НАТ
Администратор
Icq - 562421543
НИНА
Администратор
Skype: marqueese_
ИЗЗИ
Администратор
Skype: fullinsomniac
АННА
Администратор
VK: /monlia
ЭДМУР
Администратор
VK: /moralrat

Добро пожаловать в мир королей и драконов, пиратов и чародеев. С нами вы окунетесь в мир древней магии, разрушительных войн, коварных интриг и жестокой борьбы за власть. Здесь каждому уготовано свое место и каждый получит, что заслужил. История в Ваших руках!
Королевство Дортон переживает очередной кризис: пираты угрожают очередным восстанием, маги в новообразованных общинах требуют свободы, а вольные племена скайгордцев объединяются, создавая опасность с Севера. Положение усугубляется тем, что единственный существующий на свете огнедышащий дракон остался без человеческого контроля и теперь угрожает превратить в пепел все королевство.

ВРЕМЯ В ИГРЕ: 844 ГОД,
11 ЭДРИНИОС - 10 КАНТЛОС



ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД: Ночная кукушка

ОБСУЖДЕНИЕ КВЕСТОВ ДО 22/10

DORTON. Dragon Dawn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ИСТОРИИ МИНУВШИХ ЛЕТ » призрачный след


призрачный след

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://images.gr-assets.com/hostedimages/1419269457ra/13024674.gif

Время и местоГиамониос, 835 год

Действующие лицаTristan Holland, Evie Mauriat

Историяна пиратском острове прошел слух - разыскивается девушка по описанию похожа на Таэрис. за нее даже требуют приличный выкуп.

Отредактировано Evie Mauriat (25.08.2017 20:22:07)

+3

2

Ночь была глухой и темной – тонкий серп едва народившейся луны давал мало света – так что двоим взломщикам приходилось ориентироваться в поместье исключительно на слух и на ощупь. Впрочем, особой проблемой для них это не являлось – сообщник не только любезно открыл проход с заднего двора, но и подробно рассказал, где какая дверь находится, и какая лестница куда ведет. В столь поздний час прислуга уже благополучно спала, хозяина вообще не было дома, но один из двоих – тот, что был повыше ростом и пошире в плечах, все равно держал наготове нож, а другой нервно озирался и прислушивался к каждому шороху.
Нужную дверь им удалось отыскать без труда, щеколда тоже не стала существенным препятствием, только лишь навесной замок мог бы заставить их повозиться, но и о нем исключительно продуманный сообщник заранее позаботился – на месте прежде серьезного замка теперь висела хлипенькая замена, подпиленная ножовкой. Так что пара секунд возни – и путь был снова чист.
Приоткрыв дверь и выждав для приличия несколько мгновений, двое неслышными тенями прошмыгнули внутрь комнаты и закрыли за собой дверь. Теперь оставалась самая сложная и самая опасная часть дела – похитить хозяйку дома из ее собственной постели. Благо, что она находилась именно там, где и предполагалась - снотворное в вине действовало безотказно – девица и ухом не повела, когда непрошенные гости очутились возле нее, и продолжила беспечно сопеть в подушку. Ждать больше не имело смысла, и они разом накинулись: нервный – с кляпом и мешком для головы, а громила – с веревкой. Все произошло настолько быстро, что дамочка и слова пикнуть не успела, а ее мычание и возня производили недостаточно шума, чтобы кто-то их услышал. Похитителям, правда, тоже досталось – жертва пребольно пиналась, а под подушкой у нее обнаружился нож, которым она успела зацепить нервного, отчего тот безмолвно выругался, отнял оружие и с размаху вдарил локтем в переносицу строптивицы. Та сразу обмякла и отключилась на некоторое время – достаточное для того, чтобы оказаться связанной веревками по рукам и ногам, с холщовым мешком на голове, надежно закрывающим обзор.
Покидали поместье они через окно, имитируя побег хозяйки из дома. К ним даже присоединился третий бандит, поджидавший, по всей видимости, под окном, и через него же влезший в комнату. Выругавшись, тихо и зло, на Нервного за нерасторопность, он разлил остатки вина поверх нескольких капель крови, что натекла из раны неудачливого похитителя, походил по комнате, похватал несколько вещей, в том числе сумку с медикаментами, кое-какие мелочи типа золотых украшений, платье и туфли, и покинул помещение тем же путем, каким прибыл, после чего все трое двинулись в сторону воды, избегая открытых участков и прислушиваясь к каждому шороху. Лишь только сев в лодку и отчалив от берега, они выдохнули с облегчением и размотали скрывающие их лица тряпки, девушке подобной чести оказано не было. Даже на корабль она прибыла словно мешок с брюквой – ей ни разу не дали ступить на ноги, а только таскали взад-вперед, пока, наконец, не определили ее в какую-то каюту – как минимум, сухую, и без неприятного соседства в лице хвостатых крыс.

+1

3

День был насыщенным и, тем самым, утомительным. Тело немного ныло от слишком долгой тренировки. Кстати, первой тренировки с саблей, которая оказалась не легкой для хрупких женских рук, и к ней еще предстояло привыкнуть. Войдя в комнату, после ужина, Таэрис принялась развязывать шнуровку на платье. Она перешагнула его, как только оно упало к ее ногам, набросила на себя ночную сорочку, и хотела бы подойти к небольшому столику, где лежала расчёска и привести в порядок свои непослушные кудри, но передумала, сладко зевнув. Ничего не подозревая, девушка решила, что устала после тренировки. Она по-ребячески прыгнула в кровать и укрылась одеялом, моментально погрузившись в сладкий сон.

