DORTON. Dragon Dawn

Добро пожаловать в мир королей и драконов, пиратов и чародеев. С нами вы окунетесь в мир древней магии, разрушительных войн, коварных интриг и жестокой борьбы за власть. Здесь каждому уготовано свое место и каждый получит, что заслужил. История в Ваших руках!

Время в игре: 844 год,
14 элембиуос - 10 эдриниос

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД: Удивился сам, удиви другого

2x01 Мертвые, как я
2x02 Умираем ради жизни
2x05.1 По ту сторону правды
2x05.2 Путь одной семьи
2x05.4 Отступница
2x05.5 Живёшь только дважды
2x06 Неоправданное доверие
Договор о перемирии и сотрудничестве с магами подписан, а пиратам нанесен ответный удар, унёсший тысячи жизней, и наступило обманчивое затишье. Война лишь изменила свое лицо, но никогда не изменит своей сути. "Мёртвый" пиратский барон жив и готов сделать следующий ход в этой игре. Каким он будет на этот раз и готово ли к нему королевство?
АСТА
Всем админам админ
Связь: почта
АРИ
Всем админам админ
Skype: anastacia_sdrv
НАТ
Всем админам админ
Связь: 562421543
ИЗЗИ
няша-модеряша :)
Skype: fullinsomniac
ИЛЯ
Всем админам админ
Skype: lifad_mag
САША
Повелитель всего сущего
Связь: почта

DORTON. Dragon Dawn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » СТАРЫЕ СВИТКИ » 2x02 Умираем ради жизни


2x02 Умираем ради жизни

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Месть бессмысленна, если ее цена — смерть.
2x02 Умираем ради жизни
http://funkyimg.com/i/2ssd6.png
Отправившиеся в погоню за остатками дортонского флота корабли «Завет» и «Рассвет» возвращаются в Олден, чтобы сообщить пиратской ведьме дурные новости. Удивительно, но Аста находит отдушину не в Тристане Холланде, который выступил в роли гонца с дурными вестями, а в молодой жене почившего Флинта – Ивон Бристол, славившаяся способностями находиться в ненужном месте и ненужном времени. Супруги разделаются: Тристану стоило немалых усилий, чтобы остановить разбушевавшуюся ведьму, а Иви – увести леди Бристол с поля видимости. Отныне у Ивон есть только одна возможность остаться в живых – дать жизнь наследнику Эдварда Ричмонда, но что делать, если «дурная кровь» Бристолов снова даст о себе знать?

Время и место16 элембиуос 844
Олден, Суфолк

ОчередностьTristan Holland, Evie Mauriat, Yvon Bristol, Asta

► Время ожидания поста - 3-ое суток, после которых очередь переходит к следующему игроку. Тот, кто не успел написать пост вовремя не должен ждать круг, чтобы сделать это - он может написать его вне своей очереди.
► Мастер эпизода: Edward Richmond. Мастер эпизода будет уведомлять в ЛС о вашей очереди писать пост каждый круг.

+2

2

В каюте капитана царила мрачная тишина. Тристан сидел, скрестив на груди руки, облокотившись спиной о резную спинку стула, когда-то давно наспех приколоченного к полу кривыми, в зазубринах, досками. Плохо подогнанная древесина скрипела в такт покачиваниям корабля, и нещадно раздражала этим капитана.
Уже второй день они преследовали остатки дортонского флота, которому удалось выскользнуть из гавани Сент-Массона, и никак не могли их нагнать. Уже дважды они теряли Лейфордские корабли за горизонтом, хотя недостатка в попутном ветре не испытывали. У «Завета», насколько мог судить Тристан, ситуация была не лучше. Тот опережал «Рассвет» на несколько морских миль, но близко подобраться к флоту противника все еще не мог. Увы, но время, потерянное в суматохе взрывов, огня и криков той ночи, превратилось для них в расстояние, преодолеть которое было задачей слишком сложной.
Скрип, наконец, стал просто невыносимым.
- Вендел, дай мне свой топор, - тихо, но отчетливо проговорил Тристан, сдерживая подступающая злость. Однако ярость, кипящая в нем, требовала выхода.
- Что вы собираетесь с ним делать, капитан? – несколько удивленным голосом проговорил мастер над парусами, однако протянул орудие рукояткой вперед.
Тристан благодарно кивнул, забирая старый, но все еще острый топор, из рук моряка, и тут же с размаха всадил его в головы этих бездарных ублюдков, упустивших дортонские корабли в заливе отсыревшую древесину, потом еще, и еще раз. Он рубил доски, выкорчевывал топорищем гвозди, не обращая внимания ни на присутствующих, ни на мгновенно взмокшую спину, ни на тучи опилок, поднимаемые в воздух. Откинув самые крупные доски сапогом (гвозди жалобно зазвенели, покатившись по полу, а в самом полу появились беспорядочные разрубы), он наконец выпрямился и  окинул взглядом всех присутствующих: своего старпома, мастера над парусами, которому тут же был возвращен его топор, квартмейстера и боцмана.
- Догнать  «Завет». При достаточном приближении сигнализировать ему смену курса – мы возвращаемся в Олден. Сражение проиграно, господа. И кому-то придется об этом сообщить…Асте и остальным.
«И о том, что Флинт мертв» - напрашивалось само собой, но вслух этого никто не говорил.
Отдав приказ, не дожидаясь возражений или дополнений, Тристан покинул каюту, чтобы вдохнуть свежего морского ветра, по обыкновению прояснявшего его голову, и своими глазами в последний раз проводить к горизонту тени кораблей, от преследования которых он отказывался.
Однако ему помешали. Но совсем не та, от которой это было бы ожидаемо.
- Соболезную твоей утрате, - густой бас тихо подошедшего сзади Джори заставил Тристана вздрогнуть и обернуться.
- Тебе за твой плоский юмор еще морду не били?
- Как же, били. Трижды. А потом я научился орудовать этим, - и он показательно сжал свою здоровенную ручищу в кулак, и ухмыльнулся.
- Ты зря скалишься. Сент-Массон много потерял в ту ночь, и я совсем не о кораблях.
- Да кому они нужны, твои корабли. В трюмах еще несет горелым мясом, а юнга-дурачок, кажется, совсем спятил – сидит все в уголке, заткнул уши руками, и воет.
- Так ты меня осуждаешь?
- Сдается мне, что скорбь может и подождать, а вот возмездие…
- …может стоить нам очень дорого сейчас, - прищурившись, закончил фразу боцмана Тристан. – Скажи лучше, ты сейчас выражаешь свое личное мнение, или общественное?
- Уверен, что среди команды найдутся те, кто пришел к такому выводу самостоятельно.
- То есть бунт на корабле под твоим началом мне не грозит?
- Я понимаю твое решение, - вкрадчиво начал фразу моряк, но под мрачным взглядом Тристана вздохнул. – Не грозит. Но помни, что не все на этом корабле столь сознательны, как твой старый друг.
До прибытия в порт Олдена Тристан более не разговаривал со своим боцманом напрямую, предпочитая передавать приказы через своего старпома.

+4

3

Платье было испачкано кровавыми пятнами после корабельных боев пиратов с флотом Дортона. Волосы также слиплись от морской воды и рек крови. Иви попыталась как можно аккуратнее заплести их в косу, но она все равно получилась небрежной. Лицо, руки, грудь, практически каждая честь ее тела была измазана густой яркой краской. Это была не ее кровь, мимо того, что на ней было оставлено несколько свежих ран от стальных клинков дортонских моряков. Женщина не походила на дикарку, скорее на мифическое существо питающейся кровью и разрывающее все на своем пути. Времени не было на то, чтобы смыть с себя алую, поскольку двое пиратских судов отправились в погоню за остатками дортонского флота, но тщетно. Им не удалось поспеть за ними, к тому же все пираты были измучены после сражения. Не было времени даже на то, чтобы припомнить события прошедшей ночи: горящие доски и флаги, крики, количество отнятых жизней при помощи ее сабли. Сейчас на корабле находилось достаточной раненых и ей с судовым врачом было чем заняться. Одному из пиратов пришлось ампутировать левую ногу, что они совместно сделали, но он не выдержал столь трудной и болезненной операции. На дезинфекцию повязок и игл, не было времени, на кону стояла чья-то жизнь. Приходилось зашивать раненого за раненым не поднимая головы. Она не спала больше суток после боя, поэтому заснула чуть ли не посреди трюма оперившись о деревянную балку. Сквозь сон Иви почувствовала, как кто-то поднял ее на руки и отнес в каюту, где спать было гораздо удобнее. Может быть это был он, а может кто другой.
Пробудилась, к счастью, по-скольку мучили кошмары, от разговоров в каюте, но окончательно пришла в себя, когда Тристан разрушал доски топором. Его можно было понять, держать эти эмоции в себе просто невыносимо. А она держала, в груди у нее бушевало ядовитое море. Иви пыталась быть хладнокровной, ей стоило быть собранной и стойкой. Хотя бы одному из супругов нужно было держать себя в руках. Капитан корабля отдавал свои распоряжения через нее, поэтому помимо помощи раненым, ей пришлось руководить кораблем. После того дня, до прибытия в Олден Иви не разу не осталась в каюте на ночь. Таэрис, иногда, дремала на корме корабля, в основном оставаясь на палубе. Громко отдавала приказы пиратам, временами выполняла грязную работу. Все же понимала, что Тристану хочется отдохнуть и освободить мысли от кровавой битвы, поэтому оставила его одного. Ей тоже это было нужно, но она всего лишь женщина в этом порочном мире, которой сторговался ее брат в замен на помощь пиратам. Женщина, которая обязана уметь шить, путь, танцевать, флиртовать, но в тот же момент быть скромной и благоразумной. Женщина, которая обязана руководить кораблем, пока ее муж приводит свои мозги в порядок.
Земля. Земля на горизонте. Она боялась этого дня. Дня, когда они прибудут в Олден. Как сказать любящей женщине то, что лучше бы не знать? Все же это был долг Таэрис и Тристана, принести эту весть, словно, приговор. Мысли о том, как придется преподнести эти вести Иви откладывала, но вот они очертания города и порта. Совсем скоро они окажутся в замке, гдевсе надеются на то, что мы принесем победу.
Женщина командовала пришвартовыванием корабля и высадке в порту. Команда могла отдохнуть, выпить в ближайшей таверне и посетить шлюх, как только сойдут с корабля. А вот капитану и его помощнику предстояла печальная честь. Когда они молча добирались до замка, Таэрис нарушила тишину. - Как ты?
Спустя полчаса муж с женой добрались до дворца, где находилась повелительница дракона и сердца Флинта. Лучше бы им не появляться в Олдене вообще, но ворота замка открываются, приглашая гостей внутрь.

