Нат
Очень плохой дядя и нелюбитель шуток, по всем вопросам
ICQ: 562421543
Нина
Кадамирская стерва, по вопросам дортонского сюжета
Skype: marqueese_
Анна
Суровый капитан Левиафана, по вопросам пиратского сюжета
VK: /monlia
Эдмур
Одинокий рыцарь, по вопросам дортонского сюжета
VK: /moralrat
Аликс
Девушка-загадка, по любым вопросам.
VK: /imlemon
11 КАНТЛОС - 10 САМИОНОС 844 ГОДА 4x01 Союз двух сердецFREYA WHISTLER
4x02 4x02 Hold the GATES! Edmure Harte

Благодаря усилиям лейфордской и кадамирской армии дракона удается прогнать с кровоточащей земли Дортона. Наступает долгожданный мир. Стефан заключает ряд договоров с мятежными графствами, в том числе с Руаширом, соглашаясь на брак Леонарда Мориа со своей сестрой принцессой Фреей. Он и не подозревает, что главная опасность его самодержавию стоит от него по правую руку. Между тем на Острове Сокровищ пираты находят то, что может полностью перевернуть ход истории...
28.06 Делайте ваши ставки, господа! Первое казино в Дортоне ждет своих гостей!
25.06 Прими участие в лотерее и конкурсе!
17.06 Обновился сюжет! После удалений освобождено 6 графств!
31.05 Сегодня последний день переклички! Успейте написать пост!!!
Вверх страницы
Вниз страницы

DORTON. Dragon Dawn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ИСТОРИИ МИНУВШИХ ЛЕТ » 3x06 Драконы смертны. Но смертны и те, кто их убивает


3x06 Драконы смертны. Но смертны и те, кто их убивает

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

3x06 Драконы смертны. Но смертны и те, кто их убивает.
Почти месяц прошел с начала осады замка Дансфолд военными силами Лейфорда. Несмотря на скромные успехи, граф Ричмонд не терял надежды отомстить за убийство сына своей тещей Морвен Айглхарт, и поэтому не оставлял попыток проникнуть в замок. Вскоре, под предлогом оказания помощи, в лагерь приехала Ниневия Аншан вместе со своим войском и небольшим отрядом королевских гвардейцев. Выказав желание помочь давнему союзнику, Ниневия выступила на стороне Натаниэля, однако в ходе решающего наступления от шальной стрелы погибла жена графа Анна. Но и эта цена была уплачена зря. Совместные войска Лейфорда и Кадамира разрушили замок до основания, взяв в пленники всех его защитников, но, едва успев уехать в Лейфорд для того, чтобы захоронить тело графини, стало известно, что в разрушенные бомбежкой каменные развалины заселился другой, неожиданный житель. Оставшийся без хозяина дракон выжег пламенем весь холм, на котором стоял Дансфолд, очистив его от людей на несколько миль и сделав развалины своим гнездом.
У всех оставшихся в живых людей появились проблемы куда серьезнее, нежели выяснение территориальных споров между двумя графствами. К тому же, среди взятых под стражу защитников замка Дансфолд обнаружился живым и невредимым сын Натаниэля, но граф все равно оставался безутешным. Желая отомстить за убийство жены, Ричмонд потребовал немедленной казни Морвен и всего ее близкого окружения, однако Ниневия вдруг выступила против этой идеи, раскрывая истинные причины своего приезда в Мильстоун, которые оказались не такими уж и дружескими...
Несмотря на все разногласия, Ниневии и Натаниэлю все таки приходится вновь вступить вместе на поле боя. Смогут ли они найти общий язык теперь, если разногласия в тактике всегда присутствовали между ними? Как двое опытных, повидавших мир человека воспримут приехавшего в самое сердце событий молодого короля, у которого тоже есть свое мнение о том, как поступить с драконом?

Время и место30 эдриниос 844 г. и позже
Окрестности замка Дансфолд, Риверфорд, графство Мильстоун

Очередность Nathaniel Richmond, Ninwe Anshan, Stephan Whistler (позже)

► Время ожидания поста - 3-ое суток, после которых очередь переходит к следующему игроку. Тот, кто не успел написать пост вовремя не должен ждать круг, чтобы сделать это - он может написать его вне своей очереди.
► Мастер эпизода Nathaniel Richmond. Мастер эпизода будет уведомлять в ЛС о вашей очереди писать пост каждый круг.
[SGN].[/SGN]

+1

2

Мог ли представить Натаниэль, что на эту проклятую землю ему вновь придется вступить так скоро? И, пожалуй, никакого желания делать это не было ни у него, ни у его людей. Все понимали, что идут на смерть. Но выбора не было ни у кого. Лейфорд слишком близко находился к убежищу, что выбрало для себя огненное чудище. Испытай Оно желание, то не пройдет и часа, как рваные крылья дракона покажутся за горизонтом Рич Хилла, а еще через минут пятнадцать, оно одним своим выдохом подожжет весь город, вместе с домами, женщинами и детьми. Все боялись этого и поэтому шли.
Настроения в рядах, однако, были мрачнее некуда. Даже рядовые лучники позволяли себе в открытую высказывать свои опасения успешности операции. Многие из них уже и вовсе попрощались с жизнью. Одним из шести теплых вечеров во время их пути, Натаниэль спустился к реке, невольно подслушав разговор двух, что полоскали свои плащи от грязи:
- Я приказал жене не ждать ни новостей, ни моего тела. Отдал ей серебряную брошь от своего плаща, должно хватить на первое время ... - низким голосом пробурчал мужчина. В ответ была тишина. Вероятно, его собеседник тоже задумался о своей жене и что останется ей, после его, казалось бы очевидной, смерти.
Ричмонд понимал, что идти на дракона в таком настроении было нельзя. Но, как ни пытайся он и его приближенные убедить армию в наличии у них больших шансов на успех, им все равно никто не верил. Чем ближе они приближались к Риверфорду, тем настроение людей становилось все более мрачным, тем больше они не доверяли своему графу. Да и как можно довериться человеку, который убеждает тебя в том, что все хорошо, когда ты сам, своими собственными глазами видишь, что все не просто плохо - ужасно.
Тракт, соединяющий Риверфорд с Рич Хиллом, был переполнен. Народ целыми деревнями, кто на огромных повозках, кто верхом, а кто пешком то и дело попадались разведчикам навстречу покидающими графство. Они бежали от безумия, что происходило в тех окрестностях, и, своим внешним видом и громкими речами, еще больше убеждали армию в том, что двигаться нужно в обратном направлении. Кто-то даже пытался уйти вместе с ними, но своевременно был поставлен на место.
На седьмой день по ходу движения стали появляться выжженные огнем кратеры. Он уже видел такие на Сент-Массоне, но здесь, на родной земле, они казались гораздо более пугающими. Черная, обугленная земля на десятки футов вокруг, смешанная с такой же черной травой, и медленно вздымающийся в небо пепел.
Натаниэль спустился, чтобы осмотреться,  находясь в центре одного из них. Эта была скромная деревушка близ столицы Мильстоуна. Выжившие после нападения дракона жители покинули свои дома несколько дней назад, однако оставшиеся после пожара костры все еще местами пылали, а от пепла исходило тепло. Наклонившись, чтобы взять с земли горстку пепла, Натаниэль сжал ее в своем кулаке, а потом отпустил. Белоснежные хлопья разлетелись в разные стороны с его кожаной перчатки, едва ветер подхватил их. Ричмонд услышал сзади себя хруст, который мог быть ничем иным, как звук шагов. Оглянувшись, он увидел Ниневию.
За весь их совестный путь до Дансфолда (вернее до того, что от него осталось) леди Кадамира была немногословна. Да и Натаниэль старался избегать ее длительного общества, уж слишком сильно она проникла в его жизнь за последнее время. Он не был к этому готов, и отстранение казалось одним из самых лучших решений. Но, с тех пор как они решили идти в очередную военную вылазку вместе, им стоило бы обсудить стратегию.
- Если прямо сейчас над нами пролетит дракон... Что вы будете делать, Нинве? - задал ей вопрос Натаниэль, поднимаясь с земли, но не отряхивая руку от пепла. Должно быть для того, чтобы показать, во что они оба превратятся, окажись дракон на этом месте здесь и сейчас.
- У вас есть два пути, но я настаиваю на первом. Ни у кого из нас нет шансов дожить до заката в тот день, когда все мы хотя бы мельком увидим дракона. Езжайте в Кадамир и попытайтесь защитить свой дом, пока еще не слишком поздно...