Девушка широко открыла глаза, но на ее голову резко набросили какую-то ткань, и темнота поглотила ее. Она принялась вырываться, но чьи-то сильные руки сковывали ее движения. Таэрис испугалась не на шутку, разум представлял самые ужасающие картины кончины или же насилия. Она пыталась кричать, но из-за кляпа во рту, исходили лишь еле слышные мычания, похожие на кошачье мяуканье. Ей удалось высвободить руку и схватить кинжал, который долгое время мирно лежал под подушкой. Сегодня настало время пустить его в ход. Она почувствовала, что ранила одного из похитителей, но, вероятно, рана была не опасной, потому что нож у нее поспешно выхватили, а руки и ноги связали с такой силой, что те тотчас занемели. Она извивалась на плече похитителя, который забросил ее туда, будто бы она не девица, а мешок с зерном.
Никто не мог увидеть, как она рыдала и насколько сильно испугалась. Кому понадобилось ее похищать? Быть может они решили попросить у Тристана хороший выкуп за свою жену? Вряд ли они его получат, они украли наименее дорогую вещицу  для Холланда. Он бы сам, с большим удовольствием, лишился общества своей супруги.
Ее похитители перешли на бег, она слышала, как их ноги касались земли, но мужчины молчали. Видимо, чтобы девушка не запомнила их голоса, хотя узнать человека по звукам очень и очень нелегко. Спустя несколько минут, ее уложили на что-то деревянное и не удобное. Уловив всплеск волн, разум сделал логическое объяснение - ее везли или на другую часть острова по морю, дабы скрыть следы или же на корабль. Ее все еще не покидала паника, а слезы ручьем текли по ее щекам, но этого никто не мог увидеть. Они начали движение и спустя минут двадцать, Таэрис поняла, что ее привезли на корабль. Они поднялись на него, а потом шаги похитителей стали глухими.
Девушку бросили на что-то мягкое, разрезали веревки на руках и поспешно удалились, оставив за собой лишь щелчок в дверях. Первым делом, она сняла с себя мешок и осмотрелась - она находилась в каюте корабля, который еще не начал морского путешествия, значит, от берега не успел отплыть. Таэрис принялась освобождать свои ноги от веревок и резко поднялась на них, но тут же упала на пол. Ноги занемели, а качка корабля на волнах поспособствовала тому, что девушка не удержалась на месте. Она начала массировать ноги и придумывать план побега, стараясь не паниковать и взять себя в руки. Каюта находилась, судя по обстановке, на корме, и в ней были стеклянные окна. Оглянувшись, обнаружила подушку, схватила ее и подбежала к окну, как только смогла ходить. Прислонив подушку в стеклу, принялась давить на него всеми силами, пока оно с шумом не треснуло и не посыпалось в воду. Девушка с испугом взглянула на дверь и прислушалась - тишина. Убрав остатки стекла, она выглянула в окно - по правую сторону и впереди вода, а огни Сент-Массона находились по левую сторону. Глубоко вдохнув, она решила, что должна спрыгнуть в море. Вода в это время года была холодной, но ничего не поделаешь, нужно спасаться. Девушка переклонилась через окно, но кто-то вовремя потащил ее обратно. Видимо шум воды заглушил ее, и она не услышала, как дверь открылась. Девушка обернулась и тут же застыла с ужасом смотря на...[float=right]http://s5.uploads.ru/8Q9YH.gif[/float]
...на своего мужа. Она наклонила голову вправо и уставилась в открытую дверь, где увидела палубу и знакомые паруса "Рассвета". Девица видела корабль лишь на воде, но никогда не была на нем, ведь на остров она попала на другом судне. С минуту она глядела то в открытую дверь, то на самоуверенного супруга. Таэрис не была глупой и догадалась, что весь этот спектакль срежиссировал ее супруг. Недолго думая, она влепила ему пощечину.
- Идиот!- завопила Мориа. - Ты не представляешь, как напугал меня. Что за цирк ты устроил?!
Она чувствовала ярость и облегчение оттого, что ее никто не похищал. Все же ей не понятен был мотив данного поступка Тристана, который девушка намеривалась узнать.
Ярость побеждала и девушка принялась кулачками колотить своего супруга в плечи и грудь, но ее тело после снотворного и борьбы со стеклом было ослаблено, поэтому ее движения не приносили Тристану практически никакой боли.
- Грязный ублюдок, чертов пират, - обзывалась она и поняв, что не приносит никакой боли супругу, плюнула ему в лицо.

