсказуемые в своих действиях. Прекратив смеяться, я не переставала улыбаться лишь от этой мысли.
- Не говорите, что мы даже спать не будем. Неужели вам так натерпеться вернуться в Оштир? Вас там кто-то ждёт? Ну, - я запнулась в словах, - помимо обязанностей. К примеру дама. Вам ведь не запрещено...- резко прикусила свой язык, вновь нахмурившись и посмотрев в сторону. Скорчив при этом такую гримасу, которая так и говорила «да что я несу…». Хорошо, что рыцарь её не видел. Я мотнула головой, выпрямилась, словно пришла в себя после короткого сна. Спасибо, вам, вы сменили тему на более серую, и которая не радовала меня вовсе. Она только вгоняла в печаль и в какое-то болото отвратительных чувств.
- Спасибо что напомнили, - недовольно буркнув, посмотрела на мужчину, - вот было бы забавно, если бы его голова сообразила выдвинуть против меня еще и обвинение в убийстве. У меня не было бы никаких доказательство своей невиновности. – в голосе слышала толика иронии. Я же надеялась, что он не дойдёт до такого, чтобы заполучить желаемое.
- Я слышала, что некоторые убивают себе подобных чтобы стать сильней. Вот интересно, я ему нужна и для это тоже? Хоть я еще не так сильна и всё же…- резко замолчала, хмуро посмотрев в другую сторону от рыцаря, - если вернёт меня домой, то я стану его пленницей и буду ждать, когда он решит, что со мной делать. Может отдать меня так же как мать, чтобы вновь отвести от себя подозрения. Он может сделать со мной много чего, - это уже были мои размышления, и я не понимала, что говорю их в слух, - может забрать мои силы себе, несмотря на мой возраст. – Последние слова были сказаны на выдохе, чувствуя в голосе всю горечь. Прикрыла глаза лишь на мгновение, и вспомнила о сне, который был настолько реальным и ярким. И вновь в груди заболело, и ком слёз встал в горле. Но я дала себе слово, что больше никаких слёз. Сглотнула его, открыла уставшие глаза, потому что совсем не спала.
-…На тебе нет никакой вины…- Ох Эдмур. Может вины нет, но я её чувствую всем телом и душей. Она как огромный камень, накрывает со всей силой, стоит мне только вспомнить обо всём. Я ощущаю вину, за то, что не смогла уберечь самых близких людей. Я не смогла защитить последнего члена моей семьи. У меня никого не осталось. Есть лишь меч и воспоминания. Они то отзываются болью, то разгоняю мрачные тучи в моей душе.
- Сейчас я доверю вам сир, и уверена путь который вы выбрали, самый правильный. Когда мы приедем, я хочу сделать шаг вперёд и узнать, способна ли осуществить свою мечту, стать рыцарем. Воином. Или хотя бы оруженосцем. – Я слабо улыбнулась ему, смотря в этим серые глаза. У меня появился еще один любимый цвет. И это цвет его глаз.
Когда между нами вновь воцарилась тишина, я начала ощущать, как сон решил посмеяться надо мной. Мои веки то и дело пытались закрыться. Всё вокруг наполнено спокойствием. Ах, эти звуки, которыми наполнено всё вокруг. Несколько раз опустив голову я прикрыла глаза, но так и не позволила себе уснуть. Нет. Мы в пути, а значит никакого сна. Даже этот ветер не пугал и не заставлял укутаться в плаще получше.
Вновь прикрыла глаза. И тут властный голос Эдмура дал невидимый подзатыльник. Я вздрогнула, резко открыла глаза и начала причмокивать, словно у меня пересохло всё во рту. Сразу увидела незнакомого мужчину, и рыцаря, который сидя в седле наматывал круги вокруг незнакомца. Я смотрела на этого странного мужчину с недоверием. Даже слегка хмурилась. Оглядела его с ног до головы, и подумала, что он не очень-то похож на странствующего артиста. А может я просто после всех эти приключений еще сильней не доверяю незнакомым людям. Особенно тем, кто встречается на дороге. Он один. Выглядит ухоженным. Будто человек недавно вышел из дому и в пути час или того меньше. Перевела взгляд на рыцаря, потом на незнакомца. Оглянулась, чтобы взглянуть на третью лошадь на спине которой были все наши вещи, а потом опять на незнакомца.
- Твоё имя и куда держишь путь? – Без всякой доброты в голосе, спрашиваю его. Он опускает взгляд, будто размышляет над ответом.
- Если не будешь устраивать на свои бесплатные выступление, то хорошо, - я посмотрела на Эдмура, - как думаете, как долго ваша лошадь может нести на своей спине сразу двоих? – Надеюсь рыцарь понимает, что я спрашиваю про кобылу на которой сижу, а не про Серебрянку, которая недавно возила меня.
- Кажется, вам вновь придётся ехать со мной. – И вот она многозначительная улыбка на моём лице, которая позже пропадает. И я вновь становлюсь хмурой и невыспавшейся.

Отредактировано Alyx Vance (11.07.2017 17:20:27)

