Нат
Очень плохой дядя и нелюбитель шуток, по всем вопросам
ICQ: 562421543
Нина
Кадамирская стерва, по вопросам дортонского сюжета
Skype: marqueese_
Анна
Суровый капитан Левиафана, по вопросам пиратского сюжета
VK: /monlia
Эдмур
Одинокий рыцарь, по вопросам дортонского сюжета
VK: /moralrat
Аликс
Девушка-загадка, по любым вопросам.
VK: /imlemon
11 КАНТЛОС - 10 САМИОНОС 844 ГОДА 4x01 Союз двух сердец Freya Whistler
4x02 4x02 Hold the GATES! Edmure Harte

Благодаря усилиям лейфордской и кадамирской армии дракона удается прогнать с кровоточащей земли Дортона. Наступает долгожданный мир. Стефан заключает ряд договоров с мятежными графствами, в том числе с Руаширом, соглашаясь на брак Леонарда Мориа со своей сестрой принцессой Фреей. Он и не подозревает, что главная опасность его самодержавию стоит от него по правую руку. Между тем на Острове Сокровищ пираты находят то, что может полностью перевернуть ход истории...
17.06 Обновился сюжет! После удалений освобождено 6 графств!
31.05 Сегодня последний день переклички! Успейте написать пост!!!
Вверх страницы
Вниз страницы

DORTON. Dragon Dawn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ЧУЖИЕ ГОСУДАРСТВА » Jus sanguinis


Jus sanguinis

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i.imgur.com/rvkrMAf.gif

Проект «Право крови» посвящен фентези в антураже средневековья и охватывает события, развивающиеся в трех королевствах в период с 1212 года. Офир, Брейвайн и Солин – государства, располагающиеся по соседству на крупном материке, пятьдесят лет назад объединились в союз, чтобы противостоять угрозе с юга. Но годы идут, короли умирают, договоры расторгаются, а сами королевства оказываются охваченными внутренними политическими и религиозными проблемами. Язычество тесно соседствует с монотеизмом, власть с беззаконием, костры инквизиции с черным колдовством, от которого нет спасения. Новым королям и их приближенным предстоит многое преодолеть, чтобы привести их страны к процветанию, миру и благополучию. Но для этого всем им придется поступиться личными амбициями, гордостью и упрямством. А до тех пор надеяться на то, что угроза с юга окажется такой же призрачной, какой мнится последнее десятилетие.

0

2

Gabriel Corbeau, 29 y.o.
Брейвайн, остров Авалон | Герцог Авалона | Брат-близнец
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
https://78.media.tumblr.com/da6fb3a3bddfcdb4f9e53bcd764c23b6/tumblr_o9637xl45d1u7ou2yo8_r2_250.gif  https://78.media.tumblr.com/6b79f65a52e6eb3efd0505945bbbe5a6/tumblr_o9637xl45d1u7ou2yo4_r2_250.gif[Richard Armitage]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
Кормилец воронов, вороний князь. Говорят, твои знамена заговорены сестрой-ведьмой на победу над твоими врагами. Говорят, что враги твои лишь от того живы, что прячутся как крысы по норам. Говорят, что ни одна смертная женщина не сможет стать тебе женой, покуда жива и дышит твоя сестра. Говорят, что священный остров станет вечной твоей обителью, где ты останешься бессмертным правителем, чье имя будет веками внушать страх. Слава твоя давно уже разнеслась далеко за пределы острова и далеко за пределы самого Брейвайна.
Нам с тобой повезло родиться в семье, слава которой восходила к героям древности, языческим Богам и подвигам, которые позволили Авалону сохранить свою веру, когда в Брейвайн пришли единобожники. Ни мы сами, ни наш отец не отстаивали право Авалона на колдовство и свободу верований, но наши предки лили за это кровь и преуспели. Герцогство наше единственное смогло сохранить Старую Веру, право на колдовство без страха быть сожженными на кострах. С тех самых пор на Авалон ссылали и ссылают детей из знатных семей, в которых вдруг обнаружилась предрасположенность к магии. К счастью для всех обитателей острова, благодаря магии, мы никогда не испытывали ни тягот голода, ни сложностей с уплатой налогов, ни мест, в которых могли бы обучать совсем юных и уже взрослых колдунов.
Наша мать умерла в родах, дав жизнь тебе и мне. Она происходила из знатной семьи Брейвайна и ее род мог сравниться с нашим по могуществу и древности, но это не помогло ей выжить после рождения близнецов. Говорят, здоровье ее было подорвано, когда наш старший брат, Тристан, почил от проклятия, которое было наложено на него семьей, враждующей с нашей многие века. Так это, или нет, мы теперь уже не узнаем, но даже если это правда, мы воздали им сторицей, когда ты занял место нашего отца в шестнадцать и был вынужден утверждать свою независимость от чьего-либо влияния.
На Авалоне все жили и живут иными принципами и представлениями. О чем угодно, будь то магия, война, отношения между людьми, или закон. Колдовство, хитрость и жестокость здесь в ходу куда больше, чем громкие слова о благородстве, чести и сражениях лицом к лицу. Вооруженные столкновения здесь так редки, что можно было бы подумать, что Авалон живет в мире и согласии. Но мы, как никто другой, знаем, что просто война здесь ведется при помощи колдовства и зачастую, даже не выходя за пределы родовых замков.
Мы выросли на мистериях, мифах и легендах нашего острова, мы впитали всю его пагубную суть, взращенную колдовством и самими Богами. Сколько раз мы ступали на земли Брейвайна? Гораздо реже, чем на земли Солина, куда более близкого нам по духу, чем королевство, которому принадлежали. Да нам и не нужен был континент. Всему, чему следовало обучиться наследникам герцогства, мы могли обучиться на острове.
Мы всегда были едины с тобой. Едины в мыслях, в чувствах, в понимании друг друга и вещей вокруг. Я стремилась стать Верховной Жрицей ради нашего совместного благополучия, я обучалась магии ради тебя и твоего будущего, потому что знала, что ты не выживешь, если не окажется с тобой рядом того, кто положит на алтарь ритуальных приношений свою душу ради тебя. Ты не уступал мне в верности и преданности, ради которой готов был погубить целый весь Авалон и целый мир, если понадобится. Вот почему, когда тебе исполнилось шестнадцать, наш отец умер, а ты стал девятнадцатым герцогом Корбу, мы смогли отстоять твое правление, твою независимость и право на герцогство. Врагов и мнимых друзей было много, но колдовство, Боги и я сама сделали все возможное, чтобы ни один из тех, кто мнил себя достойным заменить тебя на месте герцога, не добился желаемого.
Между нами всегда существовала неизменная и очень явная связь, которая заставляла испытывать неконтролируемую ревность. Вот почему, когда ты принял решение жениться на дочери солинского герцога, это послужило причиной явному охлаждению в наших отношениях. Мы оба знали, что это необходимо, а потому не было ни скандалов, ни криков, ни сцен. Только лед, от которого кровь стыла в жилах. Что ж. Она не пережила свои третьи роды и злые языки по сей день говорят, что я виновна в этом. Так это или нет? Ты никогда не спрашивал. Я никогда не говорила. Как и о том, кто был отцом моего сына, которого я отдала тебе на попечение, испортив свою репутацию настолько, что едва не утратила возможность претендовать на роль Верховной Жрицы.
Нам 29. Наше герцогство процветает, а Верховной Жрицей я все-таки стала год назад. Тебя боятся, тебя уважают, тебя почитают, твое имя предпочитают произносить приглушенным шепотом. О нас болтают разное. В том числе и то, что отец моего сына – ты сам. Это не так и мы оба это знаем, потому что мы едины во всем, кроме плотской связи.
Но время идет. А слава вороньего князя и его острова расходится по всем трем королевствам. Как скоро твои амбиции подведут тебя к измене короне, которая теперь кажется лишь ненужной мишурой, мешающей Авалону заявить о своей окончательной и бесповоротной независимости от целого мира?