+1

3

When the night falls, down on me
I will stay awake

I won't run away

Накануне лагерь кадамирских войск потрясло леденящее кровь происшествие. Стемнело, и опустошив котлы с маисовой похлебкой, солдаты быстро разбрелись по палаткам - отдыхать после дневного перехода, оставив по периметру дозорных. Леди Аншан не отставала от своих людей и собиралась провалиться в сон, как только усталое от кожаного доспеха тело коснется брошенного наземь тюфяка, как обычно бывает в походах. Вечерний туалет потребовал не много времени, после чего Ниневия взялась расстегивать нагрудник, размышляя о том, что завтра им предстоит нагнать армию Лейфорда, от которой они несколько отстали среди оживленного, загруженного "беженцами" тракта. Она надеялась, что Ричмонд не воспримет эту вынужденную задержку как попятную. После гибели жены он стал особенно подозрителен и непредсказуем, что, разумеется, не шло на пользу их союзу. Как и отношениям между их воинами. Неумолимая  повестка дня свидетельствовала, что ссоры и неприятные инциденты между кадамирцами и лейфордцами участились. Казалось, после пройденной войны и сент-массонского сражения, связь юга с западом должна установиться прочно, но сейчас все трещало по швам. Люди обоих графств ходили подавленные и нервные из-за обрушившейся на их плечи миссии. Негры нервировали лейфордцев своей самоуверенностью и чуждой наружностью - "предатели, они достанут свое золото из кучки пепла, в которую мы превратимся". Как ни странно, скорпионы обвиняли соратников почти в том же: "эти побегут первыми" - не раз слышала Нинве в рядах своих наемников. Они считали людей Ричмондов крестьянами, наспех обученными военному искусству - и никакие доводы были не в силах поколебать это мнение. В конце концов, ни одной из сторон не добавляло уверенности, что их отправляли на защиту не своих земель, а тех, которые успели им порядком досадить во время осады. "Они били наших, а теперь мы как ни в чем не бывало идем их защищать..и от чего? От чудовища, от которого их смельчаки бегут нам навстречу!" Безграмотное и недальновидное мнение сложно переломить.. Они не знали о разногласиях между ней и Натаниэлем, как и о случае, поставившем под сомнение их отношения. И все же люди чувствовали настроение своих командиров и бессознательно его отражали. Аншан вздохнула, щелкнув второй застежкой походной брони, как вдруг..
- Шати, прошу позволения..в лагерь прибыли женщины. Кажется, это шлюхи.
Голос дозорного, раздавшийся за полотняной перегородкой палатки ворвался в ее мысли и вызвал гримасу усталости и недовольства, невидимую для воина. Несмотря на то, что в тренировочном поселении армию держали в строгости, Ниневия позволяла им развлечения, в том числе женщин легкого поведения. В нужный момент это могло поддержать дисциплину лучше, чем суровая муштра. Однако скорпионам никогда не позволялось вести себя вольно накануне сражения.
- Прогоните их.
- Мы пытаемся, шати. Они отказываются уходить под угрозой оружия. Кажется, они прибыли из пострадавших районов, и их все больше.
Аншан вскочила на ноги. Меньше всего ей хочется иметь дело с беспорядками и саботажем. Проклятая земля! Сколько из-за нее пролито крови! Покидая свой шатер и направляясь за солдатом-кадамирцем, на мгновение она была солидарна со своими людьми. Когда ряды палаток, образовывавшие своеобразное подобие улиц - на которых то здесь, то там вился дымок от костра или сумрачно колыхалась трава - остались позади, Ниневия невольно положила руку на аракх от представшего ей зрелища. Фигуры в темноте толпились, точно призраки - нежные, тонкие или приятно округлые под ореолом одежд. Их здесь действительно собралось много - головы большинства замотаны покрывалами, иные поддерживают друг друга. Хорошенько присмотревшись, Нинве обнаружила детей, робко притаившихся за юбками некоторых пришелиц.
- Что здесь происходит? Это территория защитников Мильстоуна, вам следует немедленно ее покинуть. Здесь вам не найти заработка!
Черная львица резко выступила вперед, за линию караульных, державших наготове факелы и изогнутые мечи. Позаимствовав источник света у загорелого новобранца, который выглядел как юнга, повстречавшийся с русалками, Ниневия проделала еще пару шагов, позволяя одной тени приблизиться в ответ.
- Госпожа, мы вовсе не распущенные женщины, за которых нас приняли. Мы пришли к вам за помощью. Позвольте, я покажу вам.
Ее дрожащие, бледные руки, протянувшиеся из-под балахона, обнажались до тех пор, пока на них не показались язвы и ожоги. Пальцы женщины буквально вцепились в болтающийся на двух последних застежках нагрудник Ниневии, и она инстинктивно стряхнула их, оттолкнула незваную гостью. Стараясь удержаться на ногах, та отступила, и именно в этот момент капюшон соскользнул с ее головы, обнажая молодое, обожженное, сморщенное и изуродованное лицо. Кадамирка изумленно сглотнула, а остальные, поймав замешательство "защитников Мильстоуна", расступились и пропустили вперед несколько групп, державших самодельные носилки.
- Мы умоляем вас помочь. Мильстоун опустел, и наши лекари ушли вслед за своими семьями. Мы те немногие, кто пережил нападение Зверя на Риверфорд. Теперь мы страдаем от голода, боли и отсутствия крыши над головой.
Все еще пребывая в замешательстве, Аншан и ее воины вертели головами, наблюдая, как многие тени разматывали свои тряпки и демонстрировали им увечья. Некоторые не в силах были это совершить без помощи других.
- Мы примем вас и сделаем что можем. Мы все делаем не больше того, на что способны, - наконец проговорила кадамирская львица, обращаясь к первой женщине, - Приказываю поднять лекарей и развернуть военный госпиталь!
До рассвета шати не могла заснуть, поскольку уступила свой шатер под нужды раненых и умирающих. В конечном счете, она положила голову на камень, уставившись в светлеющее небо, и забылась, видя в кратких сновидениях дорогу, сплошь поросшую травой, и новый день...