+1

82

Рыцарем? Вот ведь глупое дитя. Эдмур чуть не подавился виноградом в позыве хохота, но вместо того лишь закашлялся. Слезы брызнули из глаз, и пока он стирал их рукавом, забыл, что хотел сказать. Наверное, что-то о том, как нелепо звучало желание девушки, как далеки от реальности были ее мечты. Эдмур положил пол жизни на то, чтоб получить свои доспехи и меч, а девочке вздумалось, что трагическая судьба поможет ей обрести тоже самое за несколько лет? Она хорошо сражалась, но этого всё равно не достаточно. В первую очередь, нужны рекомендации, во вторую - рыцарь наставник. Мужское рыцарское братство весьма консервативно и замкнуто. Не всякого мальчишку берут на поруки. К тому же, оруженосец должен быть еще ребенком, чтобы с ранних лет впитывать, будто молоко матери, все наставления своего учителя. Куда уж взрослой девчонке... Это была глупая причуда. Вскоре жизнь расскажет Аликс об этом. А может, и покажет.
Эдмур молча глядел, как Аликс с энтузиазмом принялась расспрашивать путника. Ей не стоило так распускать язык. Могла бы просто сказать да или нет. Артист, похоже, тоже заметил это, но оставался спокойным. Он растянулся в белозубой улыбке и подмигнул девушке.
- Меня зовут Ирвин, госпожа. - игриво протянул артист. - Прошу, не смотрите на меня так, а то у меня уже колени трясутся!
А он не промах! Знает Эдмур таких пройдох: найдут ключик даже к самому неприступному женскому сердцу. Только вот вряд ли Аликс оценит его флирт. Артист быстро оценил внешний вид стоящих перед ним путников: Эдмур, как и положено, даже не смотря на небритость, был олицетворением всего горького и смертоносного. Настоящий странствующий рыцарь, ничего примечательного. А вот его спутница была хоть и хорошенькой, но престранной. Кожаный доспех поверх простой рубахи, волосы короткие, взъерошенные. Она умыта, но все равно выглядит слегка небрежно. Служанка - решил путник. А может, шлюха. Уж больно самоуверенно держится рядом с рыцарем.
- Я направляюсь в Пастушью долину, там...
- Пастушья долина? Я знаю где это. - вдруг вмешался Эдмур, услыхав знакомое название. Это охотничьи угодья баронов средних земель. Там охотятся на волков. Опасная и весьма кровавая охота. Несколько раз двор выбирался туда вместе с королем, но Его Величеству не пришелся по душе бурный нрав местных охотников, оттого поездки прекратились. Больше Эдмур ничего не слышал об этом крае.
- Это в пол ста километров отсюда. Если поедем сейчас, то к вечеру будем там. И что же ты там забыл, Ирвин?
- Барон отдает свой охотничий замок рыцарям местного ордена. Что бы они развлекались и не донимали простых крестьян во время посевов. Вино там льется рекой, а пьяные господа готовы осыпать серебром каждого, кто споет им. Там играют в кости и...
Услыхав про азартную игру и компанию подобных себе, Эдмур облизал губы. Он готов был слушать дальше, но вспрыгнул с лошади и подошел к артисту. Тот выпрямился во весь рост.
- Интересно. Что ж, значит нам будет где сегодня переночевать. Всё лучше, чем под открытым небом.
- Боюсь, что поспать вам не удастся, сир. - усмехнулся мужчина.
- Сир Эдмур. - он с сомнением посмотрел на артиста. Всё таки, не хорошо оставлять его здесь одного. Оружия при нем не было, только гусли. В дороге он может пригодится. Будет развлекать хмурую Аликс. Пока мужчины отвязывали всё, что могло быть полезным, со спины Серебрянки, артист подошел наклонился к Эдмуру и деликатно, но не громко, чтобы девушка не слышала, спросил:
- А что же... Это ваша сестра или невеста?
- А что, похоже на то? - в полуоборота встал он перед Ирвином, закрывая его от девушки. Артист многозначительно кивнул слева направо. Мужчины поняли друг друга без слов.
Когда все было готово, Ирвин неуклюже забрался в седло Серебрянки, а Эдмур направился к Аликс. Он глянул на нее, сидящую верхом, снизу вверх, а затем молча сел за ее спиной. К счастью, девушка занимала совсем мало места, и как Эдмур знал, весила совсем мало. Значит, кобыле будет не тяжело, она выдержит обоих. Но выдержит ли Аликс такую поездку?
- Ради всего святого, Аликс, убери меч... - умоляюще шепнул он ей на ухо и стал незаметно отстегивать Темную сестру с ее пояса, так, чтобы артист ничего не заметил.  Он уже обогнал их и поехал вперед по пыльной дороге. Эдмур еще немного повозился с ножнами, и наконец перевесил их себе на правый бок. Не хватало еще, чтобы этот совсем не женский атрибут выдал их.
Фигура Ирвина уплывала в залитую солнцем даль, он вот-вот скроется из виду. Эдмур ударил кобылу ногой в бок и они двинулись вперед.
- Только не вздумай сбежать вместе с нашей лошадью. Я тебя непременно догоню. И вот она - прикончит. - с улыбкой крикнул рыцарь артисту. Мужчина откликнулся, повернул голову, снял с шляпу и изобразил вежливый поклон. Все трое направлялись в Пастушью долину.
- Мог ли я слышать о тебе, Ирвин?
- Только если вы слышали об Ирвине Быстрые пальцы! - весело отозвался артист. - Я музыкант и акробат. А за тарелку горячего мяса да ночлег могу рассказать чужие секреты...
- Чужие секреты, говоришь?
- Да, милорд. Где можно найти золото и сговорчивых женщин...
Эдмур хмыкнул себе под нос. С этим парнем все понятно. Сводник, да еще и сплетник. Таких не мало ошивается при постоялых дворах. Могут достать что угодно и где угодно, хоть иголку в стоге сена. А если уставший путник ищет особых развлечений - то и это устроить может. В основном, они безобидны. У них нет господ и собственного крова: только жажда наживы. Такому не жалко разбить нос, если подвернется случай. Только бы Аликс при нем не выкидывала свои фокусы, а иначе и их секрет может стать предметом торга.

+1

83

Смотрела сидя в седле. Возвышалась над этим незнакомцем и чувствовала, будто от моего ответа могла решиться его судьба. Стоило ему заговорить, я быстро отмахнула странные мысли и чувства и посмотрела на него изогнув одну бровь. Он еще подмигнул, улыбаясь и смотря на меня, да только я не изменилась в лице и вела себя как обычно, но с небольшой долей осторожности.
- Колени трясутся? – переспросила, всё еще поглядывая на него, - неужели я настолько страшная? – По правде говоря, мне не хотелось слышать ответа на этот вопрос.
- Конечно нет, вы прекрасны госпожа. – Я тут же отвернулась от этих двоих, сделав вид что смотрю или осматриваю что-то интересно по другую сторону, но закатываю глаза от его ответа. «Госпожа», - говорит так, словно я его хозяйка, встретившаяся на пути. Мог бы просто назвать миледи там, или леди.
- Пастушья долина? Я знаю где это. – Я повернулась к ним, чуть нагнулась вперед, начав поглаживать лошадь белоснежную лошадь по её длиной шеи. Я ощущала как она была встревожена. И только эти двое понимали о чём говорят, ведь я ничего не знаю об этих местах. Даже о том, сколько опасностей они могу скрывать. Да, уже не раз полностью доверяю рыцарю, потому что я совсем не знаю дороги. Первое долгое путешествие.
- Интересно. Что ж, значит нам будет где сегодня переночевать. Всё лучше, чем под открытым небом. – Я подняла глаза, в которых застрял такой простой вопрос: «что?». Он еще недавно утверждал, что мы больше не будем спать под крышей. Что мы и так медленно едем. Неужели он и вправду хочет провести ночь в незнакомом замке, где будет куда больше людей чем в простой таверне. Мне бы стоит возразить ему, но слабый блеск в его глаза лишь от слов про азартные игры, быстро прикусил мой язык. Нужно дать ему возможно отдохнуть. Отдохнуть по настоящем и делать то, что он любит. Ведь, когда он вернутся в Оштир, вряд у него будет время для всего этого.
- Боюсь, что поспать вам не удастся, сир. – Я хмыкнула, выпрямляя спину вновь начав смотреть на мужчин. Ох, кто бы сомневался. Когда вино льётся рекой, когда есть азартные игры и женщины, то уж точно будет не до сна. Я даже не сомневалась, что последние там будут. Без этого никак. Я следила престольным взглядом, как оба мужчины копошились возле лошади. О чем-то шептались. Как девки, ей богу. Ну, знаете, которые вечно о чем-то сплетничают. Было смешно смотреть на Ирвина, который неуклюже забирался на Серебрянку. Значит и наездник из него так себе. Наверное, привык ходить пешком.
Стоило мужчине сесть позади как тело «пробило» лёгкая и мелкая дрожь. О нет, он вновь ласкает ухо своим умоляющим шёпотом, пока руки начали отстёгивать пояс с моим мечом. Будь всё проклято, я даже перестала дышать на это мгновение. Начала вновь спокойной дышать, когда мужчина взяла в руки поводья и дёрнул их, а лошадь под нами покорно повинуясь двинулась следом, ведя за собой другую. Новый знакомый, чьё имя я не желала запоминать, начал медленно удалятся. Эдмур посмешил его догнать, и для лошади это не составило большого труда.
- Только не вздумай сбежать вместе с нашей лошадью. Я тебя непременно догоню. И вот она - прикончит. – Крикнул рыцарь Ирвину чуть ли не у моего самого уха. Я резко прикрыла его рукой, лишь бы не оглохнуть от его грозного крика.
- Сейчас я хочу тебя стукнуть, я чуть не оглохла. – Бубнила я, так, чтобы слышал меня только Эдмур. Мы поравнялись с Ирвином и ехали чуть ли не рядом. Дорога не была узкой, наоборот, она была куда просторней.
- Быстрые пальцы. – Повторила я, и от этих слов в моей юной голове вспыхнули совсем не невинные картинки, от чего я хихикнула еще и весело хрюкнув при этом, и поняв какой звук издала, резко прикрыла рот и нос рукой. У меня бывает такое.
- Блин. – Сорвалось с моего языка, и благо что это было сказано очень тихо. И то, самой себе. Я отвернулась от Ирвина, облокотившись спиной рыцаря.
Весь путь мужчина разговаривали, а я лишь изредка поглядывала на музыканта, пока в конце концов бессонная ночь вновь не нахлынула на меня. И вот, я уже облокотившись о рыцаря, прикрыла глаза позволив себе немного вздремнуть. Хотя бы пока мы не приедем. Хотя бы чуть-чуть.