+2

4

- Дело сделано, капитан, - пробасил боцман – тот самый громила, что непосредственно участвовал в похищении, и выносил жену капитана Холланда из окна ее собственной спальни.
- Спасибо, Джори, я в курсе, - съязвил Тристан в ответ и скрестил руки на груди. Платок, который на протяжении всей ночи скрывал его лицо (не хватало, чтобы слуги узнали хозяина в одном из похитителей, если бы их обнаружили), теперь бестолково болтался у него на шее.
- Всегда пожалуйста, - усмехнулся здоровяк и скрестил на груди руки. – Это не мое дело, но, может, стоило ей сказать заранее? Девчонка так перепугалась, что…
- Верно. Не твое дело, - сказал как отрезал Холланд. Впрочем, кое в чем боцман был прав – Иви сейчас, должно быть, просто в ужасе. Хотя он и успокаивал себя тем, что для достоверности картины ей нужно было оставаться в неведении, и на самом деле девушке ничего не грозило, - все же что-то, отдаленно напоминающее совесть, терзало его изнутри.
«Бедная девочка, и за что ей все это…» - с такими тяжелыми мыслями Тристан шагнул за порог своей каюты, где Таэрис и предстояло провести все то время, пока «Рассвет» будет в плавании, и обомлел. Его исключительно находчивая жена самым наглым образом удирала у него из-под носа через окно! Виноватое настроение тут же испарилось, уступив место возмущению.
- Куда?! Стоять! – он и сам не помнил, как очутился возле девушки и потянул ее назад, спасая от попытки умереть свободной в холодной морской воде. Он и представить не мог, что та окажется настолько сообразительной, чтобы выдавить стекло, и настолько бестолковой, чтобы рискнуть жизнью в стремлении освободиться.
Хотя та и упиралась сразу всеми конечностями, будто кошка, Тристану удалось кое-как затащить ее обратно, с помощью такой-то матери и некоторых других непечатных выражений. Таэрис его, похоже, даже не слышала – настолько стремилась поскорее убраться из этого места. Зато когда ему удалось вернуть ее на «землю обетованную», она едва ли не минуту таращила на него глаза, будто вообще впервые в жизни видела. А Тристан, замерев и не мигая, следил за ней в ответ – как бы она снова не сиганула в окошко.
Пощечина была злой и резкой, но вполне ожидаемой – за секунду до в глазах Таэрис мелькнуло осознание. И теперь, как минимум, объяснять то, что здесь происходит, уже не было необходимости. А вот чтобы объяснить, почему это все происходит – следовало пробиться через волну истерики, которую устроила похищенная девушка своему похитителю, по совместительству – мужу.
- Идиот! Ты не представляешь, как напугал меня, - Тристан, после пощечины опустивший взгляд в пол, провел языком по пересохшим губам. -  Что за цирк ты устроил?! - Он решил никак не реагировать на нападки жены, позволяя ее эмоциям разгуляться. Удары ее маленьких кулачков бестолково метили ему в грудь, плечи, попадали по рукам, но он даже и не думал защищаться. - Грязный ублюдок, чертов пират, - плевок прилетел ему в лицо, и Тристан утерся ладонью.
- Ты закончила? – негромко спросил он, даже как будто вежливым тоном, поднимая потемневший, и не предвещающий ничего хорошего взгляд, в глаза супруги. – Полагаю, теперь моя очередь высказаться… свет очей моих, - с небольшой заминкой добавил он после. Они все еще играли в эту игру, и Холланду оставалось придумать еще 57 ласковых обращений или прозвищ в адрес жены. Прерывать игру он не намеревался.
Насильно усадив Иви в кресло, он отошел к двери каюты чтобы прикрыть ее, и обнаружил половину своей команды наблюдающими за разворачивающейся в каюте капитана сценой.
- Чего встали, обалдуи! А ну живо по местам, работать! – быстро сориентировался боцман, который мгновение назад вместе с остальными бестолково глазел на происходящее, и, кажется, даже делал ставки – только на капитана ли? Тристан злобно зыркнул и с грохотом закрыл дверь.
- Итак, - развернувшись на каблуках, он зашагал обратно к Иви, скрестив руки на груди. – Полагаю, я должен извиниться? Так вот, я прошу прощения за то, что пришлось тебе пережить сегодня ночью, - насупленные брови и взгляд сверху вниз как-то не придавал его извинениям искренности, но пират все равно продолжил. – На острове тебе оставаться небезопасно, по крайней мере сейчас. До нас дошли слухи, что за особу, очень на тебя похожую, назначена крупное вознаграждение. Так что как минимум половина острова ее – тебя – уже ищет, а другая половина – радостно воспользуется шансом сдать тебя, если таковой представится.
Что касается разыгранного похищения – то оно таковым предстало только для тебя. Остальные решат, что ты сама сбежала из дома, и будут искать тебя на острове, в порту. Согласись, для тебя это не очень необычное поведение?
Так что ближайшие недели две «Рассвет» - твой дом родной. Добро пожаловать!
– развел руки в стороны приветственном жесте пират. – Пока ты будешь наслаждаться свежим морским бризом, разумеется, исключительно из окна каюты, на острове позаботятся о том, чтобы опасность миновала.

+1

5

- Ты закончила?
Я еще не начинала - промелькнул ответ в голове девушки, но Тристан успел заговорить раньше, чем супруга. После ласкового обращения брови девушки поползли вверх, но она тут же припомнила их недавний спор, который заключался в том, что муж будет засыпать свою жену нежностями, ни разу не повторившись. В данный момент, Таэрис сочла это неуместным, поскольку это разжигало ярость пылающую внутри.
Она не жалела о своем поступке (плевок), он был совершен осознанно, пусть и в момент злости. Он сильно напугал ее и это до сих пор можно было прочитать в испуганном взгляде, припухшими от слез и дрожащих руках. Быть может это не сильно заметно в неосвещенной каюте, но так оно и было.
Супруг усадил девушку в кресло и поспешил к двери, чтобы закрыть ее и избавиться от лишних любопытных глаз, которые то и дело скользили по фигурке девушке. Лишь сейчас к ней пришло осознание, что на ней лишь одна полупрозрачная сорочка, которая почти ничего не скрывает. В который раз за последние несколько минут изучив взглядом каюту, не обнаружила ничего, чтобы прикрыться. Таэрис лишь заложила ноги на кресло и обняла их руками, положив голову на колени.
Его извинения не произнесли на нее никакого впечатления, она не поверила в них и в их искренность. Таэрис слегка вздрогнула то ли от пережитого волнения, то ли от холода, заполнявшего каюту сквозь разбитое стекло. Но все же она не отрывала глаз от своего супруга, который начал свою длинную речь, объясняя свой поступок. Девушка, молча, выслушала его и поняла, что он пытался ее спасти. Неужели кто-то узнал, что Мориа жива? Прошло всего полтора года после сцены смерти, что есть тайна раскрылась? Кто же мог проболтаться, об этом знают только трое и не в их интересах выдавать секрет.
Но все же это не объясняет этого поступка. Можно было бы выйти из сложившейся ситуации различными способами, но Тристан в своей голове придумал один и воплотил его в жизнь, не посоветовавшись и не рассказав обо всем.
- Похищение исключительно для меня? То есть это совершенно не подозрительно, что Таэрис исчезает из острова именно в тот момент, когда пролетает слух? Стоит ли мне вообще возвращаться на остров, в таком случае? - низким голосом спросила девушка, что для нее самой стало удивлением. - Хотел побега - мог бы поговорить со мной и объяснить ситуацию. Я бы сама сбежала, как делала это множество раз и пришла бы в назначенное место, там бы спокойно сели на корабль. Но тебе, видимо, в радость потрепать мне нервы, - вновь разошлась девушка, после минутного спокойствия, если это можно было так назвать. Таэрис резко поднялась с места, глубоко наплевав на свой внешний вид. - Ты не удержишь меня в каюте, тебе это прекрасно известно. За полтора года брака тебе даже не удалось затащить меня в постель, что уж об этом толковать.
Таэрис развернулась и подошла к стене, у которой находился сундук, открыв его, нашла там различные предметы: карты, книги, вино. Бутылка была как раз кстати. Она взяла ее в руки, резко развернулась и злобно уставилась на супруга. Бросить в его сторону вино было бы слишком предсказуемо, но девушка замерла и, открыв ее, сделала два довольно-таки больших глотка сладкого напитка. Вытерев остатки вина на губах рукавом сорочки и, оставив там несколько красных размытых пятен, начала: - Ты правда мог бы предупредить меня. Я безумно испугалась, думала, что это конец и вся жизнь перед глазами пробежала. Твоя жена не такая уж и безрассудная, как ты думаешь. Можешь советоваться со мной, Тристан,- еще один глоток. Девушка подошла к супругу и мягко улыбнулась. - Но чем же ты думал? Поднеся руку с бутылкой над головой мужа, она вылила содержимое ему на голову. Напиток полился по лицу, шее, плечам. Намочил волосы и одежду. - Вот теперь - закончила,- усмехнувшись, произнесла Таэрис.
- Кого именно они ищут, и почему ты решил, что это я? Они ищут… девушку с моим именем? – она намекала на ее настоящее имя и говорила уже спокойным тоном.