Отредактировано Evie Mauriat (06.05.2017 23:05:03)

+4

4

[AVA]http://s9.uploads.ru/NXs89.gif[/AVA]С начала компании «Освобождение Дортона от королевской тирании» прошло уже семь лет, большая часть из которых была посвящена выращиванию мощного оружия и разработке плана, от которого сейчас, казалось, не осталось и следа. Все, буквально все, летело к черту. То это оружие сбегало и сжирало союзников, то на горизонте появлялись какие-то непонятные леди, свадьба с которыми «была необходимостью» - как говорил Флинт. С каждым днем война приобретала все менее счастливый оборот для пиратов, а совсем недавно и вовсе показалось, что все проиграно.
Слухи о том, что Сент-Массон разрушен, разлетались, как пепел по ветру. Находящиеся в Олдене пираты бушевали, требовали возмездия и убедится в том, что их родные, оставшиеся на острове, живы. Вместе с воронами посылались письма, которые должны были принести надежду, но и те оставались без ответа. Происходило нечто страшное. Аста чувствовала это. Непонятная, необъяснимая тоска буквально съедала ведьму. Дракон нервничал не меньше. Он постоянно скулил, словно раненый и никого не подпускал к себе близко. Даже женщина, воспитавшая его, начала опасаться, не зная чего ждать от огнедышащего любимца. 
Три долгих дня с момента разрушения пиратского дома казались целой вечностью. Аста пыталась проводить большую часть времени в своем ведьмовском логове, стараясь лишний раз не встречаться с Ивон, присутствие которой раздражало блондинку с каждым часом все сильней. Беременная леди Бристол была не просто проблемой. Она была проблемищей и только треклятая любовь к Эдварду останавливала Асту от убийства соперницы. Хотя и соперницей ее было сложно назвать, скорее маткой для выращивания благородного потомства, словно зверушка на случке…
Три долгих дня Аста успокаивала себя только тем, что ее пират живучий, как морской Лукавый и сможет выбраться из любой передряги. Непонятый и необъяснимый страх можно было списать на обычное волнение от неизвестности. Чутье обманывало ее. Ведьма повторяла себе это как молитву и ждала…три долгих дня, а потом ожидание закончилось.
16 числа два черных флага показались на горизонте. «Завет» и «Рассвет» прибыли в порт.  Гул радостных голосов, свист и смех свидетельствовали лишь о том, что пираты, запертые на суши, спешат поприветствовать своих боевых товарищей. Ведьма слышала топот ног за дверью, но не спешила спускаться сама. Вместо этого Аста подошла к окну, через которое можно было увидеть порт и долго вглядывалась в «Завет», ставший ей домом на долгих двенадцать лет. Что-то странное было в этом корабле. И это никак не касалось видимых признаков. Все это было лишь шелухой. Что-то странное было в чувстве, которое вызывал этот корабль, стоило женщине на него взглянуть. 
Ей потребовалось двадцать минут на то, чтобы взять себя в руки и наконец-то спуститься вниз, а после этого подойти к воротам. Чувство страха лишь усиливалось. Казалось бы с возвращением кораблей все должно встать на места, но Аста боялась. Сжав руку в кулак,  она запустила в ладонь ногти, пытаясь переключиться на боль в руке.
Ворота открылись, и все страхи ведьмы подтвердились. Флинта за ними не было.  Словно маленькая беспомощная девочка, широко раскрытыми глазами,  она смотрела на Иви и Тристана, мысленно задавая тем лишь один вопрос: «Где, черт возьми, Эдвард Ричмонд?!»

+5

5

Тристан не желал взваливать на плечи Таэрис руководство кораблем, но ему нужно было время обдумать, что он скажет Асте по прибытии в Олден. Попытки представить себе реакцию ведьмы на весть о гибели Флинта ни к чему не привели – одному только богу было известно, что может сотворить эта женщина в гневе и горе. Но хуже всего был дракон.  Огромный огнедышащий зверь, для которого Аста была матерью, нередко являл своим поведением выражение чувств, что она испытывала, и пират искренне боялся того, что может последовать за их с Астой разговором.

- Как ты?
– спрашивает Таэрис, его маленькая морская разбойница, отвлекая от мрачных раздумий о дальнейшей судьбе острова Сент-Массон и всего пиратского братства в целом. Как бы она отреагировала на смерть любимого человека? Тристан невесело усмехнулся:
- Хочешь сказать: есть ли у меня слова, чтобы сообщить Асте то, что произошло в Сент-Массоне? – все с той же кислой миной пират покачал головой в ответ на собственный вопрос. – Слова не понадобятся. Все будет ясно уже тогда, когда на порог явимся мы, а не ее желанный Флинт.
Возможно, это прозвучало резко – Иви не заслужила такого обращения. Тристан почувствовал укол совести, и хотел было как то смягчить резкость своих слов, но не нашелся, что сказать, и момент был упущен.
«Надеюсь, она все еще в замке,»- думал он об Асте, когда открывались ворота. «Лишь бы не ушла в порт, встречать команду «Завета»…
Его опасениям не суждено было сбыться – ведьма встречала их сразу за воротами, и, Тристан, мог бы поклясться, никогда прежде не видел ее такой растерянной и беззащитной.
«Его нет с нами, Аста. Его больше нет.»
– Можем мы поговорить наедине? – Тристан оглядывается на Иви. Двор замка, наполненный снующими туда-сюда людьми – не лучшее место, чтобы водрузить на чьи-то плечи горе утраты. Вокруг них уже начинает стремительно образовываться толпа. – Прошу, - настаивает мужчина, осторожно касаясь ладонью плеча женщины и заглядывая ей в глаза.
«Ты боишься это услышать, но тебе придется. Как и нам придется произнести это вслух.»
Что-то с ней было не так - Тристан на мгновение подумал, что еще немного - и у Асты случится настоящая истерика, с требованием выдать ей Флинта сейчас, сию же секунду. Желая предупредить вспышку аффекта, Тристан взял ее за руку, чтобы отвлечь...и обнаружил, что она сжимает кулаки, да так сильно, что бледные ладони уже украсили красные пятна крови.
На море случалось всякое – бывали хорошие дни, бывали плохие, бывали очень плохие. Ему уже доводилось выступать вестником дурных новостей, но все это было не то. Тристан умел расположить к себе человека, мог настроить против себя, мог обдурить - да так, что и не поймешь. Но утешать он, увы, не умел.
На его счастье рядом с ним была женщина, умеющая целить не только физические раны, но и облегчать душевные терзания.
С помощью ее великой силы убеждения и такой-то матери им наконец удалось оказаться в одном из помещений замка, в котором не было бы посторонних глаз и ушей, не слишком, впрочем, тщательно выбирая место, где им пришлось расположиться.
Откладывать этот разговор дольше было бы уже глупо.
- Аста, прошу тебя, - голос Тристана внезапно охрип, но он продолжал, не обращая на этот факт никакого внимания. - Будь сильной. Мы привезли дурные вести: Сент-Массон разбит, а Флинт... мертв. Прими наши глубочайшие соболезнования.

+6

6

Вопрос был искреннем и полон сопереживаний к супругу, но он не привык, что Иви изменилась и ей, действительно, было важно его душевное состояние. За те долгие годы истерик она заслужила подобный ответ, но все же слышать его было неприятно. Она не обиделась, просто ожидала несколько другую реакцию. Пиратка поняла, сколько хлопот и переживаний доставляла супругу, бросаясь словами и предметами в его сторону. Закусив нижнюю губу, она, молча, плелась за мужем, виновато опустив голову вниз. Ты заслужила такое отношение, женщина. Пора бы уже понять, что твой муж никогда не изменит к тебе отношения. Наша вражда началась много лет назад и, несмотря на то, что закончилась, оставила последствия. Женщина решила, что лучше добираться до замка молча и не задевать мужа вообще, чем она и занималась последние несколько дней, которые они направлялись в Олден. Иви старалась понять его и поддержать в любую минуту, но это был тот час, когда ему не понадобились ее слова ободрения. Она уже который раз убеждала себя в том, что никогда не вернет уважение и хотя бы долю теплых чувств к своей персоне, но маленький огонёк надежды горел в ней. Только он только что был задут.
Как только ворота замка открылись, оттуда показалась прекрасная женщина с белоснежными волосами и глазами полными тайн, в которых читался один единственный вопрос. Она искала Флинта, но его с ними не было. Ее взгляд был наполнен страхом, поэтому Иви не могла смотреть на нее - это причиняло боль. Тристан подошёл к ведьме, а Таэрис старалась держаться в стороне, продолжая смотреть в пол или по сторонам. На их троицу странно поглядывали прохожие. Двое испачканных в крови пирата и перепуганная женщина. Любопытная картина, поэтому толпа постепенно умолкала, стараясь прислушаться к разговору, который ведут эти трое, точнее двое. Тристан тоже это заметил, поэтому предложил Асте уединиться в стенах замка, дабы сообщить то, что, скорее всего, женщина уже поняла.
Мужчина и женщины вошли в замок, как только они оказались в одной комнате Тристан хриплым голосом начал говорит Асте те самые печальные новости. Иви боялась реакции ведьмы, но не знала, как ее утешить. Обнять ее или просто положить руку на плече? Нужны ли ей слова сочувствия или ей необходимо просто выплакаться? Нужен ли человек, который вытрет с лица эти слезы или она предпочитает успокаиваться сама? Что делать в данной ситуации пиратка не знала, а уж мужчина тем более. Успокоить душевные муки и боли этой златоглавой женщины мог только Флинт, которого не стало. Асте придется научиться сдерживать эти эмоции и боль, дабы не прогневить самое ужасающее в мире существо - дракона. Но как? Как остановить кровь в этой ране, которую нанес ей Тристан минуту назад? Она хлещет фонтаном, отбирая последние силы и принося адскую боль, которая распространяется по каждой клеточке тела, начиная от сердца и заканчивая кончиками пальцев.
- Аста? - дрожащем голосом произнесла Мориа. Она положила руку на плече ведьмы, чувствуя, как та всем телом напряглась. Движением руки Иви слегка поглаживала собеседницу, в надежде подарить ей хоть какое-то необходимое тепло. Пиратка даже не была уверенна, слышит ли ее ведьма, потому что ее реакция была неоднозначной.