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
- Гэбриэл был женат четыре года, и за это время у него родилось трое сыновей. К несчастью, третьи роды супруга не пережила и ее постигла участь многих женщин ее времени. Реджина не имеет к этому никакого отношения, хотя некоторые до сих пор болтают, что это она поспособствовала смерти соперницы;
- На самом деле, в отношениях с братом у Реджины не может быть никаких соперниц, потому что только она одна безупречно понимает брата, знает обо всех его нуждах и потребностях, понимает, как и чем ему помочь даже когда он отвергает любую помощь перед лицом других людей. Любая женщина для него будет стоять ниже сестры и к супруге это относилось в том числе, из-за чего между ними нередко случались ссоры;
- Гэбриэл воспитывает племянника не потому что является его отцом, а потому что Реджина, как Верховная Жрица Авалона, не имеет такой возможности. Духовенству вообще запрещено иметь семьи и детей и наличие сына едва не стало причиной, по которой женщина потеряла свой пост Верховной Жрицы;
- Они оба ходят по тонкой грани, отделяющий допустимые для брата и сестры отношения, но до сих пор не переступили ее, потому что знают, что возврата не будет. И дело далеко не в предубеждениях. А в том, что в текущем положении вещей они составляют эффективный тандем, способный противостоять кому угодно. Если же их отношения перейдут в границы личных, это все испортит;
- Corbeau с французского – «ворон». Именно по этой причине Гэбриэла называют вороньим князем. В то же время ворон – птица Херьяна, что напрямую указывает на связь герцога с покровителем;

0

3

Adalheid Grimsdottir, 27 y.o
Солин | Дева Щита | Преданная сторонница династии Ловдунгов
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
http://i103.fastpic.ru/big/2018/0107/34/d9d88a05dd802055aa8ac34c6d7ccc34.gif  http://i99.fastpic.ru/big/2018/0107/25/c9ff97f10c94e30f88acbff4af1e7325.gif[Jessica Chastain]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
Единственная дочь барона Хайхилла, горячо любимая своим отцом и своими многочисленными братьями.
Адельхайд с детства была вынуждена наблюдать за тем, как близкие ей люди уходят на войну, не зная ни причин этой войны, ни чем эта война закончится. Отец ее сражался за Эйрика Ловдунга – мятежника, который много лет назад поднял свой боевой стяг и собрал сторонников с тем, чтобы вернуть себе трон, который, по его мнению, принадлежал ему по праву многолетнего спора, который привел и укрепил на троне династию Вёльсунгов. Война была кровопролитной, длительной и жестокой. Эйрик десятилетиями считался безземельным мятежником и предателем, но у него было значительное число сторонников, которые состояли из партии недовольных королем Асбьорном I, Вёльсунгом.
Отец Адельхайд был из их числа и потому принес клятву верности Эйрику Ловдунгу и сражался на его стороне, не боясь потерять ни собственную жизнь, ни рискнуть жизнями своих сыновей, двоих из которых он в самом деле утратит в битвах. Единственная дочь, конечно же, воспитывалась в атмосфере свойственных ее полу занятий и увлечений: ее обучали чтению, письму, музыке, стихосложению, ведению хозяйства, словом, всему, что было ей совершенно неинтересно.
Она нередко подглядывала за военными советами отца, нередко собственными руками зашивала раны братьев и мечтала о том, что однажды вырастет и станет участницей битв, плечом к плечу сражаясь за будущего короля Эйрика. Достигнув четырнадцатилетнего возраста, Адельхайд заявила об этом, но была, увы, высмеяна отцом и отправлена считать количество свечей, которые остались у них на зиму. Прислушался к ней один лишь старший брат, который заявил, что если она желает обучиться военному делу, ей стоит начать с танцевального шага, перейти к шесту, деревянным мечам, а уже затем учиться биться на настоящих и стрелять из лука. Впрочем, он упомянул, что едва ли верит в успех этого предприятия, потому что женщине, чтобы добиться успехов в ратном деле, нужно приложить в сотню раз больше усилий, чем мужчине, а силы в хрупкой Адельхайд было немного. Речь, впрочем, шла о силе физической, потому что духовный стержень был в ней довольно мощным и вскоре она убедила отца и братьев хотя бы дать ей шанс.
Каких страданий ей стоили синяки, ссадины и отбитые пальцы, сколько боли ей принесли эти тренировки, известно лишь ей одной и самим Богам. Но через два года Адельхайд впервые разрешили сопроводить отца, братьев и их воинов до военного лагеря. Именно здесь девушка познакомилась с отрядом дев-воительниц, иначе зовущихся девами щита, в который входила и дочь самого Эйрика.
Женщина-воительница в Солине не была дикостью. Женские отряды существовали не повсеместно, не были столь уж редки, чтобы над ними потешались мужчины и их службу не принимал король. Отряд Эйрика, впрочем, был профессиональным, а не любительским, тренировался и сражался наравне с мужчинами и никого это не смущало. Желание Адельхайд стать частью этого отряда было очевидным, отец ей позволил и еще через два года тренировок в составе дев щита, девушка вышла в свое первое сражение, с которого вернулась живой.
Война потрясла ее, но пути назад уже не было. Адельхайд могла бы остаться плакать в отцовском шатре, но всю свою боль и страх она вновь вложила в тренировки, с которых возвращалась глубоко за полночь, совершенствуя свое мастерство. Сестры по оружию хорошо ее понимали. Время шло, проходило сражение за сражением и однажды девушка проснулась с мыслью о том, что эта тяжесть больше не лежит на ней грузом. Она просто привыкла.
В отряде дев-воительниц Адельхайд провела почти десять лет. За это время они пережили и потрясающие победы и ужасающие поражения, после которых девушка вместе с отцом и братьями вынуждена была бежать и скрываться от карающей длани короля Асбьорна. Но все это стоило того, потому что в решающем сражении 9 сентября 1211 года Эйрик Ловдунг разбил воинство Асбьорна Вельсунга, убил его самого, всех его сыновей и занял трон Солина.
С тех пор прошел год. Король скончался от непродолжительной болезни, кронпринц Эйнар женился на старшей дочери павшего короля и сменил отца на троне, а Солин все еще стонет под тяжестью гражданской войны. Вдовствующая королева павшего Асбьорна забрала своего единственного наследника и бежала вглубь страны, собирая мятежников, готовых сражаться за короля, которого они любили. Адельхайд, никогда и не мечтавшая о мире, похоронила отца и старшего брата и вернулась в ряды дев-воительниц, поклявшись себе в том, что сложит меч и лук только тогда, когда последний мятежник с именем Вёльсунгов на губах умрет и подарит этой стране мир, покой и процветание.