+1

6

Очаровательно. Женщина, ставшая его женой по воле внешних обстоятельств, совершенно очаровательна в своей манере выказывать противодействие своему законному супругу. Каждое слово – несогласие, каждое действие – бунт. В который раз Тристан внутренне вопрошал себя: а почему бы наконец не разделаться с этой надоедливой особой, от которой пользы – чуть, благодарности – никакой, зато проблем – не оберешься?
«Не стоило вытаскивать тебя из окна. Может, даже следовало помочь – лишь подтолкнуть, все остальное море сделало бы само» Перед глазами пират явственно увидел застывшее в немом ужасе лицо «любимой» жены, все глубже и глубже погружающейся в глубину…быть может, она поначалу даже пыталась бы барахтаться, но потом в осознании неизбежности конца все равно покорилась бы происходящему.
Губы Тристана тронула мечтательная улыбка.
«Две недели в море – долгий срок. И всякое может случиться.»
Эта мысль ободрила его как никогда, и винное омовение он принял с неожиданным удовольствием.
-  Благодарю, - облизнувшись, он запустил пальцы в волосы – мокрые и липкие от вина – и зачесал их назад. – Действительно, неплохое вино. Жаль, оно закончилось, - расхохотавшись вдруг, он сделал всего один шаг к Таэрис – и этого оказалось вполне достаточно, чтобы достать ладонью ее затылка, слегка надавить, и вновь ощутить изысканный вкус вина, оставшийся на губах девушки. Насильно сорванный поцелуй не был продолжительным, зато грел самолюбие не хуже костра дождливой ночью.
«Ой, что сейчас будет,» - с восторгом ожидал нового взрыва от уже было успокоившейся до этого Таэрис Тристан и поспешно отступил прочь на два шага, освобождая себе пространство для маневра.
- Прости, мне показалось, или ты жаловалась, будто бы тебе в постели одиноко, дорогая Иви?

+1

7

Эпизод с вином лишь подзадорил супруга. Тристан насладился вкусом напитка цвета крови и даже поблагодарил жену. Девушка с удивлением уставилась на него, особенно когда он расхохотался. Следующий его шаг был еще более неожиданным. Он поцеловал Таэрис, сдерживая девушку таким образом, что та не смогла отпрянуть от него. Ее губы были сжатыми, а глаза широко распахнутыми. Она почувствовала, что его уста хранят свежий вкус сладкого вина, они были еще влажными.
Тристан отошел от нее на несколько шагов, а она будто бы замерла на месте в одной позе и с тем же выражением лица. Зачем он это сделал? Это что новый способ заткнуть свою жену? Поцелуй был таким коротким и быстрым, что ей понадобилось несколько секунд, чтобы осознать происшедшее. Его вопрос она услышала лишь отрывками, уловив лишь несколько слов, но не смысл. Она смогла лишь повторить за ним: - Одиноко. Возможно, он воспринял это как ответ, только вот девушка сама не заметила, как произнесла это вслух, все еще находясь в шоке от нежного жеста, который совсем не был нежным.
Ощущение чьи-то губ были для нее чем-то новым, и она еще не успела изучить все плюсы и минусы данной... процедуры, скажем. Она быстро сократила расстояние между ними своими шагами, резко потянулась к лицу супруга, чтобы без стеснения, поцеловать его, но всего лишь ударилась носом об его нос. Таэрис полностью, поставила ноги на пол (ведь, чтобы дотянутся до губ Тристана, нужно было встать на носочки) и громко рассмеялась. - П-прости, - с трудом произнесла девушка сквозь смех. Как только она прекратила смеяться, то тут же объяснила причину своего поведения: - Мне хотелось еще раз попробовать. А то я ничего не поняла. Ну да ладно. Теперь серьезно, - она положила свою руку ему на лицо. - Пообещай, что больше никогда не поступишь так, как сегодня. Пообещай больше не пугать меня, - она пристально смотрела ему в глаза, произнося данную речь, и после ее окончания надеялась на положительный ответ.
Возле ребер на рубахе Тристана вырисовалось алого цвета небольшое пятнышко, и это было не вино. При виде крови в ней включался врач, поэтому Таэрис бесцеремонно задрала его одежду и увидела небольшой порез. Так вот кого я задела, когда сопротивлялась. - Хоть кто-то из нас умеет извиняться. Прости. Девушка полностью стянула с него рубашку, и в этот самый момент в каюту ворвался боцман.
- Ой, чёрт. Я это...ну...вещички ваши принес, тут кину, - он положил у входа в каюту ее вещи и быстро скрылся, но некоторые его слова все же были услышаны: - Я победил, он почти...[float=right]http://s2.uploads.ru/d5DJl.gif
[/float]
Таэрис заметила среди вещей свой сундучок с медикаментами, несколько платьев, даже расческа и много других мелочей. Он взяла свой сундук, с которым почти никогда не расставалась, достала оттуда небольшой флакончик с крепким алкоголем и сделанную позавчера мазь. Повязок не было, а ее сорочка была чистой, поэтому она оторвала кусок подола и вернулась к наблюдающему за ней Тристану. - Будет немного больно,- предупредила она его и приложила кусок ткани, на который предварительно вылила немного алкоголя. Затем она нанесла мазь вокруг пореза и перевязала той же повязкой. - Быстро затянется, не страшно, - она подняла взгляд на супруга, но увидев выражение его лица, спросила: - Я что-то сделала не так?

