НАТ
Очень плохой дядя, куратор всех сюжетов и нелюбитель шуток.
Icq - 562421543
НИНА
Строгая кадамирская леди и куратор дортонских сюжетных веток.
Skype: marqueese_
ИЗЗИ
Учительница-сексолог, массовик-затейник и просвещенная в вопросах магии.
Skype: fullinsomniac
АННА
Суровый капитан Левиафана и куратор пиратских сюжетных веток.
VK: /monlia
ЭДМУР
Одинокий рыцарь и куратор северных сюжетных веток.
VK: /moralrat

Добро пожаловать в мир королей и драконов, пиратов и чародеев. С нами вы окунетесь в мир древней магии, разрушительных войн, коварных интриг и жестокой борьбы за власть. Здесь каждому уготовано свое место и каждый получит, что заслужил. История в Ваших руках!
Королевство Дортон переживает очередной кризис: пираты угрожают очередным восстанием, маги в новообразованных общинах требуют свободы, а вольные племена скайгордцев объединяются, создавая опасность с Севера. Положение усугубляется тем, что единственный существующий на свете огнедышащий дракон остался без человеческого контроля и теперь угрожает превратить в пепел все королевство.

11 ЭДРИНИОС - 10 КАНТЛОС 844 ГОДА


ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД: На грани

3x01 Освобожденная от клятв - Edmure Harte
3x02 Остров сокровищ - Anna Lavey
3x03 Магия крови - тёмная магия - Alyx Vance
3x05 Мой дом - чужая крепость - Magnus Beaumont
3x06 Драконы смертны. Но смертны и те, кто их убивает - Ninwe Anshan
3x07 На грани - Alyssa Harte
3x08 Война Алой и Белой розы - Eleonora Langley
3x09 Предскажи мне судьбу... королевства - Wolfgang van der Mark

DORTON. Dragon Dawn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ИСТОРИИ В РЕАЛЬНОМ ВРЕМЕНИ » 3x07 На грани


3x07 На грани

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

3x07 На грани

После отгремевшей на все королевство свадьбы леди Дарии со скайгордским дикарем, положение Брандона Харта в роли Хранителя Севера стало шатким как никогда прежде. Вассалы все чаще в открытую высказывают недовольство политикой графа Вустерлинга, которая, по их мнению, ориентирована не на решение проблем графства и королевства, а на создание благоприятных условий для жизни и размножения скайгордских племен. Кроме того, на политической арене быстро появляются другие амбициозные претенденты на титул Хранителя, которые выглядят в глазах короля несомненно более твердо и стабильно.
На очередном приеме недовольных вассалов, Брандону приходится выслушать длинный оскорбительный монолог от родственника угасшего ныне рода лендлордов, который утверждает, что обширные и плодородные земли семьи были переданы в угоду скайгордского племени по приказу графа Вустерлинга. Увидев подтверждающие слова бумаги, Брандон понимает, что в Снегопаде завелся тот, кто хочет его подставить: документы были в точности подделаны, как и его подпись и гербовая печать.
После разбирательств, Брандон узнает, что сделала это никто иная, как его жена. Зачем? Лишить Брандона влияния на Севере и потерять титулы для своего сына? Или женщина имеет другой, гораздо более коварный план? Но, даже если так, как теперь Алисса будет оправдываться перед мужем?

Время и место1 кантлос, 844 года
Снегопад, Вустерлинг

Очередность Alyssa Harte, Brandon Harte (Nathaniel Richmond)

► Время ожидания поста - 3-ое суток, после которых очередь переходит к следующему игроку. Тот, кто не успел написать пост вовремя не должен ждать круг, чтобы сделать это - он может написать его вне своей очереди.
► Мастер эпизода Nathaniel Richmond. Мастер эпизода будет уведомлять в ЛС о вашей очереди писать пост каждый круг.
[SGN].[/SGN]

+2

2

Она слишком долго плясала на самой грани, у обрыва, каждый раз рискуя оступиться и рухнуть в бездну, и потому не сильно удивилась, узнав о своём почти поражении. Не успела закрыться тяжелая дверь, скрывшая от глаз леди Харт испуганную служанку, принесшую своей госпоже дурные вести и передавшую той повеление графа Вустерлинга - немедленно явиться к нему, как по губам Алиссы скользнула усмешка, полная спокойствия, но не смирения. Всё только начиналось.