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
* Адельхайд близка с дочерью Эйрика, принцессой, которая так же состояла в отряде дев щита. По этой причине она вхожа в королевскую семью, уважаема и почитаема своим окружением. Для победы Ловдунгов она действительно сделала многое и это очень ценят и по сей день;
* У Адельхайд нет магического дара, но защитными рунами она не брезгует, равно как и верой в Богов и их благословение;
* Личную жизнь Адельхайд мы оставляем на ваше усмотрение. Она вполне может быть замужем, состоять в отношениях, или даже иметь детей, так как в истории Ловдунгов были периоды, когда их мятеж затихал на полтора-два года;
* Имя можно сменить, поиграть с возрастом, но было бы здорово, если бы вам приглянулась указанная внешность. Джессика Честейн в роли воительницы просто прекрасна;

0

4

Bjarki Skjöldung, 32 y.o.
Солин | Хирдман, глава дворцовой стражи | Преданный сторонник династии Ловдунгов
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
https://78.media.tumblr.com/74de89265ff34f650e41507122cf7ea7/tumblr_odj0ngl8JY1sev94ho7_r1_500.gif [Chris Hemsworth]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
Бьярки служит Ловдунгам всю свою сознательную жизнь и считает это верным, хотя их и именовали мятежниками все тридцать лет войны, ненавидели и проклинали до тех самых пор, пока в сентябре 1211 года, Эйрик Ловдунг не победил Асбьорна Вёльсунга и не сел на трон. Отец Бьярки тоже служил Ловдунгам и пал на войне против Вёльсунгов. Как и братья Бьярки, его дядя, его дед и его прадед. Они всегда сохраняли лояльность только одной династии, только их считали правыми, только их желали видеть на троне. В некотором смысле, у Бьярки не было выбора, потому что его отец был ближайшим сторонником Эйрика Ловдунга, а сам мужчина был приближенным кронприца Эйнара, прикрывал его спину во всех сражениях и отнял много жизней врагов с его именем на губах.
Бьярки не помнит себя без войны. Когда-то он был мальчишкой, когда-то он был юношей, когда-то он не держал в руках меч, но было это так давно и так недолго, что он уже и не помнит. Он помнит все победы армии Ловдунгов, помнит, как срывал знамена короля Асбьорна в сентябре 1211, когда их армия взяла столицу и замок прежнего короля, помнит, как увидел Эйрика I на троне и помнит, как одним из первых присягнул новому королю. Он так долго этого ждал. Его отец и дядя так долго этого ждали, его братья, соратники и друзья. Все, кого он потерял в этой войне.
Эйрик I был щедр в отношении верных своих сторонников и Бьярки исключением не стал. Он происходил из знатного рода, давно известного в Солине и мог бы получить (да и до сих пор может) графство в управление, а быть может, и герцогство и он часто обещает себе, что так оно и будет, когда мятежи по всей стране утихнут, когда король Эйнар, сменивший на троне своего отца, будет править в мире и спокойствие, когда династия Ловдунгов будет процветать, а Солин войдет в эпоху мира и благополучия. До сих пор же этого не случилось, потому что Север и по сей день раздираем войной и противоречиями. Вдова бывшего короля бежала из замка с его наследником и собирает сторонников, мятежи то и дело вспыхивают то тут, то там и Бьярки среди первых вызывается в отряды, которые отправляют с тем, чтобы эти мятежи подавить. Он близок к королю и всей королевской семье, он верен им до мозга костей и никогда их не предаст. Он один из тех, кто считает принцесс прежнего короля лишними во дворце и не понимает, почему бы просто не перерезать им глотки и не бросить в канаву. Тем паче – он не понимает, почему Эйнар женился на старшей дочери Вельсунгов и посадил ее на трон подле самого себя. Да, Бьярки все еще хранит ненависть ко всем Вельсунгам, даже к неповинным ни в чем девушкам. Да, Бьярки сам всадит им кинжал в сердце, если в этом будет необходимость. Да, Бьярки не политик, но воин. Самый верный, самый сильный, самый преданный, готовый голыми руками ломать шеи своим врагам. И если династии Ловдунгов вновь будет угрожать опасность, он положит свою жизнь на то, чтобы защитить их от нее.