+1

8

Ожидаемой бури возмущения отчего-то не последовало, и Тристан вопросительно кашлянул – азарт и веселье мгновенно выветрились у него из головы, оставив место недоумению. Девушка как-то неестественно замерла и уставилась в пространство невидящим взглядом – так что он было уже решил, что, возможно, перешагнул какую-то неведомую ему грань, но тут губы Таэрис зашевелились и он краем уха уловил едва слышимое:
- Одиноко…
Тут настала уже очередь Тристана вытаращиться на жену с удивлением. Он даже как-то пропустил тот момент, когда она приблизилась в плотную, и зато тычок в лицо – несильный, но неприятный, вернул его к реальности.
- Ау! – скорее от неожиданности, чем от боли, возмутился пират. И сразу же - памятуя о хитрой натуре супруги - хватился ключей, но они были на месте – надежно висели на поясе. Зато Таэрис залилась смехом, о причине которого Тристан тщетно пытался догадаться.
Ощупывая целые и невредимые ключи,  он подумал, что последний раз ему так неловко заезжали в нос, когда он был еще зеленой соплей и пытался целоваться…"Стоп! Целоваться! Вот оно что!"
Неожиданная догадка подтвердилась словами наконец отсмеявшейся Таэрис:
- Мне хотелось еще раз попробовать. А то я ничего не поняла.
Тристану оставалось только хмыкнуть про себя: «Ну еще бы  ты что-то поняла. По-настоящему целоваться совсем иначе». Хотя решительность и любопытство (скорее, даже испытательский интерес) он оценил, и, в некотором роде, взглянул на Таэрис по-новому. «Предложить или не стоит? Пожалуй, не в этот раз. А то еще, чего доброго, войдет в привычку»
На проникновенную просьбу, сказанную таким серьезным и доверительным тоном, нельзя было ответить как-то иначе, кроме как согласием, и пират со вздохом сдался, кивая в ответ, и отводя взгляд, как всегда бывало, когда он делал что-либо не по собственному желанию.
Рана в боку была всего лишь небольшим порезом, который он приобрел, неудачно приземлившись из окна ночью, и слегка саднила – он бы даже не обратил на нее внимания, залив ромом и залепив какой-нибудь ветошью на время – но внимание девушки было ему лестно, а прикосновения тонких пальцев приятно холодили кожу, так что протестовать своему раздеванию он не стал. Он даже не отчитал Джори за то, что тот своим появлением так бездарно нарушил всю атмосферу, но оторваться на секунду, чтобы зашвырнуть во в край обнаглевшего боцмана пустую бутылку, все же пришлось. Та ожидаемо разбилась с громким звуком о вовремя захлопнувшуюся дверь, и осколков в каюте прибавилось.
- Нет, все хорошо. Спасибо. - ласково улыбнулся своей врачевательнице Тристан и перехватил ее ладони своими, склонив голову и поцеловав кончики ее пальцев. Та отчего-то не отдернула руки. – Они у тебя всегда такие холодные? – будто желая ответить участием на участие, он принялся бережно растирать ее пальцы своими, просоленными и загрубевшими, как растирают их маленьким детям.
Эта идиллия между ними продлилась недолго. Корабль начал набирать скорость, а, значит, они вышли в открытое море с его буйными ветрами и коварными течениями, - пора было расставить все точки над «ё» в их совместном путешествии. Команде нужен был капитан, а Таэрис – краткий ликбез по правилам пребывания на судне, соблюдение которых обеспечило бы ей безопасность. Но супруги и здесь нашли камень преткновения – кажется, в состоянии перемирия долгое время им находиться просто невозможно.
- Я сказал, ты не будешь никуда отсюда выходить! – повысив голос  и гневно сверкая глазами, гнул свою линию Холланд. – Я капитан этого корабля, и на нем меня должны слушаться все без исключения. Все, дорогая моя Таэрис! Солнце пустыни моей! – а это, в общем, было удобно. Можно было заменять ругательства эвфемизмами и эпитетами - выражаться столь же витиевато, как самые отпетая матросня, не скатываясь при этом в похабщину.

+1

9

Все ее поступки были восприняты, как ни странно, положительно. Никто не сопротивлялся, не пытался оттолкнуть ее или оторвать от процесса врачевания. Кажется, он даже наслаждался этой картиной несколько секунд. Ей, почему-то, это нравилось. Таэрис  сама от себя не ожидала, но ей понравилось ухаживать за ним и прикасаться к нему. Его кожа была мягкой, осыпана шрамами, не такая нежная как у нее, но все же приятная на ощупь. Ее пальцы невзначай скользили вокруг раны, словно так и нужно, но этими невидимыми движениями, она пыталась изучить его. Ей же не удалось сделать это с его губами.
Ласковая улыбка заставила ее подарить ему такую же. Впервые. Впервые это была нежная и искренняя улыбка в его сторону. Она не понимала, почему в данную секунду поступает так. Возможно, это было ее состояние шока, от которого она еще не отошла после похищения, а возможно, в ней что-то менялось. Он взял ее руки и поцеловал кончики пальцев. Таэрис с изумлением таращилась на своего супруга, смущенно улыбаясь. Девушке понравилось, что он обходиться с ней так трепетно и нежно. Она бы желала больше таких поступков от своего мужа с данной минуты. Тристан принялся растирать ее ладони, тем самым согревая их.
– Они у тебя всегда такие холодные?
Да,- не задумываясь, ответила девушка. - И ноги тоже. Вернее, ступни всего лишь.
Быть может с его стороны это был просто вопрос, на который не нужно отвечать. Скорее всего, так оно и было, но девушка решила ответить. Какие-то непонятные чувства в ней заиграли и, поддавшись порыву, Таэрис крепко прижалась к Тристану. Молча. Она не хотела ничего говорить, она просто нуждалась в тепле и уюте. На минуту, на секунду. Девушка давно никого не обнимала первой и не отвечала на объятия вовсе. Не слишком ли много внимания для ее супруга за такой короткий промежуток времени? Ее сознание и тело, действительно, все еще находилось в состоянии шока. Умом она не понимала этого, поэтому и вела себя так безрассудно, как ей покажется завтра. Тристану удалось сломать этот идеальный момент своей фразой, да еще и прозвучавшей на повышенном тоне.
Мирное настроение улетучилось. Она прислонила пальцы к тому месту, где у Тристана был порез, и сильно надавила на него, зная, что это принесет невыносимую боль, ведь она своими действиями усугубляла рану. Повязка тут же приняла алый цвет. Сама же и зашью. Таэрис, тем временем, прошептала мужу на ухо: - Я сюда попала не по своей воле и не собираюсь никому подчиняться.
Пока пальцы доставляли супругу адскую боль, она сбила его с ног, так, что он свалился на пол.
- И приберись в этом свинарнике,- развела руками, показывая всю каюту. Таэрис перешагнула через супруга и подошла к своим вещам. Из четырех платьев годными были только двое, в которые она сможет влезть без посторонней помощи.
- Заодно и мои вещи уложишь, выдели мне какое-то место. Сам выбрал общество своей жены, вот и терпи теперь, ненаглядный ты мой.