На следующий день кадамирцы нагнали союзников, как было положено, и пробиваясь сквозь сплошные, плотные ряды красных плащей, Ниневия тщетно высматривала одинокую фигуру их предводителя. Позже ей указали место, где он оставил коня и пожелал осмотреться, в стороне от других. Неудивительно, что внимание Ричмонда привлек крупный, дымящийся кратер - словно этот фрагмент окружающего пейзажа хотели стереть навеки. И у дракона это получилось.. Аншан соскочила с седла, и в первые секунды была вынуждена прикрыть нос рукавом. Запах здесь стоял премерзкий. "На растопку", очевидно, пошло все, что не успело убежать или рассыпаться прахом от одного взгляда чудовища. Твердо нажимая сапогами на похрустывавший грунт, кадамирка подошла к мужчине со спины. Стоило ему выпрямиться и повернуться к ней, как она увидела его взгляд и горсть пепла на затянутой в перчатку ладони. Но все это меркло, было не так важно, по сравнению с его вопросом.
- Вчера в наш лагерь приходили пострадавшие. Я видела лица женщин, выжженные драконьим огнем, их слепые глаза, кожу, стершуюся с костей навсегда. Невозможно описать словами цвет этой умерщвленной, но все еще продолжающей жить плоти. Она не серая, багровая или коричневая..она темна, как ненасытное дно бездны, - Черная львица с достоинством вскинула голову, словно она размышляла над вопросом и пришла к определенному выводу, - Так что, мне думается, когда я столкнусь с этой тварью, буду биться как полагается воину, за себя и своих людей. Но в последний момент не исключено, что я попытаюсь закрыть лицо - как обычная женщина.
С этими словами она наклонилась и подула на руку Ричмонда, позволяя пеплу оседать на своих щеках и волосах.
- Вы действительно считаете, что у нас есть шансы выстоять порознь? Или что я оставлю вас умирать, спустя столько лет? Тогда вы глупец, Натаниэль, безнадежный глупец.

+1

4

Где как не за Западе может существовать народная мудрость: чем старше становишься, тем больше богатеешь. Но, несмотря на весьма понятный и в то же время правдивый смысл этих слов, добрая старая нянечка Нэн всегда говорила, что смысл поговорки вовсе не в золоте, которого с годами у человека становится все больше и больше. Она говорила, что отец юного белобрысого мальчугана, постоянно повторяющий ее, не правильно понимает ее сути. А суть была в том, что богатством считается вовсе не злато, а люди, близкие люди, которых с годами становится все больше и больше, и именно они являются твоим богатством. Натаниэль право тогда не понимал, как люди могут быть богатством. Ведь их нельзя продать и купить на них тоже ничего нельзя. Но почему-то рассуждения этой старухи мальчишка запомнил на долгие годы. И теперь однозначно знал, что она ошибалась.
Чем старше становишься, тем больше беднеешь. Вот как правильно использовать эту поговорку, учитывая свой горький опыт. Натаниэль с ужасом понимал, что на свете осталось считанное количество человек, которые действительно представляли для него какую-то ценность. А те, что уже покинули этот мир, все они страдали, а потом умирали лишь потому, что рядом находился он. Желал ли он такого для Ниневии? Никогда. Даже если это лишит его сильнейшего во всем Дортоне войска, если это приведет к собственной смерти.
Глупо было рассчитывать на то, что женщина вот так просто послушает его. Если и существовала любая другая более упрямая и своенравная, то Ниневия Аншан уже успела избавиться от нее. В голове мужчины всплыло воспоминание о том, с какой непоколебимостью и упрямством Ниневия запустила в сердце его брата нож, лишь только Натаниэль решил отпустить его с миром. Эта мысль вдруг заставила его улыбнуться. Предлагая ей сделать что-то не по ее воле, он словно подписывал себе приговор, обрекая себя на ту же участь, что досталась другим мужчинам, что решились перейти ей дорогу.
Однако улыбка получилась довольно кислой, ведь Натаниэль, кажется, уже не был способен на положительные эмоции. Дождавшись, когда весь основной пепел разнесется ветром и дуновением воздуха от дыхания леди Аншан, Натаниэль еще раз сжал перчатку, а потом, резко разжал, смахивая с него оставшиеся белые частицы. Сложно было сказать, чем они были раньше. Возможно, чьим-то домом или детской игрушкой, возможно, всего-лишь мусором под землей, а может быть человеческой плотью. Огонь сделал все это неважным, превратив всю Жизнь в один лишь пепел.
- Мне надоело терять близких, Нинве, - холодно заключил граф, словно и не заметив рассказа женщины о событиях предыдущей ночи. Да и нужно ли было, если он и сам видел все своими глазами? Если он видел, как люди бегут по западному тракту в надежде найти укрытие хоть где-нибудь, защитить свои оставшиеся целыми конечности и унять вином невыносимую боль, - В этой войне нам не выстоять, - серьезно сказал мужчина, испытывая некий дискомфорт от того, что они вновь общаются так близко, но сохраняя решительность, - Будь мы порознь или вместе, это не важно. Огонь поглотит нас. Всех, - заключил граф, измерив женщину серьезным взглядом. На этот раз он не шутил, а был как никогда серьезен. Если она считает свою жизнь хоть сколько-нибудь ценной, то здесь ей просто нечего делать, - Подумайте об этом на досуге. У вас еще есть время развернуть свою армию на подходе к Дансфолду, - сказав свое мнение относительно присутствия армии Кадамира и, что более важно, человека, которого он безусловно находил своим скудным "богатством" в ставших в одночасье опасными западных землях, Натаниэль решил, что разговор уже можно закончить и поспешил вернуться обратно к своим людям, ведь больше не хотел задерживать себя и их в исполнении долга государству.
Однако, сделав пару шагов в противоположном от Ниневии направлении, Натаниэль все-таки передумал заканчивать разговор на столь скверной ноте. Резко развернувшись обратно, мужчина еще раз окинул взглядом внешний вид Ниневии, а после медленно процедил:
- Сегодня планируем пройти еще около тридцати километров, - да, пожалуй, Нат знал, что Ниневия без всяких колебаний отвергнет его предложение и никогда не отступится, поэтому решил предупредить ее о своих планах и... предложить еще кое-что, -А на рассвете разведчики подберутся к замку. Я иду с ними, - сказав это, граф Лейфорда заглянул прямо в ее глаза. Найдя в них больше, чем он должен был найти в своем союзнике. Но ему пришлось оставить свои занимательные догадки, ведь сейчас они должны были говорить о деле и лишь о нем, - Если вы хотите присоединиться, то я буду ждать вас в своем лагере на рассвете. Доспехи вам не понадобятся, вместо этого мы предложим вам кое-что другое, более ценное в силу имеющихся ... жаренных ... обстоятельств, - сказал Нат, и уголки его губ поползли вверх. В прочем, он постарался умело скрыть это, и тут же отвернулся. На этот раз окончательно.