Отредактировано Evie Mauriat (14.05.2017 23:37:34)

+6

7

Ивон обладала каким-то сверхъестественным даром – появляться не в то время, не в том места и не при тех обстоятельствах. Отправиться в Олден, когда на него готовятся напасть пираты, - почему бы и нет. Быть спрятанной в шкафу вместо того, чтобы по каким-то причинам быть за пределами города, - почему бы и нет? Заплутать во время побега в лесу и не уйти далеко от преследователей – а вы думали, что могло быть иначе? Поодиночке все эти события можно было бы списать на случайность, но, взгляни на это все в целом, и может показаться, что рыжеволосую преследует какой-то злой рок. Так что не было удивительным, что именно в этот день, леди Суфолка решила немного прогуляться.
С тех пор, как стало известно о беременности молодой девушки, к ней стали проявлять пристальное внимание, ненавязчиво следя за каждым шагом. Наверное, будь воля Флинта, ее бы реально заперли в комнате или посадили на цепь. Ну или соединили оба этих варианта. Чтобы она бы была в абсолютно безопасности. Да и случаи побега, которыми аристократка была уже известна, больше не случались. Впрочем, Ричмонд не был настолько глупым, чтобы опуститься до таких радикальных мер, прекрасно понимая, что убиться можно и в закрытом помещении. А кто его знает этот нрав, рыжеволосых красавиц, которых лишают свободы? Впрочем, пираты у ее двери теперь сменялись с отработанной до автоматизма периодичностью и были трезвы как слеза ребенка.
«Может быть вы от меня отстанете?» - понимая, что этот вопрос либо останется без ответа либо получил на него категоричное «нет», девушка оставила этот вопрос лишь в собственных мыслях, спускаясь по лестнице и чувствуя за собой пристальный взгляд одного из ее сторожевых псов. В последнее время ей слишком часто хотелось есть. Это можно было бы разумно списать на тот факт, что теперь она была должна питаться за двоих. Но ведь будущему малышу было чуть больше месяца, даже своей фигурой Ивон еще не напоминала женщину, которую скоро ждет прибавление в семействе. Боги, она еще и сама не могла в полной мере осознать, что станет матерью. Да она сама еще был сущим ребенком. Но, как говорится, жизнь решила иначе.
Бристол мало что знала о том, почему Эдвард уплыл из Суфолка. Ее не слишком посвящали в подобные планы, скорее всего, с одной стороны, опасаясь, что она может их кому-то разболтать, с другой же стороны, это вообще не было ее делом. Что ж, девушка тоже не рвалась быть в курсе таких событий. А других… Можно сказать, она была в своеобразном информационном вакууме. Все, что становилось ей известно, это слухи и сплетни, разлетающиеся по замку. Что из них было правдой, а что ложью – тоже было большим вопросом.
Любопытная кошка. Вот не могла она ни заглянуть в открытую дверь, проходя по коридору, и уж тем более, не могла не остановиться, когда увидела среди троих присутствующих Асту. За все время, пока Ивон была пленницей, а потом женой, она не слишком часто пересекалась с пиратской ведьмой. Точнее, она не стремилась показываться ей на глаза, играя с судьбой. Как никак, а блондинка явно не переносила на дух молодую аристократку. И та понимала почему. Люби она мужчину, то змеей бы впилась в горло сопернице, которая посмела на него позариться. И пусть Бристол вряд ли относилась к категории соперниц, став жертвой случая, ведьма не сильно обращала внимание на этот факт. Ее мужчина женился на другой, а теперь она понесла от него ребенка. Этих фактов было достаточно для того, чтобы испепелять ее взглядом каждый раз, как их пути пересекались. Лишь Ричмонд был преградой на пути ведьмы, чтобы отправить ее на тот свет раньше отведенного ей времени. Но ведь сейчас его не было рядом. И почему-то он не вернулся на тех кораблях, которые недавно вошли в порт. Вряд ли бы его могло что-нибудь остановить от того, чтобы повидать его ведьму. Что-то произошло.
В этот раз чутье ее не подвело, и новость, которая изначально была нацелена только на Асту, громом поразила и молодую аристократку, вырвав изо рта рыжеволосой удивленное «ах», которое не могло не остаться незамеченным.

+4

8

[AVA]http://s9.uploads.ru/NXs89.gif[/AVA]«Где, черт возьми, Эдвард Ричмонд?!» - мысленно спрашивает ведьма, испуганно смотря на Тристана и Таэрис.
– Можем мы поговорить наедине? – Тристан кладет руку на плече Асты. Он пытается сделать это максимально осторожно, но женщина дергается, заставляя того отодвинутся.
- Нет, говори прямо сейчас, - голос практически срывается  на крик и плевать, что вокруг толпа людей, жадно поглощающих любое неверное брошенное слово. – Где он? - она все так же сжимает руку в кулак и когда пират дотрагивается до нее, по телу словно проходит ток. Аста оглядывается. Вокруг уже начали собираться любопытные зрители, Тристан был прав, нужно было уйти с этого места.
Она одобрительно кивает головой и процессия, не произнеся больше не слова, направляется в замок.  Лишь в одной из комнат, видимо когда-то бывшей библиотекой семьи Бристолов, им удается спрятаться от любопытных глаз и ушей. Женщина оглядывается, вспоминая, что не так давно они успели побывать в этой комнате с Флинтом, в очередной раз мирясь. Тогда этим двоим, под дозой крепкого вина, было довольно весело среди пыльных книг и свечей. Ведьма готова была поспорить, что слышит смех своего капитана до сих пор… Только вот его тут не было. Были они – вестники плохих новостей.
Внезапно Аста подумала, что это просто плохая шутка. Можно было списать все на черный юмор Эдварда. Тот и не такие вещи вытворял, ведь так? Женщина смотрела на дверь, в надежде, что тот сейчас зайдет, посмеется над глупостью блондинки, а после расскажет, как им удалось разгромить флот Натаниеля Ричмонда. Только вот он почему-то не заходил…
-…Флинт... мертв… - она все так же смотрела на дверь, не в силах понять смысл сказанных Тристаном слов. Флинт не мог быть мертв, ведь это все просто плохая затянувшаяся шутка.
- Аста? – женская рука опустилась на ее плече. Ведьма хмурится, а в голове лишь одна мысль: «Почему они успокаивают ее, когда все это лишь шутка?»
Аста, до этого чувствующая нутром, что случилось нечто плохое, внезапно перестала в это верить. В голове просто не укладывалось, как такое вообще возможно. Ведь это был ее Флинт…Кровавый барон, держащий в страхе все Ядовитое море. Их первая встреча случилась в темнице, где каждого ждала смерть. Его должны были повесить и что? Он выжил. Когда Натаниель схватил их,его вновь пытались повесить и он вновь остался жить. Сколько раз его раны были настолько глубокими, что не один нормальный врач не смог бы его спасти? Сколько раз его пытались отравить и отправить к морскому Лукавому. Одних только проклятий, насланных вдовами, хватило бы на пару поколений. Но он все равно оставался жив, так же как и сейчас. Ведь так?
Женщина отрывает взгляд от двери, в которую так никто и не вошел, и смотрит на мужчину и женщину,  всеми силами пытающихся ее успокоить. Они испуганны, по настоящему испуганы. За окном слышен вой, окно начинает трястись. Словно в замедленной съемке, Аста смотрит в ту сторону, мысленно ища своего дракона. Он понял все намного раньше хозяйки.
- Вы врете, - отрицание вперемешку с апатией делают ее голос монотонным. Ведьма и сама не замечает, как по щекам начинают течь слезы. В душе образовывается какая-то пустота. Она не кричит, не бьется в истерике и не обещает проклянуть весь этот мир. Она вообще ничего не делает, лишь смотрит стеклянными глазами в одну точку.
Из оцепенения Асту выводит лишь внезапное «ах» откуда-то со стороны двери. Беловолосая разворачивается и видит в дверях Ивон, которая так же была ошарашена внезапной новостью. Флинт был мертв. Нахлынувшая на ведьму апатия проходит, на ее место приходит гнев. Гнев которому нужно было дать волю.
Не обращая внимания на Тристана и Таэрис, и на их попытки задержать ее, женщина быстрым шагом направляется к леди Бристол. У той попросту не было шанса сбежать или спрятаться, ведь убитая горем ведьма не намерена была давать ей фору.
- Он мертв, - слова бьют больно, словно нож загнанный под ребра. – Слышала? Он мертв, – один шаг, второй. – А ты жива, почему ты до сих пор жива? – то ли всхлип, то ли смех, вырывается из уст Асты. Она произносит короткое заклинание и дверь за Ивон захлопывается, толкая ту внутрь комнаты. – Почему ты до сих пор жива? – ведьма останавливается вплотную к рыжей, а после хватает ту за горло, намереваясь придушить эту змею и ее не рожденное дитя.

+5

9

Краем глаза Тристан заметил какое-то движение за неплотно прикрытой дверью. Но времени сообразить, кто этот незваный гость, и что с ним делать, не было – раздался громкий вздох, и ведьму, до того сидевшую с отрешенным видом, будто подменили – ее не до конца осознанное горе превратилось в ярость, лютую ненависть, угрозу, которая сквозила в каждом движении.
- Аста, прошу тебя… - она его не слышит, и не слушает, это ясно. Отталкивает руку, которой он пытается ее удержать на месте.
«Девчонке конец,» - с ужасом осознает Тристан, видя, как замерла на месте молодая вдова Флинта, даже не пытаясь бежать.
- Дура! – времени на изысканные обороты у него нет. – Беги!
Таэрис реагирует раньше него, но и ей не удается хоть сколько-нибудь задержать бурю ярости убитой горем женщины.
Он срывается с места следом, тщетно надеясь успеть сделать хоть что-то, что спасет леди Бристол – но дверь захлопывается по одному лишь слову Асты, и они остаются в комнате вчетвером, в гнетущей атмосфере скорой расправы, под аккомпанемент беснующегося снаружи дракона.
- Послушай меня внимательно, Аста, - самым убедительным тоном начинает Тристан, пытаясь переключить внимание ведьмы на себя - Убийство этой женщины не принесет тебе мира.
Только вот леди Бристол уже начинает хрипеть и задыхаться, а ведьме его слова как горох о стену.
Пальцы Тристана хватают воздух вместо рукояти сабли - Дурак, ты же оставил ее на корабле.   Есть, конечно, кинжал в правом сапоге, но до него еще нужно тянуться. «Ты что, всерьез готов причинить кому-то из них вред?
Пощечина своим резким звуком перекрывает весь остальной шум, и окружающая действительность на мгновение как бы замедляется. «Извини, Флинт, это было необходимо»   - мысленно обращается он к почившему командиру и сжимает ладонь, которую еще через мгновение уколют сотни иголок, чтобы вернуть ей чувствительность. Кажется, я перестарался. От щеки ведьмы, на которую обрушилась рука Тристана, отхлынула кровь.
- То есть вот так вот просто, да?! Покончишь с ней, а заодно и со всем, что Флинт после себя оставил?! - в горячке он и не заметил, что кричит. Отличный план, Аста! Браво, так держать! – пират несколько раз театрально хлопнул в ладоши. - Это ведь лучший способ почтить его память – развалить к чертям собачьим все, чего он сумел добиться!
Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что Тристан защищает Ивон совсем не из-за симпатии к ней или из альтруистических побуждений – в этой ситуации ей тоже достается взгляд,  полный презрения и пренебрежения: «Угораздило же тебя оказаться не в то время не в том месте, дорогуша»
- Расправа - самый простой и самый тупиковый путь, - уже более прохладно продолжил он. Ну выместишь ты на ней свою злобу, утолишь жажду мести, а дальше-то что? Охлади пыл и подумай сама: эта девица гораздо более выгодна живая, чем мертвая.
- А если это тебя не убедит, то задай себе вопрос -  разве этого хотел бы Флинт? - выкладывает он свой последний аргумент, скрестив руки на груди.