0

10

После того, как способность дышать снова вернулась к нему, пират глухо рассмеялся в ответ на такое заявление жены, и попытался встать. Да уж, она у него была не промах: острый язычок и своенравный характер – пороховая бочка, а не женщина. Да еще и дерется, стараниями нанятых Тристаном учителей, неплохо. Мысль о том, что ей приходилось драться (а вернее, бить – потому что Тристан считал недостойным поднимать руку на женщину) только с ним, с одной стороны, утешала, а с другой – отдавала горечью, но он отдал бы многое за то, чтобы ей не пришлось испытывать свои навыки на ком-то еще.
Боль в ране еще пульсировала, а повязка пропиталась кровью, когда он поднялся сначала на одно колено, а затем, оттолкнувшись ладонью от деревянного пола, встал на обе ноги.
- Вся каюта в твоем распоряжении, дорогая, - широко раскинув руки, он театрально усмехнулся, а потом резко помрачнел и зашагал к письменному столу, заваленному бумагами, что наверняка выглядело как бардак, но таковым на деле не являлось. Со знанием дела Тристан забрал с него несколько бумаг, скатал в рулон и сунул за пазуху, прихватил несколько приборов для определения местоположения корабля, накинул валяющуюся тут же рядом рубаху, а на нее – куртку, и все тем же широким шагом направился к выходу.
- Захочешь чего – кричи. Все равно никто не отзовется, правда, - сказал он, уже держась за ручку. – И еще: заткни чем-нибудь окно, а то промокнут все твои платья и препараты.
Не дожидаясь ответа, капитан хлопнул дверью, оставляя Таэрис в одиночестве. Ключ неприятно заскрежетал, проворачиваясь в замке – им явно нечасто пользовались.
***
Такой же скрежет раздался по прошествии довольно долгого времени – солнце уже давно преодолело точку зенита, и все ближе клонилось к горизонту. В каюту вошел уже знакомый Таэрис головорез по имени Джори. Несмотря на внушительные габариты, движения его были аккуратными и обстоятельными. С дверью он был очень осторожен – едва ли даже мышь могла проскочить в нее без его на то позволения; провернув ключ снова и негодующе покачав головой от звука, он положил его в голенище сапога, и, в компании пары досок, горстки гвоздей и молотка отправился заколачивать поврежденное окно.
- Слушай, куколка, - обратился он к ней, когда дело было закончено. – А ты вообще кто такая? Кем нашему капитану приходишься?

