НАТ
Очень плохой дядя, куратор всех сюжетов и нелюбитель шуток.
Icq - 562421543
НИНА
Строгая кадамирская леди и куратор дортонских сюжетных веток.
Skype: marqueese_
ИЗЗИ
Учительница-сексолог, массовик-затейник и просвещенная в вопросах магии.
Skype: fullinsomniac
АННА
Суровый капитан Левиафана и куратор пиратских сюжетных веток.
VK: /monlia
ЭДМУР
Одинокий рыцарь и куратор северных сюжетных веток.
VK: /moralrat

Добро пожаловать в мир королей и драконов, пиратов и чародеев. С нами вы окунетесь в мир древней магии, разрушительных войн, коварных интриг и жестокой борьбы за власть. Здесь каждому уготовано свое место и каждый получит, что заслужил. История в Ваших руках!
Королевство Дортон переживает очередной кризис: пираты угрожают очередным восстанием, маги в новообразованных общинах требуют свободы, а вольные племена скайгордцев объединяются, создавая опасность с Севера. Положение усугубляется тем, что единственный существующий на свете огнедышащий дракон остался без человеческого контроля и теперь угрожает превратить в пепел все королевство.

11 ЭДРИНИОС - 10 КАНТЛОС 844 ГОДА


ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД: На грани

3x01 Освобожденная от клятв - Edmure Harte
3x02 Остров сокровищ - Anna Lavey
3x03 Магия крови - тёмная магия - Alyx Vance
3x05 Мой дом - чужая крепость - Magnus Beaumont
3x06 Драконы смертны. Но смертны и те, кто их убивает - Ninwe Anshan
3x07 На грани - Alyssa Harte
3x08 Война Алой и Белой розы - Eleonora Langley
3x09 Предскажи мне судьбу... королевства - Wolfgang van der Mark

DORTON. Dragon Dawn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ЛЕГЕНДА » anthracite night [флэшфорвард]


anthracite night [флэшфорвард]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

a  n  t  h  r  a  c  i  t  e     n  i  g  h  t
http://funkyimg.com/i/2zjV7.jpg  http://funkyimg.com/i/2zjV8.jpg  http://funkyimg.com/i/2zjV9.jpg

Время и место21 число месяца Кутиоса 845 год
Маравийская столица Аквилон, графский палаццо

Действующие лицаОктавиан Калестис
Изабелла Сваллоу

ИсторияВсе вокруг знают - нет на материке такого места, где явление праздника было бы более культивировано. Самайн, Имболк... Остара - маравийцы встречают каждый из них с сумасшедшей помпой. Но в самом сердце Аквилона, в графском палаццо, богатые властители идут ещё дальше в своих прихотях и тяге к роскоши. Что будет, если одного из них убьют? Что будет, если причиной окончания пиршества станет дама далеко не из самого приличного общества?

Отредактировано Octavian Caelestis (14.11.2017 23:24:39)