+5

10

Двоим взрослым людям, только что вернувшимся из морского поля битвы никак не удавалось привести в чувства пиратскую ведьму. Наконец-то из ее глаз, словно льдинки, посыпались слёзы. Лучше поплакать, чем удерживать эмоции в себе. Таэрис принялась кончиками пальцев вытирать соленые капли с щек Асты. Пиратка не пыталась ее успокоить, ободрить нужными словами - они не будут услышаны. Она пыталась дать ей ощущение присутствия кого-то, кому она может верить и на кого может положиться. Аста не должна чувствовать себя одиноко, в таком состоянии каждому необходима доля тепла.
Некий вздох за дверью заставляет троих обернуться, ища глазами прячущуюся утонченную фигурку, которая принадлежала леди Бристол. Угораздило же красавицу благородных кровей оказаться не в том месте и не в тот час. Малышку тоже можно понять, ею двигало любопытство или же ей не посчастливилось пройти мимо этой комнаты. Таэрис, как женщина, понимает, что последняя личность, которую желает видеть убитая горем от потери возлюбленного ведьма -  это жена пиратского барона. Мориа решила покинуть комнату и увести девушку куда подальше, но Аста опередила ее. Своим магическим даром она закрыла дверь комнаты, тем самым создавая ловушку для рыжеволосой девушки. Таэрис пыталась схватить ведьму за руку, но Аста была быстрее ее.
Пиратка всеми силами пыталась отцепить руки ведьмы от хрупкой шеи Ивон, которая раскраснелась под силой Асты. Но они были прикованы словно цепи. Лишь пощечина Тристана, оставившая красноватый след на лице Асты, остановила данную сцену. Таэрис с ужасом взглянула на своего супруга, которого испугалась больше, чем ведьму и огнедышащего. Пиратка с минуту не могла пошевелиться, ошарашено пялясь на Холланда. Для нее подобное поведение было не приемлемо, но что не говори, похоже другого способа остановить ведьму не было. Хотя если хорошо порыться в лабиринтах ума, то можно было бы обнаружить решение. За десять лет совместной жизни он никогда не позволял себе подобного поведения в сторону Иви. Быть может из-за уважения и обещаний ее брату, потому что маленькая проказница могла вывести из себя любого. Женщина прекрасно понимала, что это был способ привести Асту в чувства, но все же данный жест испугал ее и заставил задуматься. Нет времени, подумаю об этом позже.
Женщина обернулась к Ивон и легонько притронулась к ее шее. - Не бойся, все хорошо, я не причиню тебе зла, - тихо сказали ее губы, пока она осматривала оставленные следы рук ведьмы на шее девушки. - Будет болеть несколько дней, я сделаю тебе мазь. Сейчас сильно беспокоит? Ты можешь говорить? Если нет, кивни, - с сочувствием произнесла Таэрис. Пока Холланд пытался объяснить Асте "некорректность" ее поступка, пиратка обняла за плечи рыжеволосую молодую леди и медленно вывела из комнаты. - Можешь опереться на меня, если тебе трудно. Постарайся дышать ровно. Когда вдыхаешь, медленно считай до семи, а при выдохе до десяти. Не спеши, аккуратно. Веди меня в ближайшие покои с кроватью. Тебе нужно прилечь.
Две, как не странно, леди графств, которые находились по соседству, медленными шагами добрались до покоев. Иви бережно усадила девушку на кровать, а сама выглянула в прохладный коридор, в конце которого заметила служанку, которую надеялась там обнаружить. Пиратка жестом руки позвала к себе женщину, а сама вернулась в покои. Осмотрев комнату, остановила взгляд на письменном столике с бумагой и чернилами. Иви быстро кривым почерком написала нужные ей ингредиенты и вручила, стоящей в двери служанке. - Принесите на кухню все эти травы. Я видела, многие из них растут в саду, поэтому трудности это не доставит. И заварите чай. Мятный. Он должен быть теплым, не горячим. Дайте ему остыть, но не разбавляйте.
Затем Мориа присела на кровать, где оставила молодую девушку, на шее которой появился синеватый оттенок, причиной которому были крепкие руки ведьмы. Иви улыбнулась девушке, вспомнив, как шестнадцать лет назад в Неаль прибыл гонец, который сообщил о рождении рыжеволосой малышки в Олдене. Мориа обращалась с Ивон, как с леди, которой та являлась, не смотря на пленение пиратами, которые когда-то, не совсем, но тоже пленили Иви. Ее плен был назван мирным договором брата с Тристаном, который второму доставил множество хлопот. Женщина была уверенна, что Бристол доставляла Флинту уйму забот. Похоже, все леди проявляют свой характер, попадая в руки к разбойникам. Таэрис поправила упавшую на лицо рыжую прядку волос леди Суфолк и спокойным голосом вымолвила: - Все будет хорошо.
Спустя несколько минут в покои заглянула служанка, сообщив, что многие травы из списка были на кухне, а остальные уже срывают в саду. Иви поблагодарила ее и направилась за ней, чтобы та указала ей путь на кухню, бросив через плечо: - Я скоро вернусь, как сделаю мазь. И надеюсь застать вас здесь, живой - добавила про себя Иви.

P.S.:

Ребятки, последний мой пост на данном этапе. С завтрашнего дня я в отсутствии, поэтому после 9 отвечу вам. Постаралась описать свое отсутствие в игре на данный момент, только похоже тем самым оставляю Ивон скучать в комнате. Кстати, не советую ей возвращаться к Асте и Тристану, но не мне решать.
Не убейте тут мне мужа, он мне еще нужен.
Всех люблю, всем вдохновения  http://funkyimg.com/i/21JzU.png  Не теряйте https://vk.com/images/emoji/D83DDE18.png

+5

11

Ей бы стоило бежать и прятаться, но ноги словно приросли к месту, не давая ей и шанса пошевелиться. Она молчаливо взирала на собравшихся и, кажется, даже забыла о том, как дышать. Флинт мертв? Поглощенная этой мыслью, рыжеволосая все равно не могла толком сказать, что она чувствует. Убита горем, потому что ее муж почил в морских пучинах, а будущий ребенок остался без отца? Рада, что ненавистный пленитель пошел на корм морским тварям, и теперь она впервые за долгое время может почувствовать себя свободной? Пока, все, что было ей понятно, - это шок, который цепко впился в нее, не желая отпускать.
Может быть, именно поэтому Бристол не сразу отреагировала на то, как ведьма рванулась к ней, быстро словно змея, выкрикивая проклятья и вопрошая о том, что единственное сейчас волновало ее – почему погибла не она, а Ричмонд. Ивон успела сделать лишь один шаг назад, когда дверь за ней захлопнулась по воле блондинки, а ее руки уже сжали хрупкую шею пиратской пленницы. Аста не мелочилась, с каждым мгновением увеличивая нажим, кислород в легких таял с большой скоростью, а новый приток не ожидался в ближайшем будущем. Перед глазами уже во всю плясали точки, а каждая попытка как-то насытить себя воздухом, отдавалась хрипом. Аристократка видела в глазах женщины ярость и боль от утраты. У нее они тоже когда-то были такими. Она также смотрела на того, кого сейчас готова была оплакивать ведьма.
Девушке было бы суждено погибнуть, если бы не пара, которая находилась рядом. Маловероятно, что они заботились о ее судьбе. Скорее, о частичке капитана, который он оставил, ребенке в ее утробе. И одновременно с этим оберегали душу самой Асты. А может и сама Бристол пригодилась бы живой в будущем.
Впрочем, слова Тристана мало чем помогали. Женщина и не слышала их, полностью сосредоточившись на своем деле. Как и попытки его жены отцепить от нее ведьму. У Ивон же уже начали закатываться глаза, когда все резко прекратилось, и молодая девушка начала глотать воздух, словно рыбешка, выкинутая на берег морским приливом.
В какой-то момент ее мягко подхватили руки, и заботливый голос попытался успокоить, на что рыжеволосая смогла лишь кивнуть. Возможно, ее голо и не пострадал, но она не была уверена в этом на все сто процентов. Да и заслуженно опасалась, что стоит вновь напомнить Асте о своем присутствии, как блондинка опять на нее наброситься. И в этот раз вряд ли у нее получится освободиться. Может быть, мужчине еще и удастся ее задержать, но не в физической силе была главная опасность ведьмы в гневе. Она могла сотворить заклинание, которое полностью лишит шанса на спасение.
Следуя советам Таэрис, молодая девушка все-таки смогла успокоиться, и, следуя вместе с ней, жестом указала на ближайшие покои с кроватью – одни из тех, которые использовались для гостей. Хотя рыжая сейчас бы с большим удовольствием предпочла бы свои. Ивон все еще была находилась в шоке, вот только понять его причину теперь было сложнее: к новости о смерти мужа примешалось осознание, что она была на пороге смерти, практически заглядывая к ней в дом. И лишь чудом спаслась из ее цепких лап. До этого момента леди Суфолка даже не задумывалась о том, что Флинт был не только ее мужем, но и гарантом безопасности, стеной, которая отделяла ее от Асты, оберегая от нападок и сохраняя в целости. Ведьма была куда большей проблемой, чем нападения от жителей столицы. И сейчас сдерживающего фактора в лице пиратского барона больше не существовало, что значительно уменьшало ее шансы дожить хотя бы до семнадцатилетия.
«Возможно, именно ты сможешь спасти меня…» - Бристол опустила руки на свой живот, эгоистично обращаясь к нерожденному ребенку. В конце концов, какой бы ведьмой не была блондинка, она все же оставалась женщиной.
- Спасибо, - все, что смогла прошептать, девушка своей спасительнице, когда та покидала ее. Кажется, та что-то говорила про мазь. Вероятно, смотреть в зеркало на себе в ближайшее время не стоит: отпечатки пальцев явно проявятся на белоснежной коже аристократки.
- Миледи, Ваш чай готов… - Ивон не помнила, чтобы отдавала распоряжение что-нибудь приготовить, но приняла протянутую кружку, кивком поблагодарив за расторопность. Пальцы сразу же согрелись, а приятный успокаивающий аромат ударил в нос, отчего рыжеволосая прикрыла глаза.