+1

11

В это время года погода была холодной, как на суше, так и на воде. Тристан посоветовал девушке заткнуть чем-нибудь окно, но вот только чем? Ничего толкового в темноте ей было не сыскать, поэтому девушка пожертвовала одним из своих платьев, пытаясь растянуть юбку по форме окна и зацепить ее различными предметами, который обнаружила в каюте. Это украло из ее жизни около часа, возможно больше. Спать совершенно не хотелось, после пережитого стресса. Таэрис все же сделала из еще одного, не годящегося для плаванья, платья нечто похожее на постель в укромном уголке, где не было полочек или сундуков. В каюте было очень темно, поэтому она даже не смогла разглядеть ее как следует. Ближе к рассвету, она все же уснула, но ненадолго.
Проснувшись, она смогла увидеть каюту в дневном свете. Посредине стоял стол, справа от него различные полки с книгами и морскими приборами, некоторые из них были Таэрис знакомы. Она взяла в руки компас и смогла определить направление корабля. Куда интереснее был стол с одной шуфлядкою закрытой на ключ. Ей стало любопытно, что же ее муж там прятал. В своих вещах она обнаружила заколку, которой принялась открывать интересный замочек. Спустя какое-то время, ей это удалось. Там лежали такие-то бумаги, конверты, небольшие коробочки, но ее взгляд припал к дорогому кинжалу. Он был старинным, о чем свидетельствовала рукоятка.
Во входной двери предательски заскрежетал ключ, Таэрис тут же захлопнула шуфляду и спрятала кинжал в складках платья, присев на стул. К ее удивления в комнату явился не ее супруг, а какой-то мужчина, не самой приятной внешности. Он, молча, пересек каюту, снял самодельную шторку созданную девушкой накануне и принялся чинить окно. Девушка неподвижно сидела в кресле, испугавшись грозного мужчины, который был в несколько раз больше ее. Когда он закончил, то обратился к ней.
- Слушай, куколка. А ты вообще кто такая? Кем нашему капитану приходишься?
Девушка приоткрыла рот от удивления. Она не думала, что Тристан не расскажет своей команде, кто находится в его каюте. Наверняка, многие пираты видели, как девушку насильно туда затаскивают. Таэрис посмотрела на обращающегося к ней господина и спокойно ответила: - Самым ненавистным созданием для любого мужчины - женой.
Собеседник не скрыл своего удивления, но более времени вести разговоры у обоих в распоряжении не имелось, так как послышались раскаты грома и крики на палубе. В каюту попадал яркий солнечный свет, но нос корабля направлялся в шторм, где бурлила вода, ловящая светлые вспышки, падающие с грозного серого неба. Мужчина поспешно удалился из каюты и спустя несколько минут после его ухода, корабль стало бросать по волнам так сильно, что Таэрис едва удерживалась в кресле. Ей никогда не приходилось попадать в море в такую погоду, которая могла погубить судно за несколько минут. Она слышала крики, ругань, беготню, всплеск волн и гром. Снова страх. Ей казалось, что это ее последние мгновения жизни и корабль уже идет на дно, а она сидит одиноко в каюте в ожидании старушки в черной мантии, носящей ужасающее имя для каждого живущего.
Вместо этого в каюту вошли двое, которые заносили туда ее супруга, бывшего без сознания. Таэрис резко поднялась с кресла и подбежала к ним навстречу, чуть было, не упав раза три. Мужчины же уверенно держались на ногах, за ними забежал третий, который расстелил несколько одеял в том углу, где спала Таэрис сегодня, а из одного сделал подобие подушки. Они уложили Тристана на одеяла и переглянулись. По выражению их лиц девушка сумела понять, что не  знают что им делать с капитаном. Девушка подошла к супругу и присела на пол. Она нащупала его пульс на шее, который был медленным.[float=right]http://s2.uploads.ru/C3bxN.gif
[/float] От предплечья до локтя глубокий порез - видимо он чем-то порезался и кровь на голове - скорее всего он упал или ударился обо  что-то. У нее не было времени интересоваться, что с ним произошло, но она услышала как за спиной здоровяк, чинивший окно, начал объяснять. - Ей, девица. Ты справишься с ним? Судовой врач не может выбраться, трюм завалило. А ты вроде как в этом знаешь толк, судя по твоему сундучку со всякой медицинской хренью.
- Справлюсь. Оставь мне ключ.
- Был ясный приказ - не давать тебе ключа, - он уже собрался уходить, как девушка подняла на него тот самый кинжал. Боцман же глухо рассмеялся. - Думаешь, сможешь причинить мне вред вот этой безделушкой?
Таэрис опустила глаза и поджала губы. - Нет, но Тристан будет интересоваться, кто оставил шрамы на теле его жены, - она обернула кинжал против себя и сделала небольшой порез ниже шеи, крепко сжав зубы от боли. Боцман замялся, у него не было времени на долгие раздумья, поэтому бросил ключ на стол и поспешно удалился. Таэрис закрыла дверь, чтобы их никто не беспокоил из матросов или кого-либо другого.
Девушка тут же принялась обрабатывать раны мужа, руку она зашила. Таэрис вспотела, когда ухаживала за супругом, это оказалось для нее сложнее. Она знала, какую боль он почувствует, когда очнется - как будет трещать голова и ныть рука. Он бы оставался в сознании, если бы не удар головой.
Около двенадцать часов ночи удалось выбраться из шторма, каждый стук в дверь она встречала с кинжалом. К ней заходил лишь боцман, который позже представился как Джори и взял с нее обещание вернуть ключ. Врача же девушка не пускала, боясь доверить жизнь своего супруга в чужие руки. Под утро Таэрис вернула ключ боцману и прилегла рядом с супругом. Девушка прикоснулась губами к его лбу - жара не было, значит, заражения тоже. Девушка сама не заметила, как задремала рядом с Тристаном, держа его за здоровую руку. Не заметила, как в каюту вошел Джори, как раз в тот момент, когда Тристан открыл глаза.
- Девица от вас ни на шаг не отходила. Даже врача не пускала. Даже сама покалечилась вон, порезалась,- выгораживал себя боцман, мол, он не виноват в порезе на теле девушки. -Тут, эээ, вода есть и еда тоже. Она просила,- он указал на стол. - Если чо, я у двери, ключ у меня, старпом управляет кораблем, – отчитался Джори и удалился, четко произнеся слова про ключ.

+1

12

Головную боль он почувствовал еще прежде, чем начал приходить в себя. Если быть точным, то вначале боль составляла все его существование, но по мере того, как туман в голове рассеивался, и возвращалась способность мыслить, она сужалась и локализовалась в конкретной точке тела – в голове, продолжая давить и пульсировать даже в состоянии полного покоя.
Во рту пересохло и отдавало горечью, рука тоже противно ныла, но все это были мелочи по сравнению с тревогой, которая сдавила ему грудную клетку – с какими потерями корабль вышел из бури?
Он резко раскрыл глаза, но подниматься не стал, хотя первым порывом было вскочить на ноги и осмотреть все самому. В каюту зашел Джори и начал гундосить что-то про корабль и про Таэрис, но смысл его слов все еще ускользал от Тристана, как он ни силился их понять. Внимание его с опозданием зацепилось за одну фразу.
- Задержись-ка, - голос капитана был еще довольно слаб, но ничуть не менее требователен, чем обычно. Каких-то жалких полсекунды не хватило боцману для того, чтобы скрыться за дверью, и на все претензии потом отвечать с самым честным видом: «Я ничего не слышал, капитан. Я уже покинул каюту». Пока здоровяк возвращался внутрь, осторожно ступая босыми ногами по дощатому полу и прикрывая за собой скрипучую дверь, Тристан, с искаженным гримасой боли лицом повернулся на бок, оттолкнулся руками от пола и встал, придерживаясь рукой за стену.
- Как ты сказал: САМА порезалась? – голос был спокоен, а вот взгляд капитана был мрачнее тучи и ничего хорошего не сулил. – Солнце мое! – с необычайной теплотой позвал он Таэрис, и протянул к ней руку. – Подойди, пожалуйста, дай взглянуть ближе.
Рана не выглядела страшной, но кровь, по-видимому, долго не унималась – длинная бурая полоса, несколько раз растертая и въевшаяся в кожу, была молчаливым укором его легкомысленному беспутству. Если бы Таэрис закатила ему сейчас скандал, он и не подумал бы возражать – только она одна знает, что пришлось ей пережить в эту ночь, пока он, ее «опора и защита» валялся в отключке.
- А что ты скажешь? Откуда взялся этот порез? - очень осторожно осведомился Тристан у своей жены. Джори шумно вздохнул и переступил с ноги на ногу – он явно не ждал от ответа Таэрис ничего хорошего.
Внимательно выслушав точку зрения супруги на произошедшее, капитан немного помолчал, как будто бы раздумывая. На самом деле у него снова страшно разболелась голова и он всеми силами старался сохранить нейтральное выражение лица.
- Можешь идти, - сообщил он ледяным тоном боцману. – Через десять минут жду у себя в каюте старпома, главного плотника, квартмейстера и судового врача. Мне нужен подробный отчет о состоянии судна, команды и о курсе, которым мы идем.
Стоило Джори скрыться за дверью, как беспокойство полностью овладело Тристаном, и он судорожно сдал руки Таэрис
в своих, с горячностью шепча:
- О небо, Таэрис! Какой же я дурак, дурак, что потащил тебя сюда, на «Рассвет»! Я и подумать не мог, что такое может произойти, что ты окажешься одна без моей защиты!
В глазах его метались боль и раскаяние. Собственные раны, состояние корабля – все сразу отошло на второй план. В порыве он прижал девушку к себе:
- Ты должна рассказать мне все, что тебе пришлось пережить! Но вначале скажи мне правду – кто тебя обидел? Откуда этот порез? Кто из этих мерзавцев должен поплатиться головой?!