+1

84

- Ш-ш-ш! -прошипел он ей в ухо. - Будешь замахиваться на меня - и в правду оглохнешь.
Он имел ввиду, то, что Аликс и сама уже наверняка знала. Стоит ей поднять голос, как получит по ушам. По крайней мере, сир Харт не оставлял возможности припугнуть ее этим.
К счастью, очень быстро, разморенная долгой дорогой, Аликс прижалась щекой к груди рыцаря и задремала. Ее глаза были закрыты, она бормотала что-то во сне, вызывая этим неподдельное умиление у обоих мужчин.
Белые лошади шли вперед, неся на спине седоков. По началу мужчины оживленно разговаривали, обмениваясь различными слухами по поводу предстоящего охотничьего сезона, который в этом году может и вовсе сорваться, в связи с тем, что многие графы, все как на подбор, грозятся созвать знамена. Затем, Ирвин рассказал о турнире в Фалмуте, где победу одержал загадочный рыцарь без знамени, а в награду ему досталась целая гора золота. Так же Эдмур расспросил артиста, не приводилось ли ему слышать об охотниках на ведьм в этих местах? За чью голову нынче платят достойные деньги, и многие ли решаются бросить вызов судьбе? Музыкант ответил, что ничего о таком не слышал, что охотники на ведьм последнее время уходят всё дальше на север, так как чем ближе столица, тем меньше для них работенки. Ближе к обеду разговоры стихли, сменившись равнодушным молчанием, изредка прерывавшимся храпом Аликс. Пообедали мужчины так же на ходу. Останавливаться, чтобы забросить в рот пару кусков ржаного хлеба и сыр, совершенно не входило в их планы. Может, если бы Аликс  не спала, тогда еще был смысл в остановке в приятном ланче на природе. Но девушка не проснулась даже когда сир Харт принялся шумно чавкать виноградом, искоса поглядывая на ее разрумянившееся от крепкого сна личико.
- Вы так и не сказали, как зовут вашу спутницу... - все-таки, голос Ирвина звучат весьма приятно и мелодично. Хотелось бы послушать, как он этим самым голосом поет свои слащавые песенки. И ко всему прочему, у него был один весьма весомый плюс: он был вежлив. Редкое нынче качество, которое подкупает.
- На кой тебе ее имя? Свататься, что ли собрался? - ответил Эдмур резко, стараясь скрыть свои мысли.
Ирвин опять кивнул, как в прошлый раз. Как любой артист, он отлично улавливать, как чувствует себя его благодарная публика. Сир Харт, похоже, воспринимает в штыки любые вопросы о девчонке, поэтому музыкант предпочитал помолчать, и только будто между делом узнавать какие-то подробности.
Наступил вечер. Их лошади пробирались по сумрачной дороге,  обрамленной густым лесом. Камень, которым был вымощен путь, стал покрываться белым туманом. Похоже, что ночью будет дождь. Непроглядная тьма неизбежно спускалась вниз, сливаясь в сплошную завесу, и казалось, поглощала даже звуки. Такой тихой ночи Эдмур не мог припомнить давно.  Даже ветер умолк. Чтобы разрядить эту мертвую тишину, Ирвин начал насвистывать какую-то мелодию. Аликс всё еще спала. Загадочная тьма и неровный свист стали порождать в голове рыцаря мысли о том, что Аликс Вэнс погрузилась в его мягкий плащ для того, чтобы больше не проснуться никогда. Он прислонился щекой к губам девушки. Дышит.
Когда ночь размыла все предметы дороги, Эдмур уже не верил, что сегодня они будут спать под крышей. Но вдруг в темноте стал проступать силуэт замка, он подсвечивался сотнями огоньков. Сир Харт даже удивился: как будто не настоящий, как игрушечный. Лошади сошли в дороги на тропинку, и вскоре вовсе остановились. Яркий оранжевый свет факелов проникал сквозь щели ставен на окнах и притягивал взгляд. Взгляд сира Харта заметил еще кое-что: временные стойла лошадей, пристроенные к наружной стене замка. Их было много, и все заняты. И всего около двадцати лошадей. Все они были боевыми конями. Сколько же там внутри народа? Даже в тусклом, дымном свете драгоценные камни, вправленные в их уздечки, сверкали ярче, чем огонь в камине. Похоже, что охотничий замок прямо таки кишит дворянами разных мастей. Эдмур не знал, что и думать: с одной стороны, это весьма достойная компания, а с другой - их могут узнать, и лишнее внимание принесет только проблемы. Замок скучающих рыцарей и их лордов. Такие передавят друг друга за небольшое развлечение.
Перед замком не было ни двора, ни рва, ни подъемного моста между ними и дверью в замок. Как же туда попасть? Читая мысли озадаченного рыцаря, Ирвин спрыгнул на землю и потянул лошадь за поводья. Эдмур последовал его примеру, а затем осторожно снял Аликс и поставил на землю. От этого она должна проснуться. Артист привел их к двери и застучал в нее. Дверь отворилась довольно быстро. Эдмур старался стоять в тени, но при виде лица, появившегося в дверном проеме, всякие сомнения исчезли. Это был обычный мужчина с гладковыбритым подбородком и приятным выражением лица. Эдмур узнал его, это сир Уильям из Пастушьей долины, его отец барон этих земель. Рыцарь был ненамного старшего Эдмура, у него белые короткие волосы и аккуратные усы. Из зала за ним донесся взрыв здорового мужского хохота. Гости веселились.
- Здесь кто-то есть?
Эдмур отпихнул Ирвина в сторону и пристал пред очами старого товарища. Брови рыцаря поползли вверх, он закрутил свой ус.
- Вот это действительно неожиданность! Сир Харт! - мужчина вытянул вперед руки и крепко обнял товарища. затем, не снимая руки с его плеча, провел в зал. Артисту и девушке, которую приняли за его помощницу, тоже было разрешено присоединиться к веселью.
- Добро пожаловать на нашу небольшую пирушку, мой друг. Судьба благоволит нам, даруя несколько приятных мгновений без войны. Так зачем же отказываться?
- И то верно... - красноречием сир Харт не отличался никогда, а на фоне сира Уильяма так и подавно.
- Кто твои спутники?...
- Да никто. Музыкант да служанка моей сестры. - он старался говорить как можно более равнодушно, и даже слегка раздаженно. Этот небольшой маскарад пойдет на пользу Аликс.
Рыцарь сделал повелительный жест рукой, и двери замка заперлись. О лошадях позаботятся слуги. Затем Уильям опять дружески положил руку на плечо сира Харта и повел ко столу. Там было тепло и душно. Эдмур обернулся, чтобы найти Аликс, и заметил, что Ирвин повел ее к прочим акробатам и музыкантам. Всего в нескольких метрах от господского стола, а между ними целая прорва смеющихся и танцующих гостей. Эдмура и права окружали только красивые и молодые дворяне, преимущественно мужчины. Многие с любопытством разглядывали его, но в отличии от тех взглядах в таверне, эти сдерживались правилами хороших манер. Все здесь были чистыми и приятно пахли. После почти недели в пути начинаешь ценить такие мелочи. Слуги предлагали что-то съестное, но Эдмур отказался, так как от духоты желудок сжался до размеров наперстка. Зато пряный эль приятно охладил. Мужчина все еще старался не сводить глаз с Аликс, это уже было неприлично. Остальные могу заметить его волнение. Однако, если она пропадет из виду... Эдмур с силой сжал рукоять Темной сестры, висящей на поясе. Ее меч у него, она совсем безоружна. Внезапно к девушке подошел какой-то рыцарь с весьма дружелюбным выражением лица, он осторожно взял ее ладонь и запечатлел элегантный поцелуй. Эдмура охватил страх.
- Сир Эдмур! - окликнул его товарищ. Нехотя пришлось повернуть голову. - Нам многое нужно обсудить, не уделите минуту?
Мужчина кивнул. А когда вновь повернул голову туда, где стояла Аликс и неизвестный рыцарь, там уже никого не было. Эдмур вздохнул.
- Да, конечно, сир. Полагаю, разговор будет касаться Суфолка и его внезапного гостя?
- Именно так. Вы что-то слышали о нем?
- Не больше вашего, милорд. Но я уже почти две недели в пути, и мог что-то упустить. Что слышали Вы?
- Всякое. - пожал Уильям плечами. - Кто-то говорит, что он уже сгорел дотла, другие, что пираты взгромоздили свой флаг над флотом графства. Третьи...
- Король не созывает знамена?
- Пока нет. Боюсь, Вы узнаете об этом раньше меня...
И пока два мужчины говорили о важных государственных делах, Аликс окончательно пропала из виду. Эдмур уже немного успокоился: пусть девочка развлечется, поест до отвала и потанцует в приятной компании, как вдруг зал оглушил возмущенный крик, затем звук звонкого удара по лицу. В тишине поднялся ропот. Сир Харт даже не сомневался, кто стал причиной всеобщего недовольства...

