Добро пожаловать в мир королей и драконов, пиратов и чародеев. С нами вы окунетесь в мир древней магии, разрушительных войн, коварных интриг и жестокой борьбы за власть. Здесь каждому уготовано свое место и каждый получит, что заслужил. История в Ваших руках!
Нат
Очень плохой дядя, куратор всех сюжетов и нелюбитель шуток.
ICQ: 562421543
Нина
Кадамирская стерва и куратор дортонских сюжетных веток.
Skype: marqueese_
Иззи
Учительница-сексолог, массовик-затейник и просвещенная в вопросах магии.
Skype: fullinsomniac
Анна
Суровый капитан Левиафана и куратор пиратских сюжетных веток.
VK: /monlia
Эдмур
Одинокий рыцарь и куратор северных сюжетных веток.
VK: /moralrat

Muzicons.com
11 эдриниос - 10 кантлос 844 года
Королевство Дортон переживает очередной кризис: пираты угрожают очередным восстанием, маги в новообразованных общинах требуют свободы, а вольные племена скайгордцев объединяются, создавая опасность с Севера. Положение усугубляется тем, что единственный существующий на свете огнедышащий дракон остался без человеческого контроля и теперь угрожает превратить в пепел все королевство.
Вверх страницы
Вниз страницы

DORTON. Dragon Dawn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ИСТОРИИ В РЕАЛЬНОМ ВРЕМЕНИ » 3x08 Белая кость, алая кровь


3x08 Белая кость, алая кровь

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

3x08 Белая кость, алая кровь.
Таинственно пропавшая в разгар руаширской свадьбы королева Арианна возвращена в Скарборо отрядом гвардейцев. Ее исчезновение было окутано большим количеством сплетен и домыслов, о ней регулярно справлялись в гостиных и кулуарах дворца, однако прежний дом не ждал ее назад со всем гостеприимством. Придворная жизнь бурлила и шла своим чередом, пышная и изменчивая как всегда, под предводительством новой фаворитки Его Величества, леди Одилии. Возможно, ей не удалось бы так быстро снискать популярность, ведь злые языки безжалостны, в особенности к королевским увлечениям. Помогли ее доброта, очарование и трогательная история с отравлением, развернувшаяся на глазах всех любопытствующих. Спасение Белой Розы и ее плода немедленно окрестили деянием самого Творца, а ее общество стало модным и даже желанным, главным образом среди впечатлительной молодежи.
Но то, что дается взаймы одному, отнимается у другого. Своим молчанием и упрямым отказом объяснить, что она делала в кадамирском порту, королева не только утратила расположение Его Величества, который запер ее в покоях, но и оттолкнула многих прежних компаньонок. Ее влияние и положение было вконец ослаблено поступком Стефана, назначившего в воспитательницы юному принцу Альфреду ни кого иного как..леди Одилию, которая расположила к себе принца с первых дней. Никто не сомневался, что своим решением король вознамерился доказать Арианне, что она может потерять все, и отцовское влияние ей не поможет. Возможно, из этого вышел бы толк, если бы ситуация не вышла из-под контроля.. Король был вынужден возглавить армию, которая отправилась в Мильстоун, на решение более насущных задач, и оставить двор расколотым надвое.
Отъезд короля дестабилизировал обстановку настолько, что вопреки запрету, Арианна вновь получила возможность свободно перемещаться по Скарборо. Пока леди Одилия бесхитростно наслаждалась успехом и выполняла свои новые обязанности в компании леди Ниссы Амбер, которой помогла вернуться ко двору и с этих пор оказывала ей протекцию, королева стремительно восстанавливает свое влияние при дворе, а также настраивает своего давнего друга и любовника Робберта Бристола против своей жены, убеждая того, что ребенок Одилии не от него.
В это же время в столицу прибывает граф Эксминстера Артур Риверс, убеждающий сестру, что королеву Арианну нужно остановить прежде, чем она окончательно очернит их имя. Помимо прочего, граф надеется, что из всей сложившейся ситуации ему удастся извлечь политическую выгоду и сблизиться со Стефаном, доверие которого к своему ближайшему соратнику Натаниэлю Ричмонду постепенно сходит на нет.
Во время обдумывания планов о том, как помешать Арианне, Риверсы и Нисса Амбер слишком поздно понимают, что их разговор был подслушан еще одной затворницей Скарборо - Иви Мориа. Как они поступят с пираткой? Чью сторону в конфликте выберет сама Иви?

