НАТ
Очень плохой дядя, куратор всех сюжетов и нелюбитель шуток.
Icq - 562421543
НИНА
Строгая кадамирская леди и куратор дортонских сюжетных веток.
Skype: marqueese_
ИЗЗИ
Учительница-сексолог, массовик-затейник и просвещенная в вопросах магии.
Skype: fullinsomniac
АННА
Суровый капитан Левиафана и куратор пиратских сюжетных веток.
VK: /monlia
ЭДМУР
Одинокий рыцарь и куратор северных сюжетных веток.
VK: /moralrat

Добро пожаловать в мир королей и драконов, пиратов и чародеев. С нами вы окунетесь в мир древней магии, разрушительных войн, коварных интриг и жестокой борьбы за власть. Здесь каждому уготовано свое место и каждый получит, что заслужил. История в Ваших руках!
Королевство Дортон переживает очередной кризис: пираты угрожают очередным восстанием, маги в новообразованных общинах требуют свободы, а вольные племена скайгордцев объединяются, создавая опасность с Севера. Положение усугубляется тем, что единственный существующий на свете огнедышащий дракон остался без человеческого контроля и теперь угрожает превратить в пепел все королевство.

11 ЭДРИНИОС - 10 КАНТЛОС 844 ГОДА


ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД: На грани

3x01 Освобожденная от клятв - Edmure Harte
3x02 Остров сокровищ - Anna Lavey
3x03 Магия крови - тёмная магия - Alyx Vance
3x05 Мой дом - чужая крепость - Magnus Beaumont
3x06 Драконы смертны. Но смертны и те, кто их убивает - Ninwe Anshan
3x07 На грани - Alyssa Harte
3x08 Война Алой и Белой розы - Eleonora Langley
3x09 Предскажи мне судьбу... королевства - Wolfgang van der Mark

DORTON. Dragon Dawn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ИСТОРИИ МИНУВШИХ ЛЕТ » Не было бы счастья, да несчастье помогло


Не было бы счастья, да несчастье помогло

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время и место4 июня 841 года, Оштир

Действующие лицаNissa Amber, George Knighton

ИсторияКонные прогулки по узким улочкам города достаточно опасное занятие, особенно когда на соседней с тобой улице во всю празднуется день мясников. Кто знает к чему это приведет и как окончится, но без неожиданных неприятных сюрпризов и новых знакомств это точно не обойдется

Отредактировано George Erton (12.11.2017 15:48:44)