+2

2

     Алое марево плыло перед глазами шлюхи, закутанной в шелк словно в саван, мягко скользящий по полуобнаженному телу. Ее аккуратные пальцы правой руки путались в упругих локонах, раскиданных по мягким подушкам, тогда как левая сжимала тонкую  трубку курительного аппарата, который использовали для курения опиума. Не привыкшая к столь необычным ощущениям женщина расслабленно погружалась в зыбкий плен дурмана, где звуки сливались в одну прекрасную мелодию, а картинки перед глазами плыли, словно отражение на беспокойной воде. Чья-то смуглая рука лежала на ее оголенной груди, одновременно по-хозяйски, но почти потеряв интерес к тому, чтобы бесконечно сжимать и мять ее – наслаждение наркотическим туманом отвлекало от похотливых желаний, которыми в этот вечер был пропитан каждый угол графского палаццо.
     Этим вечером она забыла свое имя и лицо, из Изабеллы Сваллоу обратившись в таинственную южную танцовщицу, чье облачение составляла лишь позолоченная нить, проходившая через все тело и держащая на себе легчайшее шелковое одеяние. Бордель, в котором она работала в последние несколько недель, полностью выкупил маравийский граф, который определенно знал толк в незаурядных развлечениях. От алкоголя и опиума Изабелла разомлела и растаяла, точно восковая свеча под жаром пламени. В отличие от большинства девочек, чьи зады уже активно шлепали о пах имеющих их мужчин, она еще не приступала к оргии, оставаясь в руках одного из друзей хозяина дома. Тот предпочитал пользоваться ей в несколько других целях: сначала они беседовали о жизни, затем пили вино и ели фрукты с тел друг друга, а после нашли ложе посреди общего зала, где увлеклись курительной смесью и погружаясь в негу блаженства отнюдь не сексуального характера. Изабелла уже начала подозревать, что ее спутник, должно быть, импотент, который тешит себя несколько иными радостями, и ее тело требовало влиться в общее русло веселья и похоти, которым самозабвенно предавались маравийские шлюхи.
     Не без труда, она высвободилась из объятий благородного кавалера, сославшись на то, что ей требуется уборная, и, слегка покачиваясь, стала бродить по залу в поисках нужной двери. Люди кишели здесь, словно опарыши на протухшем мясе – повсюду они выстраивались в целые горы и башни переплетенных тел, блестевших от пота, масел и мужского семени. Звуки чарующей музыки экзотических музыкантов мешались со стонами, криками и шлепками, босые ноги скользили по лужам из вина, а воздух был наполнен ароматами секса и ночных цветов. За годы жизни в борделе она привыкла и даже полюбила эту атмосферу, в которой она чувствовала себя спокойно и защищено, а потому Изабелла улыбалась, глядя на безумную оргию, объединившую столько людей, и тайком искала себе место, в которое она вернется после малой нужды.
     Мурлыкая себе под нос мелодию, которую наигрывали музыканты, она толкала двери, усыпавшие стены зала одну за другой. За первой она видела уединившихся юнош в компании одной огромной шлюхи; те не прикасались к ее лону, зато имели ее в подмышки, жировые складки и зад. Подобное зрелище Изабелла нашла отвратительным и двинулась дальше, ко второй двери. За ней ее ждали пара юных прелестников – которые еще не приступили к действу, а только трогали друг друга за разные интимные места. Сваллоу расценила это как то, что кто-то из придворных юнош собирается лишиться девственности и набирается решимости, и потому не стала мешать молодой шлюхе из соседнего борделя заниматься своей работой. Третья дверь вела в чулан, а вот четвертая пахнула на нее ароматом мыла и нечистот.
     Ванная комната с сортиром, специально для тех, кто не утруждает себя в поисках специально предназначенных для этого мест. Ей это вполне подходило, и Изабелла скрылась за дверью, ступая в темноту, освещаемую лишь ярким светом полной луны, пробивающимся сквозь оконные стекла. В первые секунды ведьма щурилась и шла, держась за стену, пока ее глаза не привыкли к сумраку.
     Ее глаза привыкли к сумраку быстро, как в стрессовых ситуациях быстро привыкает тело к условиям, в которые попадает. Босая ножка вступила во что-то влажное и теплое, и шлюха уже хотела в отвращении отпрянуть, приняв это за чью-то мочу или блевоту, но едва она повернула голову в сторону источника влажной лужи, из ее уст вырвался пронзительный крик.
     Музыка смолкла, и зал вместе с ванной комнатой стали постепенно наполнять люди – в основном организаторы мероприятия и их охранники, один из которых мигом схватил Изабеллу и сунул ей кулак в рот, чтобы только заткнуть этот истошный вопль. Он держал ее сзади, стараясь угомонить бьющуюся в истерике женщину, однако Сваллоу продолжала вырываться. Ее трясло от ужаса, пока она продолжала смотреть на пол; ноги и руки ее были запачканы в крови – темной и густой, словно ночной воздух за пределами палаццо.
     В ванной комнате загорелось несколько факелов, осветив труп мужчины – растерзанный труп, подвергшийся издевательствам, с вырванными кусками плоти и несколькими ножевыми ранами по всему телу. Судя по его одеянию - один из свиты Октавиана или его друзей.
     - Я позову графа, - сказал один из охранников и скрылся за дверью, за которой все еще буйствовал праздник оргии. Изабелла точно знала, что ни одна мадам из тех борделей, что были оторбраны для этого вечера, не согласилась бы на подобное извращение. Точно так же, как она не верила в то, что какая-либо шлюха могла так поступить со взрослым сильным мужчиной. А, значит, в палаццо завелся убийца.