Ещё совсем недавно Снегопад, знававший как лучшие дни, так и лучших хозяев, напоминал скорее пчелиный улей, полнясь голосами всякого настроя, от веселья, не избегая откровенной злобы, до самой унылой тоски, одним своим звучанием заставляющей даже зачерствевшее на тот момент сердце хозяйки замка истекать кровью и стенать от почти невыносимой боли. Ещё совсем недавно под этой крышей, в освещенных множеством свечей залах, шумно отмечали свадьбу баронессы Вдовьего Леса и скайгордского воина, одним своим видом вгонявшего в трепет каждого второго из щеголяющих напускной бравадой мужчин. Лились рекой вина и хмельной мёд, уничтожались запасы из обширных закромов цитадели нынешнего Хранителя Севера и уже тогда пошел средь некоторых гостей, особо жадных до власти и упорных в своих взглядах, шепоток о неспособности Брандона Харта управлять этими землями. Шутка ли, выдать знатную леди за дикаря-безбожника, пригрев и его и всё его проклятое племя. Тогда всё шло по плану, тщательно составленному и любовно взращенному. Как жаль, что оный не удалось довести до победного конца.
Полыхавшее в камине пламя, прежде мирно снедавшее подброшенные расторопными слугами поленья, взвилось искрами в самый дымоход, загудело, жадно набрасываясь на сухое дерево. В глазах графини Вустерлингской, доселе спокойных, с легким налетом грусти, заплясали в диком, необузданном танце блики бушевавшего как перед ней, так и в её душе, огня. Да, она допустила просчёт. Быть может, слишком рано начала действовать против супруга, настраивая чванливых лордов Севера против их нынешнего сюзерена? Или недооценила острый ум мужа о котором, без сомнения, прекрасно знала? А может, бессознательно допустила ошибки, приведшие к её раскрытию, дабы иная её часть, принадлежащей любящей жене и матери, спасла тем самым Брандона, приняв на себя болезненный удар - его недоверие и гнев. Проклятая мягкость, проклятое сердце, неспособное вытеснить искреннюю любовь к сыну предателя, погубившего её, Алиссы, семью.
Резной гребень полированного дерева, выделявшейся лишь искусно выполненными серебром тремя оленями Хартов, в последний раз скользнул по темным волосам графини, после чего был отложен в сторону. Загнанная в угол, к своему удовольствию, женщина не испытывала страха перед грядущим разговором, но методично готовилась продолжать борьбу, уже несколько иным образом. А для того ей только и надо было, что вновь завоевать доверие супруга. Невозможно? Только не для Алиссы Харт, не для той частицы её души, что ещё не сгорела в пламени мести и всепоглощающей ненависти. Она вздохнула, привычно принимая облик кроткий, но на сей раз несколько испуганный, после чего, оправив скромное темных тонов платье, покинула свои покои.

- Мой граф, - верная супруга грозного Хранителя Севера не медлила, не колебалась, прежде чем переступила порог, представ его тяжелому взору и тихо затворяя за собой тяжелую дверь. - Вы желали меня видеть, Брандон?
Голос едва уловимо дрогнул, однако она собрала все душевные силы, дабы поднять глаза, посмотреть на мужчину с той безграничной преданностью, что знакома не каждой.

+3

3

[AVA]http://funkyimg.com/i/2yZfx.gif[/AVA]
[NIC]Brandon Harte[/NIC]Берег свой, но чужие волны
Сожги меня на костре и танцуй
Бокал горя до краев полный
Колода меченая, не тасуй