+1

2

В самый разгар дня на улицах города было уже не протолкнуться, не то чтобы проехать верхом на лошади. Сверху пекло, а душный воздух забивался в легкие, вызывая не нарочную одышку. Кроме этого к зною примешивался аромат подбродивших фруктов, нестираной одежды, и запаха сточных канав. Со стороны торгового квартала несло еще и зловонным ароматом только что забитых туш. Еще несколько часов и в столице станет невыносимо находится. Произойдет это после полудня, когда солнце начнет печь сильнее и безжалостнее, превращая мостовые в раскаленную сковороду. Джордж пустил свою черную лошадь медленным шагом, чтобы у прохожих была возможность расступиться перед ее мордой. Каждый то и дело рисковал попасть под копыта коня, не успев отстраниться в сторону. Люди, недовольные таким обращением, шепотом роптали, но боялись осыпать проклятьями человека, сидевшего в седле, ибо неосторожными взглядами давно приметили его бархатную сутану, что свидетельствовало не только о его духовном сане, но и, судя по дороговизне ткани, о благородном происхождении. Стражники смущенно опускали глаза в землю, делая вид, что небольшое нарушение закона, касающиеся езды верхом в центре Отшира, их совершенно не волнует. Духовенство привилегированное сословие и сказать что против, значит обречь себя на гнев Творца. Джордж, воспользовавшись тем, что он архикриптон, спокойно проезжал на лошади там, где это было запрещено. За ним волочились еще двое, тоже в седле, составляющие его свиту -  охрана. Стоило клирику выехать на торговую площадь, как некоторые люди принялись просить у него благословения, склонив в почтительном жесте головы. Перекрестив два раза народ Найтон обратил внимание на только что построенные и покосившиеся от времени торговые ряды. На самых почетных местах виднелись торговцы фруктами, вероятно заплатившие не мало в городскую казну, чтобы торговать на новом прилавке, а мясники и торговцы рыбой расположись на более неприглядных столах, вдоль и поперек измазанных потрохами и кровью. Толкнув каблуком сапога лошадь по боку, Джордж дернул за поводья и поехал дальше. Чем быстрее он продвигался все ближе к собору, купол которого виднелся вдалеке, тем плотнее архикрпитона окружала человеческая масса. Изможденные и сонные, счастливые и благостные лица людей с нескрываемым любопытством взирали на него снизу вверх. Нищие, разодетые в лохмотья, тянули свои ладони, прислонившись спинами к стенам, надеясь, что перепадут хоть крохи хлеба или, что лучше, монет. Джордж достал две монеты и кинул их в сторону нищих, но лишь одна долетела до своей цели. Вторую поймал мальчишка-оборванец, стоящий с краю, и тут же, радостно загигикав, покинул место происшествия с довольным личиком сорванца. Из-за единственной монетки нищие тут же устроили свору, упав на землю, и пытаясь отнять ее друг у друга с таким рвением, что казалось они сейчас вырвут друг у друга глаза или оторвут руки или ноги. Лицо Джорджа в этот момент сменилось со спокойного выражения на шокированное. Он не думал, что его подаяние произведет такой фурор. Ему пришлось бросить еще несколько монет, но из-за этого стало лишь хуже. Хотелось образуметь оголодавших, несчастных людей хотя бы криком, но архикприторий лишь припустил лошадь вперед, надеясь оказаться подальше от них. Вот так всегда - знать жиреет за счет налогов, а беднота неистово дерется за хлеб. В Нидервальде клирик организовывает раздачу хлеба из грубой муки самым нищим жителям графства, печется о их благополучии и делает все, что в его силах. Зато в столице видимо духовенству наплевать на муки бедноты. При таком архикриптоне Отшира и не удивительно. Гвалт на базаре стоял очень сильнейший. Здесь спорили о ценах, пытаясь их сбить как можно ниже, ругались из-за протухшего товара или просто болтали. Любящий тишину под сводами крипты Джордж все меньше и меньше любил столицу. Она кажется ему слишком шумной, а еще невероятно грязной. Рынок всегда был самым вонючим в городе, особенно когда тут столько народу и испорченный товар сваливают прямо неподалеку от прилавков. Покинув наконец-то опостылевшее место Найтон вздохнул посвежевший воздух полной грудью, не совсем то, что в лесу около его родного замка, но более менее. А в это время, буквально в двух кварталах от Джорджа кипело настоящее празднество. Мясники отмечали свой профессиональный день. Соорудив посреди перекрестка загон из досок, они пытались кататься верхом на огромных хряках. Это у них не плохо получалось до поры до времени, хоть и не долго. Так вот, один из юных, вероятно подмастерьев, попытался забраться на свинью, скорей всего не особо желающей ощущать на своем загривке седока. Юноша так и не смог этого сделать. Зато хряк, вздыбив свою шерсть, не пожелав участвовать во всем этом безумии, с диким визгом понесся прямо на забор, вознамериваясь протаранить его своей крупной головой. Хлипкий загон и так едва держался, тисненный зеваками, прибежавшими посмотреть на невиданное, а тут под напором раз и сломался. С незатихающими визгами то ли боли, то ли радости свободы, хряк понесся по улице, распугивая прохожих. На беду хряка на его пути оказалась лошадь, а в ее седле как раз и сидел Джордж. Свинья едва успела остановиться, но лошадь уже встала на дыбы. Найтон, даже не ожидавший такого поворота, не успел ухватить поводья. Он лишь попытался поймать их рукой, но пальцы, скользнули в пустоте. Единственным, что дальше Джордж ощутил это то, что он то ли перекувырнулся в воздухе, то ли просто упал, прямо на каменную плитку. Явственным звуком в его ушах отдался отзвук треска. Конечно он не слышался уж так сильно, но тогда Джорджу это показалось ударом молнии. Он шмякнулся прямо на бок, приложившись левой рукой об землю. Боль была такой, что Найтону казалось, словно его рука разваливалась медленно на несколько острых кусков. Он схватил воздух губами, словно рыба, попавшая на сушу, и чуть не закричал, еда сдержав себя.
- Ваша Светлость. Ваша Светлость - засуетились его сопровождающие, мигом повскакивающие с лошадей. Джорджу пытались аккуратно помочь встать, и он поднялся на ноги, совершенно не соображая от боли что происходит вокруг.
- Мне нужен срочно лекарь или костоправ. - едва произнес крипторий, отталкивая от себя здоровой рукой всех и ухватывая этой же рукой резко замеревшую лошадь. Ее не за что винить. Джордж и сам то перепугался, когда из-за угла неожиданно вылетела свинья. Куда она только делась он так и не заметил. Едва мужчине удалось вспомнить что буквально за домами напротив есть гильдия лекарей. Они ему то и нужны. Их задача ему помочь, насколько это возможно. Вот досада, ибо вечерня в столичной крипте отменяется. Стиснув зубы, Джордж направился к своей цели, стараясь не думать ни о чем другом, кроме воображаемой двери в гильдию. Ворвавшись в гильдию он тут же потребовал лучшего лекаря в столице и показал руку, кисть постепенно опухала и становилась все краснее. Выглядело это удручающе и жутко. Перелом, не меньше.