Время и место5 кантлос, 844 года
Замок Скарборо

ОчередностьArthur Rivers, Odilia Rivers, Nissa Amber, Evie Mauriat

► Время ожидания поста - 3-ое суток, после которых очередь переходит к следующему игроку. Тот, кто не успел написать пост вовремя не должен ждать круг, чтобы сделать это - он может написать его вне своей очереди.
► Мастер эпизода Ninwe Anshan. Мастер эпизода будет уведомлять в ЛС о вашей очереди писать пост каждый круг.
[SGN].[/SGN]

+4

2

Этим вечером в Скарборо стояла неестественная тишина. Пока Артур направлялся в отведенную ему комнату, в коридорах ему навстречу попадались слуги, спешившие по разнообразным делам, но никто из них не сказал хотя бы одного робкого слова приветствия. Их господа, наверное, в столь поздний час сидят в своих роскошных покоях или важно прогуливаются по дворцовому саду. Риверсу показалось, что он оказался в странном призрачном мире.
Мрачные мысли так и лезли в голову. Артур беспрестанно твердил себе, что даже его Одилия - человек из плоти и крови. Его сестра может заблуждаться. Она не знает королевский двор так хорошо, как знает его Артур. Она не ведает, какая мелкая алчность и бездонное тщеславие таятся за улыбками придворных, коих в ее компании с каждым днем все больше. Было видно, что она постепенно начинает им доверять, несмотря на недавний инцидент, который едва не стоил ей жизни. Положа руку на сердце, правда о королевском дворе - это не совсем то, что хочет услышать в этот вечер Одилия Риверс, но рано или поздно стоит открыть на все глаза.
В покоях Артура царила суматоха: слуги вешали на стену гобелены, расставляли стулья и различные блюда на большом дубовом столе. Некоторые смотрели в его сторону, но, сделав лишь поспешный реверанс или поклон, тут же равнодушно отворачивались. Приказав всем выйти, Артур сел во главе стола и двумя пальцами потушил одну свечу - свет одной из них все равно не в силах погрузить комнату в окончательный полумрак. Ласково лизнуло руку пламя, прежде чем окончательно погаснуть. Осталось дождаться гостей, что должны прийти этим вечером.
Он был уверен: Одилия, едва узнав о приезде брата, поспешит принять его приглашение на ужин. С ней, конечно же, придет и леди Амбер. Скромный семейный ужин в компании сестры и невесты - можно ли найти более невинный повод для встречи? Хотя, зная здешние нравы, все же стоит быть предельно острожными, поднимая столь щепетильные темы, которые давно вертятся на языке.
Мерзкое, совершенно безвкусное здешнее вино только прибавляло ожиданию больше утомительности. Поднявшись с места с кубком в руках, Артур медленно направился к открытому окну. Наконец, остановившись, он глянул вниз, на заросший тиной старый ров, и без зазрения совести вылил туда содержимое кубка стоимостью в несколько золотых. Лишь когда в дверь постучали, он лениво повернулся к вошедшим.
- Моя милая сестра, - он пересек комнату широкими шагами, остановившись возле Одилии и, мимолетно коснувшись ее щеки, обнял, - как твое самочувствие? - будь это в его воле, он бы задушил собственными руками каждого обитателя этого проклятого замка. Или хотя бы тех, кто был причастен к отравлению Оди. Артур был точно уверен в одном: когда-нибудь он заставит их заплатить за содеянное, чего бы ему это ни стоило.
- Нисса, я должен поблагодарить тебя за то, что все это время ты была рядом с Одилией, - хотелось бы ему сказать, что он глубоко ценит ее верность и преданность интересам семьи Риверсов, но в данном контексте подобная фраза прозвучала бы слишком громогласно, с лишним чувством собственного превосходства. Легким движением руки он взял леди Амбер за руку, запечатлев поцелуй на тыльной стороне ладони, и молча пригласил своих леди к столу. Сам же вновь вскоре оказался на своем месте возле окна.
День угасал, и облака на небе алели неровными мазками. Похоже, собирался дождь. Дорогой кубок остался стоять на сером  - как и все вокруг, - камне. Артур смотрел вниз, в темнеющую пустоту, а оттуда на него смотрели отголоски безрадостных мыслей.
- Прошу, подойдите, - наконец, вновь начал разговор молодой граф. Все дворцовые сады, надо думать, устроены примерно одинаково. Места для прогулок и забав в них достаточно, но заблудиться в таком саду нелегко - с любого окна открывается отличный вид на окрестности. Цветочные клумбы разделены широкими аллеями, обсаженными кустами. От них идут узкие тропинки - одну из них и выбрали для встречи две доселе странные фигуры. Судя по точеной женской фигурке и блеску доспехов - одна из служанок и рыцарь.
- Если бы они хотели заняться любовью, они сделали бы это в более неприметном месте, не правда ли? - усмехнулся Артур, указывая на незнакомцев, - этого королевского выкормыша я видел сравнительно недавно - он передавал пост своему напарнику, покидая королеву. А служанка, думается, одна из самых болтливых, раз он не прочь перекинуться с ней парой словечек о прошедшем дне, а не зажать в темном углу, - глупо думать, что после их поимки слухи прекратятся, но тем не менее, способ их распространения найти удивительно легко. Если поймать этих двоих - найдутся и другие. К тому же, механизм уже запущен - при дворе давно шепчутся о том, что ребенок Оди вовсе не от законного мужа. Нельзя сказать, что положение фаворитки короля считалось уж совсем постыдным, но защитить сестру от темной стороны этого "титула" - прямая задача Артура. По крайней мере, сейчас.
Он поднял пустой кубок и швырнул его в ров следом за вином. Конечно же, шум упавшего кубка, ударившегося об камни, не отпугнет обитателей сада, но хотя бы немного разрядит обстановку. Артур проследил за ним взглядом: это был хороший повод отвести взгляд от сестры и невесты.
- Не думаете ли вы, что пора наказать слишком уж болтливую здешнюю пленницу?
[AVA]https://i.yapx.ru/H1fK.png[/AVA]