+4

12

[AVA]http://s9.uploads.ru/NXs89.gif[/AVA] Какое же чудесное чувство – месть. Такое сладкое, успокаивающее. Сжимаешь горло одному человеку, постепенно забирая его жизнь и начинаешь чувствовать, как своя собственная жизнь начинает постепенно возвращаться. Бесспорно, это можно было сравнить с сексом, такое божественное удовлетворение…которое прервали на самом интересном месте.
Аста уже слышала, как бедная Ивон начинает задыхаться, все медленнее ловя легкими воздух, как вдруг щека ведьмы начинает пылать. Ей дали пощечину? Серьезно? То ли от удивления, то ли от боли, беловолосая отпускает леди Бристол и поворачивается к тому кто решил занять место рыжей. Удивленно женщина проводит рукой по, пылающей от удара, щеке, после смотрит на Тристана, словно впервые его видя.
- Ты меня ударил? – задает резонный вопрос Аста, слушая того кто только что зарядил ей по лицу. Пират хорошо выполняет свою задачу. Отвлекаясь на него, ведьма не замечает как  Таэрис и Ивон покидают комнату, оставляя этих двоих наедине. Удивление и шок от случившегося только что проходят практически молниеносно. Вначале Аста не совсем понимает, как вообще мужчина додумался ударить ее по лицу, но чем больше начинала болеть щека, тем сильнее становилась ее злость. Сейчас ведьма напоминала скорее не женщину, а разгневанного зверя, у которого отобрали любимую добычу, а после еще и ударили. Не хватало только зарычать, для пущей убедительности.
-…Покончишь с ней, а заодно и со всем, что Флинт после себя оставил?!  - Тристан кричит и театрально хлопает в ладоши. Ведьма смотрит на него стеклянным взглядом, мысленно размышляя, как избавиться от слишком умного пирата.
- А зачем она мне? Смотреть, как растет ее ребенок? Как напоминание о глупости Флинта? Или о том, что он предал меня и в итоге погиб?
-… эта девица гораздо более выгодна живая, чем мертвая.
- Что за глупости?! – ведьма начинает кричать в ответ, как не странно все еще не нападая на капитана «Рассвета». Наверное все еще сказывался шок от всего происходящего. В любой другой ситуации она давно бы сожгла его. – Зачем она мне? Флинт мертв!!!  Война закончена…. – на последних словах ее голос начинает предательски дрожать.  Мы все потеряли…Чертов Эдвард Ричмонд…как ты мог так глупо помереть… - И мне плевать чего хотел бы Флинт! Я хотела, чтобы он был жив! Но разве он тут? Нет! Он мертв… - Аста поворачивается к двери, возле которой, по ее мнению, до сих пор должна была стоять Ивон и покорно ждать своей участи. – Где она? – поворачиваясь обратно к  Тристану, Аста бросает на него злой взгляд и не намереваясь тратить на тупые разговоры больше не секунды, спешно выходит из комнаты.  – Флинта больше нет, значит и ее не будет! – кричит она, захлопывая за собой дверь.
***
Выскочив в коридор, Аста увидела проходящую мимо служанку, видимо это она только что отнесла Ивон чай.
- Где леди Бристол? – чуть ли не скрипя зубами, ведьма улыбается, делая вид, что все хорошо. Служанка, видимо не совсем дура, сглотнула, понимая, что дело совсем плохо, но указала пальцем на одну из дверей дальше по коридору.  – Спасибо…
Беловолосая двигалась быстрее чем Тристан и пока тот пытался нагнать Асту, женщина уже ворвалась в покои к Ивон. Бедная девочка думала, что все закончилось, но по мнению самой Асты это было только началом.
Рыжая сидела на кровати, держа в руках чай. На шеи девушки красовались синяки от руки ведьмы, жаль что та была до сих пор не сломана. Сосредоточившись на кружке, блондинка мысленно нагревала находящуюся там жидкость. Через секунду держать кружку в руках уже стало попросту невозможно.

+5

13

- И мне плевать, чего хотел бы Флинт! Я хотела, чтобы он был жив! Но разве он тут? Нет! Он мертв…
- Аста…я…извини…
За что он извиняется? За то, что ударил? За то, что не смог сохранить жизнь ее возлюбленному? За то, что мешает ей свершить месть? Он и сам толком не знает – наверное, за все сразу.
В глазах ведьмы сквозь злость и ненависть мелькает что-то такое, отчего у него на загривке пробегают мурашки. Это мерзкое, противное чувство беспомощности, вытекающее из невозможности утешить и  ослабить чужую боль.
Хотя есть кое-что, что он вполне в состоянии сделать для нее, и от него требуется так немного – отступить на шаг назад, прикрыть глаза и не мешать.
- Где она?
Тристан безразлично пожимает плечами. Какая разница, если ее тут нет? Таэрис не теряла времени даром и увела несчастную леди Бристол подальше от беснующейся ведьмы. И хорошо – значит, теперь она в относительной безопасности.
Не слишком ли поспешный вывод?
- Флинта больше нет, значит и ее не будет!
«Это ведь не угроза или обещание, это констатация факта,» - с горечью подумал пират, понимая, что лишь выкроил немного времени для Ивон и ее ребенка, но никак не отвел угрожающую ей опасность.
Захлопнувшаяся дверь и сработавший замок заставили Тристана потерять несколько заветных минут, отделяя его от Асты. Замок был славный, не слепленный на коленке – книгами в этом помещении явно дорожили (а может, и не только ими) – такой в два щелчка не откроешь. Зато петли от времени ослабли, а гнев ведьмы и сила, с которой она захлопывала дверь, довершили начатое, чем Тристан не преминул воспользоваться – с нескольких попыток, но ему все же удалось снести дверь с петель, и вырваться в коридор, в конце которого испуганно жалась к стенке служанка.
«Туда!» - скомандовал себе Холланд и рванул за ведьмой, опасаясь опоздать и увидеть лишь остывающий труп леди Суфолка. Но кошка решила поиграть со своей добычей прежде, чем  свернуть птичке шейку.
- Аста, нет! –появляется он в дверях, когда дымящаяся жидкость разливается по полу – при ближайшем рассмотрении не только то, что было в бокале, но отчасти и сам оплавившийся бокал. И снова - хоть бы кто отреагировал на его появление...«Аста нет! Аста нет!» - заладил как попугай, аж противно. Сделай наконец что-нибудь! Да вот только разъяренная ведьма – не его весовая категория. Легко «пережать» - оружием ли, физическим воздействием – она все же безоружная женщина, легко «недожать» - своей силой Аста может его в бараний рог скрутить, даже не коснувшись. Странно, что она еще этого не сделала. Они на одной стороне, и в то же время на разных берегах.
Шевелись, Холланд, иначе птичку придушат на твоих глазах. Сожрут, и даже перышек не выплюнут!
Сапоги из потертой, местами линялой кожи мягко скользят по полу, тихо: каблук почти не касается пола, шаги размашистые, пружинящие: раз-два, и мужчина тенью вырастает за спиной ведьмы - комнатка слишком маленькая, чтобы было где развернуться, но в то же время и для того чтобы его план был раскрыт еще в момент подхода; загрубевшие от морской соли руки ласково, как ребенка, обхватывают плечи женщины, и сжимают в попытке отволочь ее к стене, давая шанс на побег молодой вдове.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+4

14

Шагая по коридорам замка, в которых шумел ветер, пробирающийся сквозь щели, Таэрис следовала за служанкой на кухню. Добравшись до назначенного места, обнаружила, что в уголке для нее освободили небольшой столик, на который сквозь тусклое окно пробирался кусочек света. Таэрис с благодарностью взглянула на сопровождающую женщину. Видимо она позаботилась о создании рабочего места для пиратки, разложив на нем все травы из составленного ранее списка. Затем перевела взгляд на кухонных слуг, которые то и дело поглядывали на причудливую гостью. Таэрис молча, направилась к столику и принялась рвать листья трав, которые к ее большому удивлению были чисты и высушены. Видимо они давно хранились в замке, в каких-то закоулках, в засушенном виде, что облегчало работу в приготовлении продукта. Женщина уложила нужные ингредиенты в глубокую глиняную тарелку, в которой смогла перетереть их чуть ли не в порошок. Затем попросила упитанного повара накипятить воды, который с недовольным выражением лица, все же выполнил ее просьбу. Незнакомка явно была ему не по душе, он считал кухню своей территорией, к которой не подпускал чужестранцев. Эта ситуация забавляла пиратку, хотя сейчас было не до забав.
Как только вода закипела, Таэрис, на водяной бане, подогрела травы, добавив к ним масла. Помешивая содержимое, замечала на себе недоброжелательные взгляды повара, но не придавала этому большого значения, сосредоточившись на приготовлении мази для рыжеволосой девушки. Кстати, как она там? Лежит, как и было сказано, или же покорилась своему любопытству, вернувшись в ведьме, которая чуть ли не отняла у нее самое ценное – жизнь? Мориа искренне надеялась, что Ивон сладко посапывает в кровати, нежно обняв руками мягкую подушку. Думая о леди Суфолка, Иви чуть было не испортила создаваемую мазь, вовремя поспев забрать ее с водяной бани. - Твою же...,- слетело с губ пиратки, после чего она услышала фырканье того самого повара. Таэрис отдала тарелку с содержимым молодой девушке, которая работала на кухне с просьбой поставить в прохладное место и через четыре часа принести леди Ивон.
***
Увиденное после возращения с кухни слегка шокировало Таэрис: Тристан, сдерживающий Асту за плечи и перепуганная бедняжка Ивон с обожжёнными пальцами рук от раскалённой до красна чашки.
Сколько же еще мазей предстоит сделать? Пиратке нужно было быстро реагировать на сложившуюся ситуацию, поэтому пока Тристану удавалось сдерживать хрупкую, на вид, ведьму, Иви, стоявшая в дверях, рукою поманила к себе Ивон. - Ну же, быстрее! Как только девушка выбежала из комнаты, Таэрис схватила ее за руку и потянула за собой. Куда же тебя увести, красавица? В замке тебе не безопасно, но покидать его запрещено. Что за проблемная девица? Хотя кем запрещено? Людьми Флинта? После смерти его приказ не много значит. Не долго думая, пиратка потянула Ивон к выходу из замка, где на них недоверчиво глядел пират, не собирающийся выпускать девушек из замка. - Уйди с дороги, пират. Если девушка останется в стенах замка, то не выживет - ведьма убьет ее,- заметив тень сомнения на лице пирата, продолжила: - Под мою ответственность. В залог оставляю мужа.
Выйдя за пределы замка, Таэрис перешла за бег, продолжая тянуть за собой бедную, обессиленную Бристол, в целях увести как можно дальше за приделы крепости - Потерпи, девочка. Ради своей же безопасности. Только без глупостей, Ивон, а то я не буду такой милой,- предупредила Таэрис девушку, поскольку была наслышана о ее норовистом нраве. Пиратка вела девушке в одну таверну, где можно было, в случае чего, переночевать и спокойно переждать бурю в замке. А также, по словам отца Иви, выпить самый лучший эль в Олдене, который испробовать ранее, никак не удавалось.
Женщина искренне надеялась, что Аста не станет гоняться за девушкой по всему городу или же ринется к кораблю, ошибочно предполагая, что леди Ивон находиться на „Рассвете”.