Отредактировано George Erton (12.11.2017 15:51:23)

+1

3

Тяжкое было это лето, душное, а в столице, полной зловония, да людей разных и вовсе невыносимое. Попав впервые сюда, в лето более мягкое, Нисса думала, что не выживет в таком месте, но ошиблась. Не привыкла, но стерпелась с этим и даже могла отличить на запах, в какой стороне от них находится рынок, а где ямы выгребные.  Но сегодня в городе творилось нечто невообразимое. Причина подобному была и заставляла лишь кривиться. Люди, коих среди празднующих будет не мало, меры своей не знают. А ведь будто бы без них целителям работы не хватает. Девушка тяжело вздохнула и перевернула очередную страницу третьего тома «Канона врачебной науки». Легкое тканое платье, противно прилипало к спине и вызывало лишь одно желание  - поскорее помыться. Да вот только толку то с этого было не много. Стоило посидеть немного и история бы повторилась. Хотя, в свете событий последних дней, Ниссе постоянно хотелось протереть руки кислой яблочной водой, как делала Халисса перед каждым врачеванием. Жара и не самое усердное выполнение повелений Творца делали свое дело и то, что до сих пор не возникало какое-либо серьезное поветрие было лишь делом везения, которому, похоже подходил конец. Иначе разве вчерашнего дня не разъехались почти все целители по пригородам? 
- Нисса, там архикрипторий, - последнее слово было произнесено вошедшим  молоденьким целителем почти с благоговением, - боюсь, я не справлюсь. 
- Хью, - хмурый взгляд из-под бровей был тяжелым, - тебе напомнить кто из нас уже целитель? Девушка хмурилась, девушка возражала, но это не мешало откинуть ей назад тяжелую темную косу, проведя рукой по уставшей от неподвижного положения шеи, закрыть книгу и подняться. Амбер в общем-то понимала парня, совсем еще недавно носящего гордое звание кандидата, а теперь именующегося целителем со всеми вытекающими. Кто же знал, что к ним сегодня притащит судьба не только жертв излишних возлияний? А он был до вечера за главного. А к вечеру должен был прибыть  кто-то посерьезнее с последними новостями из пригорода. Вся гильдия второй день возносила молитвы и подношения Творцу, чтобы поветрие прошло стороной.
- Что у него? – тон будущего целителя был суров, а облик хмур и сосредоточен. Впрочем, спрашивала она это уже на ходу и выслушивала краткий рассказ от страшенной руке и о требовании лучшего лекаря. «Вот бедняга расстроится», - мрачно подумала девушка и толкнула дверь приемной.
- Добрый день, Ваша Светлость, - с легкой улыбкой, с какой всегда входила к больным, не зависимо от настроения, приветствовала пострадавшего девушка,  - к сожалению, так сложилось, что большинство целителей  еще вчера вынуждены отбыть. Они будут к вечеру, если Творец будет милостив. Я еще пока не целитель, последние экзамены буду держать через два года,  но готова заняться вашей рукой, если вы мне доверитесь. Личико девушки, что споро мыла руки и ловко орудовала стаканчиками из шкафа, стало на мгновение хмурым, но быстро вернуло свое прежнее выражение. Нисса понимала, что разговаривать с такой птицей, при этом поворачиваясь к нему спиной и вообще занимаясь чем-то посторонним крайне невежливо, а для кого-то и вовсе может статься оскорбительным, но она в первую очередь была целителем (правда будущим, но, тем не менее)  и ставила долг на первое место. Может он и откажется от ее услуг, но хотя бы обезболивающее она сможет ему дать, да и Хью уже успела отправить за кипячеными тканями, предварительно заставив обработать руки. Судя по внешнему виду, боли у мужчины были сильные.
- Обезболивающее, - поставив стакан перед архикриптоном, Нисса выжидательно посмотрела на него.