+1

5

Меняющийся ветер поднял вдалеке столбы пыли и того, чему предстояло стать пылью в обозримом будущем. Он беспристрастно волочил над землей пепел, совсем недавно имевший твердые очертания, и вскоре горизонт заволокло подобием тумана - бледного и расплывающегося, стоит подобраться ближе. Похожее зрелище, должно быть, являл собой подожженный пиратский остров, когда все закончилось. Обветренные клубы дыма, нависающие над землей, едва пропускающие дневной свет. Как будто они снова оказались там - проделав внушительный путь в глубину континента. Мы приходим к тому, от чего мы бежим и отдаляемся от того, к чему мы стремимся. Замеченное сходство двух ситуаций, дня минувшего и дня наступившего, заставило Ниневию усмехнуться, на секунду отведя глаза от лица своего собеседника, чтобы он не принял это на свой счет. Странно, но когда она вновь поглядела на Ричмонда, то уловила на его губах отголосок собственной улыбки - такой же ироничный, напряженный, но как бы там ни было, дающий понять, что разруха и смерть все еще не поглотили все эмоции и мысли. Женщина почему-то была уверена, что Натаниэль подумал о чем-то подобном или очень похожем на то, что "развеселило" ее. Все-таки они слишком много времени провели вместе, и это сплотило их не только как команду, но и как..людей? Странное предположение, потому что ни он, ни она обычными людьми себя уж точно не считали. Когда граф Лейфорда заговорил, ей стало очевидно, что значительного уровня взаимопонимания еще предстояло достичь.
- Неужели вы предпочитаете погибнуть в одиночку, - пробормотала она уже в спину, ни к кому не обращаясь, когда мужчина обрушил на нее порцию мрачных пророчеств и намеревался уйти.
Наверняка он ее не расслышал, и не ее реплика стала причиной того, что он задержался. Ниневия чувствовала значение его слов - чувствовала, но не понимала, потому что для этого не было никаких рациональных причин. Однако ее беспокоил отрицательный настрой союзника. Они оба взрослые люди, чья жизнь прошла рассвет и долгий день, и теперь она медленно погружается в сумерки, сколько бы армий и чудовищ не стояло на пути. Ничто не должно помешать им исполнить свой долг. В конечном счете, это все что остается. Или нет?..
"Мы приходим к тому, от чего мы бежим и отдаляемся от того, к чему мы стремимся", - Аншан не поручилась бы за точность слов, но именно об этом говорилось в Книге Света. Надо сказать, смысл этого постулата ускользал от нее, ведь если принять его - получается, все усилия и действия людей Творца не имеют смысла, а она точно знала, что это не так. Только если раньше боевые действия и войны велись кадамиркой за победу, славу, упоительную демонстрацию могущества, то сейчас идея силы для нее утратила первостепенное значение. Женщина стала воином, переживая одиночество, должна была погибнуть - и все же выстояла, в процессе обретя то, что ее пугало. Когда твоя война идет не только за оружие и земли, спокойствие и инициативу - ты уже наполовину проиграл. Но она не позволит Ричмонду заставить чувствовать себя проигравшей, хотя он делал это даже сейчас, безмолвно и развернувшись в другую сторону. Если он остался, чтобы сказать что-нибудь еще в подобном роде - руки с загрубевшей после перехода кожей медленно сжались в кулаки.. Однако направление их разговора изменилось. Граф наконец-то делился планами, хоть и немного свысока, все еще позволяя ей следовать за собой - но напряжение отпустило. Мило с его стороны, что ей не пришлось тратить людей, засылая шпионов в стан лейфордцев. Сейчас как никогда был ценен каждый человек, каждый солдат - живой и отдохнувший.
- Кадамирцы не сдаются, граф. Если вы не увидите нас на рассвете - знайте, мы не развернули армию, а ушли вперед.
Ниневия не собиралась уступать ему даже в столь важных и определенных разговорах как обсуждение военной тактики. В глубине души он знает, что она не совершит неразумных маневров, которые окажутся бесполезными или навредят. И все же недосказанность взбодрила их обоих. Когда кадамирка отвернулась, двинувшись в противоположную от Ричмонда сторону и первые пару секунд поглядывая на него из-за плеча, ее губы прятали улыбку. Не зная, что Хранитель Запада делает то же самое.

Преодолев оговоренное расстояние в тот же день, кадамирские воины увидели вдали городские ворота Риверфорда и замок его лордов, выстроенный на возвышенности. Река, что подходила прямо к месту их привала, позволила напоить лошадей и немного отвлечься от однообразных пейзажей. Однако дымка, которая накрыла их в начале дня - пепельная или уже иного, магического происхождения - сохранялась и не давала как следует осмотреться. Не характерная для здешних мест, чужая - Ниневия была в этом уверена, хотя единственный человек, который мог это подтвердить, растворился в ней, направляя свое войско. Тяжело опустившись на землю, услужливо выстланную чьим-то плащом, Аншан не переставала вглядываться в темный силуэт Дансфолда, который ей удалось изучить во время осады. Казалось, замок изменился за какие-то недели, что он пустовал. С такого расстояния и при сложившихся условиях видимости трудно было сказать точнее. Что бы ни ожидало их в покинутой столице графства, оно и гору может выкорчевать или раскрошить в прах, уж в этом женщина не сомневалась.
Лагерь разбили здесь же, когда убедились с помощью факельного сообщения, что лейфордцы остановились рядом, выше по течению. Заранее сформировав отряд, который отправится с ней, женщина сильно повздорила со своим преданным воином и любовником, отказавшись брать его на вылазку. Террон - мелькнуло смутное предчувствие - мог помешать ей сделать что необходимо, если у разведчиков возникнут..трудности. Пусть лучше он останется командующим лагеря, применив свой опыт и способность к дисциплине в нужное русло. И, конечно, не мешая ей идти на риск. В палатке, впрочем, она ночевала не одна. Не испытывая перед битвой никаких плотских желаний, сегодня она поймала себя на них, поддаваясь буйству южного стремления брать свое и любить. Несмотря на отчуждение и сильную усталость, это помогло ей почувствовать себя лучше и мирно заснуть, пока над землей не разносился шорох крыльев.
Утром пришлось сполна столкнуться с жесткими реалиями, о которых она старалась не беспокоиться. Обходя своих солдат, она с досадой отметила их незамысловатое вооружение. Если при отправлении на Сент-Массон Ниневия побеспокоилась о разных видах жгущего, метательного и легко воспламеняющегося оружия (которое, впрочем, оказалось бы бесполезным против огненной твари), сейчас они шли на дракона все с тем же, с чем король Стефан отправил снимать осаду. Накануне повторного выступления на Дансфолд скорпионы, по ее приказу, обшарили весь Рич Таун в поисках пригодного вооружения, что-то им выдали из арсенала графа Ричмонда, но этого им, совершенно очевидно, было недостаточно. В совете Ната отказаться от привычной, сковывающей движения защиты явно прослеживался смысл. Маневренность была в цене при прочих обстоятельствах, что говорили не в их пользу. Без обмундирования, в светлом хитоне, перетянутом ремнями, закреплявшими на теле два кинжала и острый метательный диск, женщина чувствовала себя менее внушительной и грозной, но определенно более живой. Когда она и ее люди вошли в расположение сил западного войска с первыми отражавшимися на горизонте бликами, день начался.