+1

85

Как всё же замечательно немного поспать. А точней поспать те часы, которые у меня прошли ночью бессонно. Ох. Как прекрасно вздремнуть во время пути, прижавшись щекой к рыцарю, желая при этом как-то укутаться в его плаще. Я находилась в таком приятном сне, что совсем не хотелось открывать глаза. Он был таким ярким, тёплым и спокойным. Тёплым, наверное потому что, я прижималась в мужчине. Словно нуждалась в этом. Я не проснулась, когда он чавкал чуть ли не у моего уха. Я не слышала о чём они говорили. Будто была находилась в коконе, который не пропускает ни звука.
    Этот кокон начал пробовать, когда наш самый маленький отряд в мире подъезжал к нужному месту. Звуки копыт доносились до меня из далека. Сначала лошади остановились, а я тяжело вздохнув, начала медленно открывать глаза, словно веки были тяжёлыми и мне было не просто открыть их. Стоило ему слезть, как я ощутила спиной прохладу этой наступающей ночи. Ощутила нехватку его тела и равномерного дыхания. Смотря из-под полуоткрытых глаз, я с покорностью приняла помощь рыцарь, который осторожно снял и поставил меня на землю. Твёрдость земли и прохлада заставили меня моргнуть несколько раз и чуть пошатнувшись посмотреть вокруг. Голова отдалась лёгкой болью, намекая, что я спала слишком долго и теперь у меня может быть еще одна бессонная ночь.
- Мы приехали? – Осторожно спросила рыцаря, начав медленно передвигать ногами вслед за ним. Он лишь коротко ответила «да» и пошёл за Ирвином. И пока нас вели к дверям замка, я несколько раз остановилась чтобы зевнуть и потереть свои глаза. Отстав всего на минутку, пыталась разглядеть куда нас привел этот музыкант, но грубый голос рыцаря, заставил быстро нагнать их.
    Дверь открылась сразу же после двух стуков музыканта. Я с интересном выглянула из-за спины Эдмура, чтобы посмотреть, кто нас встречает. Эдмур быстро сделал шаги в его сторону, а я там и сделала пару шагов в сторону, чтобы посмотреть на незнакомого мне человека. Мужчина. С приятными чертами лица, был почти одного роста с моим рыцарем. Вместо небритости как у Эдмура, у него были аккуратные и забавные усы, а волосы были короче чем у Харта. Он выглядел ухоженным и с отличным настроением. Я не отрывала взгляда от незнакомого человека и с интересном разглядывала его. Он точно был старше Эдмура, но не на много. А потом я услышала весёлый смех других людей. Мужской смех. Там было весело и, наверное, теплей чем снаружи. Судя по разговору оба друг друга знают и уже довольно давно. Стоило мужчине спросить с кем приехал сир Харт, как он быстро с любопытство посмотрел на меня, на что я в ответ лишь улыбнулась. Он не напоминал человека, который может обидеть девушку, на оборот он располагал к себе не только внешним видом, но и голосом.
    Мы последовали за этими двумя в зал, откуда доносились громкие мужские голоса. Откуда доносилось всё веселье. И там, где было много людном, было тепло, но и свежего воздуха мало. Они тут уже надышали. Эдмур видимо нашёл себе с кем можно поговорить о своём, и я резко ощутила себя лишней. Да и стало как-то не уютно. Прошлась ладошкой по задней стороне шеи, но мелодичный голос Ирвина с боку напомнил, что сейчас я стою как вкопанная, пока музыкант что-то говорит мне. Что-то спросил, а я сразу кивнула головой, и последовала рядом с ним к другим музыкантом и акробатом. Парень решил познакомить меня с такими же как он. Каждый начал представляться, а я лишь делала вид что слушаю их. Кивала головой и чувствовала, как чуть ли не каждый берёт мою ладонь произнося своё имя.
- Алекс. – Кротко ответила я, когда они хотели узнать моё имя. Я вновь назвалась именем брата, потому что моя голова не была способна придумать другое за столько короткое время. Музыканты начали рассказывать откуда прибывали, и по мне было видно, что у меня нет настроения сейчас слушать их, якобы удивительные истории о том, как они добрались до этого места.
- Может леди желает, чтобы мы ей спели или сыграли? – Что? Я посмотрела на худощавого мужчину, за усами и бородой, который смотрел на меня уставшими глазами.
- Только если это будет что-то весёлое. – Дружелюбно ответила ему, улыбнувшись. И вот, они готовы начать играть, как нам подошёл еще один мужчина. Высокий, с зелёными как летняя трава глазами, тоже с короткими тёмными волосами. Рыцарь был худее Эдмура, но выше на пол головы. Он мягко улыбался, сделал короткий поклон и взял мою ладонь, чтобы коснуться своими слегка потрескавшимися губами моей кожи. Его ладонь была прохладной, словно он всё никак не мог согреться.
- Позвольте представиться, Деон. – Он неохотно отпустил мою руку, а я тут же коснулась своей ладони второй рукой, начав трогать место касания его губ большим пальцем, желая стереть невидимый отпечаток, от которого мне стало не по себе.
- Алекс. – Вновь представилась я, видя, как он нагло оценивает меня.
- Какое чудесное имя для столь юной и милой леди. Не будите ли вы так любезны составить мне компанию и выпить кружку замечательного эля? Вы кажется с долгой дороги и устали. – Внутри меня всё скрипело, потому что я не могла отказать в просьба. Чёртово воспитание просто не даёт сказать ему нет. Особенно когда он любезно попросил и пытаться быть добрым. На его вопрос я кивнула головой, а он протянул к себе свою руку. С неохотой приняла её, и он повёл меня.
    Налил в деревянную кружку эля, протянул мне. А потом налили себе. Я заметила, что на нас посмотрели лишь несколько раз. А потом просто перестали обращать внимание на тот факт, что рядом с ними ходят молодая девушка. Я даже как-то выдохнула с облегчением. Значит могу не беспокоиться, что моё лицо может кого-то заинтересовать. К тому же, все мужчины выглядели не просто каким-то охотниками без манер. Они все были хорошо одеты, ухожены и даже от них исходил довольно приятный запах. Я посмотрела за плечо Деона, надеясь увидеть своего рыцаря. Но мы отошли слишком далеко, поэтому он легко пропал из поле зрения. Я была готова сказать ругательство, но вовремя прикусила себе язык.
- Выпьем за новое знакомство. – Это звучало как предложение, и поняв, что тут кроме эля пить нечего, кивнула головой.
- За знакомство сир Деон. – Он был похож на рыцаря. Мы жестом подняли кружки и начали пить. Я сделала два глотка, а вот Деон быстро осушил свою кружку. Я даже не удивилась и спокойно следила за каждым его движением. Он вытер свой рот и начал наступать на меня.
- Ну что же, может тогда вам показать замок, я знаю его достаточно хорошо, - а я начала отступать, пока спиной не наткнулась на большою колонну. Я прислонила кружку к своей груди и это взгляд резко переменился. Сначала он смотрел мягко, без каких-либо дурных намерений, а теперь смотрит как голодный волк на добычу. Я пропускала каждое его слово, которое мне не нравилось. Мне на нравилось как от него пахло. Почему я заметила этот запах, только когда он прижал меня. Когда он стоит так близко, что я отвожу голову в сторону.
-…так почему бы ему не поделиться…- я тяжело дышала от нарастающей злости на этого мужчинку. Резко толкнула его со всей силы, забыв что в моих руках кружка с элем. Напиток вылился ему на одежду, и он сделал несколько шагов назад.
- Прекратите! – Крикнула, после чего моя рука оставила на его щеке пощёчину. – Прежде чем трогать меня помойся, от тебя воняя как от бездомного пса! – Выплюнула я. И не дожидаясь когда мужчина ответит на мои слова и выпад, быстрым шагом направилась в сторону выхода. Мне нужен был свежий воздух. Но прохладная рука резко схватила меня чуть выше локтя и резко повернула к себе. И теперь моя щека горела от его сильного удара, и я даже ощутила вкус собственной крови на языке.
- Да как ты смеешь так со мной разговаривать. Видимо тебя нужно хорошо проучить...- Вот и верь внешнему виду людей.