Против свадьбы Дарии и Рейнира, кажется, не выступил только самый ленивый. Брандон подозревал, что недовольных будет много, но не думал, что лишь одним непопулярным решением можно лишиться поддержки большинства северных лордов. Даже тех, кто собственноручно привел его к власти на Севере. Но, несмотря на неожиданность проявленного недоверия к Хранителю, Бран верил, что поступает правильно. Как иначе он может защитить свои земли и земли своих вассалов от грабежа и разбоя, разве как не диалогом и мирным урегулированием? Ценой была кровь его крови, но он готов был пожертвовать ради мира в землях и много большим.
Мир. Вот ради чего сражался этот мужчина, ради чего он жил. Старался искать наиболее выгодное для каждой стороны решение и вести диалог. Ущемлял себя и свою семью, но не других.  Какой же неожиданностью стало для него утро одного из летних, но все же прохладных дней, когда он, по обычаю принимавший людей в своем кабинете и общавшийся с каждым с глазу на глаз, узнал из уст седеющего мужчины, что помыслы графа не столь чисты, как ему самому про себя казалось. Наоборот, он некто, кого называют «трусливым лжецом», «обманщиком» и даже «клятвопреступником». Только язычник, не иначе, может пойти на такой шаг: лишить знатную семью титулов и земель в пользу племени скайгордских дикарей.
Мужчину, что говорил с жаром и гневом на повышенных тонах, было слышно далеко за пределами северной башни Снегопада. Брандон Харт же изо всех сил старался оставаться спокойным, но северный нрав графа так и не выдержал оскорблений в свой адрес:
- Я все еще ваш граф и сюзерен, - со злостью ответил Бран на очередное унизительное оскорбление его чести, а костяшки пальцев изо всех сил сжались в кулаке, прижатом к массивному деревянному столу из темного дуба. Глаза мужчины сверкали,  когда взгляды спорящих встретились друг с другом:
- И если вы еще раз позволите себе оскорбляющие слова и гневный тон, клянусь, завтра вы будете стоять на эшафоте.  Слова его, как лезвие кинжала, испугали собеседника. Брандон заметил, как сильно поменялось его лицо. Источавшее раньше лишь нескрываемое презрение и злобу, мужчина сделался оскорбленным, но о своих чувствах пояснять не стал.
- Хорошо, - воинственно заключил Брандон, когда понял, что собеседнику больше нечего сказать, - Ваша ситуация мне понятна, но никаких указов, лишающих вашу семью титула и земель нами не издавалось, - его утомленный проблемами голос все же звучал достаточно убедительно. Переговорщик из мужчины был просто великолепный. Однако у его гостя было, что ему ответить. Документ, что предоставил родственник угасшего рода лендлордов как доказательство, удивил Харта и заставил задуматься. На документе стояла его подпись или.... очень умелая подделка. Однако печать, вне всяких сомнений, была поставлена в Снегопаде. Кто же составил этот документ и кто проник в его кабинет и воспользовался его печатью?
Брандон Харт неделю ломал голову и думал над тем, как поймать человека, что совершил столь низкий поступок. Он наблюдал за людьми, что вхожи в его приемную и проводят в ней много времени, подсматривал, что они делают, когда остаются хотя бы на секунду в одиночестве в этом помещении. Потребовалось всего несколько дней, чтобы вычислить предателя, и Бран был крайне удивлен, когда оказалось, что о месторасположении печати доподлинно знала только его жена Алисса.
Зачем ей это? Брандон пока еще не мог представить, но уже знал, что поймать ее нужно с поличным. Именно тогда мужчина придумал план, попросив мастера изготовить печать крайне похожую на печать графа, но добавив к шеям трех оленей обвивающуюся вокруг змею. Она была не столь заметна, если ставить ее быстро и впопыхах. Он отдал ее ей, когда подвернулся удобный случай, попросив отнести ее на место, а уже через неделю получил жалобу от второго лорда. С бумажными доказательствами, но поддельной печатью.
Алисса, конечно, поняла, что запахло жаренным, иначе бы стал Бран столько времени проводить в разборках с другим потерявшим земли родственников феодалом.
- Алисса, - устало произнес Бран, когда женщина уверенно вошла в его кабинет. Во всяком случае ему так показалось, но как только она увидела, что в приемной сидит худой и обеспокоенный мужчина, то ее взгляд тут же стал бегать от одного мужчины к другому, - проходи. Мы с лордом Стэнли как раз обсуждали один очень важный вопрос, - сказал Бран, встав со своего места то ли для приветствия, то ли дня того, чтобы вид его был еще более устрашающим. Положив руки на стол, он навис над бумагой, которую предоставил Стэнли и еще раз внимательно изучил ее, - посмотри внимательно на печать. Ты видишь, что с ней не так? - мужчина говорил достаточно размеренно, но больших трудов ему стоило держать свой гнев внутри себя и не выплеснуть его на жену в обществе своего вассала.