+1

6

Эта ночь Натаниэлю далась особенно не просто. И дело было вовсе не в том, что в любой момент над их лагерем может пролететь дракон, одним лишь своим выдохом способный поджечь сотни мирно спящих под небом солдат, их командиров и командиров их командиров. И уж тем более дело было не в том, что он боялся за свою жизнь. В его возрасте человеку, пожалуй, итак не стоит делать этого, как не стоит и строить ложные иллюзии относительно возможной удачи их вылазки. Но Натаниэль наделся на то, что в результате этого похода им удастся найти драконье уязвимое место.
- Трусишь, Пип? – с усмешкой на лице задал вопрос Натаниэль, перекинув ноги с походной постели на тканевый пол и сразу ощутив сквозняк, что гулял по шатру, - Я чувствую запах твоего страха,   - оруженосец разбудил его и сразу испуганно ушел к огню, где грел для графа воду, но неприятный запах от него остался. Натаниэль лениво оделся и прошел за ширму, умыв лицо и руки, а после перекусил остатками с ужина. В этот раз помощь Пода с доспехами ему не понадобилась, вместо них он предпочел неказистого вида плащ. Вещь была неприглядного цвета, похожая на одеяния бедного крестьянина, но ткань была очень плотной. У плаща был такой же плотный капюшон, что на войне с огнем выступал не хуже шлема во время осады. Натаниэль нацепил его поверх своей кожаной куртки, разрезав край по шву, чтобы оставить возможность быстрого доступа к мечу (хотя, он ему, вероятно, тоже совсем не пригодится). Когда с одеждой было покончено, Натаниэль вышел на улицу, где уже встретил разведчиков. Гонт и другие были в тех же одеждах и выглядели бы нелепо, если бы сейчас перед ними стояли их люди. Но все собравшиеся понимали, что это вынужденная мера.
- Ниневия, вы пришли,   - услышав тихий топот копыт, Натаниэль развернулся, чтобы поприветствовать леди Аншан. Кажется, она понимала что происходит, но Натаниэль не был вовсе уверен, что она станет надевать на себя безразмерную тряпку.
- Ткань пропитана специальным раствором, который не только не горит, но и способен защитить кожу от недолгого нахождения в огне,   - сказал граф, когда Пип настороженно протянул Аншан такой же, как и у самого графа плащ. Оруженосец был маловат ростом и очень худощав, поэтому держать в руках сразу несколько плащей из тяжелой ткани для Ниневии и его людей мальчику было не просто. Как только он избавился хотя бы от одного, лицо его уже заметно просветлилось от облегчения.
- Накидки из этого материала найдутся и для ваших лошадей. Спросите Пипа, если понадобится, -  сказал граф, показав гостям лагеря Ричмонда, каким образом были экипированы для похода лошади. На их спины также были надеты накидки, и даже ноги лошадей были перемотаны бинтами из этого материала. Ричмонд не стал упоминать, что для похода они взяли наименее пугливых из всего табуна, Ниневия понимала это лучше, чем кто-либо.
Однако южане не спешили надевать накидки, и тогда Натаниэль решил помочь им. Кто, как не собственный предводитель,  лучше всего покажет хороший пример? Граф Лейфорда без спеху подошел к женщине и, взяв из ее рук плащ, расправил его:
- Я рад, что вы решили присоединиться ко мне, -  сказал Ричмонд и приблизился к женщине еще ближе, хоть и чувствовал некоторую неловкость сложившейся ситуации.
- Позвольте, я вам помогу,   - наконец, сказал мужчина и, когда женщина расставила руки, накинул на нее накидку из плотной ткани. Совершенно случайно их руки в отсутствии перчаток соприкоснулись, и тепло ее тела вновь вернуло его к тому поцелую в крипте и откровенному разговору, что последовал после него. Натаниэль нахмурился и отпрянул, - прошу извинить, - формально, для соблюдения этикета, нежели чем по собственному желанию, произнес граф дабы не оскорбить своим прикосновением даму перед слугами и направился к своему коню.
На улице было спокойно и тихо. Но это спокойствие не внушало безопасности, наоборот, сдавливало сердце в предвкушении чего-то зловещего. Натаниэль определенно знал, что это “что-то” случиться, но все равно упрямо сдавливал бока своего коня навстречу руинам, в которые превратился фамильный замок Великого дома. Что было бы, если Натаниэль подождал еще немного и не напал на Морвен так скоро? Остался бы в живых Тео? Стояла бы сейчас Анна рядом с ним?
Мысли, что роились в голове мужчины, никак не покидали его, даже когда их небольшой отряд  подошел к самому замку. Еще за пару километров до этого момента, едва Дансфолд показался на горизонте, Натаниэль и все остальные поняли, что дракон покинул свое временное логово. Все вздохнули с облегчением, поняв, что смогут обследовать замок, не боясь быть сожженными заживо, и кто-то даже снял с себя накидки, что около часу назад раздал всем Ричмонд.
-  Не теряйте бдительность,   - строго произнес Натаниэль, спешиваясь возле рва, возле которого раньше был сооружен деревянный раздвижной мост. Сейчас от него остался лишь разломанный неустойчивый деревянный подиум, который, как казалось, обломится, едва ты успеешь вступить на него. Натаниэль сделал шаг, ударив ногой по дереву, чтобы проверить его прочность. Дерево тут же отозвалось хрустом, и мужчина посмотрел вниз, чтобы оценить обстановку. Внимание его привлекла блестящая вещица, что сверкнула отблеском утреннего солнца у него в глазах. Ричмонд наклонился, чтобы поднять ее и не поверил собственным глазам. В земле, перемешанной с деревянными ошметками и травой, зажатая остатками моста лежала драгоценная цепочка. Он сразу узнал ее, ведь именно он подарил ее Анне восемь лет назад в честь помолвки. Должно быть, она потеряла ее во время осады. Прикосновение к столь дорогой сердцу вещи вызвало у Натаниэля полнейший ступор…
- Ваша светлость!..... Ваша светлость!   – кто-то испуганно кричал его сзади. Натаниэль обернулся, чтобы найти источник столь противного голоса, и сердце упало в пятки. Прямо на них надвигался более чем реальный, громадный и пылающий огнем Дракон…