+2

15

Казалось бы все должно было закончиться. Попытка ее убить провалилась, Аста осталась в комнате, отвлекаемая от ее персоны Тристаном, пока саму молодую девушку поспешно уводили подальше. Вот только не смотря на все предпосылки, которые могли свидетельствовать о затишье, наоборот, казалось, что все только начинается. Очень сомнительно было бы считать, что беловолосая ведьма, находясь в отчаянии от гибели любимого, так просто успокоиться. Будь у нее возможность добраться к тем, кто учини расправу над Флинтом, такое вполне бы могло иметь место. Но такой возможности просто не существовало, потому в лице юной Бристол она нашла первую мишень для своей мести, вымещая весь гнев на ней, считая, что она виновата в том, что осталась жива, пока Ричмонд погиб в море. Это было нелогично, но поступки влюбленной женщины редко можно описать словом «логичный». Представительницы прекрасного пола куда более эмоциональные существа, чем это нужно.
Все еще приходя в себя после пережитого кошмара, Ивон отпила немного чая, который приятно согрел все еще холодеющее от ужаса тело. Но одного глотка было достаточно для того, чтобы понять: она больше не хочет пить, в горло не лезет даже комок. Оставалось только держать чашку в руках, ее теплом согревая собственное тело. Вот только молодая аристократка не сразу заметила, что жидкость начала нагреваться, пока держать чашку стало просто невыносимо. Громко вскрикнув, леди Суфолка выпустила ту из рук, пока она не достигла пола и со звоном живописно не разлетелась на осколки, горячей жидкостью слегка опаляя ноги девушки. Будто чувствую, кто является причиной произошедшего, рыжеволосая поднимает глаза, чтобы вновь встретиться со взглядом женщины, по ее мнению, потерявшей все. 
- Аста… - легким шепотком слетает с губ имя ведьмы. Бристол даже не уверена, произнесла ли она его вслух либо лишь мыслями пронеслось в ее голове, но его обладательница явно пришла сюда не мириться, а закончить начатое. Аристократка буквально застывает, наблюдая, как женщина движется к ней, и не может шелохнуться. Кажется, она даже перестала дышать.
Ее конец был бы предрешен, если бы не помощь, которая опять подоспела к ней в самое подходящее время. Похоже, она начинает напоминать даму в беде со всеми вытекающими последствиями. Как и раньше, Ивон кажется, что блондинка просто откинет Холланда, но тому, на удивление, удается удержать ведьму, пока Таэрис, появившаяся из ниоткуда, опять поспешно не уводит ее. Это начинает напоминать непрекращающийся круг: Аста находит рыжую, Тристан останавливает покушение на убийство, а его жена тащит ту подальше. В итоге возникает справедливый вопрос: зачем сбегать, если все может повториться по третьему кругу?
Предчувствуя, что в пределах замка им вряд ли удастся спрятаться, девушка ведет Бристол в сторону выхода. У нее даже получается заговорить зубы охраняющему тот пирату, «оставляя в залог мужа». В любое другое время молодая аристократка нашла бы это весьма забавным, но сейчас это просто осталось странным фактом на грани сознания.
Девушка еле поспевает за своей спасительницей, пару раз спотыкаясь, но пиратка не намерена сбавлять темп. Рыжая не раз ловит на них заинтересованные взгляды, но брюнетку это беспокоит мало.
Ее буквально вталкивают в какой-то здание, где, наконец, заканчивается их пробежка, и Ивон, переводя дух, оглядывается. Они оказались в какой-то таверне, судя по антуражу. Впрочем, молодая аристократка не может удить об этом с точной вероятностью, ибо такие места никогда не были предметом ее посещения. Все для нее здесь ново и непривычно, как и она сама для собравшихся внутри. Вряд ли тут каждый час внутрь вбегают две девушки. В какой-то момент леди Суфолка осознает, что ее голова непокрыта, а рыжие пряди, которые являются ее самым заметным признаком, выставлены на показ. Памятую о покушении, которое совершили жители Олдена, это может стать еще одной проблемой.

+3

16

[AVA]http://s9.uploads.ru/NXs89.gif[/AVA] Мысленно Аста уже убила Ивон, отпела ту и развела ее пепел по ветру. Дело оставалось за малым – добраться до рыжей. Но то ли Боги, то ли Злой рок, но что-то постоянно ей мешало. Вот и сейчас, стоило ведьме только начать приближаться к леди Бристол, как на ее пути вырос Тристан. «Аста, нет!» - говорит он, но беловолосая не слышит, тем самым давая пирату шанс подобраться к себе сзади. Сейчас ее интересует только жертва, застывшая напротив. Ох, как же женщине нравился испуг Ивон, читающейся в глазах. Бедная девочка уже видела свою участь.
- Ты должна умереть, - Аста не кидает угрозы, просто констатирует факт. Леди Бристол должна быть мертва. Но только вот у судьбы другие планы…
Кто-то хватает ведьму за плечи и тянет на себя. Она дергается, но сильные мужские руки держат крепко. Чертов Тристан, а ведьма не сомневалась, что это он, опять мешал ей исполнить свою месть.
- Отпусти меня, - пирату удается отвлечь внимание женщины и она на пару минут забывает об Ивон, ждущей своей участи, - Зачем ты играешь в благородного рыцаря? Она не нужна тебе. Она никому из вас не нужна! – ведьма вспоминает его прошлые слова, - У Флинта уже есть наследник…именно она его продолжение, а не тот выродок, что сидит в животе у этой… - Последние слова Аста произносит с особой интонацией, словно Ивон была не леди, а чем-то мерзким.  – Я не хочу сражаться с тобой или твоей женой, но если потребуется…Я спалю весь этот замок… - женщина дергает руками, наконец-то отталкивая от себя Тристана, и понимает, что они вновь остались одни. Его милая женушка утащила рыжую. – Это невероятно… - на этот раз Аста не бежит сломя голову вслед за своей жертвой. Она и сама не заметила, как гнев постепенно стал потухать. Сейчас ей хотелось лишь сесть, закрыть глаза и погрузится в абсолютное неведение. Плевать, что будет с пиратами, плевать, что будет с Ивон, плевать на все. Война закончена, Флинт мертв, все их мечты и планы рухнули.
Чего они достигли в итоге? Постоянные ссоры, взаимные упреки, обиды. Разве этого они хотели? Аста толкает плечом Тристана и идет к кровати, на которой еще недавно сидела Ивон.  Они стремились к хорошей жизни и свободе…что ж в какой-то степени Эдвард Ричмонд и правда стал свободен. Некоторые привыкли считать, что после смерти мы попадаем в лучший мир. Осталось только рассказать Цири, что ее папа мертв…
- Где его сабля? – Аста сидит на кровати несколько минут, закрыв глаза и погрузившись в свои мысли. Наверное Тристан мог бы подумать, что ведьма вовсе уснула или померла от перенапряжения, но вот она все-таки вновь заговорила. Мысль, посетившая голову ведьмы, была настолько ошеломляющей, что она не сразу поверила в нее. – Где та сабля, которую Флинт всегда носил с собой? – она поднимает голову и смотрит на мужчину напротив, глаза женщины начинают блестеть. 
Эдвард Ричмонд не мог умереть. Этот рыжий Лукавый был слишком умен, чтобы вот так вот просто отправиться к праотцам. Оставалось лишь убедиться в этом, увидев его саблю.

+4

17

«В своем ли уме ты, женщина?» - приподнятая бровь Тристана выразила недоумение, с которым он встретил сей вопрос. Расположившись возле двери (благо небольшие размеры комнатки позволяли ему находиться и на небольшом удалении от Асты, и в данной тактически важной точке одновременно) он все еще неосознанно пытался оградить сбежавшую леди Суфолка от гнева ведьмы.
Некоторое время понадобилось Холланду, чтобы припомнить, что действительно, Флинт отдавал предпочтение одной конкретной сабле. Эфес ее примелькался и был знаком глазу, а лезвие в свое время доставило некоторых хлопот лекарю «Рассвета», когда пришлось зашивать матерящегося и пьяного в доску капитана.
- Увы, у нас нет ни сабли, ни тела, - покачал головой пират, сложив руки на груди и сдвинув брови к переносице. Ему не нравился тон, с которым вопрос был задан, и еще меньше понравилось выражение лица Асты, когда он озвучил ответ. От них веяло надеждой, а разрушение чужих чаяний в его планы ну никак не входило. – Мы слишком быстро покинули Сент-Массон, чтобы дождаться, пока его поднимут из воды. «Пытаясь догнать корабли противника. Но и этого сделать не смогли» - от осознания собственной несостоятельности Тристан скрипнул зубами.
- Тебе нужен старпом с «Завета». О том, что именно произошло, он должен знать побольше меня. Если позволишь, я…
В этот момент в комнату ввалились пара пиратов из числа местной охраны, не то привлеченные производимым некоторое время назад шумом, не то позванные обеспокоенной прислугой.
- Да не, смотри, тут все норма-а-ально, - махнув рукой, один, что попроще и, видимо, побестолковее, собрался незаметно (то есть без каких-либо извинений и быстро) покинуть комнату, когда другой, видимо, узнав Тристана в лицо, ткнул в него пальцем и со всем прямодушием спросил:
- Это ты что ли залог?
- Какого х… - хотел было вытолкать обоих из помещения Холланд, но вопрос поставил его в тупик. – Какой еще залог?
- Ну там девица одна, такая, фигуристая, волокла с собой рыжую девку, как бишь ее…
- Леди Бристол?
- Точно, ее. Сказала, что оставляет в залог мужа, и – шмыг за ворота, и девицу прихватила. А вы ж вроде вместе прибыли…
Тристан сгреб пирата за воротник и прорычал, закипая:
- Во-первых, она для тебя леди. Леди, мать ее за ногу, Суфолка. А во вторых – какого х…рена вы это допустили?!
- Так это…этож мы че? Мы ниче, мы просто комнаты патрулируем, это ж все у ворот случилось.
«Крысы…уже бегут с корабля. Рушится все, как карточный домик…»
- Куда они направились?!
- Ага, так мы тебе и сказали! Ты же залог, а залог должен ждать возвращения хозяйки и не рыпаться, - в горло Холланда уткнулось холодное лезвие сабли, так что безоружному Тристану не оставалось ничего кроме как злобно зыркать на обоих охранников.
- Пошлите за старпомом с «Завета». Скажите, он нужен Асте. Ну же, я у вас в плену и никуда не денусь!