Отредактировано Arthur Rivers (22.12.2017 23:57:20)

+4

3

Скарборо пустовал. Лишь одиноким эхом проносились голоса беззаботных светских дам, которые так безмятежно переходили из одних покоев в другие.
В последние дни это было обыденным делом. Отсутствие короля полностью раскололо двор, а свободное передвижение королевы по замку – породило страхи в душах тех, кто некогда прежде, поддерживал ее.
Несколько дней Одилия не покидала своих покоев. Постоянное беспокойство на душе и немые крики о помощи с ее стороны заглушались безмолвными угрозами королевы. Ей было в десятки раз спокойней, когда эта женщина была взаперти, а рядом с ней был ее защитник. Ее король. Могла ли она считать его «своим»? И мог ли он считать ее «своей»?
В этой, вроде бы, бесконечности находились свои угольники, разрушающие и мешающие им. Королева и его жена. Граф Суфолка и ее муж. Их многоугольник, где тугими косами сплетены их линии жизни, пересекающиеся только в сложных отношениях между всеми ими. Это огорчало и радовало ее. Она была рядом с любимым и любящим мужчиной, недолгие месяцы была счастлива рядом с ним, носила под сердцем его ребенка, но, сейчас, когда его не было рядом – беспокойство и страх быть навсегда всего лишь фавориткой – не покидал ее. Она перестала выходить в свет и принимала всех гостей у себя, не так часто, как раньше, но по-прежнему, надевала на себя маску беззаботной и невинной Одилии Риверс – белой розы юга. Охотно на ее вечера приходили всех, начиная от фрейлин королевы, заканчивая светскими дамами, которые по воле судьбы оказались в этом месте. Выпадали и свободные минуты, но их графиня проводила в полном отключении от мира всего, ведь ее покои – ее крепость. Маленькая и беззащитная от нападков королевы территория, но Арианна не торопилась заходить к врагам. Отчего же?
В спальне Риверс делала то, о чем мечтала так давно – в спокойной обстановке отдыхала и наслаждалась тишиной, распускала длинные белокурые кудри, позволяя волосам свободно заструиться по плечам и спине. Избавлялась от тяжелых нарядов и корсетов, не вылезая из постели часами, бесстыже прикрываясь плохим самочувствием. Единственным желанным гостем для нее была Нисса. Леди Амбер заменяла для нее брата и сестру, а так же была самым доверенным лицом, случалось так, что за долгими разговорами двух юных особ обе засыпали вместе, одна в теплых шелковых простынях, а вторая у изголовья кровати, но смущало ли это Ниссу? Ничуть, кажется, что для нее это в какой-то степени было долгом, но долгом за что? У нее в долгу была Одилия. Спасти ее ребенка, спасти ее жизнь и остаться верной при этом Риверсам. Она рисковала своей жизнью, будучи в шатком положении, но она пошла на это, и теперь всей жизни не хватит, чтобы рассчитаться с ней. И нужна ли была эта расплата Ниссе? Между ними проходила тонкая нить дружбы и преданности друг другу, еще с детства, когда их связывали только смешные и глупые истории, их совместные прогулки и глупые клятвы в вечной дружбе.
Сейчас же было больше общего между ними, начиная от совместных тайн и заканчивая женитьбы Артура на Амбер. Одилия до последнего надеется на то, что две подруги, две дальние кузины, однажды, станут гораздо ближе.
Графиня Суфолка за долгие дни пребывания в Скарборо успела истосковаться по теплу и свету, для нее было счастьем, наконец вырваться из холодным стен на небольшую прогулку. На небе ни облачка, дует легкий ветерок, из распахнутого кухонного окна доносится восхитительный аромат только что испеченного хлеба, снуют туда-сюда слуги, ратники важно расхаживают из угла в угол, то и дело громко перекрикиваясь, из всей этой суматохи она краем уха услышала разговор двух служанок. Еле слышно, но в зоне досягаемости ушей Риверс – девушки только раз упомянули, что вот-вот свою карету покинул граф Эксминстера, одаренный природой красотой и галантностью, он покорил юных особ, хоть те никак не могут иметь с ним совместное будущее. Две девушки еще раз вздохнули и со счастливыми лицами направились в сторону покоев, которые, как оказалось позже, выделили молодому южному графу.