+2

3

Под низкими сводами атриума царил хаос: размеренная музыка сплелась с разнящимися между собой голосами и стонами, сладкое кадамирское вино уже давно окрасило воды неглубокого бассейна в алый, а маревая пелена раскуренного опиума застелила глаза даже самым стойким гостям сегодняшнего вечера. Среди всего этого поэтического беспорядка, у мраморных ног Юноны Кесарийской, расположился Октавиан и несколько приближённых к Его Светлости. Самый оживлённый из них - командир личной стражи виконта Гиперион - расхаживал между разбросанными подушками, вещая о чём-то едва ли важном. Широкоплечий, с громким голосом, он привлекал внимание своим смехом и развязными мыслями, которые вылетали из его рта чередой острых стрел.
- Пусть у меня отсохнет член, если эти повязки имеют хоть немного смысла, - рука Гипериона потянулась к пурпурной полоске ткани, туго завязанной на глазах ближайшей статуи. Такие же отрезки покрывали каменные головы каждого изваяния в зале, - я слышал, что в старые времена подобные оргии происходили открыто на городских площадях. Творцу явно не предлагали отвернуться, - великодушно хохотнув с собственной шутки, командир прислонился к статуе Брута, с которого мгновение назад хотел сорвать отрезок.
- Это традиция, Гиперион, - ленивый голос Октавиана практически тонул в заднем шуме, - так поступали наши предки, так поступаем и мы, - дыхание виконта участилось, разрывая последнюю фразу на обрывки, - можешь быть свободна, - широко распахнув глаза, Октавиан взглянул на пухленькую девицу лет шестнадцати, что игриво улыбалась своему внезапному любовнику. Не прерывая зрительного контакта между ними, она вытерла губы пальчиками и облизала их, словно самую вкусную сладость в королевстве. Ещё одна шлюха из борделя «Между Сциллой и Харибдой», новоприобретённой собственности Октавиана. Хороша, как и другие жрицы этого безнравственного места.
- Традиция какая? Нужно чтобы они не видели? И всё? - Гиперион напрягся, явно о чём-то подумав. Состояние для него редкое, что вызвало о Октавиана неподдельный интерес.
- Не видели, - Калестис приподнялся на подушках. Один из слуг, покрытый тонким слоем золотой пыли, подал ему бокал вина. Октавиан осушил его одним глотком.
- Тогда они могут просто поучаствовать, - глаза Гипериона заметались по атриуму, заполненному целым легионом голых тел, пока не попали на молодую женщину с густо разрисованным лицом. Не по рыцарски благородно толкнув её в плечо носком сандалия, капитан вызволил её из опиумного дрёма, - ну-ка, золотце, иди сюда, - подав ей свою руку, Гиперион помог женщине пробраться через лабиринт тел и подушек. За всем этим действием беспрерывно наблюдали Октавиан и девицы, окружившие его как стайка птиц.
- И что ты собираешься с ней делать? - Брови виконта съехались у переносицы, явно свидетельствуя о том, что их хозяин настроен скептически. Ответом на вопрос стал воодушевлённый вид Гипериона, который принялся что-то нашептывать проститутке на ухо, - шлюх имеют, а не развлекают, - Октавиан почувствовал досаду от вида увлёкшегося вассала - всего в нескольких шагах от них гости графского палаццо вовсю отдавались природным инстинктам. Почувствовав снова нарастающее возбуждение в паху, виконт подозвал одну из девиц, которая спустя мгновение искусно взобралась на него. Славные узкие бёдра задвигались под такт музыки. Отвлечённый от затеи Гипериона, Калестис не сразу обратил внимание на возню возле статуи Брута, вокруг которой собралась небольшая толпа. Там, под весёлые возгласы зрителей, командир стражи насаживал проститутку на мраморный палец статуи, обращённый в сторону. Часть из созерцателей, под стоны Любовницы Брута, принялась с новым рвением ласкать друг друга. Сам забывшись в вожделении, Октавиан имел девицу с приливом новых сил, пока над его глазами не нависла тень.
- Ваша Светлость, - голова лысеющего мужчины склонилась к виконту. Вид у него был встревоженный.
- Уйди, Поско, иначе ты её заменишь, - Октавиан отмахнулся от своего слуги, но тот продолжал стоять прям у голой задницы девицы, - дай хотя бы кончить, - в ленивом голосе префекта появились ноты неприкрытой ярости.
- Тацит, Ваша Светлость, - Поско оставался спокоен, словно знал, что это имя отвлечёт хозяина от интимных ласк. Так и случилось. Грубо стянув с себя девицу, Октавиан в спешке накинул на нагое тело вышитую золотыми нитями тунику. Он догадался, что произошло. Понял, что всё пошло не так, как было велено. В ином случае Поско не попытался бы вытянуть своего господина прямиком из сладкого лона молоденькой шлюхи.
Тацит Героний, в недавнем прошлом близкий друг Калестиса, прослыл в обществе человеком незаурядного ума. Плутоватый и изворотливый, он любил выдумывать и делился своими идеями с Октавианом. Но не смотря на всю изобретательность Тацита, ему не хватило хитрости обвести вокруг пальца самого виконта. Вся его схема по получению дохода от опиумных плантаций на западе в обиход налогов погорела на сущем пустяке. Раздосадованный предательством друга, который кормился с его руки долгие годы, Октавиан приказал по тихому убрать Герония. Отвлёкшийся на свои игры со статуями, Гиперион не смог проконтролировать его убийство. Префект это понял по дороге к отхожему месту, где нашли Тацита.
Там, у входа в комнату, собралось небольшое скопище гостей. Все они прибежали на истошный женский вопль. Поско, ухватившийся за локоть хозяина, быстро пересказал ему услышанное от стражника. Мгновение спустя крик затих, - пусть уведут толпу, - шепнув на ухо Поско распоряжение, Октавиан неприятно улыбнулся и похлопал по плечу ближайшего наблюдателя, - господа, прошу вас разойтись. Ничего интересного не случилось, всего лишь напуганная шлюха. Давайте-давайте, сегодня Калестисы угощают.., - силой разворачиваю почти что каждого, виконт прорвался в темноту, где виднелись одинокие огни факелов.