+4

4

"Неужели, мой возлюбленный супруг, этот заморыш нужен тебе в качестве поддержки? Или ты хочешь при людно меня опозорить? Ты ведь уже догадался, кто стоит за поддельными дарственными, и не простишь мне этого предательства. Ну да будь, что будет..."
- Милорд, - не задерживаясь в приветственном реверансе этому лордишке, женщина направилась к столу, над которым нависал её супруг, и на котором теперь покоилась проклятая бумага. Странно, она ведь в точности подделала и почерк Брандона, и его подпись, а выдала её печать, которую в её руки вложил сам Бран? О какой важной мелочи, незаметной на первый взгляд, но всё-таки измененной в графской печати ей останется сожалеть в ссылке или же перед смертью? На прощение можно не рассчитывать, нынешний граф Вустерлинга справедлив, не в пример своему покойному отцу, и не  закроет глаза на проступок своей жены, который тянет скорее на предательство, кинжал в спину.
Изобразив на лице озадаченность, а в голос добавив явственно звучащую надежду, Алисса подвинула к себе письмо, после чего подняла глаза на супруга.
- Брандон, я надеюсь, вы выяснили, кто виновен в последних недоразумениях? Предатель должен понести заслуженную кару, дабы никто впредь даже не думал пойти против законного Хранителя Севера! - сказала, после чего обратила свой взор на письмо, уже ненавистное ей.
Печать... сердце пропустило несколько тактов, а в памяти предательски не вовремя всплыл день, когда граф просил её отнести печать обратно в приемную. А ведь ещё радовалась тогда, что не придется проникать туда, тайно, словно воровке. И надо ведь оказаться столь невнимательной. Столько усилий теперь пошло прахом, столько тревожных дней и бессонных ночей, когда она тщательно изучала документы и письма, вышедшие из-под руки графа, старательно запоминала и копировала обороты, даже самые малейшие и, на первый взгляд незаметные особенности написания им букв. Все напрасно из-за печати, фальшивой печати.
"О, Брандон, я знала, что ты умен, но подобного не ожидала. Змея... что ж, в некотором роде справедливо", - вынуждена была признать леди Харт, прежде чем заставить себя собраться и вновь поднять на мужа взгляд. Он всё знал, сомнений не было, но открыл ли этому дураку Стэнли имя предателя? В любом случае, оставался небольшой шанс, что Брандон ещё не поставил этого лорденыша в известность, а значит стоило продолжать свою игру.
- Милорд, я не могу понять, неужели лорды Севера слепы и не могут заметить, что печать поддельная? Ясно же, что предатель, столь ловко скопировавший ваши подпись и почерк, ставил совершенно иной оттиск? Или Северяне не знают, - тут графиня бросила на нежелательного свидетеля этого разговора полный негодования взгляд, - что на гербе Хартов изображены три оленя, но там нет и не было змеи! Лорды, получившие послание, должны были сразу известить моего супруга, что его кто-то предал, но не ставить под сомнение его самого! 
О, Алисса прекрасно контролировала и мимику и голос, но в мыслях её неотвратимо воцарялась паника, смешанная с горечью поражения. Столько лет разрываться меж любовью к Брану и жаждой мести, жаждой смерти всех Хартов из Вдовьего Леса, а в итоге не достигнуть ничего, настроить против себя мужа и фактически собственноручно подписать себе приговор. Разве что... Только бы этот Стэнли покинул приёмную и можно было бы рискнуть, попробовать убедить мужа, что она действовала в его интересах. Ведь прежде она не давала повода усомниться в себе, да и Брандон любит её, а значит шанс есть, пусть и совсем крошечный. Глупо будет опустить руки, даже не поборовшись за собственное спасение. Впрочем, если ничего не выйдет... эта мысль давалась ей нелегко, заставляла сердце, заледеневшее много лет назад, предательски ныть и противиться, но всё-таки жила. Был ещё один выход и этот тщедушный лордишка оказывался именно тем, кого обвинят в убийстве графа Вустерлинга. Да, Алисса любила своего супруга, но однажды ему пришлось бы умереть, так почему не сейчас, когда ситуация складывается столь паршиво и, одновременно, удачно. Обозленный решением сюзерена лорд, отравленное вино и ни у кого не возникнет сомнений, что виноват именно Стэнли. Только бы Бран догадался его отослать.