Захлопав в ладоши, Одилия вскочила с места с непозволительной для юной леди поспешностью и, выбежав за дверь, стремглав помчалась вниз по лестнице, перепрыгивая через широкие ступени. Заглянула по ту сторону двери, убедилась, что брат действительно здесь и действительно, шепот двух девушек был правдивым, она не стала окликать брата, позволив ему самому найти свои покои и удобно расположить в них до вечера, когда она вместе со своей подругой навестит его.
Эти минуты ожидания были нескончаемыми. Ее тоска по брату настолько сильно поселилась в ее душе, что до сих пор ее сознание не принимало реальность. Он здесь, и совсем скоро они встретятся. Неожиданный стук в дверь и приглашение слуги на чай, быстро привели леди Риверс в чувства. Артур ждет ее и видимо, что их ожидает очень долгий разговор.
Для такого случая, графиня приказала служанке принести ее легкое летнее платье, лишенное изысков, но при этом дорого украшенное золотой вышивкой. Холод идеально выстиранной белой рубашки, коснулся нежного тела Одилии, прежде чем тугие прутья корсета впились в ее ребра. На секунду она задержала дыхание и снова, эти невыносимо тугие строения сдавливали все ее легкие, но она выглядела так миниатюрно и изящно, как в лучших традициях семьи Риверс.
Поспешно покинув в свои покои, Одилия направилась к брату, попутно прибавляя скорость, чтобы нагнать свою несменяемую спутницу. Они вместе остановились у его двери, куда робко постучались.
Его приглашение войти не оставило себя долго ждать, сдержанно и без лишних эмоций – две юные особы прошли в покои графа, остановившись в пару шагах от Риверса.
- Мой милый брат, - с волнением на душе, пролепетала Одилия. Его рука нежно провела по ее щеке. Она так давно не видела его, что фонтан слез так и рвался наружу. Ей столько нужно было сказать ему.
- Я скучала, Артур. Здесь столько всего произошло, но сейчас все прекрасно, - Одилия закусила губу, она впервые в жизни соврала брату о своем самочувствии, но как ему сказать, что все не в полном порядке, что именно сейчас в эти минуты, она испытывает нескончаемый страх перед будущим. 
- Артур, король Стефан, разъезжает по стране, но конечной его точкой будет Мильстоун, я не думаю, что он приедет в ближайшее время. - в голосе графини прозвучала нескрываемая гордость, тут же сменившаяся грустью. – А королева, - почти шепотом, сказала Одилия, - Она спокойно передвигается по замку и бог знает, что у этой женщины на уме.
Одилия вырываться из объятий старшего брата не спешила, напротив, еще крепче обвила руками талию старшего брата и потерлась щекой о мягкие ткани его одеяния, но как бы леди сильно не вцепилась бы в своего брата, тот поспешил отстранится от сестры, направившись к окну, тот смиренно наблюдал за картиной, происходящей на улице, кажется, что граф обдумывал что-то, вызывая таким поступком недоумение со стороны его  спутниц. Наконец, он заговорил. Так отстранено, намекая на отношения Одилии и короля, но как бы они ни скрывались, и как бы эти небольшие часы счастья рядом со Стефаном не проходили – каждый раз возникали новые слухи. Риверс пыталась бороться с чувствами, порвать все на полпути, но, увы, боль от предательства мужа была непроходимой, она просто нашла себе такого же, как и она. Побитого и потерянного, желавшего найти свое счастье – мужчину. И они были счастливы вдвоем, и вот теперь, она носила под сердцем его ребенка – плод их счастья и надежду на лучший исход событий.
- Я не понимаю тебя, брат, о ком ты говоришь? – взгляд Одилии упал на дверь, - И как ты хочешь наказать предателя?