+1

4

Джорджу было интересно наблюдать за тем, как вокруг него суетились люди, с желанием угодить лишь ему. Это казалось со стороны смешным и совсем не нужным. Он лишь служитель Творца, не граф и даже не король. Плюхнувшись нагло, по-хозяйски, в мягкое кресло, Найтон бережно опустил сломанную руку на край стола. Трое стражей, до сопровождающие церковника, рассредоточились по приемной. Один встал за его спиной, второй подошел к двери и остановился там, а третий направился к окну, где расположился так, чтобы можно было наблюдать за происходящим снаружи. Отодвинув штору рукой он смотрел на улицу, а солнечный свет светил ему в лицо. Луч солнца частично падал на стол, но, мучившиеся от боли и жары, Джордж оставался в тени. Несмотря на то, что он находился в помещении, на его лице блестели бисеринки пота, выступившие на носу, на щеках и лбу, который архикриптон до и дело вытирал накрахмаленным, белоснежным платком. Последние дни выдались слишком жаркими. К ощущение духоты прибавлялась и боль, становившиеся все сильнее с каждой минутой, в руке, искореженной падением. Вскоре внутри помещения никакого не осталось кроме четверых мужчин. Часть из тех, кто был в приемной до прихода клирика, поднялась на второй этаж здания, другие же ушли в соседние комнаты по своим делам. Хоть дышать стало легче. Джордж не успел проводить их всех взглядом, как дверь скрипнула и в приемную вошла девушка. Удивленно приподняв брови он воззрился на нее, но высказывать свое недовольство или презрение не стал. Женщина-лекарь? Весьма и весьма забавно, что еще тут сказать. Редко такое где увидишь, обычно Найтон видел лишь мужчин. В их семейном замке тоже имелся пожилой лекарь, отлично накладывающий повязки и составляющий прекрасные микстуры от головной боли.
- Милостью Творца доброе время суток, дитя мое - спокойно ответил на приветствие архикриптон, но ему хотелось растянуть губы в улыбке, только вот боль мешала ему это сделать не кривляясь. По этой причине он не стал улыбаться, чтобы не искажать лицо. - Только для меня, видимо, день не задался
Джордж кивнул в сторону своей припухшей руки, постепенно принявшей розовато-красный оттенок в районе кисти. С этой травмой ему еще ехать обратно в Нидервальд. Хоть и недалеко, но от боли ему придется пострадать. Джорджу с детства вдалбливали то, что мужчина обязан быть сильным, смелым и выдерживать любые лишения, не показывая свои страхи и боль посторонним людям. Если хочешь плакать говорил Роберт Найтон так рыдай у себя в комнате, когда никто не видит. На людях же будь добр заткнуть рот и выглядеть мужиком.. Несмотря на серьезную травму архикрипторий выглядел весьма не плохо, только подергивающиеся временами мимика лица говорила об обратном. Теперь его будет лечить женщина и главное чтобы сделала все как надо, а то если все срастется не так или пойдет заражение, она дорого заплатит за это.
- Обезболивающее? - переспросил на всякий случай архикриптон когда рядом с ним на стол поставили стакан, с подозрительной жидкостью внутри. Мужчина посмотрел гвардейца, как он любил называть своих доверенных людей, и поймав его взгляд, кивнул. Мягко скользнув к столу, гвардеец схватил стакан и едва глоток перелил в другой, более маленький. После чего, поднеся к глазам внимательно осмотрел поверхность жидкости, а затем не раздумывая выпил. Джордж дождался, пока ему удовлетворительно кивнут и затем взял то, что ему принесла девушка, теперь уже без страха, быть отравленным. Вкуса он совершенно не ощутил на языке, но проявилось головокружение. Найтону стало неожиданно прохладно, хорошо и боль отошла в сторону. На его лице появилась благостная улыбка, в глазах заметался странный блеск.
- Я Джордж Найтон - проворковал неожиданно теплым голосом архикрипторий, переведя осоловелый взгляд на незнакомку. Его всегда слегка вело от всяких обезболивающих микстур, так и сейчас. Это скоро пройдет.
- По скольку мы все когда-то были учениками, то я позволю вам практиковаться на мне. Только не убейте меня, дитя мое. Взамен я желаю узнать ваше имя, чтобы мне было за кого поставить свечу в крипте и помолится на мессе.