+1

5

[AVA]http://funkyimg.com/i/2yZfx.gif[/AVA]
Брандон не зря попросил лорда Стэнли остаться до того момента, когда все обстоятельства дела не будут выяснены. Причиной этому было вовсе не желание опозорить Алиссу и пустить молву по всему Северу. Мужчина скорее боялся того, что, окажись они один на один, шансов сопротивляться ее чарам у него будет намного меньше. Он твердо решил разобраться со своей женой, ибо понимал, что подобные поступки совершаются либо от большой глупости, либо из ненависти. Алиссу он глупой не считал, в прочем как и себя, ведь нынешний граф Вустерлинга прекрасно понимал причины такого поведения. Они могли сколько угодно замалчивать  печальную историю ее семьи от собственных вассалов, но она будет преследовать их обоих до конца их жизней, пока Якен, объединивший два рода, не сядет на его место.
- Довольно, - прошипел Бран, когда потерял всякое терпение слушать этот хитрый, корыстный голос Алиссы. Прямо сейчас ему хотелось сжать свои руки на ее горле и не отпускать до тех пор, пока ее тело не перестанет биться в едва заметных конвульсиях, пока оно не обмякнет в его руках и не успокоится. Человек, что сидел напротив него, сдерживал и этот порыв мужчины. Несмотря на то, что лорд Стэнли сейчас находился в приемной графа после долгого и откровенного разговора, Брандон не успел поделиться с ним своим мнением насчет предателя. Он не успел сказать ему, что точно знает того, кто поставил фальшивую печать на документы. Но теперь он, глядя на то, сколько ненависти пылает во взглядах жены и мужа, начинал понимать. Мысль это об этом заставила Брандона испытать очередной приступ бешенства:
-Лорд Стэнли, оставьте нас с женой наедине… пожалуйста, - выдавил граф из себя, сопроводив взглядом то, как медленно лорд Стэнли поднялся со своего места и с глубоким поклоном покинул приемную. Темные глаза мужчины сверкнули гневом, а после он перевел их на Алиссу.
- Если ты решила убрать меня со своего пути, то придумай план более умный, нежели чем этот, -сказал Бран, когда его глаза сузились до тонкой линии, наблюдая за реакцией Алиссы. Если она снова начнет юлить, даже оказавшись с мужем наедине, то мужчина точно не сможет подавить в себе желание применить физическую силу. Между тем, пока Алисса все еще молчала, граф воспользовался моментом, чтобы объяснить глупой женщине, что таким образом она подставляет не только своего мужа, но и всю их семью:
- Если ты наивно полагаешь, что вассалы пойдут за маленьким мальчиком, то ты ошибаешься. Они сожрут его и не подавятся, а после они разорвут друг друга, как голодные волки, запомни мое слово, неблагодарная женщина, - Бран говорил гневно и жарко, однако чем больше он нагнетал ситуацию, тем больше ему казалось, что он перегибает палку. Переменчивая лояльность Алиссы давно не была секретом для Брандона, а она по-прежнему была нужна ему не только как страстная любовница, но и как последняя представительница главной ветви дома Хартов, которые испокон веков правили Севером. Не будь бы ее за плечом графа Вустерлинга, недовольных его правлением вассалов было гораздо больше.
Успокоив себя собственными мыслями, Брандон, взяв себя в руки, сел за свой стол и вновь покрутил дарственную в своих руках. Какова же подделка! Брандон бы и сам спутал свой почерк, если бы не знал правды. Толстый пергамент разорвался с громким треском перед лицом Алиссы на две части, а после Брандон порвал их еще несколько раз, пока они не превратилась в мелкие клочья.
- Я пригрел змею на своей шее, и я получил сполна,  - наконец заключил Брандон, посмотрев в глубокие глаза жены. Наверное, он жаждал объяснений, но не знал, каким именно образом они смогут ему помочь. Поэтому, не дожидаясь ответа, добавил, - Что я должен сделать такого, чтобы заслужить твое доверие, Алисса?