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
* Война забрала у Бьярки всех самых близких людей, он это помнит, как помнит и тех, кто повинен в смерти родных. Вельсунги вызывают у него лишь презрение и отвращение, ненависть и злость, но мужчина контролирует себя достаточно, чтобы выказывать почтение и королеве, и принцессам и молчать о том, что он думает на самом деле;
* Должность Бьярки при дворе хоть и почетная, но больше формальная. Большую часть времени он проводит в битвах с мятежниками и в сопровождении короля Эйнара, потому что на войне и в опасных ситуациях он гораздо нужнее, чем в попытках предотвратить дворцовые интриги и происшествия;
* Личную жизнь мы полностью оставляем на ваше усмотрение. У Бьярки вполне может быть жена и дети, которых он, например, стремится держать подальше от себя, не желая подвергать опасности;
* В вечном противостоянии меча и магии Бьярки на стороне меча всецело и безоговорочно. Он брезгует колдовскими побрякушками, а магию считает оружием трусов и женщин;
* Мужчина на очень хорошем счету у династии Ловдунгов и во дворце. Он никогда ни о чем не просит, но если попросит, отказ получит едва ли;

0

5

https://i.imgur.com/4LFEfwA.png

Dominique Legaré, 36 y.o
Адмирал Брейвайна, граф Понте, человек, женат на принцессе Брейвайна.

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

Тринадцатый граф Понте, отец Доминика слыл очень состоятельным человеком. Настолько состоятельным, что средства у него одалживала и корона, и герцог, и вся страна. Так что, после своей смерти он оставил сыну не только прекрасное образование, воспитание и перспективы удачного брака, но и средства, достаточные, чтобы построить блестящую карьеру и прославить род на весь Союз. Доминик был благодарным и любящим сыном, благородным и амбициозным человеком, который верно служил короне до смерти своего отца, которому на смертном одре поклялся, что не опозорит свой род, свою семью и свою честь. Следует признать, что слово он сдержал, заслужив уважение и расположение сначала короля Хлотаря, а затем и его сына – короля Луи, который в народе прослыл ворчливым. Именно здесь, при дворе, Доминик имел возможность успешно наблюдать за политической ситуацией, молчать и делать свои выводы. Он не был закулисным негодяем, он не пытался никем манипулировать, не дергал за ниточки и не искал себе марионеток. Только смотрел, слушал и исполнял свой долг, который еще при прежнем короле привел Доминика к должности адмирала, а затем к статусу зятя династии Блуа. Доминику в жены отдали старшую дочь почившего короля – принцессу Шарлотту. К тому времени мужчине было уже тридцать, он успел потерять жену, которая умерла, рожая ему ребенка и брак с женщиной королевской крови казался ему прекрасной возможностью укрепить свой статус при дворе и получить еще больше возможностей. Именно тогда, женившись на Шарлотте, Доминик впервые подумал о том, что ситуация в стране не слишком-то стабильна. Король Луи был слаб здоровьем, отличался перепадами настроениями, капризами и паранойей, правили за него, зачастую, его ближайшие советники не все из которых были чисты на руку. В качестве альтернативы королю придворные рассматривали его младшего брата – Филиппа, отличавшегося не только крепким здоровьем, но и многими умениями. Однако, этого принца мало, кто знал и хотя его поддерживали некоторые дворяне, его не поддерживал народ. Разумеется, когда Доминику предлагали поддержать какую-либо сторону в вероятной борьбе за власть, он благоразумно воздерживался от каких-либо комментариев и тем самым, сохранил свою безупречную репутацию. Но кто вообще сказал, что трон должен быть занят кем-то из двух братьев? Почему бы королевой не стать принцессе Шарлотте, старшей дочери почившего Хлотаря, достаточно терпеливой, умной и рассудительной, чтобы молча сидеть на троне, когда сам Доминик будет править? Это был амбициозный план, близкий к безумию. Тот самый план, на который после долгих рассуждений согласилась жена графа.
Ныне Доминик – верный подданный Его Величества, о его безупречной репутации слагают легенды, о его блестящей карьере при дворе говорит вся страна. Никто и подумать не может о том, что за планы он вынашивает. Пока два брата будут грызть себе глотки, они с супругой будут и дальше изображать послушных сторонников действующей власти. На их репутацию не упадет даже тень сомнения. Их будут знать в народе, уважать, почитать и любить. А когда настанет час и претенденты на трон сами расчистят путь к нему, народная молва сама наденет на их с Шарлоттой головы короны. Доминик лишь поможет случиться неизбежному.
Родственные связи: Рене Легаре - отец, 13 граф Понте, мертв; Амелия Алькан - мать, мертва; Шарлотта Блуа - сестра короля, супруга, жива; Луи Блуа - брат жены, король Брейвайна, жив; Филипп Блуа - герцог Коньян, брат жены, жив; возможны иные родственники на усмотрение игрока.

Вопросы для интервью

- Насколько важна для Доминика честь его семьи, его рода и его собственная? Готов ли он поступиться ею ради достижения собственных целей?
- Как Доминик понимает верность сюзерену и как он находит компромисс между этой верностью и своими планами занять трон?
- Каково отношение Доминика к супруге?
- Насколько Доминик религиозен? Каково его отношение к колдовству?
- Как граф намерен достичь своих целей?
- Мучает ли Доминика совесть из-за планов, которые он наметил, сомневается ли он, желает ли отступить?


0

6

https://i.imgur.com/Dq6BXoq.png
Torun Lovdung, 30 y.o
Дева щита, принцесса Солина, дочь узурпатора, сестра-близнец короля, человек, вдова.