+1

13

Мужские голоса звучавшие, словно во сне, неимоверно раздражали девушку, ведь именно они мешали полноценно погрузится в сон и отдохнуть. Не различала, о чем именно толкуют собеседники, но в знак своего неудовольствия застонала и перевернулась на бок, на то место где ранее мирно лежал Тристан. Таэрис мгновенно проснулась, перепугавшись, что с супругом случилось что-то неладное. Резко обернувшись, заметила, как муж стоит на ногах, пошатываясь. У двери с виноватым видом стоял боцман, который с опаской поглядывал на девушку, словно от нее зависела его жизнь и дальнейшая судьба.
Таэрис приняла предложенную Тристаном руку и поднялась на ноги. Все еще не понимала, что происходит и хотела бы осмотреть рану супруга, спросить о его самочувствии, но он разглядывал небольшой порез, оставленный драгоценным кинжалом самой девушкой.
- А что ты скажешь? Откуда взялся этот порез?
Видимо, Джори не убедительно рассказывал о событиях произошедших ночью. Боцман нервничал, показывая свои чувства всем напоказ. Лишь сейчас Таэрис поняла происходящее, подарив супругу слабую сонную улыбку, ответила. - Я порезалась. Разве это не правда? Она сама оставила рану, но не стала уточнять, зачем и при каких обстоятельствах, полагая, что это можно упустить.
После ответа Тристан дал распоряжения боцману, а как только тот удалился, сжал ее руки в своих. От неожиданности Таэрис с удивлением уставилась на супруга, а последующая фраза и вовсе ввела ее в ступор. Она увидела его переживания и всю боль, поедающую капитана корабля, из-за незнания, что произошло с его супругой, а она и подавно не заслужила столь трепетного отношения к своей персоне. В эту секунду к ней пришло понимание, что какие бы глупости она не натворила, он всегда будет беспокоиться и пытаться отгородить ее ото всех бед. Она пожалела о многих брошенных фразах и обидных слов. Затем он крепко прижал к себе девушку, и она в ответ прижалась к нему, нежно поглаживая обнаженную спину. Его слова вызвали в ней теплые и нежные чувства. Она чувствовала себя защищенной и даже любимой. Всегда приятно знать, что кто-то тревожится о тебе и твоем состоянии. Иви не признавалась ни ему, ни самой себе, но каждый раз как он уходил в море, она боялась, что с ним может случиться что-то неладное, а когда возвращалась - радовалась, лишь пыталась отрицать это.
- Все было хорошо, - спокойно произнесла Таэрис, глядя в лицо супругу. Одна рука все еще поглаживала его спину, а вторая принялась забирать волосы, упавшие на лицо. Затем ласково погладила Тристана по щеке, поражаясь, откуда в ней столько нежности по отношению к супругу. - Джори и еще один мужчина принесли тебя уже без сознания. Ты ударился головой, скорее всего, потому что здесь вот была кровь, - аккуратно прикоснулась пальцами к тому месту. - Твоя рука была порезан,а и рану пришлось зашить, что я и сделала. Джори помогал мне - носил воду и кипятил повязки, я не могла тебя оставить. Не тревожься, ко мне никто не притронулся.[float=right]http://s9.uploads.ru/ozk87.gif[/float]
Таэрис вновь улыбнулась, но по правде говоря, еле держалась на ногах. Девушка всем видом пыталась скрыть свою усталость, но глаза закрывались, ноги подкашивались и если бы не Тристан, то девушка уже лежала бы на холодных досках. -Спокойно,- произнесла вслух девушка, поняв, что чуть было, не уснула или потеряла сознание. - Извини, просто прошлые две ночи были долгими. Тебе нужно поесть и попить,- она начала шептать, потому что говорить нормальным тоном была не в состоянии.
Таэрис ускользнула из объятий супруга и, шатаясь, подошла к столу. Одной рукой удерживалась, а другой пыталась ухватить флягу с водой, но взор размывал все предметы, и несколько раз девушка просто хваталась за воздух. В конечном итоге, Иви протянула Тристану флягу с водой и принялась осматривать рану на руке. Убедившись, что все в порядке, уткнулась в плече супругу, произнеся: - Я устала. Можно я отдохну? Правда, если пообещаешь мне, что отлежишься хотя бы день. Рана должна как следует затянуться и тебе нужно набраться сил.

+2


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ИСТОРИИ МИНУВШИХ ЛЕТ » призрачный след