+1

5

Как известно, молодость – недостаток (весьма сомнительный при том), который  проходит со временем. Впрочем. То же самое касается и опыта. Но если с первым бороться никак было не возможно, то вторая проблема решалась исключительно практикой. Однако, наблюдая за потенциальным пациентом из-под полуопущенных ресниц, всё то время, что смешивала лекарство, Нисса подумала, что не только это могло стать для нее препятствием на пути к науке. «Женщина, - мысленно усмехнулась девушка, внешне оставаясь доброжелательной  и улыбающейся, - Конечно же. Как я могла об этом забыть?» На протяжении всего того времени, что она занималась врачеванием, Амбер не раз и даже не два сталкивалась с подобным отношением и казалось бы, пора бы уже и привыкнуть. Но нет, каждый раз подобное отношение неприятно царапало. Она ведь всего лишь хочет быть полезной людям (Не только это, конечно, но будет считать, что движет ею именно это чувство) и она знает, ей-ей знает, что строение головного мозга мужчины не так уж сильно отличается от мозга женского. «Но если получиться помочь такому важному человеку...» - промелькнула мысль и словно ответ на нее тут же пришел ответ – если разрешит. Впрочем, подобная меркантильная мысль была лишь второй, после желания излечить или же хотя бы облегчить страдания больного.
Реакция архикриптона на лекарство была ожидаема и даже понятно. В их мире тот, кто беспечно относится к себе долго не живет. Он может жить сколь угодно весело и беззаботно, но недолго. И в то же время, Нисса, могла сказать, что надумай она отравить этого мужчину, то принятые меры были бы тщетны. Есть яды которые не сразу и есть яды, которые становятся ядами лишь в сочетании  с чем-то или вовсе наносятся на ёмкость. У неё таких, конечно не было, но чисто теоретически…. Впрочем, желания не было тоже. Ей гораздо интереснее было людей спасать, пусть и от тех же ядов. От этой мысли и от воспоминании о родителях на лицо девушки набежала туча. Бесчестный, бесчестный король. Безумный. Поправив прядку волос, выбившуюся из-под головного убора, девушка отринула грустные мысли, пришедшие так некстати и вновь улыбнулась, наблюдая за тем, как обезболивающее действует, как больной расслабляется и лицо, отмеченное печатью боли, становится спокойнее.
- Знакомство с вами, Ваша Светлость, большая честь и я буду рада, если мои знания окажутся вам полезны, -  впрочем, она всегда была рада, когда ее знания оказывались к месту. И то, то сейчас ей это было выгодно, становилось лишь приятным бонусом за ее хлопоты. для реверансов сейчас не было не времени, не места, потому девушка лишь вежливо поклонилась и как бы ей не хотелось промолчать, но имя назвать всё же пришлось,  - Нисса Амбер. За время их разговора Хью уже успел принести все необходимое и тихонечко ждал в сторонке дальнейших указаний бывшей леди Амбер. Получив дозволение на работу, девушка склонилась над рукой и осторожно, стараясь не причинять боли, стала ее осматривать, дабы определить поврежденную часть.   Перелом был закрытым. «За упокой», - мрачно подумала Амбер, завершая фразу Его Светлости.
- Не стоит, - не отвлекаясь от основного занятия, - Я лишь выполняю свой долг. Уверена, вы меня поймете в этом, Ваша светлость. Но, тем не менее, я буду благодарна, если вы  помолитесь о здоровье тех несчастных, что  волею злого рока оказались в плену неизвестного недуга. Верю, Творец будет милостив к ним. Когда осмотр был закончен, разговор прекратился. Девушка еще раз сосредоточенно осмотрела предполагаемое место повреждения и кивнула своим мыслям.
- Хью… - тихий и спокойный голос целительницы был тверд и не признавал попыток неповиновения.  С этого момента все завертелось. Короткими и отрывистыми фразами, Амбер без зазрения совести командовала целителем и человеком, которого она, пожалуй, могла назвать другом, если бы у нее вообще были друзья.  И Хью подчинялся, четко  выполняя каждую инструкцию.  Уже на этапе осмотра, Нисса понимала, что парень справился бы и сам, если не струхнул. Но раз он струсил. То пусть теперь не жалуется, что им помыкают как последним учеником. Впрочем, Амбер охотно признавала, что без сторонней помощи  ей было бы сложно помочь архикриптону, поскольку накладывание повязки такого типа, требует участия дополнительной пары рук, иначе вызывая массу неприятных ощущений. Теперь же под ладонь и запястье была подложена мягкая подкладка, а рука, от кончиков пальцев до самого локтя была утянута в меру туго. 
- Под действием этого обезболивающего, скорее всего еще сложно будет понять,то о чем спрошу, - отойдя на шаг в сторону и подбирая подходящее для петли полотно, спросила целительница, - но все таки, скажите пожалуйста, в руке у вас не чувствуется онемения?  Еще оставалось, как писалось в трактате. Проверить пальцы пациента и тогда можно будет вздохнуть спокойно. Хотя уже сейчас она могла сказать с достаточно высоким процентом вероятности, что повязку она не перетянула и тем не менее. Проверить стоило, а то и перепроверить.

Отредактировано Nissa Amber (21.11.2017 00:24:02)

+1


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ИСТОРИИ МИНУВШИХ ЛЕТ » Не было бы счастья, да несчастье помогло