+4

18

В таверне было шумно, заразительный смех был слышен еще в начале улицы. Несколько пиратов, сидящих в центре помещения, пускали пошлые шуточки, рассказывали весьма приукрашенные истории о своих морских и любовных путешествиях, тем самым развлекая всех присутствующих. 
Пиратка и ее спутница медленно перешагнули порог заведения, и шум тут же утих, а все взоры были обращены на юную леди, а именно на ее огненного цвета волосы. Таэрис не задумалась над тем, чтобы прикрыть голову Ивон, но та бы могла сама догадаться об этом, покинув стены замка. Обвинения в сторону молодой аристократки не были бы обоснованными, поскольку по выражению ее лица, можно было догадаться, что та все еще была напугана и потеряна. Сама же Мориа выглядела не лучше: до неприличия разрезанное платье испачканное пятнами крови. Две незнакомки не могли не привлечь к себе внимания.
- Таэрис! – кто-то низким голосом окликнул ее по имени. Это была небольшая кучка пиратской команды ее мужа, сидящая в правом углу помещения. Видимо, они тоже не сдержались от возможности распробовать один из вкуснейших элей на континенте. Таэрис взяла спутницу за локоть и потащила к команде, которая, когда дамы приблизились, произнесла уже более тихим тоном: - Зря вы явились сюда с… дамочкой. Глядите-ка, как на нее все глазеют. Уж слишком привлекает к себе внимание.
Пиратка усадила Ивон среди команды, велев ей помалкивать. Девушка уже обратила на себя внимание всех присутствующих, Таэрис уже успела сто раз пожалеть о том, что вытащила ее за приделы замка, потому что здесь ее шансы выжить были такими же, как и в присутствии Асты. Мориа лишь надеялась на Тристана, который постарается утихомирить ведьму и спустя несколько часов Ивон сможет благополучно вернуться в замок, но за это время еще столько всего может произойти, что возможность остаться в стенах крепости кажется сейчас более привлекательной.
Пират принёс девушкам две пинты эля. – Можешь выпить, не помешает. Но не много, – произнесла Таэрис, обращаясь к Ивон, которая была не в восторге от обстановки и напитка, стоящего на столе. Мориа сделала первый глоток, закрыв глаза от наслаждения. Это было невероятно вкусно, словно сказочный нектар. Они явно добавляли какой-то секретный ингредиент или у них хранился древний рецепт приготовления эля.
Отдохнуть и насладиться вкусом невероятного напитка не удалось, потому что шутники, которые до сих пор сидели в центре помещения, принялись пускать грязные шутки в сторону двух незнакомок зашедших в таверну несколько минут назад. Иви даже несколько раз уловила, как они произносили ее пиратское имя, видимо запомнив его, когда команда окликнула ее. Мориа несколько минут пыталась не обращать внимания на их поведение и слова, но в какой-то момент они перешли границу и, в таверне началась заварушка. Команда “Рассвета” не сдержалась от возможности поразмять косточки и защитить честь жены капитана, что было весьма благородным поступком для пиратов.
В распоряжении у Таэрис было всего лишь два кинжала, один из которых пиратка сунула в руки молодой девушки в целях самозащиты. – Постарайся не пораниться. Нам нужно попытаться выбраться отсюда, это будет нелегко.
Не то, что нелегко, это было практически невыполнимо, потому что именно их появление так заинтересовало присутствующих. Скорее всего, горожане узнали в рыжеволосой девушке леди Бристол, кто-то пожелал награды, а кто-то мести, у каждого были свои мотивы, чтобы поймать эту девушку. Таверна была глупой затеей, но прошлого, каким бы далеким оно ни было, не изменить.

+2

19

Ивон настороженно осматривала помещение широкими словно у напуганного олененка глазами. Это точно было не то место, где она когда-либо бывала. Да и вообще не то место, где положено бывать леди ее происхождения. Именно сюда бы запретили заходить ее старшие братья. Но именно здесь она сейчас находилась.
Опасаясь отойти от Таэрис, рыжеволосая словно маленький ребенок следовала за девушкой к группе пиратов, которые окликнули ту, признавая в ней свою и предлагая присоединиться. К Бристол они испытывали куда меньше симпатии, но прогонять не стали, прекрасно понимая, что раз старпом привела ее, то значит так надо. Никто по ошибке подставлять самого себя не будет.
Когда на стол перед ней опустилась кружка с элем, молодая аристократка поморщилась. Этот напиток не вызывал в ней ничего кроме отвращения и тошноты. Правда, второе скорее было больше связано с ее состоянием. Но в любом случае жена, а точнее уже вдова пиратского барона вряд ли бы притронулась к этому пойлу Ее аристократический вкус больше предпочитал вино. Впрочем, тут явно не найдешь этого напитка в нужном качестве. Так что Ивон оставалось только сидеть за столом, изредка поглядывая по сторонам и делать вид, что ей все равно, что она привлекает излишнее внимание.
Леди Суфолка и не поняла, когда и как началась потасовка, но ее соседи по столу восприняли это как явный способ поразмяться, приступив методично избивать вторую сторону в драке. Те, к слову, тоже не оставались в стороне.
В какой-то момент Таэрис всунула ей в руки кинжал, рукоятку которого рыжая сжала побелевшими от силы сжатия руками. Хотя вряд ли бы она решилась применить его в бою. Как ни крути, но ей куда комфортнее было бы с луком и стрелами. Но в закрытом помещении и в живого человека – нет, она бы снова спасовала бы с выстрелом.
- А не наше ли эта бедная леди Ивон там жмется рядом с пиратами? – среди криков услышала она вопрос – и все внимание сразу же было обращено к ней. – А кто-то считает, что она их пленница. Не похоже! – Толпа начала роптать, и атакующие переместились так, чтобы в итоге добраться до нее. Это не осталось незамеченным. Похоже, таверна перестала казаться таким уж безопасным местом.
Если бы она была одна, то Бристол так бы и осталась на месте, ожидая своей участи и неуклюже держа оружие, Но вот Таэрис была куда более расторопной и практичной. Именно она вывела ее из помещения, уклоняясь от пытавшихся напасть на нее людей, даже без единой царапины, хотя пару раз рыжеволосую пытались ухватить то за руку, то за огненные пряди. Именно пиратка поддакивала ее в нужную сторону, стараясь запутать нескольких преследователей, которых не смогли задержать ее парни. И именно она буквально впихнула ее в какой-то дом, только по ей ведомых причинах.

+2

20

Пока те двое, что по какому-то нелепому недоразумению назывались стражниками, переглядывались друг с другом, чесали в затылках, вопросительно смотрели на ведьму, - короче говоря, знатно тупили, Тристан судорожно соображал сразу в нескольких направлениях: как отделаться от стражников; как найти и вернуть леди Суфолка в родные пенаты; как не дать матери дракона расправиться с Ивон; и какого черта он вообще этим занимается?! Так как последний из вопросов относился к категории морально-этических, и, по совместительству, стратегических, и требовал гораздо более тщательного обдумывания, а два предшествующих ему напрямую зависели от успеха в деле побега из-под надзора стражи и Асты, то решено было сосредоточиться все-таки на первом вопросе, а остальные проблемы решать по ходу их появления.
Все время отступая на полшага назад, будто бы желая отодвинуться от кончика сабли, приставленной к его горлу, Тристан незаметно пятился в сторону камина, а, вернее, стойки, в которой тихо и мирно располагался инструмент для него: щипцы, совок, кочерга. К ручке последней он уже старательно примерялся, когда стражники, наконец, засомневались, а не стоит ли им действительно выполнить просьбу заложника? Когда они начали выяснять, кому же следует остаться, а кому – разыскивать посыльного, пират едва не просиял от счастья – вот он! – шанс, в котором он так остро нуждался. Стоило лишь едва отвлечься тому, кто угрожал оружием Тристану, как тот резко подался назад, ударил по острию сабли кочергой, попутно сбив со своего импровизированного орудия облачко сажи, и сломя голову ринулся к окну, минуя Асту:
- Прошу простить. Вынужден удалиться, - и тут же перемахнул через подоконник, не успев толком просчитать своего приземления. По всей видимости, покидать комнату подобным путем было для него не в новинку.
По всем законам подлости ему следовало бы сейчас валяться на земле и корчиться от боли, но удачливый засранец приземлился в копну соломы, и теперь уже бодро бежал на своих двоих, пересекая двор. Кто-то кричал ему вслед:
- Держите подлеца!
Но с подобным оборотом событий – ни с тем, что его нужно держать, ни с тем, что он подлец, Тристан соглашаться не желал, поэтому припустил еще сильнее, сталкивая охранников друг с другом и в последний момент проскальзывая в закрывающиеся ворота.
«Ну-с, и где этих дамочек теперь искать?»

+3

21

Некоторые пираты из ее команды пытались прикрыть их отступление всеми своими силами, сама же Таэрис защищала беременную спутницу. Пиратка была уверенна в том, что Ивон не пустит в ход кинжал, но быть может в ней сработают инстинкты самосохранения. Им оставалось несколько шагов до двери, Таэрис толкнула в спину молодую девушку в сторону двери, которая тут же открылась и рыжеволосая оказалась на улице. Пиратка на мгновение обернулась и тут же шагнула назад, пытаясь уберечь себя от выпада одного из разбойников. Его клинок все же достиг ее, оставив небольшую царапину на ключице, отчего женщина зашипела. Рана была не опасной, если его оружие не отравлено, но нанесенное увечье разозлило Таэрис и она бросилась в схватку с нападающим. Это длилось с минуту, она успела оставить глубокую рану на его ноге, задев артерию, что приносит невыносимую боль, взамен соперник оставил рану на правой руке пиратки, что было весьма не кстати.
Таэрис вылетела из таверны, где еще продолжался бой. Она заметила ожидающую ее неподалеку дрожащую девушку. Сцепив зубы и пытаясь не показать боль, которую приносит раненая рука, пиратка приблизилась к девушке и приобняла ее за плечи.
- Все хорошо, не беспокойся. Найдем себе безопасное убежище,- слабо улыбнулась Таэрис. Волосы девушки нужно было прикрыть, поэтому пиратка толкнула Ивон в тень, где используя левую руку разрезала свое платье поперек чуть выше разрезанных лоскутков. Оставшаяся ткань едва прикрывала ее бедра, но другого выхода не было. Да, подобная одежда - верх неприличия, но к черту этикет, если речь идет о жизни. Разрезать платье Ивон не хотелось, к тому же, это поставило ее в неловкое положение.
Пиратка поспешно заплела волосы Ивон в тугую косу, затем накинула цельную ткань на голову, а лоскутками принялась перевязывать косу. Да, это выглядело некрасиво и неумело, но так было безопасней. С раненой рукой она и не могла ничего более симпатичного соорудить на голове леди. Таэрис взяла Ивон за руку и потянула в ближайший дом, который выглядел не очень богато. Хозяевам наверняка нужны деньги, поэтому за несколько звенящий монет они с радостью примут двух путешественниц. Она  хотела бы уже постучать в дверь, как в конце улицы заметила знакомую фигуру - это был ее муж. Он тоже их заметил, судя по тому как быстро передвигался сквозь прохожих в их сторону. Его взгляд был недоброжелательный, своим внешним видом Таэрис его добила. Женщина чертыхнулась про себя, но сейчас не время обсуждать ее обнаженные ноги, на которые оглядывались все прохожие.
- Тебе удалось успокоить Асту? Боюсь возвращать девушку в замок, на корабле тоже не безопасно. Нужно найти для нее временное убежище или можно вернуться? - завалила вопросами жена супруга, не давая ему начать разговор. Она знала, что он начнет говорить ей о неподобающем поведении и виде, и о ее глупости, потому что она совершила необдуманный поступок. Эту перепалку можно оставить на потом.