+1

86

- Глупая девка! - звонким эхом отозвалось под куполом зала. Эдмур решительно встал на ноги и направился к тому месту, где разразился скандал. Уильям последовал за ним. Сир Харт не мог видеть этого, но был уверен, что мужчина так и поступил. Все таки, он хозяин этого балагана.
У высокой колонны было гораздо тише. Музыка и вовсе стихла. Аликс стояла в центре, беззащитная, но готовая в любой момент напасть. Ее мигом окружили мужчины. Несколько рыцарей, друзей того негодяя, что незамедлительно ударил ее по лицу в ответ, окружили ее в плотное кольцо. Было не подступиться. Эдмур остановился у их спин и пытался разглядеть, что же там происходит. Уильям опередил его.
- Господа, что за шум?
- Эта сука дразнила меня, а затем пыталась прикончить!
- Вот как? И вы ударили женщину? Я ужасно разочарован в вас, милорд. Вам больше не рады в этом доме.
Слова Уильяма лились так сладко и лаконично, что  Эдмур почувствовал, как в его горлу приступил призыв к тошноте. Наглый врун. Ему нет дела до девчонки, он просто красуется перед своими людьми. Сир Харт вышел вперед, перед Аликс, пытающейся сбежать, и положил руку на эфес своего меча. Более чем красноречивый поступок.
- Если кто тронет девчонку - станет мертвецом.
Его нерешительный голос вызвал только холодные улыбки у рыцарей вокруг. Им всем было презабавно наблюдать, как рыцарь королевской гвардии вступился за шлюху. Сир Деон вышел вперед и встал вплотную к Эдмуру, в его зеленых глазах пылал вызов и насмешка.
- Насколько я знаю, сир Харт, ваш меч принадлежит королю. Неужто вы решили обнажить его ради шлюхи?
Напряжение нарастало. Эдмур смотрел на оппонента сверху вниз, рука все еще сжимала меч, но разум не позволял достать его из ножен. Нет, он, конечно, не может так поступить. Только не сейчас, не в окружении этих господ. Это определенно вызовет разговоры. И всё это только ради блага Аликс. Никто не должен знать, кем она является, никто не должен заподозрить сира Харта в том, кого он покрывает. Вновь вступил сир Уильям:
- Господа! Позволю напомнить вам, что мы собрались здесь ради веселья, а не поединков. Я не дозволю кровопролития. Сир Харт? Боюсь, что мы не правильно друг друга поняли. Ирвин часто приводит нам женщин. Девушка знала, на что шла. - он обернулся к Аликс и с улыбкой уточнил: - Не волнуйся, милая, мы хорошо заплатим тебе за потраченное время.
Так вот оно что. Ирвин. Сводник. Приводит женщин с большой дороги. Конечно, миловидная Аликс показалась ему добротной добычей. Вот только она не добыча и не жертва. Она настоящая леди. Ей не место в это борделе. В это время Уильям пересек комнату и коснулся пальцами лица девушки. Эдмур видел, как она побелела.
- Это вы не так поняли меня, милорды! Моя досадная ошибка. - вдруг улыбнулся Эдмур, убрал руки от меча и поднял их на уровень своего лица. - Эту девочку я приберег для себя. Вот и всё.
Он медленно обернулся вокруг своей оси, оглядывая всех присутствующих. В глаза Аликс смотреть совершенно не хотелось.
- Она невинна. Оттого весь сыр-бор. Вы же рыцари, где ваше благородство?
Жесткие молодые лица глядели на него. Один из мужчина даже многозначительно улыбнулся, сплевывая на пол. Уильям с удивлением глянул сначала на девушку, затем на сира Харта. В наступившей тишине прогремел лукавый голос:
- Невинна? О, не будьте таким собственником, сир. Это удваивает ставки.
Поднялся непонятный шум. Эдмуру даже показалось, что разразился гром. Неужели, как он и предполагал, за окном разразился гром и начался дождь? Нет. Это всего лишь с пол сотни кулаков, стучащих по дереву. Рыцари и благородные лорды хором вопили: "Пари, пари!"
Уильям усмехнулся. Он был доволен тем, что его гости развлекутся как следует:
- Ну что ж. Нет сомнения в том, что сир Харт говорит правду. Пусть кости рассудят нас. Если есть те, кто желают побороться за лоно этой красотки, то пусть выйдут вперед.
Голоса загремели. Рыцари возбужденно шумели. Стоявшие сзади вытягивали шеи, чтобы увидеть происходящее. В лихорадочном азарте они, кажется, вовсе забыли о маленькой Аликс. Их куда больше интересовала игра. Сверкнули зеленые глаза сира Деона:
- Я попытаюсь. А почему бы и нет? Удача всегда на моей стороне.
Толпа одобрительно поприветствовала его овациями. Эдмур закрыл глаза и сглотнул. Его ум бешено работал. Он обожал игру в кости. Наверное, слишком поздно для благородства. Аликс уже успела разочароваться в нем.
- Я тоже в игре.
- Что ж, тогда начнем. - Уильям скомандовал, и на ближайшем столе тут же появились игральные кости. Противники встали друг напротив друга. Эдмур бесстрастно, почти неуловимо, остановил свой взгляд на Аликс. Оставалось надеяться, что она поймет его, что не осудит.
Сир Харт решительно взял кости, подбросив в воздухе сначала одну, потом другую. Его щеки заполыхали новым жаром. Затем он передал кости своему сопернику. Так было положено, на удачу. Тот зажал их в кулаке, и протянул у губам Аликс. В этот момент ее уже практически насильно отвели от выхода и поставили рядом со столом.
- Поцелуешь на удачу, крошка?
Уничтожающий взгляд Эдмура испепелял девушку. Его разрывали противоречия.  С одной стороны, она не могла так поступить с ним и поддаться наглым приставаниям другого рыцаря, а с другой... Она тоже должна играть свою роль. Если они проиграют - всё пропало.
С улыбкой, самой сладкой, какую он мог из себя выдавить, Эдмур пожал плечами и обратился к Деону:
- Прекрати заигрывать с ней, Деон. Еще наиграешься. Давай, кидай...