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

Торун – младшая сестра короля Эйнара. Правда, младшая, в их случае – скорее условность, потому что родилась она всего несколькими минутами позднее, чем ее брат. Роды были тяжелые и мать близнецов не выжила, но рождение их стало огромной радостью для будущего короля Эйрика, который в тот период был и еще долгое время оставался лишь проклятым мятежником, чья армия разрывала страну на части во имя давно забытого спора за власть, в результате которого отец Торун предъявил права на престол, принадлежащие в тот период королю Асбьорну Вёльсунгу. Это обстоятельство и определило всю дальнейшую жизнь Торун, потому что она не могла и не хотела наблюдать за тем, как ее отец и горячо любимый брат, Эйнар, уходят на войну, оставляя ее с женщинами, стариками и детьми. Вскоре после того, как ее брат впервые ушел в поход с отцом, Торун заявила, что желает присоединиться к корпусу дев щита, начать обучение с тем, чтобы в семнадцать лет принять участие в своем первом полноценном сражении. В этом же сражении она чуть не погибла, а потому до следующего день и ночь проводила на тренировочном поле, оттачивая свои навыки. Это помогло. Вопреки запретам отца, она отправилась в бой снова и показала себя достойным представителем династии воинов, к которой принадлежала.
В девятнадцать девушка вышла замуж по своему собственному желанию, полюбив одного из близких сторонников своего отца. Брак продлился недолго, но девушка успела родить двоих сыновей.
Торун никогда не задумывалась о причинах войны и о ее следствиях. В их семье не принято было обсуждать приказы жесткого и волевого отца и порой это делал один лишь Эйнар. Его сестра же молча повиновалась, молча шла в бой и так же молча верила в то, что рано или поздно, но они займут полагающееся им место в королевском дворце Солина. Эти надежды не оказались напрасными, потому что войско Ловдунгов разбило войско Вёльсунгов в решающей битве 9 сентября 1211 года. Эйрик стал королем. Эйнар – кронпринцем, а Торун – принцессой, которая вскоре была выдана замуж за герцога, и вскоре стала вдовой.
Поговаривали, что Торун сама убила своего супруга, но это было не так. В Солине буйствовали мятежи в поддержку вдовствующей королевы Ранхильд, жены почившего Асбьорна и ее единственного живого наследника – Магнуса. Супруг Торун был верным сторонником короля и потому принял участие в подавлении мятежа, близкого к его землям. Там же он и погиб, оставив жену во второй раз вдовой. Герцогство Сильфюр вернулось короне, а сама Торун вернулась ко двору, полагая, что ей будет лучше находиться рядом со своим братом после смерти их отца.
Торун сложно приходится при дворе. Она состоит в одинаково сложных отношениях со своей мачехой, вдовствующей королевой и с женой своего брата, происходящей из династии Вёльсунгов. Как и раньше, девушка стоит на страже спокойствия и благополучия своего брата, а это подразумевает, что большую часть времени она проводит в распутывании клубка интриг, заговоров, сплетен и змеиного коварства, коего полон двор. Ей это чуждо, но ради благополучия королевства, своей династии и своего брата, девушка готова пойти на сделку хоть с самой Эйдинг.
Родственные связи: Эйрик Ловдунг - отец, мертв; Вигдис Хольфданг - мать, мертва; Ингрид Бальдрсдоттир - мачеха, вдовствующая королева Солина, жива; Эйнар Ловдунг - брат-близнец; Хильмар Ловдунг - брат, жив; прочие родственники на ваше усмотрение, могут быть иные братья и сестры, дяди и тетки, кузены и кузины.

Вопросы для интервью


- Каково отношение Торун к ее братьям и семье в целом?
- Каково отношение девушки к магии?
- Как принцесса относится к новой королеве и Вёльсунгам вообще?
- Как оценивает политическую ситуацию и к чему стремится в ее рамках?
- Что важнее для Торун – судьба ее семьи и династии, или судьба Солина?
- Как оценивает принцесса тот факт, что является дважды вдовой? Рассматривает ли она возможность повторного брака и как относится к своим сыновьям?


0

7

http://funkyimg.com/i/2DS7u.png

Rickard Faithglaive, 21 y.o
Наследный принц Офира, командир королевской гвардии, человек, не женат.

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

  Рикард родился в семье Дейрона Фейтглейва, принца Офира, которому, как полагали, не суждено стать королем и Гудрун Вельсунг – принцессы Севера, единственной дочери солинского короля. Этот брак надолго связал два королевства тесными родственными узами, в том числе и потому что отношения между родителями Рикарда не были одной лишь формальностью. Дэйрон и Гудрун испытывали друг к другу глубокие и искренние чувства, что было большой редкостью среди браков, заключенных по договору и тем паче – среди межконфессиональных брачных союзов. Так или иначе, но счастливая семейная чета была чрезвычайно рада рождению первого ребенка, особенно в контексте того факта, что старший брат Дэйрона вскоре погиб, оставив трон младшему брату. Так, еще совсем ребенком, Рикард стал наследным принцем Офира, его надеждой и его будущим.
Рикард рос подвижным, бойким и задиристым мальчишкой, любителем приключений, историй матери о Севере и рассказанных ею легенд. Был он так же и любопытным кузеном северных принцев и принцесс, с которыми он проводил большое количество времени, потому что в Солине свирепствовала гражданская война между его дядей – Асбьорном II и претендентом на трон в лице Эйрика Ловдунга и война эта была причиной, по которым Вёльсунги нередко пользовались гостеприимством своей тетки Гудрун и своего дяди Дэйрона. Рикард не был против. Ему всегда не хватало соратников по его играм и озорству: младшая его сестра – Леонетта, была всего лишь девчонкой, а родившийся позднее Джаспер слишком мал, чтобы разделять веселье с Рикардом. Говорить же об Алисанне, которая, казалось, родилась с выражением крайней задумчивости на младенческом лице, вообще было нечего. В этом смысле кузены из Солина являлись отрадой, и именно с ними он бился на деревянных мечах, побеждал выдуманных драконов, совершал вылазки на окрестные города и деревни в поисках приключений и доброго эля. Этим теплым отношения с Вельсунгами Рикард будет обязан, в том числе, своей матери, которая не скупилась на рассказы о Солине и его Богах, об обычаях и традициях этого края. К ее рассказам кронпринц был весьма восприимчив и потому он почитал Север за родной край, наравне с Офиром, считал его частью самого себя и истории своей семьи. Не удивительно, что визиты в Солин вызывали у него восторг, языческая вера – явный интерес, а северные родственники – уважение и теплую привязанность. Вельсунги отвечали ему тем же, и казалось, что семейной идиллии, установленной легкой рукой Гудрун, не будет конца. Увы, это мнение было ошибочным.
Гудрун умерла четыре года назад в родах, дав жизнь слабой девочке, которую забрала с собой в обитель своих Богов. Стоит ли говорить, что это стало ударом для всей семьи Фейтглейвов, где жена и мать, коей была принцесса Вельсунгов, оставалась центром долгие и долгие годы? Рикард горевал, быть может, так же сильно, как и его отец и мучился собственным бессилием, но знал, что не может ничего изменить. Он был безмерно близок с матерью, и даже когда ее не стало, он все еще слышал ее голос, что пел ему колыбельные севера и рассказывал истории и легенды Солина. Рикард скучал и обещал себе, что станет сыном, принцем и королем, достойным памяти своей матери. И этого слова он держится и по сей день.
Падение династии Вельсунгов в Солине Рикард воспринял едва ли не как личную трагедию, как и смерть своих кузенов и дяди в решающей схватке. Принц был среди тех немногих в Офире, кто прислушивался не к голосу разума, но собственным чувствам, говорящим, что оставшаяся часть семьи Вельсунгов нуждается в поддержке своих родичей и соседей. К счастью для всего королевства, король Дэйрон обладал куда более изощренным и искушенным в интригах и политических делах умом и сдержал порывы Рикарда, готового ответить на приглашение на коронацию нового короля из династии Ловдунгов мечом.
Ныне Рикард – доблестный рыцарь, глава королевской гвардии, защитник слабых и обездоленных, любимый принц королевства, завидный жених. Иногда, он слишком вспыльчив, иногда, слишком эмоционален, иногда, суров. Он стремится к справедливости, считает самым важным честь и честность, храбрость и доблесть и убежден в том, что умрет не раньше, чем совершит подвиг, который воспоют в балладах и расскажут в легендах обоих королевств. Он многое видит и многое понимает, но зачастую руководствуется мотивами сердца, а не головы и это временами создает ему сложности. Впрочем, у Рикарда еще много времени до того, как он станет королем и он, конечно же, научится всему, чему ему должно научиться, чтобы мудро и разумно править Офиром. Он ведь обещал, что будет достоин имени своей матери и ее Богов. И да, он знает, что его склонность к язычеству даже в такой веротерпимой стране, как Офир, может сыграть с ним дурную шутку. Но, как известно, сердцу не прикажешь. Даже своему.
Родственные связи: Гудрун Вельсунг - мать, мертва; Дэйрон I Фейтглейв - отец, жив; Леонетта Фейтглейв - младшая сестра, жива; Джаспер Фейтглейв - младший брат, жив; Алисанна Фейтглейв - младшая сестра, жива; Асбьорн II Воитель - дядя (брат матери), мертв; Асхильд, Асдис, Астрид и Аслоуг Вельсунги - кузины, живы; Магнус Вельсунг, Хайнрих Вельсунг - кузены, живы; Эйнар, Рагнар, Асгейр, Биргир, Гуннар Вельсунги - кузены, мертвы.