+3

22

Ивон могла как угодно дерзить мужу, делать вид перед ним, что она ни капали не боится его второй ипостаси пирата, показывать свой характер, который в Суфолке оброс такими красочными подробностями, что иногда даже сама девушка удивлялась, откуда у этих слухов растут ноги. Например, она никогда не кидалась в слуг тарелками, если они посмели подать ей не то блюдо, которое она ожидала. Впрочем, чего стоило ждать от простых людей, которые и не знали, какая атмосфера по-настоящему царила в домах людей, которые относились к аристократам. Но не в это суть. Бристол могла вести себя храбро, но на самом деле у нее вряд и бы хватило реально силы, чтобы нанести кому-нибудь ранение. Она опасалась «морских бродяг», которые захватили власть и смотрела на каждого с подозрением. А после недавнего случая, когда она получила ранение от собственных людей, они тоже не удосуживались приветливого блеска в глазах. Казалось, теперь она ждала нападения с обеих сторон.
Леди Суфолка с какой-то долей надежды следовала за Таэрис, позволяя ей делать все, чтобы сохранить ей жизнь. В конце концов, спорить было бы глупо. Особенно, когда в противовес такого решения, была бы возможность прочувствовать весь гнев народа. Похоже, сегодня у нее явно был несчастливый день.
- Сп… - рыжеволосая хотела было поблагодарить свою спасительницу, когда та потащила ее за руку, направляясь в сторону Тристана, который внезапно появился на улице и явно искал их. Бристол стала рассеяно осматривать в поисках и беловолосой ведьмы, но той не оказалось рядом. Либо она тихо где-то затаилась под шумок. И второй вариант тоже был весьма вероятен. Но беловолосая так и не появилась, пока ее защитники стали что-то выяснять.
В большинстве своем вопросы касались дальнейшей судьбы молодой аристократки, но Ивон все равно не стала вмешиваться, лишь слушая. Казалось, ей вообще было лучше отойти, оставив пару вдвоем (им явно тоже было что обсудить), но она опасалась, что такие ее маневры не будут встречены с большой любовью.
- Почему вы мне помогаете? – девушка не хотела вмешиваться в разговор, да и спрашивать нечто подобное, но все еже не сдержалась. А вопрос ее волновал даже сильно. Как ни крути, а Флинт был мертв, и разнос им в случае ее смерти никто не устроит. В конце концов, не смотря на то, что номинально рыжеволосая числилась женой пиратского барона, фактически, это просто была дополнительная гарантия к ее содержанию как пленницы. Да и ребенок, которого она носила под сердцем тоже относился к числу гарантий, что мужчина сможет претендовать управлением даже частью земли Дортона.

+3

23

- М? – будто бы не сразу расслышав вопрос, переспросил Тристан. Действительно, после обнаружения парочки беглянок: леди Бристол и собственной супруги, Тристан в первую очередь знатно охренел от вида жены, и едва сдерживался от того, чтобы высказать все, что он думает о ее поведении и неподобающем виде в непечатных выражениях. Стоило поблагодарить госпожу Ивон за это.
- Почему помогаем? – они укрылись в сквозной улочке между двумя домами, и пират как раз выглянул за угол, чтобы проверить, не идет ли кто за ними следом. Возвращаться в замок под конвоем ему никак не улыбалось. – Не знаю, я еще не определился. Дорогая, а ты что скажешь, почему мы сегодня ведем себя отвратительно благородно?

- Ну? Мы можем вернуться в замок или нет?- адресовано было Тристану.
Пират немного помолчал, обдумывая данный Таэрис ответ. Если с ее мотивами все было понятно, то… «Стоп! Какое отношение ко всему этому имеет беременность?!» Тристан с негодованием посмотрел на жену, которая вовремя соскочила с темы.
«Нет уж, радость моя, я запомнил. И обязательно узнаю, почему этот фактор для тебя так важен»
- Ну, когда я покидал замок, Аста не метала молнии, - уклончиво начал он. – Но если ты спрашиваешь о том, гарантирую ли я , что по возвращении на леди Бристол не накинется некто светловолосый, именуемый матерью дракона, в попытке отправить нашу спутницу к праотцам, - то хрена-с два я могу что-то гарантировать.
- Уж простите, леди Бристол,
- обратился он к той, кому совсем недавно грозила смерть от рук ведьмы. – Полагаю, вы рассчитывали на другой ответ.
- Однако в  замок придется вернуться – там безопаснее,
- это сказано уже обеим.
– В городе полно недоброжелателей, я думаю, вы и сами уже это поняли - судя по вашему виду, в какую-то заварушку вы уже успели попасть....Я предполагаю, что способность здраво мыслить, и безразличие к вашей судьбе, госпожа Бристол, уже вернулись к Асте, и смею надеяться, что возвращение не будет означать вашу несомненную смерть от ее руки.
- В любом случае…
- на заднем дворе, на который выходила улочка, кем-то из местных жителей было вывешено на просушку белье. Тристан перебежками добрался до веревки и умыкнул с нее здоровенную (местами проеденную молью, но зато чистую) шаль и коричневую шерстяную юбку в пол. – Вы здорово выделяетесь, надо это исправить. – На голову Ивон он накинул шаль – так, что она полностью скрыла ее волосы с лоскутами материи в них, а юбку протянул Таэрис:
- Надевай. Без возражений. Пожалуйста.

Без проблем с преодолением ворот, впрочем, не обошлось. Замок был уже поднят на уши, и беглянку, а также двух ее вероятных похитителей искали все, кто имел хоть какое-то отношение к делу, так что стоило рыжеволосой, хоть и скрытой платком, фигуре, замаячить в пределах видимости стражи, их сразу опознали, и взяли под конвой: Леди Бристол – чтобы вернуть в родные пенаты, супругов – как заговорщиков и похитителей. Кто-то даже опознал в них «залог» и «залогодательницу», за что Тристан не преминул сквозь зубы едко поблагодарить жену.
Заверениям пирата о том, что они вовсе не стремились похитить Ивон, а наоборот, пытались ее спасти, никто, конечно, не поверил. Ну, пиратам, по большей части, в принципе было насрать, а домашней страже леди Суфолка достаточно было ее распоряжения, чтобы пиратской чете вновь прочувствовать вкус свободы. Оставался единственный вопрос – где Аста? Нигде в замке ее не было видно, да и дракон, по свидетельствам очевидцев, куда-то улетел. Похоже было, что он и ведьма покинули Олден, но все же что-то тревожило Тристана, и он посоветовал Ивон не оставаться одной, всегда находиться в компании, а еще выставить стражу у дверей. Сам же, меняясь с супругой по очереди, патрулировал коридор, и раз в полчаса-час заходил проверить обстановку.
В одно из таких посещений он, наконец, нашел в себе ответ на тот вопрос, который ему задала Ивон Бристол в том переулке:
- Мотивы Таэрис я уважаю, но не разделяю. Просто все происходило на моих глазах, и я не могу оставаться в стороне. Если бы все произошло в другой части замка, или мне об этом сообщили бы погодя – я бы не шевельнул и пальцем.

+1

24

Трое забрели в небольшую улочку между домами. Супруг так и не ответил на поставленные ею вопросы, пялясь на стройные ночи жены, на которых было оставлено множество следов в качестве шрамов. Стоило ожидать весьма неприятного разговора в ближайшем будущем.
Тристана больше привлёк вопрос заданный леди Ивон, который он благородно перебросил на свою супругу. Таэрис тут же закатила глаза, точно так же как это делает известный в Дортоне актёр под именем Роберт Дауни мл. в постановке "Мстители". Пиратка повернулась к рыжеволосой девушке и ответила ей: - Первое - ты беременна, второе - ты благородная леди. Не спрашивай, почему для меня важно второе. И ты ни в чем не виновата - не виновата в том, что пираты захватили ваш город, и что стала женою одного из них,- короткий взгляд, брошенный в сторону мужа, а затем снова переведен на леди. - Тебе еще не время умирать, леди Ивон. Я слышала у тебя бойкий характер, ты еще всем нам покажешь. Выше голову, - улыбнувшись, произнесла Таэрис, приподняв девушке подбородок.
- Ну? Мы можем вернуться в замок или нет? - адресовано было Тристану.

Ответ прозвучал в тот же момент положительно и отрицательно, ничего конкретного Тристан не сообщил. Не было гарантий, что леди Ивон в замке будет не тронута, поэтому возвращать ее туда было рискованно, но скрывать ее в Олдене гораздо труднее. Супруг Таэрис был прав – им нужно вернуться обратно. Поэтому пиратка не возражала ему, спокойно наблюдая за ним и слушая его речь.
Женщина, без разговоров, приняла предложенную юбку и молча надела ее на себя. Контраст между верхней частью одежды и нижней был очевиден – легкая ткань и шерстяная, коричневый цвет и синий. Части ее гардероба в данную минуту никого из присутствующих не интересовали, но все же выглядела она забавно.
Таэрис взяла Ивон за руку и пошагала вслед за мужем в сторону замка. Они старались не выходить на улицы, а передвигались по проулкам между домами, стараясь остаться незамеченными. Часто останавливались, скрываясь в тени, когда замечали, что кто-то проходит мимо. Временами переходили на бег, а бывало, перемещались слишком медленно, но в конечном итоге безопасно привели леди к ее замку. Оставалось надеяться, что Аста не тронет это милое прекрасное создание.

+1


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » СТАРЫЕ СВИТКИ » 2x02 Умираем ради жизни