Отредактировано Edmure Harte (12.07.2017 23:07:33)

+1

87

    Не привлекать внимания? Что вы, видимо я просто не способна на такую простую функцию как «не привлекать внимания ненужных людей». А я-то губу раскатала. Думала, что спокойной что-нибудь поем, тихо и не заметно. А вышло вон оно как. Я просто не умею быть тихой мышкой. Только сейчас во всём этом нет моей вины, мужчина начал первым. С его языка падали слова, которые я посчитала оскорбительными. Убрав руку со своей щеки, даже не заметила, как вокруг нас двоих начали скапливаться люди. Как голоса что-то говорили друг другу, а музыка и вовсе не доносился до моих ушей.
    - Эта сука дразнила меня, а затем пыталась прикончить! – Что? Нет. Это не правда. Он нагло врёт. Этот человек первый начал говорить то, что мне не понравилась, а потом чуть ли не приставал ко мне, зная, что никто особо не обращает на нас внимания. Грязный ты сукин сын, - проносится в моей голове. И мне так хочется возразить, перебив сира Уильяма. Обстановка из дружеской с привкусом веселья начала переворачиваться. А где-то в глубине души, я надеялась, что сир Харт поможет мне. Как он появился передо мной, закрывая от всех своей сильной спиной.
Он назвал меня шлюхой. А я стою и мысленно прошу саму себя не кипятиться. Не злиться. Не реагировать на это слова, хоть язык уже готов обрушить на них ещё порцию слов защиты. Неужели, если мужчина приехал с девушкой, то на неё нужно вешать табличку «шлюха».
    - Господа! Позволю напомнить вам, что мы собрались здесь ради веселья, а не поединков. Я не дозволю кровопролития. Сир Харт? Боюсь, что мы не правильно друг друга поняли. Ирвин часто приводит нам женщин. Девушка знала, на что шла. - он обернулся ко мне и с улыбкой уточнил: - Не волнуйся, милая, мы хорошо заплатим тебе за потраченное время. – От этих слов меня начало тошнить. Этот, некогда казавшийся милый мужчина, резко разонравился. Теперь он такой же, как и все. Неужели мужчины все такие? Сир Харт в моих глазах резко стал выделяться из это отвратительной массы мужчин. Меня даже не задели его слова, а губы хотели сказать лишь «спасибо». Однако, я чувствовала, как обстановка вокруг была всё так же напряжённой. Какой благородство? Эдмур, о чём ты. Или только мне кажется, что они все его залили элем, да так, что оно больше не всплывает наружу.
    Вы только посмотрите на эти голодные глаза, которые только что услышали о моей невинности. Так в них горел ещё азарт. Я вам что, кукла какая-то? Вещь, которую можно выиграть? Ох, они просто не представляли какого мне сейчас. Какого смотреть на этот сброд, пока внутри всё полыхает, а я сдерживаю себя как могу. Помимо огня, там еще всё орёт. Просто бушует, а не должна сорваться и позволить этому вырваться наружу. Я должна быть спокойной, хотя бы для того, чтобы не усугубить положение и ситуацию.
    - Я тоже в игре. – Ну ещё бы ты не играл. Я резко сплюнула слюню смешанную с кровь, которая по крайне мере прекратила идти. Если бы он не решил сыграть, я бы прокляла его, а может быть отрезала пару лишних частей тела, в наказание за то, что он так легко меня отдал этим гнилым псам. Я поймала его взгляд, но смотрела сурово. Хмуро. И всё это смешалось с уверенностью, что мужчина просто должен выиграть. Меня резко схватили под руки, а я начав рыпаться лишь громко тявкнула «Отпустите!». Меня поставили рядом с их столом, словно трофей какой-то.
    - Поцелуешь на удачу, крошка? – Я посмотрела на его руку, которая сжимала в кулаке игральные кости. А если я его укушу, мне, наверное, зубы выбьют.
    - Ты сказал, что удача всегда на твоей стороне. Так что моя удача тебе не нужна, – грубо выплюнула я, отворачиваясь от его руки, -или, - я посмотрела на Деона исподлобья, - может сейчас ты в этом не уверен? – И вновь отвернулась, оперившись взглядом на стол. Ожидая, когда он бросит эти чёртовы кости. Жаль я не могу сейчас помочь своему рыцарю выиграть. Всё что я могу это говорит речевое заклинание лишь в своей голове, но от этого толку никакого не будет. Бросила недолгий взгляд на Эдмура, который кричал ему «попробуй только проиграть, до Оштира ты не доедешь». Надо же. Сейчас моя судьба и даже жизнь в руках рыцаря. В руках этих костей.

Отредактировано Alyx Vance (13.07.2017 19:26:17)

+2

88

Прежде чем начать, Эдмур дождался, когда Аликс договорит свою пламенную речь. Затем поглядел на нее сверху сощуренными глазами, и жесткая линия его губ не обещала ничего хорошего. Вдарить бы сейчас по макушке, чтоб замолчала. Она только усугубляет и без того тяжелую ситуацию. Могла бы подыграть и поцеловать эту проклятую руку, или сменить гнев на милость, и послать свою удачу ему. Она не сделала ни того, ни другого. И потому мужчины крепко держали ее, не давай двинуться с места. Если бы Аликс Вэнс владела чисто женским искусством убедительной мольбы, то тот час же ее зеленые глазки налились бы слезами, подбородок предательски задрожал, голова опустилась. Но она не обладала таким искусством, просто потому что не умела. Ей никогда не приходилось. И в глубине души Эдмур гордился ею за это.
Сир Харт взмахнул своим плащом, накинув его на грудь там, чтобы скрывал руки. Кивнул оппоненту, чтобы тот начинал. Сир Деон перевел хищный взгляд с дерзкой девчонки на стол. Он бы мог ответить ей как в прошлый раз. Пощечиной. Но какой от этого толк? В охотничьем замке ему больше не появляться, так зачем ухудшать свое положение. Мужчина потряс кулаком над столом и разжал ладонь. Кубики упали, прокатились и остановились. Восемь. Пять и три. Деон поднял одну бровь. Его поддержали добродушными шутками и одобрительными похлопываниями по спине. Никто ни разу не взглянул на рыцаря Зимы. Эдмур едва смог скрыть досаду. Тяжело будет побить такой хороший бросок, но он постарается. Шансы очень малы, но он постарается. Он обещал ей.
Как скала, сир Харт навис над столом, быстрым движением развязал волосы, они растрепались и черным каскадом рассыпались по плечам. Затем загреб кости к себе. Он не стал медлить, ведь этого от него и ждали. Поднял их так, чтобы руки все еще были под плащом, потряс о расжал кулак. Едва кости коснулись стола, он уже видел результат. Ах, чтоб вас всех! Шесть! Решение пришло незамедлительно. Он и раньше так делал, вот только ставки были куда меньше. Кости лежали, скрытые мягкими складками его плаща. Эдмур улыбнулся, извинился, и убрал плащ. В этот самый момент он он незаметно подтолкнул один кубик пальцем, и когда кости предстали пред взором жадных до развлечений господ, там было уже девять. Пять и четыре. Рыцари обменялись непонимающими взглядами.
- Но позвольте. Я клянусь, что видел там шесть! - зароптал Деон, понимая, что проиграл.
- Да вы, никак, пьяны, сир Деон. - подмигнул ему Эдмур. - Здесь же ясно видно - девять!
- Но я же...
Не дав ему закончить, Эдмур откинул плащ и выпрями спину.
- Вы что, сомневаетесь в моей честности, милорд? Сир Уильям, похоже, что меня пытаются оскорбить в вашем доме!
Все замерли в оцепенении. Сир Эдмур вновь сомкнул свою руку на эфесе меча.
- Нет, всё верно, сир Харт. Девять. Вы победили, поздравляю. - процедил сквозь зубы сир Уильям. Его слова вызвали у рыцарей стон разочарования и злобных поздравлений. - Девушка ваша. Вы будите первым.
Сир Харт развернулся к Аликс и расхохотался.
- Пойдем, красотка, я горю от нетерпения испробовать твои сладкие губки. - сказал он весело, и обнял Аликс за плечи, высвобождая от назойливых рук, что держали ее все это время. Толпа разразилась одобрительным хохотом. Для убедительности Эдмур позволил девушке пойти вперед, а затем ласково шлепнул по заднице, чем вызвал еще одну волну смеха среди мужчин. Она ему этого не простит. Опять запустит кувшином или забьет до смерти своими маленькими кулачками.
- Развлекайтесь, сир Харт. Сегодня, вы мой гость. Только не забудьте вернуть ее нам... - сказал им в след Уильям.
- Ага... - через плечо кинул улыбающийся Эдмур. Ага, как же. Она вспорет вам всем животы, а замок зажжет. То-то будет веселье.
Он в спешке вел Аликс по лестнице, а когда убедился, что за ними больше не наблюдают, начал говорить в пол голоса:
- Вот тебе еще урок. Не все рыцари благородные и честные. Это, скорее, исключение. От простых разбойников их отличает только королевское благословение. Знаешь, что это такое? Это легальное право на убийство. Всё. В остальном они такие же кровожадные твари, как те, что встретились нам на дороге из Гронда.
Мужчина остановился, притянул девушку к себе и закончил:
- И я тоже, Аликс. И я тоже...
Ты все еще хочешь стать рыцарем, маленькая обезьянка?
Эдмур притащил ее в комнату, где на решетке очага сияли угли. Не отпуская ее руки, он разломал стул и бросил его витые ножки в затухавший огонь. Затем подул на угли. От них разлетались искры. Огонь оживился, схватив сухое дерево, быстро запылавшее в очаге. Комната наполнилась дурманящим запахом древесного дыма. Он все еще крепко держал ее, когда разбивал замок на крепких ставнях окна локтем свободной руки. В комнату ворвался свежий ночной воздух. То, о чем мечтал Эдмур весь вечер. Свежий воздух. Жадно ноздрями он вдохнул его, потом наклонился в окно и проверил. Никого. За ними никто не следит с улицы. Значит можно будет сбежать через окно. Наконец, он отпустил руки своей пленницы, чтобы закрыть ставни.
- Ты кому-нибудь назвала свое имя? - каждое его слово произносилось таким тоном, что кровь стыла в жилах. Он был зол или возбужден? Похоже, и то и другое. - Если хотя бы кто-нибудь, будь-то даже слуга, знает, кто ты такая, нам несдобровать. И мне придется отсечь ему голову, прежде чем мы покинем это место, ясно?
Он развернулся к ней лицом и стал медленно снимать нарукавники. Один за другим. В его взгляде читалась насмешка. 
- Прошу тебя, маленькая обезьянка, не смотри на меня таким взглядом. Прошу прощения, если оказался не тем рыцарем, о котором ты грезила в своих девичьих мечтах.
Эдмур оглядел комнату. Она казалась без углов, в центре стояла кровать, а над нею на потолке, укрепленное в золотой витой раме, висело зеркало из кованого серебра. Мужчина усмехнулся:
- Ты только посмотри, у них тут зеркало над кроватью! Хотелось бы верить, что оно надежно закреплено. Иначе, я туда не лягу...