+3

4

Неладное творилось что-то в дорнтонском королевстве и дело было отнюдь не в урожаях или в очередном появлении пиратов. Но что бы это ни было, такое положение дел немало грело душу Амбер, о чем она, естественно не распространялась, вполне справедливо полагая, что длинный язык и излишняя пространность мысли единственное, куда может довести – это в лучшем случае до плахи, в худшем – до костра. Как показывала практика, целей достигали только те, кто умел ждать и быть незаметным, кто умел загребать жар не то чтобы даже чужими руками, а вторыми или третьими, а на поверку, самыми лучшими стратегами при дворе оказались бы ящерицы. Теоретизировать было хорошо, Ниссе это вообще всегда удавалось прекрасно, с практикой же были некоторые проблемы. Поднимаясь выше, от неизвестного целителя и дочери и сестры предателей короны, до фактически компаньонки фаворитки короля Амбер приходилось балансировать на таких гранях, которые ей раньше и не снились. Только прибыв ко двору, девушка зареклась ввязываться во что-либо, однако это «что-либо» втянуло ее само, даже не исспросив разрешения. Имей она иной характер, возможно, ей и удалось бы следовать своему зароку, но судьба распорядилась иначе. Она даже не заметила, в какой момент Оди снова стала для нее кем-то более близким, чем объект для целительского присмотра. И если раньше она свободное от забот время проводила у себя, то сейчас все больше времени проводила в компании Одилии. Вначале она боялась повторной попытки покушения, а после это очень быстро вошло в привычку.
О приезде графа и жениха, Нисса узнала от леди Одилии, излучающую счастье и радость так сильно, что если бы они вдруг стали светом, то мрачноватую комнату затопило белым светом. Была ли она рада визиту Артура? Одно она могла сказать точно  - событие волновало. В остальном же Амбер пока не была готова дать ответ даже самой себе. Собирались, на сей раз, девушки порознь, но удивительным образом оказались готовы примерно в одно время, поэтому у его дверей оказались вместе, хоть Ниссе немного по пути и пришлось подождать кузину, которая сегодня, впрочем как и обычно, была дивно хороша и если кто-то раньше мог задаться вопросом почему леди Суфолка называют Белой розой, то сейчас стоило на нее только единожды взглянуть. Она действительно была прекрасна и свежа как белоснежный бутон, который еще не раскрылся, но кажется, начнет раскрываться в следующее мгновение. Сама же целительница была одета как обычно предельно строго и скромно, но в соответствии с занимаемым ею положением. Впрочем, вспоминая свой прошлый гардероб, она каждое нынешнее новое платье считала едва ли не верхом портняжного искусства. Однако это не мешало во время визита портнихи придирчиво обсуждать каждую модель, строго следя за предлагаемыми цветами, вырезами, длинами и вытачками.