+1

7

Похоже, их западные союзники подготовились к вылазке гораздо тщательнее. Ниневия не взялась бы судить по их внешнему виду - потому что люди Ричмонда выглядели не лучше бродяг, заменив свои броские традиционные алые плащи новыми неказистыми накидками. Кадамирка не смогла узнать Натаниэля, пока он не обернулся, потому что его плечи и фигуру покрывала такая же странная вещь, и доспехов, насколько она могла судить, под ней не было. Ответив на короткое приветствие наклоном головы и заинтригованным взглядом, который красноречиво охватил графа с макушки до пят, Черная львица спешилась и прошла вперед своих сделавших то же самое воинов.
- Кажется, мы как раз вовремя, чтобы оценить вашу новую амуницию?
В голосе не было и доли иронии, только желание поскорее со всем разобраться и оценить находку своего партнера. Остановившись на достаточно коротком расстоянии, она приняла из рук оруженосца, жавшегося к Ричмонду, свой экземпляр плаща и осмотрела его, перекинув через локоть. Действительно, впечатляет - подумала женщина, слушая пояснения Хранителя Запада, пока ладонь ее скользила по зернистой жесткой ткани. Услышав про состав, которым был пропитан материал, она не удержалась и поднесла его к носу, чтобы почувствовать специфический запах и удовлетворенно хмыкнуть. В Кадамире готовили подобный раствор и она, вероятно, подумала бы о нем - если бы новость о драконе застала женщину в родных землях. Сейчас осталось только констатировать, что находчивость и предусмотрительность людей запада нисколько не уступала ее собственной.
Составив мнение на этот счет, Ниневия наконец отвлеклась от интересовавшего ее объекта, и заметила нетерпеливый вид Натаниэля, который объяснялся поведением ее людей. Окружавшие свою предводительницу скорпионы также вертели бурые плащи в руках, но не спешили надевать, критически оценивая их боеспособность. Аншан хотела дать команду, однако помочь ей вызвался сам Ричмонд, и она покорно протянула ему вещь.
- Благодарю. Ваше ценное изобретение поможет там, где доспехи превратятся в раскаленную жестянку.
Кадамирка повернула голову чуть вбок, когда мужчина находился за ее спиной - чтобы он слышал ее слова. Так близко она подпускала только самых доверенных и приближенных - на расстояние прикосновения или быстрого колющего удара. Женщина чувствовала, как напряглись негры, отвечавшие за ее личную безопасность, когда их руки случайно встретились - но это легкое касание не позволило ей потерять бдительность.
- Aantrek! Dit sal teen die vlam beskerm! Rus perde toe!* - отчеканила она приказ на языке наемников, которые отличались своей агрессивностью и нетерпением (для миссии пришлось выбирать людей определенного склада), и повторила то же самое на языке королевства.
Они с Натаниэлем не глядели больше друг на друга, видимо, сочтя обмен любезностями достаточным для обеих сторон. Так что когда недолгие приготовления были окончены - объединенный отряд выдвинулся в белизну и пустоту окрестностей речного края.

Передвигаться верхом казалось правильной идеей до определенного момента. Уже на подступах к Дансфолду женщина всерьез задумалась о месте, где можно оставить коней, чтобы их не сожрал и не зажарил заживо дракон, а они в свою очередь не подставили под удар своих всадников. Однако просторы у городских стен оказались унылы и выжжены, как вчерашний могильник из пепла. Только на этот раз было заметно, что драконье пламя поглощало землю целыми полосами огня. Видимо, здесь он пролетал достаточно низко, кружа и снижаясь над своим новым "жилищем". Аншан уже хотела поделиться наблюдениями с Натаниэлем, не забывая все время оглядывать и держать в поле зрения горизонт, однако он и его воины притормозили у полуразрушенного раздвижного моста, намереваясь оценить его состояние. Похоже, мост был переброшен через ров и сотни ног спасались по его доскам прочь из ужасной крепости, захваченной чудовищем, когда он пострадал. Ниневию не меньше, чем ее людей, интересовало - есть ли другой проход в крепость, которая выглядела покинутой - а потому она не торопилась присоединяться к лейфордцам. Вместо этого женщина пустила коня шагом вдоль рва, дно которого было темным и неоднородным. Там находились и недостающие куски стены, разбитой силой чудовищной мощи и ярости, и средства передвижения, и - что всего неприятнее - то, что раньше было живым. Это стало понятно по резкому запаху, который долетал до них в потоках стоячего воздуха. Довольно удручающая картина распада и запустения на фоне еще менее притягательной перспективы сделаться ее частью. Несколько сломанных повозок со снятыми и откатившимися в разные стороны колесами были брошены у дороги. От них так же как, казалось, от всего в радиусе графства, воняло горелым. По знаку Ниневии, ехавший рядом с ней темнокожий солдат отделился от строя и ворошил по дну копьем, пока его наконечник не уперся во что-то, издавшее характерный звук. Аншан заинтересовалась бы, если бы именно в этот момент четко не осознала две вещи. Мост у которого они оставили всадников запада был единственной дорогой на ту сторону. А в небе, охваченном туманной пеленой что-то резко менялось - и это плотное белое облако, возникшее из ниоткуда и надвигавшееся на Риверфорд с оглушительной скоростью могло оказаться как раз тем, за чем они явились сюда. Или же тем, что явилось за ними.
- На землю! Внимание! Копья!
Аншан не была уверена, что лейфордцы видят то же, что и они. Ее скорпионы спрыгнули и ощетинились оружием как раз вовремя. Еще мгновение, и кони "алых плащей" почувствовали угрозу и заволновались, потому что из облака выплыл дракон. Землистая громадина коричневато-серого оттенка с продолговатой мордой и шипами, образующими "корону" вокруг нее. Ниневия впервые видела такое за свою продолжительную жизнь. Она застыла на доли мгновения, пораженная столь грандиозным и ужасающим порождением злой стихии. Услышав выкрики, раздававшиеся у моста, она обернулась и увидела светловолосую голову Ната, который стоял к ним спиной и, похоже, единственный никак не отреагировал на дракона. Расстояние, разделявшее их, не позволяло женщине хорошенько огреть его и проорать - какого черта он делает? А через мгновение к расстоянию добавилась тонкая огненная струя, которая вырвалась из пасти зверя и прорезала воздух.
- Na die brug! К мосту!
Единственное место, где они могли найти укрытие - меж руин и каменных завалов города. Среди открытого пространства, основательно выкорчеванного и уничтоженного, они оставались уязвимы как никогда - пока дракон накрывал их своей чешуйчатой грудью с воздуха.

___________________________________________________

* Одеться! Это защитит от пламени! Экипировать лошадей!