Эдмур пересек комнату, направившись к большому, украшенному бархатом, креслу. Он уселся в него, будто король на трон, и откинулся на спинку, одна нога была закинула на другую. Его глаза сощурились, превратившись в подозрительные бледно-голубые щелки. Он смотрел на нее. Смотрел с вызовом победителя.
Внизу зашумели, потом послышались звон и громыхание посуды.
- Аликс, ты можешь? Ну, знаешь... Покричать? Там, внизу, ждут этого... Иначе решат, что я немощен и ты взяла меня в плен.

https://68.media.tumblr.com/7cd218dfc727db6594495c457e7d6a5d/tumblr_ol8t36TaoG1uot847o3_500.gif

+2

89

    После моей «удачи» ему. Я вновь ощутила жёсткую хватку на своих руках. Меня держали, чтобы не смогла сдвинуться с места. Чтобы не смогла сбежать или учудить что-нибудь еще. Ладно вам, никуда я уже не денусь. Я не покину этот замок без своего рыцаря. Я несколько раз дёрнулась то вправо, то влево, но их хватка была железной.
    Деон потряс в своей ладони кубики. Я слышала как они бьётся друг о друга, а моё сердце билось им в такт. Я чертовски боялась. Боялась, что рыцарь проиграет и тогда, меня буду лапать грубые руки мужчины. Мне было страшно и в то же время была зла. Кости ударяются о стол. Катятся и останавливаются. Восемь. Я посмотрела на Эдмура, и он казался таким спокойным. Тёмные волосы «рассыпались», когда он освободил их. Я еще не видела его с распущенными волосами. Моё сердце забилось быстрей, когда пришла очередь Харта. С моей стороны я не видела сколько там упало, потому что меша плащ. Я увидела их, когда он убрал руки и плащ. Девять. Сердце пропустило удар, а я ощутила облегчение. Он будто только что спас меня от неминуемой гибели. И лишь губами сказала ему «спасибо», посмотрев с той же благодарностью. Ох. Чую, скоро буду его большой должницей. Деон был недоволен, и с его слов было понятно, что решил, Эдмур обманул их. Даже если и так, то Деону лучше замолчать, он и так выступает не в лучшем свете, после пощёчины.
    - Пойдем, красотка, я горю от нетерпения испробовать твои сладкие губки. – Я посмотрела на него в недоумении. Его настроение резко стало лучше, голос весёлый. Обхватил за плечи, заставляя мужчин отпустить меня. Легко подтолкнув вперед. Я последовала первой, пока его рука не обрушилась на мой зад шлепком. Удивилась, а потом нахмурила брови и подумала «что за…?». Это всё спектакль для этих отвратительных глаз. Хорошо, если так, то я не стану ничего говорить по этому поводу. Хотя, зашевелилась моя тёмная сторона, которой понравился этот шлепок. Но об этом никому знать не нужно.
    Я следовала за ним. Он спешил скрыться. Явно желая выдать мне оплеуху или вновь рассказать, что я сделала не так или о что я должна буду запомнить на всю жизнь.
- Вот тебе еще урок. Не все рыцари благородные и честные. Это, скорее, исключение. От простых разбойников их отличает только королевское благословение. Знаешь, что это такое? Это легальное право на убийство. Всё. В остальном они такие же кровожадные твари, как те, что встретились нам на дороге из Гронда. – Смотрел такими серьёзными глазами. Держал за руку, и я ощутила знакомое тепло. Хотелось улыбнуться.
- Вы ошибайтесь. Вы не такой как они, по крайне мере для меня. В вас больше благородства и честности чем в них вместе взятых. – Говорю на выдохе смягчая нотки голоса. Он вновь пошёл вперед, не отпуская мою ладонь. Мы шли, пока он не открыл дверь. Так быстро ворвался внутрь, будто за ним кто-то бежит. Закрыл за нами дверь, продолжая сжимать моя ручку. Я не хочу чтобы он отпускал её. Комната была обставлена мебелью. В камине догорал огонь, но Эдмур быстро нашёл чем поддержать его. Пламя жадно охватило сломанные ножки стула. И стал гореть с новой силой. Он впустил свежий воздух в комнату. Боже. Какой прохладный и свежий. Я сделала глубокий вдох с большим наслаждением. Ура. Больше не будет той вони. Той духоты. Выдохнула с облегчением и радостью.
- Простите сир, - начала я, виновато опустив голову, - я представилась как Алекс, потому что мне не хватило времени придумать другое. Прошу простить меня за это и за то, что я устроила внизу. Но этот мужчина первым начал, а я лишь защищалась, - посмотрела на него виноватым взглядом, но потом посмотрела слегка удивлённо, - неужели вы пойдёте на такое ради…- «меня?» хотела сказать, - нашей безопасности? – Я не сводила с него взгляда. Мне хочется протянуть руку и коснуться этих волос, даже если они стали грязные после длины дороги. Мне нравиться как скользит на его языке «маленькая обезьянка». Меня никто так не называл, кроме него.
- Что вы такое говорите, - никакой злобы в голосе, никакого разочарования, - вы куда лучше, чем тот, о ком я грезила в своих мечтах. Вы лучше тех, кто сидит внизу и напивается. И вам совсем не за то извиняться, вы не сделали ничего дурного или ужасного. – Я быстро положила свою ладонь на его руку, которая снимала нарукавник. Остановила всего на мгновение. Резко убрала, будто только меня ударило током.
    - Оно надёжно. Так что можете не переживать, - одна большая кровать в комнате, которая манила к себе, а я думала, как мы будем спать. Вместе? От этой мыли я покраснела и быстро отвернулась, чтобы рыцарь не увидел моих щёк.
Я подошла к закрытой двери, присела на корточки приложив ухо к дереву. Хотя, чего это я. И так было хорошо слышно, как внизу веселье продолжалось, будто люди забыли о нас. Я выпрямилась и стала мерить шагами комнату попутно избавляясь от кожаных доспехов. А после его слов, повернула к нему голову. Он сидел в кресле как король на троне после завоевания очередного государства.
    - Это было бы забавно. Ну, если бы я взяла вас в плен. – Шутливо произнесла, начав вновь мерить комнату шагами. – Да-да, - махнула я рукой, - не нужно делать во мне дыру своим взглядом. Одну минутку. Я слышала как это делала одна женщина, - прокашлялась, будто готовлюсь петь,  - сейчас, сейчас. – Я вновь прислонилась к двери, только уже не садясь на корточки. По коридору эхом раздались чьи-то шаги. Так, Аликс, нужно собраться и издавать звуки, который обычно издаёт женщина, когда остаётся с мужчиной наедине. Я прикрыла глаза, чтоб не видеть рыцаря. Чтобы представить, что его вообще тут нет, но не помогало. Мой голос не мог издать ни звука. Тогда в голову полезли другие картинки, от которых щёки вновь залились розоватым цветом.
- Ммм…да! – Как неловко-то. Такое сладкое протяжное «М», и это «Да», словно меня и вправду трогали. Ласкали. Потом это «Ох», наполненное краской чувств, которых невозможно сдержать. Я охала, ахала, вздыхала, начав вновь ходить по комнате прикрыв глаза ладонями, оставляя низ лица отрытыми. С моих губ слетали звуки, будто все свои фантазии я видела наяву.
- Ох, сир, не останавливайтесь! – Восклицала я, и была уверена, что сейчас по ту сторону двери кто-то подслушивает. А я остановилась и стояла к рыцарю спиной.
- Прошу, не останавливайтесь. Да! – Продолжала я. Надеясь, что Эдмур не решит, будто я подсматривала или подслушивала. Я лишь раз в жизни слышала, как женщина издавала подобное.