+2

6

Брандону стоило лишь на миг скинуть маски мнимого спокойствия, уже не скрывая обуревавших его чувств бросить одно лишь слово - откровенно злое "довольно", хлестнувшее её словно пощечина, как истинное и весьма при том плачевное положение дел стало для Алиссы предельно ясно. Значило ли это, что графиня готова была капитулировать, покорно склонив голову перед разбушевавшимся супругом? Отнюдь. Но всё-таки она умолкла, скрестив руки на груди и замерев перед Брандоном с видом оскорбленного достоинства, с трудом в свою очередь сдерживая обуревавший её гнев. И причиной тому было отнюдь не разоблачение, пусть неожиданное и неприятное, но та отвратительная во всех смыслах сцена, что разворачивалась в приемной хранителя Севера при посторонних. Да как посмел он, пусть граф и далее по списку его титулов, но позорить её, Алиссу Харт, последнюю из Хартов, что испокон веков оберегали эти земли в присутствии паршивого дворянишки, с всё нарастающим пониманием косившего на раздраженных супругов? Он, лишь путем предательства поднявшийся выше, нежели было уготовано ему судьбой, но в умах многих северян так и оставшийся выходцем из младшей ветви дома Хартов, должен был благодарить Творца и супругу за занимаемое место, но вместо всего этого её дражайший Бран решил показать характер, доказать, что он главный в доме.
"Ладно, хоть догадался отослать этого старого идиота Стэнли", - мысленно фыркнула, едва сдерживая гнев, графиня Вустерлингская, признавая необходимость немногим позже избавиться от невольного свидетеля столь дискредитирующей её сцены. "Но... и он ещё посмел меня отчитывать?!"
- Неблагодарная? - тихо, угрожающе ласково переспросила леди Харт, до последнего отказываясь верить, что слышит подобное из уст супруга. - Не ожидала от вас подобных слов, милорд. А впрочем, и правда. Безродная, лишенная семьи и земель, преданная женихом, мне бы и впрямь молиться не Творцу, но на вас, что уберегли меня от смерти или судьбы нищенки, что побирается по колено в грязи. И подумаешь, что именно ваш отец, не без вашего же участия обрек меня на такую судьбу. Воистину неблагодарная, настоящая змея, решившая предать своего благодетеля, величайшего из Хранителей Севера, благороднейшего и наимудрейшего лорда Брандона не сразу после свадьбы или рождения сына, но спустя столько лет. Тогда, когда былое спокойствие покинуло эти земли, а возомнившие о себе невесть что лордишки так и мечтают, что уничтожить остатки нашего рода...
Остатки былого спокойствия исчезли из голоса графини, судорожно обнявшей себя за плечи, словно в тщетной попытке защититься от окружающих её угроз и сыплющихся градом несправедливых обвинений. Она продолжала говорить, столь же жарко, столь же эмоционально как и Брандон, но не скрывая искренней обиды, звеневших в голосе слез.
- Да, неблагодарная и глупая женщина, даже не задумывающаяся о благе сына. Откуда же мне знать, что заносчивые лорды не пойдут за ребенком? Я ведь ослеплена жаждой убрать вас со своего пути, - смахнув рукой злые слезы, буквально выкрикнула она. - И вот  только интересно, почему я не сделала этого раньше? Почему, желая избавиться от вас, избрала столь неверный, слишком рискованный путь, позволяя вам раз за разом покидать супружеское ложе живым и невредимым?
И поспешила отвернуться, сотрясаясь от едва сдерживаемых рыданий, но упрямо выговаривая дрожащим голосом, полным самой искренней обиды и недоумения.
- Вы говорите о доверии, милорд, но отказываете мне даже в крупице оного. Рубите с плеча, не сомневаясь даже в самых черных моих замыслах, нарекли змеей в благодарность за все годы, что я была вам предана душой и телом, - голос Алиссы становился всё более тихим, словно силы покидали её и графиня не могла уже бороться за честное своё имя и неизвестную супругу правду.
Помолчала, всхлипывая, прежде чем закончить.
- А у меня и в мыслях не было вредить вам. Глупая, я лишь поверила чужой лжи, пусть и сказанной во благо...
И, пройдя пару шагов, буквально рухнула в кресло, что прежде занимал лорд Стэнли, закрыв руками лицо.