Вопросы для интервью


- Как Рикард видит будущее Офира?
- Каким королем желал бы стать Рикард, когда взойдет на престол?
- Отношение Рикарда к сестрам и брату.
- Отношения Рикарда с отцом.
- Отношение Рикарда к ситуации в Солине.
- Какой подвиг Рикард считает наиболее подходящим для себя?

0

8

Roland Corbeau, 5 y.o.
Брейвайн, остров Авалон | Сын Верховной Жрицы острова |
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
https://78.media.tumblr.com/830ae5fb8fc129b77359b20c6ad014ad/tumblr_oz69blgnfW1ulordko4_r1_540.gif[isaac hempstead-wright]
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

история персонажа и отношения
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
Порой пути, по которым ведут Боги, воистину неисповедимы. Но Реджине довелось в полной мере осознать всю истинность этого утверждения лишь тогда, когда она, двадцатипятилетней жрицей священного острова готовилась стать Верховной и поняла, что ждет ребенка. Шестеро ей в свидетели, она никогда ничего не боялась, истово веруя в то, что покуда она верна Богам, они ее не оставят и с ней не случится ничего дурного. Но жрецам запрещено иметь семью и заводить детей. И если мужчины могли легко это скрыть, или, по крайней мере, не знать о наличии у себя продолжения, то женщинам подобное едва ли подвластно. По этой причине, в тот самый момент, как Реджина поняла, что ждет ребенка, она испытала даже не страх – всепоглощающий и всеобъемлющий ужас, от которого у нее кровь стыла в жилах.

Теплый ветер колышет невысокую траву в летней ночи. Россыпь звезд озаряет черное небо, вместо серебристого диска луны совсем невидимого сегодня из-за новолуния. Реджина и Роланд лежат на траве, рассматривая небесный свод, усыпанный искрящимися светилами. Вокруг танцуют фейри, но мальчик этого не видит. Пока не видит. Хотя на самом деле, его мать не знает, родился ли он колдуном, или смертным и не желает этого выяснять. Она любит сына просто за то, что он есть и в этом Роланд уникален, потому что ни к кому больше его мать таких чувств не испытывает. Она вообще не испытывает никаких чувств, кроме всеобъемлющего и абсолютного желания служить своим Богам и быть с ними единой.
- Звезды красивые. Дядя Гэбриэл говорит, что через них на нас смотрят Боги. Правда, мама? – вопрошает Роланд со всей свойственной ему задумчивостью. У него часто возникают вопросы, на которые простым людям сложно найти ответ. Но не Реджине. Потому что она знает, что эти вопросы сыну нашептывают Боги в ночи.
- Да, мой хороший, - она указывает на самую яркую звезду, - Это смотрит Херьян. А рядом с ним за нами наблюдает Ливид. А во-о-н там, - она указывает на блеклую звезду далеко от всех прочих, - Подмигивает Эйдинг. А еще с небес на нас смотрят наши предки, что пируют в чертогах Всеотца, - она гладит сына по волосам, продолжая вглядываться в россыпь звезд.
- Они всегда будут за мной присматривать? - отчего-то обеспокоенно спрашивает Роланд, чуть хмурясь.
- Всегда.


Роланд родился в день торжества жизни, света и тепла – в Белтайн, 1 мая, в храме под присмотром Херьяна и всех Шестерых. Это была большая жертва, потому что из-за рождения сына Реджина лишалась возможности претендовать на место Верховной, по крайней мере, в этот раз. Но она считала сына благословением Богов и полагала, что они послали ей ребенка совсем не случайно. Она прекрасно знала, что ей не суждено будет качать колыбели сына, не суждено будет воспитывать его, как привычно делают другие матери, но она дала ему лучшее из того, что могла. Свое благословение, свою защиту и дом под крышей родового замка Корбу, в котором выросла сама. Герцогом Авалона был ее родной брат-близнец – Гэбриэл, верный Реджине до последнего вдоха. Лишь ему она могла доверять свое самое ценное сокровище. И доверила, зная, что для мальчика не будет ничего лучше, чем расти под опекой дяди и близких родственников, которые смогут о нем позаботиться. Это вовсе не исключало участия жрицы в жизни ребенка, но ее служба Богам занимала гораздо больше времени, чем материнство.