- Очаровательна как всегда, - успела она с улыбкой шепнуть кузине за несколько мгновений до того, как они вошли. Всё то время, что Одилия общалась с братом, выказывая горячие сестринские чувства, Нисса стояла в стороне, стараясь, по давней привычке, не привлекать к себе внимания, но это не мешало ей цепким взглядом осмотреть комнату, куда их пригласили, а так же и самого хозяина, сделать определенные выводы и замереть все с тем же нейтрально-улыбчивым выражением. Девушка была рада за кузину и подобная пасторальная картинка могла бы даже греть далеко не черствую душу Амбер, но сказав, что подобная картинка не затрагивает в ней не единой струны, она бы солгала. Они не были близки с Роджером настолько, насколько была близка Оди с братом, но это не мешало чему-то непривычному и странному царапать сердце. Сколько бы она не утверждала, что понимает поступок короля Стефана и не держит зла, окончательно отпустить эту ситуацию и простить тех, по чьей вине случилось много она не могла.  Подобные вредные размышления девушка по обыкновению прятала поглубже, внешне оставаясь невозмутимой и если уж не веселой, то спокойной и доброжелательной, а главное – верной короне.
- Это мой долг, - чуть склонила голову к плечу она и улыбнулась, - как родственницы и как целителя. Ответ вышел на удивление шаблонным, но, тем не менее, полностью отражал отношение Ниссы к ситуации. (К тому же галантный и в общем-то обычный жест, как проявление внимания и, возможно, признательности, немного сбил ее с толку. К подобному она была, мягко говоря, непривычна). В том, что Одилия поймет ее верно, девушка не сомневалась. То, что она сделала тогда и делала позже, для чужого человека, судьба которого безразлична, не делают.
Алеющий закат, который прекрасно можно было разглядеть с места, которой она заняла за столом, обещал назавтра неплохой день. Как целитель, Амбер рекомендовала бы кузине подольше прогулку на свежем воздухе, как родственница – подходящую компанию для этой самой прогулки, поскольку прекрасно понимала, что затаившаяся кобра – это еще не пойманная и беспокоилась за свою пациентку. Возможность получше рассмотреть расположенные живописными мазками облака им предоставил Артур, попросивший подойти поближе и, судя по тону, интересовала его далеко не живописность местности.
- Но для того, чтобы просто посплетничать не обязательно тащить ее в парк, - тихо заметила Нисса, про себя подумав, что у этого типа одно другому не мешает, но Артур прав: сейчас место и время не то. «Хотя если и договариваться о чем-то? – подумала девушка, - Слишком место заметное, но их действительно можно принять за парочку». Размышление прервал звук упавшего кубка, а слова графа Эксминстера заставили нахмуриться. Намек был достаточно прозрачен, а мысль заманчива. Любить венценосную фамилию ей было не за что. Но делать шаги против них? Опасно. Сегодня они могут быть в ссоре, а завтра уже помирятся, а без головы останется кто-то третий. Лезть в рассуждения брата и сестры Амбер не хотела, а потому просто отошла к окну, наблюдать за уходящим светилом и следить, правда со стороны, за тем, куда свернет разговор. Правда долго молчать она не могла и почти сразу подала голос, в котором чувствовали нотки опасения:
- Вы уверены, что здесь можно говорить? Все таки... – фразу она не продолжила, а указала взглядом на окно, за которым еще недавно были видны сплетники. – У любых стен есть уши, а уж у этих… Высказав опасения девушка замолчала.

+3


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ИСТОРИИ В РЕАЛЬНОМ ВРЕМЕНИ » 3x08 Белая кость, алая кровь