+1

8

Пожалуй, Натаниэль в своей жизни никогда не видел ничего более захватывающего, чем то, что предстало перед его глазами сейчас. Это было непросто неизведанное до сих пор чудище, а огромное и одновременно прекрасное создание, покрытое толстой чешуей. Оно имело две длинные и две короткие лапы, и уже на расстоянии ста метров можно было разглядеть мощные когти дракона и сильный хвост, который помогал ему находится в полете. Два горящих глаза дракона смотрели прямо и не моргая, и Натаниэль понимал, что оно видит их. Оно летит, чтобы убить их. Когда же дракон изрыгнул пламя, внутри мужчины родился испуг. Он словно завороженный мальчишка стоял и смотрел на то, как дракон выжигает полосу пламени, надвигаясь прямо на него, слышал, как лошади с громким ржанием и стуком копыт разбегаются от надвигающего ужаса, а люди что-то кричат на непонятном ему языке. Еще мгновение и кто-то толкает его на земь, и Натаниэль едва успевает ухватиться кожаной перчаткой за какую-то корягу, спрятав голову под мостом и найдя перед своими глазами Ниневию. Дракон с бешеной скоростью проносится под ними, обжигая все вокруг пламенем и утаскивая с собой одну из лошадей.
- Ты видела?!- находясь в полном шоке от произошедшего, Натаниэль забывает о всяком такте, всматриваясь в лицо Ниневии с ужасом, - он утащил целую лошадь... Велика сила дракона, раз тот смог утащить на себе пятьсот, а то и больше килограмм. Натаниэль уже пожалел о том, что подверг такому риску всех этих людей. Оглядевшись по сторонам, мужчина увидел, что кто-то из них от безысходности спрыгнул в канаву с разлагаемыми людскими конечности, но были и те, кому повезло еще меньше. Несколько человек все же подожгло пламенем и они, пытаясь потушить себя, бегали и кричали, привлекая тем самым к себе дракона. Однако взмахов крыльев последнего больше не было слышно. Натаниэль осторожно вылез из-под моста, оглядываясь по сторонам и наблюдая как последний из оставшихся гореть людей спрыгивает в канаву с водой. Возможно, лошадь для дракона все же была крупной добычей и тот улетел подальше от всех, чтобы расправится с ней.
- По коням! - внезапно выкрикнул мужчина, снова наклоняясь к мосту, чтобы вытащить оттуда Ниневию. Только сейчас он понял, что это она вытолкнула его под мост. Но в прочем, думать о том, с кого и что причитается было несколько несвоевременно, поэтому мужчина тут же пошел в сторону тех лошадей, которые остались стоять неподалеку. Взяв с собой двоих, он отдал поводья одной своему разведчику, попросив его поделить ее с Пипом, а другую планировал разделить с леди Аншан. Но женщина шла ему на встречу вместе с одним из своих негров, поэтому Натаниэлю пришлось отдать лошадь им двоим. Осмотревшись, мужчина нашел свободную лошадь и взгромоздился на нее, - Направляемся обратно в лагерь!

В лагере было безопасно, по крайней мере Натаниэль хотел так думать. Он располагался меж высоких сосновых крон в самой гуще леса, в которую дракону было не пробраться ни сбоку, ни сверху. Вернувшись, отряд сразу же принялся отмывать себя и одежду от мерзко пахнущей воды, в которой большинству пришлось искупаться. Кое-кому потребовалась помощь, благо, никто не был сильно ранен и уж тем более убит. Единственными их потерями являлись лошади, которых из вылазки вернулось всего шесть. В прочем, как думалось Натаниэлю, это была минимальная цена, которую они могли заплатить за встречу с ним...
Спешившись, мужчина посмотрел на сидящую в седле Ниневию снизу и сщурился от уже стоявшего высоко в зените солнца, - Спасибо, -искренне поблагодарил мужчина, сделав голос мягким и доброжелательным. Он сильнее сжал цепочку Анны, которую ни на миг не отпускал в течение всего этого безумия, - Я буду ждать вас у себя для обсуждения наших дальнейших действий. Дайте мне знать, как только будете готовы, -более жестко добавил мужчина и скрылся в своих покоях.

+1

9

[indent] Гнедой скакун под королем, облаченным в свой парадный доспех, тихо фыркнул, когда вернулись посланные вперед разведчики с докладом о том, чтобы отчитаться обо всем перед Его Величеством и командиром того небольшого гарнизона, что следовал за ним к сердцу Мильстоуна, который подвергся нападениям дракона. Трое всадников достаточно быстро очертили предстоящий их монарху путь через лес, где по их словам и расположился лагерь лорда-хранителя, а также леди Кадамира, которую Стефан отправил следом за своим тестем в Мильстоун. И, как оказалось, не зря он поступил именно так. Все-таки большие силы были сосредоточены в этом осиротевшем не так давно графстве, что подверглось нападению огромного извергающего огонь ящера, что, по мнению большинства жителей королевства, было плодом воображения красноречивых бардов и россказнями старух из бедных деревушек.
- Больше никаких крестьян не было видно на пути? – поинтересовался у разведчиков Стефан, на что те ответили отрицательно своему королю.
- Нет, Ваше Величество, - произнес практически сразу один из всадников, с долей сожаления в тоне своего голоса, что наводило короля на определенные мысли.
К примеру, на мысли, что последние беженцы не успели скрыться от чудовища, что вводило в ужас даже самых храбрых рыцарей и воинов, которые не единожды становились лицом к лицу со смертельной опасностью…
И не успел Стефан хорошенько обдумать такой исход, как второй разведчик решился дополнить слова своего товарища:
- Боюсь, мы обнаружили каких-то жителей, Ваше Величество. Скорей всего то была купеческая семья, на которую напали мародеры и разграбили их запасы еды, украли золото и ценные вещи, - огласил тот, на что монарх недовольно поджал губы. Ему не могло понравиться то, что происходило в его королевстве, где он намеревался уже давно засеять семена мира, но почему-то пожинал плоды беспокойства, что нависло сразу над несколькими графствами.
- Или это были не мародеры, а лишь те беженцы, которых мы видели два дня назад, Ваше Величество, - на этот раз слово взял командир гарнизона, что сопровождал короля к Мильстоуну.
- Вы хотите сказать, те беженцы, с которыми мы поделились провизией, оказались кровожадными и убили невиновных?- усмехнулся Стефан, про себя отметив, сколь удивительной и даже ужасающей бывает человеческая жадность. А ведь в ней были схожи между собой, что богатые лорды, что бедные крестьяне: никто из них не может остановиться на том, что имеет; ни одному из них не по силам оценить ценность того, что они имеют. Хотя, несомненно, только потеряв все, люди понимают всю бесценность утерянного, будь то богатство или вещи, которые невозможно оценить под весом золота. – Что же, Творец будет их судить, - рассудил так король. – Приказываю погрести, как должно тех путников, - добавил он дальше, после чего их путь продолжился.
Солнце близилось к своему закату, когда король вместе со своими людьми вошел в лагерь графа Ричмонда, к чьей палатке и направился Стефан. Его людям не было нужды спрашивать, где находится лорд-хранитель Западных Земель и тесть короля. Более красноречивыми были попытки рыцарей привести в порядок свое снаряжение, а конюшего – лошадей, среди которых можно было без особенного труда заметить ту, что принадлежала Ричмонду. Поэтому, спешившись со своего коня, Его Величество передал уздечку в руки оруженосца, за которым оставалась привилегия напоить коня своего венценосного господина, направившись прямиком к палатке лорда.
На самом деле, решительность Стефана, с которой он направлялся на встречу с Ричмондом, скрывала куда больше опасений, чем можно было отыскать в глазах относительного молодого монарха. Как бы там ни было, а они расстались не наилучшим образом, когда Его Величество не рассудил в пользу своего тестя. И это не говоря о том, как ему пришлось поступить с дочерью графа, королевой и супругой Стефана. Верно говорил тот гвардеец, Харт – отец всегда остается отцом, и ему будет не приятно, если его дочь познает незаслуженного наказания. В конечном итоге, те крысы, сбежавшие из Скарборо в ту же ночь, что Арианна оказалась под замком в башне, вполне вероятно, преподнесли своему лорду ту версию, которую они считали более правдивой, не больше, не меньше. Но оттягивать неизбежное было бы наивно и глупо, поэтому король брался встретиться в первую очередь со своим верным союзником и вассалом, а тогда уже тестем, должным образом.
- Лорд-хранитель, я рад видеть вас в целостности и сохранности, - огласил Его Величество, перешагнув порог палатки, где в данный момент времени он видел лишь Ричмонда. – Вы всегда были и будете для нашего королевства бесценным человеком, утерять которого мы не можем себе позволить, - добавил он следом, остановившись в шаге от мужчины, которому довелось, как говорят, встретиться лицом к лицу со страшным зверем, с драконом. И на какое-то время Стефан даже теряется от разрывающего его любопытства, чтобы не завалить своего верного союзника тонной вопросов, коих ему было бы не избежать, будь королю каких-то семнадцать лет. Еще ему, конечно же, хотелось подойти ближе к хранителю западных земель короны, чтобы обнять, продемонстрировав графу свою прежнюю лояльность, растерять которую Его Величеству будет крайне сложно, учитывая, сколь много Ричмонд уже сделал для короны и ее истинного обладателя.
- Позвольте все же мне приветствовать по-дружески, менее официально, - предложил Натаниэлю Ричмонду король, не сумев себе отказать в столь малой прихоти.
Ведь именно сейчас и станет ему понятно, не хранит ли на него глубоких обид самый влиятельный граф Дортона?