+1

90

Пока Аликс что-то там болтала про плен, Эдмур опустил голову и расстегнул застежку своего плаща, чтобы скинуть его на край кресла. Думал, что неплохо было бы переодеться, снять сапоги, как вдруг... Странные звуки заставили его забыть обо всем. Он ожидал чего угодно, только не этого. Предполагалась, что девушка, например, закричит как раненная или изобразит мольбы о пощаде. Или что там обычно они делают, ложась в постель с мужчиной в первый раз? Сдавленным смущенным голосом лепечут молитвы себе под нос? Или на ухо пыхтящему мужу... Эдмур этого не знал, а только слышал от товарищей. Откуда бы Аликс знать о таком? Глаза Эдмура потемнели, он оперся на локти, пристально глядя на игру света просвечивавшего сквозь худенькое тело Аликс. Она стояла к нему спиной, мужчина не видел ее лица, но был уверен, что оно покраснело, как спелый томат. У него и у самого глаза на лоб полезли, а рот сам по себе раскрылся, будто он хотел возразить. Минуту он смотрел на нее, как на сумасшедшую, затем первой удивление исчезло и он громко привлек ее внимание:
- Аликс!
Девушка резко обернулась, Эдмур смотрел ей прямо в глаза, и она не уклонялась. После того, как Аликс успокоилась и сомкнула губы, сир Харт одним мягким движением поднялся и стал медленно подходить к ней.
- Где ты набралась таких знаний, а? - хотя его грозная фигура и нависла над Аликс почти вплотную, волноваться девушке было не о чем. Покрытые мелкими морщинками уголки губ Эдмура растянулись в разные стороны, в глазах играли блики камина. Он улыбался. Нет, он смеялся! То, что он слышал и видел ничего, кроме справедливого смеха вызывать не могло. То, как она старалась, безусловно, заслуживает похвалы, но в этом жанре Аликс, увы, не преуспела.
- Пожалуй, больше так не делай! - сказал он сквозь смех, - Никогда... А то нас раскусят быстрее, чем в полной тишине.
Оставив девушку в покое, рыцарь потер щеки, онемевшие от смеха, и отошел обратно к креслу. Эдмур снял кольчугу и остался в одной рубахе с глубоким вырезом, через который была видна грудь. Кольчуга зазвенела, небрежно брошенная на пол. Затем он снял оба меча и прислонил к очагу. Жестом указал Аликс на Темную сестру. Больше не расставайся с ним. Даже если он сам попросит. Рыцарь никогда не позволяет обезоружить себя, он ведь сказал ей об этом еще в первый день.
Эдмур зловеще улыбнулся.
- Возвращаясь к вопросу имени, Аликс... Ты так и не ответила, кому назвала свое имя. Надеюсь, ты помнишь их? Я бы мог...
В памяти всплыли слова девушки, сказанные всего пару минут назад, о том, что Эдмур не такой, как все остальные, что он не мерзавец, а в его действиях нет места дурному и ужасному. Но и на рыцаря из ее грез он не похож. Стало быть, он что-то совершенно иное, может быть, нечто большее. Но кем бы он ни был, он подает пример этому ребенку. Она смотрит на него. Она слушает его. Она запоминает, она подмечает. Пусть и непослушная, но прилежная ученица, и Эдмур в ответе за то, во что втягивает ее.  - Я бы мог разобраться с этим. Кроме сира Деона. Я хорошо знаю его, и клянусь - он жизни не достоин, но останется в живых. И это не благородство с моей стороны, просто у него влиятельная семья.
Аликс была освобождена от необходимости поддерживать беседу, и вдруг в дверь постучались. Эдмур сердито глянул на нее. Гостей они не ждали, напротив - надеялись, что их оставят в покое. Мужчина коротко и выразительно выругался и крикнул:
- Кого там еще принесло?
Из коридора пробормотали что-то нечленораздельное. Воспользовавшись замешательством, Эдмур ринулся к Аликс и толкнул в сторону кровати.
- Быстро, быстро, ложись! И укройся одеялом по самую голову... - его голос опустился до хриплого шепота. Одновременно одним движением сдернул с себя рубаху и бросил куда подальше. - Давай!
В дверь всё стучали. Убедившись, что Аликс уже скрылась из виду, он подошел к двери и чуть приоткрыл ее, так, чтобы было видно только его лицо и часть мускулистой груди.
- Ты чертовски не вовремя! - он дышал так, будто запыхался после продолжительного марафона. На пороге стоял всего лишь слуга, молодой парень. В его руках блестел поднос с закусками и элем. Но был он здесь не для этого.
- Мне было велено принести вам это. На случай, если вы устанете, захотите есть или пить...
Он говорил, говорил, а шея его вытягивалась все выше, а любопытные глаза пытались разглядеть то, что за спиной у рыцаря, а именно, кровать с зеркальным потолком. 
- Да, спасибо, очень любезно. - Эдмур вскинул брови, проследив за взглядом юноши. Затем протянул руку, резко потянул поднос на себя и захлопнул дверь.
Видимо, решили проверить, закончил Эдмур с девочкой или нет. Неугомонные, как дети. Но Эдмуру совершенно не хотелось сейчас думать об этом. Он не глядя поставил поднос куда-то на край каминной полки, а сам направился к постели, где под огромным пуховым одеялом пряталась маленькая обезьянка.
- Вот черт. Я забыл про обувь... -  с досадой заметил мужчина. Он сел на край постели, стянул сначала один сапог, отбросил в сторону, потом другой. Потом растянулся во весь рост, заложил руки за голову и в блаженстве выдохнул. Расслабление распространялось по всему телу. Он закрыл глаза, а когда открыл, то увидел перед собой чудную картину. Зеркало над кроватью выдавало свои секреты. Эдмур видел свою напряженную голую грудь, а рядом лежала смуглая темноволосая незнакомка. На губах девушки замерла слабая полуулыбка. Они были такие красивые оба.
- А если бы я взаправду попросил тебя лечь со мной сегодня, ты бы согласилась? - тихо спросил он, не отрывая взгляда от прелестной картины.

+1


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ИСТОРИИ МИНУВШИХ ЛЕТ » be brave.