- Маравийский максимум этому болвану Гипериону, - Октавиан присел на корточки рядом с трупом, рассматривая топорную работу его людей. Мёртвый Тацит выглядел так, словно его изрубили кадамирцы, а затем им же пообедали дикие собаки. Долго ли он лежал здесь? Лужа натекла размером с Ядовитое Море. Холодная лужа, - закройте зал до конца пиршества. После вывезти труп за город и сжечь. Разбирательств не будет, - вернувшийся к тому времени Поско молча принял указания виконта. Он прекрасно понимал, что господин прав - у Герония не было влиятельных родственников, его лэнд находился в пределах судебной власти Нерона Калестиса, а шумиха вокруг убийства в графском палаццо могла вызвать ненужную волну слухов и сплетен.
- А как же девица..? - Из раздумий о случившемся виконта вырвал один из стражников. Только сейчас в его руках Октавиан увидел ту саму громкую проститутку, что привлекла внимание половины гостей. В пляшущих тенях света он не сумел разглядеть ничего, кроме её худобы.
- Накройте чем-нибудь и ко мне в покои. Побеседуем там, - Калестис направился к выходу, между делом обращаясь к слуге, - распорядись насчёт ещё двух бочек вина, пары унций опиума и пусть музыканты погромче играют. Ни одна живая душа не должна выйти из палаццо на своих двоих.
- Будет сделано, милорд, - Поско поспешно поклонился Октавиану и исчез в толпе. Взмахом руки виконт приказал идти страже за ним. Девица, так неожиданно попавшая в настоящую неприятность, уже была погребена под метрами плотной ткани, ниспадающей к самому каменному настилу.

Отредактировано Octavian Caelestis (21.11.2017 19:42:29)

+1


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ЛЕГЕНДА » anthracite night [флэшфорвард]