+1

7

[AVA]http://funkyimg.com/i/2yZfx.gif[/AVA]
[NIC]Brandon Harte[/NIC]
Алисса отличалась от Брандона. Что ни говори, старшая ветвь Хартов, что в период гражданских войн между Уистлерами потеряла свою власть,  была более знатна, высокородна и манерна, нежели чем Харты со Вдовьего Леса. В глаза им улыбались также широко как прежним графам Вустерлинга, но за спиной называли их “Хартами дикими”. Словно они были и не люди вовсе, а дикие звери. Да, Брандон не был воспитан в роскоши и манерности, его руки были грубы и натерты мозолями, они не были также белы и красивы, как, например, руки Аллиссы, он не умел говорить много и горячо, но при этом предпочитал слова делу.

Ему не нравилось, когда Алисса говорила с ним в таком тоне. Будто бы он виноват во всех обстоятельствах, что сложились с ее семьей. Если кто и занес меч над их головами, то это были они сами… в тот самый момент, когда решили поддерживать узурпатора. Брандон же и его отец Якен великодушно протянули руку помощи ей, Алиссе, спасли ее от смерти не для того, чтобы сейчас выслушивать претензии в свой адрес. Настроение Брана кидалось из крайности в крайность. Еще минуту назад он хотел придушить ее на месте, потом ему стало ее жаль, потом ему стало жаль себя, и затем очередной приступ гнева. Наверное, это в очередной раз доказывало, насколько сильно он любит свою жену и как сильно ее желает. Алисса же не испытывала к нему и капли тех чувств, которыми делился с ней он; большую часть времени она играла с ним, словно странствующая актриса, и Брандон, кажется, намеренно был рад быть обманутым.

Когда женщина высказалась и устало рухнула на кресло в кожаной отделке, которое ранее занимал лорд Стэнли, Брандон пронзительно посмотрел на нее с немым вопросом: что же дальше? Что мы будем делать теперь? Однако этот вопрос он решил не задавать вслух. Он не верил ей, и никогда более не поверит, но, раз она манипулирует его чувствами, то почему он не может отплатить ей той же монетой?

- Расскажи же мне, как было на самом деле, - сказал Брандон серьезно, но взгляд его сделался более мягким, что стоило ему больших усилий. Он не любил лукавить и не умел изображать на своем лице чувства, которых он не испытывает. Если кто-то ему не нравился, то он смело показывал это, и наоборот. Врать Алиссе же получилось не так сложно. Наверное, лишь потому, что он очень хотел бы ей верить… хотел бы этого всем сердцем, но больше не мог, ведь доказательства были слишком очевидны.

Медленно встав со своего места, Брандон обошел свой письменный стол и подошел к старому деревянному буфету, который покрылся легкой пылью. Налив из штофа два кубка вина, он аккуратно поставил их на стол перед Алиссой, но не вернулся на место. Хотел выслушать ее историю так, чтобы не встречаться с ее глазами взглядом, и только потом выпить, иначе вдруг вино подействует так быстро, что история, которую сейчас на ходу придумывает жена, покажется ему вполне правдивой.

Повернувшись к ней спиной, Брандон встал у витражного окна, отперев щеколду и открыв его. На заднем дворе играли дети, но маленький Якен сказался слабым и нездоровым, поэтому на улицу его никто сегодня не пустил, хотя день стоял вполне теплый и солнечный. Глядя на детвору, мужчина вспомнил о собственных брате и сестре, с которыми они когда-то были близки и даже считали друг друга друзьями. Что же случилось теперь? Его сестра ненавидит его за решение выдать ее замуж за Рейнира… а Эдмур поддерживает ее во всем и сделает что угодно, лишь бы этот союз распался. Харты из Вдовьего леса больше не сильны, ведь все они теперь порознь. Кажется, его семья была безвозвратно разрушена. И сделано это было не без помощи Алиссы. Брандон тяжело вздохнул, приготовившись слушать ее рассказ. Он  почувствовал себя безнадежно бессильным.

+1


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ИСТОРИИ В РЕАЛЬНОМ ВРЕМЕНИ » 3x07 На грани