- Мама, почему у Роальда есть папа, а у меня – только дядя? – вопрос из уст сына не звучит, как претензия, или обида. Он интересуется искренне, не понимая, у всех ли вообще должны быть отцы, или это – выборочное явление. Этот вопрос не вызывает у Реджины трагических пауз и долгих воспоминаний, приправленных злостью или раздражением. Она не вспоминает отца Роланда лихим словом и вполне к нему расположена, просто в контексте текущей беседы ей кажется бессмысленным объяснять сыну, что порой случайности приводят к появлению детей.
- Как это у тебя – только дядя? – с притворным удивлением спрашивает Реджина, наблюдая за тем, как сын ковыряется в тарелке с кашей, а после ее вопроса не менее удивленно смотрит на нее в ответ, - Не говори так никогда, - заговорщицким шепотом просит сына женщина, - Не то Херьян обидится. А ведь он смотрит за тобой каждый день и каждую ночь, безотрывно, - она наигранно цокает языком и качает головой, видя, как глаза Роланда округляются.
- Ты ведь ему не расскажешь, что я так сказал? Не говори ему! Я не знал и не хотел его обидеть! – он мотает головой и заталкивает себе в рот кашу, явно воодушевленный новостью о том, что является сыном Бога.
- Не скажу, если будешь прилежно вести себя на уроке солинского языка.


Роланду дают лучшее образование, которое способно дать Авалон. В его дисциплины включают не только приличествующие знати занятия, но и уроки теории колдовства, которым обучает сама Реджина, одинаково расположенная к мысли о том, что сын окажется колдуном, равно как и к мысли о том, что он – простой смертный. Но кем бы он ни оказался, знать больше о мире, в котором он живет, по мнению матери, попросту обязан. Да и сам он очень тянется к колдовской материи, куда более увлеченно запоминая названия трав и тварей, обитающих за чертой, чем диалекты солинского языка. Роланду уже пять лет, но в числе его дисциплин еще нет ни одной, что обещала бы ему стать великим воином. Гэбриэл говорил, что это плохо. Реджина отвечает, что не нужно торопить события. Сам Роланд, как и любой мальчик, не прочь подраться с мальчишками, бегая с ними во внутреннем дворе замка.

- Где этот Солин? – вопрошает Роланд, расхаживая из стороны в сторону по комнате на манер того, как делает один из советников его дяди, - Почему мы там ни разу не были? Зачем нам ехать? Когда мы вернемся? Там красиво? А кто там живет? – вопросы не останавливаются, но Реджина терпеливо выслушивает каждый, потому что знает, что неудовлетворенное любопытство доставляет сыну значительные неудобства.
- Солин – земля севернее Авалона, холодная и жестокая. Там живут такие же люди, как мы с тобой, просто они говорят на другом языке, имеют другие традиции и обычаи, но их создали те же Боги, что и нас, - она внимательно смотрит на сына, который параллельно с вопросами играет со своей деревянной лошадкой, вырезанной для него дядей, - Там очень красиво и Солин очень большой, намного больше Авалона. Даже больше Брейвайна, - в Брейвайне они были полгода назад и Роланд, уже в третий раз пересекший авалонские туманы, был очень сильно впечатлен.
- Мы едем туда на коронацию нового короля, Эйнара I. Его отец умер и теперь он восходит на престол. Там соберутся все гости со всех сторон света, будет пир, угощения и много других детей, - она гладит воодушевленного Роланда по волосам, не придавая никакого значения довольно важному факту: на трон собирался сесть его отец.

Реджину и Эйнара никогда не связывали длительные отношения. У них не было громкого разрыва, после которого она из вредности решила не сообщать о сыне. Они просто провели пару недель вместе, расстались друзьями и каждый пошел своей дорогой, не предполагая, что Реджину этот путь приведет к месту Верховной Жрицы, а Эйнара – к трону Солина. После этого они ни разу не виделись, нынешний король даже не знал, что провел время с авалонской жрицей и их встреча в Эгдорасе окажется преисполненной недоумения, в том числе из-за самого факта существования Роланда.

дополнительная информация
♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦
- Является ли Роланд юным колдуном, я оставляю на ваше усмотрение. Мне будет интересен  и вариант, при котором Реджине придется обучать сына колдовству, и тот, в котором она будет объяснять ему, что нет ничего дурного в том, чтобы быть воином.
- Несмотря на то, что Роланд является единственным сыном короля Эйнара, он – бастард и Реджина даже не думает о том, чтобы извлечь выгоду из этой ситуации. Она не мыслит  о том, чтобы посадить ребенка на трон и вообще молчит о том, кто является его отцом, считая, что для мальчика так будет лучше и безопаснее.
- С большой долей вероятности Роланд на какое-то время отправится в Солин, как воспитанник Эйнара, на время, пока его мать будет занята опасными и сомнительными делами в Эль-Амиде.

0

9

http://funkyimg.com/i/2ER2W.png

Magnus Vǫlsung, 16 y.o нужный
Опальный принц Солина, претендент на престол, человек, не женат.

♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦  ♦

Из одиннадцати летей Ранхильд Эдлинг и Асбьорна Вельсунга, Магнусу посчастливилось стать девятым ребенком и пятым сыном. К моменту его рождения один из его братьев уже был мертв, а другой скончался, когда мальчику был всего год, но выводок детей королевской четы все равно был очень большим, и Магнусу едва ли приходилось скучать в детстве.
Скучать, впрочем, не приходилось всему многочисленному семейству Вельсунгов, включая двоюродных и троюродных родственников. Король Асбьорн, едва сев на трон, оказался в сложной военной и политической ситуации, потому что права на корону предъявил его дальний родственник – Эйрик Ловдунг. Не сказать, чтобы эти претензии не были обоснованы, но отдавать то, что принадлежало ему по праву рождения, король не собирался и потому в Солине началась кровопролитная и затяжная война, которой суждено будет терзать страну тридцать долгих лет. Король Асбьорн побеждал весьма часто, обращая армии врага в бегство и обеспечивая себе надежное правление на ближайшие пару лет и тогда, вся семья Вельсунгов жила в покое и благополучии. Но иногда, он проигрывал и им приходилось бежать из столицы и скрываться  у верных ярлов или даже у офирского короля, который милостью династического брака приходился Вельсунгам родственником. Магнус был мал, но даже он понимал, что происходит нечто важное и далеко не всегда хорошее для него и для его семьи. Он был спокойным и тихим ребенком, не доставлявшим проблем своей матери, к коей был очень привязан, но даже его иногда находили под кроватью вместе с младшей сестрой, прячущимся от опасностей внешнего мира.
Несмотря на нестабильную обстановку, Магнус, будучи принцем, получал очень хорошее образование. Даже в самые бедственные времена рядом с наследниками великой династии были не менее великие учителя и потому юный принц старательно обучался многим наукам, которым ему надлежало обучаться. Он хорошо выучил общий и офирский языки, мог похвастаться знанием древнего наречия, а его навыки в стрельбе из лука были по достоинству оценены многими придворными лучниками.
Магнусу было четырнадцать лет, когда его впервые взяли в сражение против армии Ловдунгов. Он храбро держал лук в руках и не менее храбро сражался, хотя мужество его было близко к тому, чтобы дрогнуть под натиском крови, боли, насилия и смерти той резни, что ему довелось увидеть в тот день. Но из принца растили мужчину и он был готов и желал соответствовать, быть достойным Вельсунгом и потому от битв никогда не бежал и от военной подготовки никогда не отказывался.
Это, впрочем, никак не помогло юному принцу, когда армия Вельсунгов собиралась на сражение, которому довелось стать последним. Мать Магнуса имела большое влияние на его отца и обладала колдовским талантом, а потому ей не составило большого труда убедить мужа в том, что хоть одному его сыну стоит остаться в замке. Самого юношу Ранхильд не спрашивала, опоив его сильным снотворным зельем и, тем самым, вынудив остаться в замке. Безусловно, позже Магнус был в ярости, но в действительности, это спасло ему жизнь, потому что его отец и его братья пали в решающем сражении с Ловдунгами 9 сентября 1211 года, положив конец тридцатилетнему противостоянию.
Королевская семья находилась в столице – Эгдорасе и весть о падении династии была для них почти ожидаемой. Спешные сборы заняли все время до рассвета, когда Ранхильд с двумя дочерьми, сыном и королевской казной покинула город, оставив в королевском дворце лишь старшую дочь – Асхильд, что сама приняла это решение, желая отправиться вслед за отцом и братьями.
Магнуса привезли в герцогство его дяди – родного брата матери, лорда Эдлинга. Несмотря на то, что Ловдунги захватили страну, едва ли эта страна готова была их принять, пока по земле ходили живые Вельсунги. Ранхильд знала, что наследник Асбьорна будет собирать вокруг себя сторонников, пусть даже он был не способен к тому, чтобы править в силу возраста и его плохо знал народ Солина. Так и произошло: некоторые ярлы отказывались присягать Ловдунгам открыто и платили за это жизнями, некоторые присягали, но оказывали поддержку королеве и ее наследнику, иные – согласились поддержать Эйрика лишь после того, как его сын – кронпринц Эйнар женился на сестре Магнуса, той самой Асхильд, что осталась при дворе. Как бы там ни было, но принц не был одинок и мятежи вспыхивали по всей стране, грозя сжечь Солин дотла.
Несмотря на то, что Магнус никогда и помыслить не мог, что ему предстоит стать королем, он был готов к этой великой чести и убежден в том, что на троне не может и не должен сидеть ублюдок, убивший его отца и братьев. Принц был убежден в своей избранности Богами и в том, что ему суждено теперь стать королем, отомстив за всех своих родных. А потому, для него не стало причиной для удивления то, как мать легко распоряжалась жизнями его сестер, отдав Астрид замуж за ярла, который клялся ей в верности и обещал войска и собираясь, как поговаривают, отдать Асдис замуж за ее дядю. Ему казалось, что каждый должен сыграть свою роль в этом противостоянии и приложить усилия для их победы, брак по расчету в этой ситуации казался мелочью. Не думали же принцессы даже при живом отце, что им позволят выйти замуж по любви? Увы, это стало причиной, по которой Магнус и Ранхильд потеряли Астрид и Асдис, которые предпочли бежать с тем, чтобы оказаться при дворе, где жизнь своих родных на коленях вымаливала у Эйрика почти святая его сестра – Асхильд.
Для того, чтобы не быть лишенной головы, прибывшая вместе с кузеном Видаром Асдис, выдала место положения матери, дяди и брата. К счастью, об этом стало известно раньше, чем королевский отряд добрался до герцогства, в котором нашли приют королева с принцем. Они вновь бежали, на этот раз, будучи принятыми при дворе герцога Рэйдура недалеко от офирской границы. Герцог этот присягнул на верность Ловдунгам, сохранив лояльность Вельсунгам и своему новому королю, коим считал Магнуса.
Король Эйрик Ловдунг правил недолго и умер, как говорят, от тяжелой болезни в своей постели в конце октября 1212 года. На трон взошел его сын – король Эйнар, женатый на сестре Магнуса – Асхильд. И пока столица гудела от молниеносной смены событий, Магнус и его мать были заняты тем, что медленно, но верно готовили план по свержению сына узурпатора и возвращению трона подлинной королевской династии. Для этого им предстояло сделать еще очень и очень многое, но и вдовствующая королева, и сам принц прекрасно знают, что начать им предстоит с Магнуса. Настало для него время перестать быть лишь мальчишкой, лишь символом, лишь фигурой, что прячется за юбкой своей могущественной матери.
Отец принца когда-то сказал, что королем нельзя родиться – им можно только стать. Убежденный ранее в обратном, ныне Магнус в полной мере осознал ценность этого утверждения.
Он был рожден принцем Вельсунгов.
Но королем Вельсунгов ему лишь предстояло стать.
Родственные связи: Асбьорн II Вельсунг - отец, мертв; Ранхильд Эдлинг - мать, жива; Эйнар, Рагнар, Асгейр, Биргир, Гуннар Вельсунги - родные старшие братья, мертвы; Асхильд и Асдис Вельсунги - старшие сестры, живы; Астрид и Аслоуг Вельсунги - младшие сестры, живы; Хайнрих Вельсунг и Видар Эдлинг - кузены, живы; Дейрон I Фейтглейв - дядя, король Офира, жив; Рикард и Джаспер Фейтглейвы - кузены, живы; Леонетта и Алисанна Фейтглейвы - кузины, живы.

Вопросы для интервью

[align=justify]
- Какими вы видите отношения Магнуса с семьей, включая павшего отца и братьев?
- Каково отношение Магнуса к магии?
- Связано ли желание Магнуса стать королем лишь с его личными амбициями, или для него важно это в силу желания отомстить за родных и восстановить династию на троне?
- Насколько Магнус религиозен?
- Как Магнус видит будущее своей семьи, в особенности сестер, если он станет королем? Его старшая сестра - королева Ловдунгов, две другие - предали его и его мать. Ждет ли их кара, или Магнус способен на прощение и понимает мотивы их поступков?
- С чего Магнус планирует начать завоевание трона?

0


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ЧУЖИЕ ГОСУДАРСТВА » Jus sanguinis