+1

10

Что думает человек, едва унеся ноги от огнедышащего ящера? Растерянность вперемешку с запахом пота, вони и крови. В прочем, Натаниэль и не ожидал чего-то лучшего, наоборот, считал, что он и его люди легко отделались. Пока все остальные отмывались от трупного запаха, коим успела пропахнуть их одежда от воды из рва, Натаниэль отмывал в серебряном тазу с чистой водой цепочку Анны, которую нашел неподалеку от замка. Она пролежала там несколько недель, но уже успела почернеть от дождей, пыли и грязи. Аккуратно промывая каждое ее звено, мужчина невольно вспоминал ту, воспоминания о которой заставляли сердце сжиматься вновь и вновь. Он не смог уберечь Анну от мирских опасностей, а самое главное - от собственных амбиций.
- Нет, - хриплым голосом ответил сам себе Натаниэль, не соглашаясь с собственными обвинениями. В смерти Анны была виновата лишь мерзкая сука Морвенн, и она понесет ответственность за свой поступок. Стефан казнит ее, как только услышит из уст своего тестя, что случилось с его милой женой Анной.
Последнее время Натаниэлю очень часто на ум приходили лишь кардинальные решения. Убить, уничтожить, разорвать дружеские отношения - все это было объяснимо, учитывая тяжелые душевные потрясения. Удивительным было то, как ему все-таки удавалось в конце концов принимать рациональные решения. Все это благодаря его советникам, которые не были лишены непоколебимого ума и здравой логики. Они помогали ему во всех политических и военных вопросах, но вряд ли могли помочь в семейных. Эти вопросы он должен был решить сам. Но как сделать это человеку, чья душа сейчас не в силах относиться к другим хоть с малейшим пониманием? Как можно простить кого-то, если сейчас ты обозлен на весь мир? Натаниэль специально не открывал полученного письма до вылазки к замку Дансфолд, но сейчас, кажется, настало самое подходящее время.
Не меняя своей одежды, Натаниэль уселся за свой широкий стол, аккуратно положив цепочку Анны в углу рядом с горячей свечой и достал уже открытое письмо. Еще не успев прочитать и первых слов, Натаниэль узнал в письме почерк своей дочери, который в прочем не был столь идеален, как раньше. Арианна всегда достойно подчеркивала свой статус королевы, и все ее движения и поступки были идеально выверены и безошибочны, теперь же по почерку было заметно, что и младшая Ричмонд, словно вторя своему отцу, не похожа на спокойного в душе человека.
Бегло прочитав письмо, Натаниэль понял, что не узнал из него ничего нового. О том что Стефан запер Арианну в башне, а сам уехал в Мильстоун ему доложили еще несколько дней назад. Его интрижки с женой единственного оставшегося в живых Бристола тоже не были для него удивительны, как и его мстительный поступок - лишить Арианну общения с сыном. Зная коварство и упертость Арианны, можно было бы предположить, настолько это поведение могло раззадорить Стефана, но в то же время... Она ведь была его дочерью. И глупо было бы полагать, что он не бросится на ее защиту, какой бы ужасный поступок она не совершила. Он не допустит ни слез, ни крови того, кто носит его фамилию.
Взяв чистый лист пергамента, чтобы написать ответ дочери, успокоить, ободрить и пообещать поговорить со Стефаном, Ричмонд принялся за письмо. Буквально через несколько минут прибежал взволнованный Пип и заявил о прибытии Стефана.
- Как раз вовремя, - произнес себе под нос Натаниэль, уже свыкнувшись с этим ужасным запахом, которым от него разило. Вспомни бы он о нем, то, наверное, переоделся бы перед визитов короля. А в прочем... какая разница.
- Ваше величество, приветствую - хмуро и без особо энтузиазма произнес Ричмонд, склонив перед королем голову, как требовал того этикет. Вообще он делал это не часто, стараясь принимать Стефана более сыном, нежели чем сюзереном, но сегодня это требовалось для того, чтобы обозначить свою позицию: я не доволен твоим поведением, поэтому не жди от меня нежностей.
Слащавые слова Уистлера заставили Натаниэля почувствовать во рту горький вкус предательства, ведь именно так он считал после ряда поступков, которые совершил король за его спиной, - вероятно, уже не таким ценным, как это было раньше- добавил Ричмонд, позволяя молодому мужчину пройти внутрь шатра, а потом посмотрев тому прямо в глаза и лукаво улыбнувшись.
- Король может позволить себе все, что ему заблагорассудиться, - следующие слова Натаниэль будто пропел на одном дыхании, намекая на все то, что он сделал до этого, не спросив мнения Ричмонда на этот счет. Но вскоре снова, изменив голос на более низкий, добавил, - только я все еще не отмыл себя и свою одежду от трупного запаха, не уверен, что это доставит вам хоть какое-то удовольствие.

+1


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ИСТОРИИ МИНУВШИХ ЛЕТ » 3x06 Драконы смертны. Но смертны и те, кто их убивает


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC