Добро пожаловать в мир королей и драконов, пиратов и чародеев. С нами вы окунетесь в мир древней магии, разрушительных войн, коварных интриг и жестокой борьбы за власть. Здесь каждому уготовано свое место и каждый получит, что заслужил. История в Ваших руках!
Нат
Очень плохой дядя, куратор всех сюжетов и нелюбитель шуток.
ICQ: 562421543
Нина
Кадамирская стерва и куратор дортонских сюжетных веток.
Skype: marqueese_
Иззи
Учительница-сексолог, массовик-затейник и просвещенная в вопросах магии.
Skype: fullinsomniac
Анна
Суровый капитан Левиафана и куратор пиратских сюжетных веток.
VK: /monlia
Эдмур
Одинокий рыцарь и куратор северных сюжетных веток.
VK: /moralrat

Muzicons.com
11 эдриниос - 10 кантлос 844 года
Королевство Дортон переживает очередной кризис: пираты угрожают очередным восстанием, маги в новообразованных общинах требуют свободы, а вольные племена скайгордцев объединяются, создавая опасность с Севера. Положение усугубляется тем, что единственный существующий на свете огнедышащий дракон остался без человеческого контроля и теперь угрожает превратить в пепел все королевство.
Вверх страницы
Вниз страницы

DORTON. Dragon Dawn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ИСТОРИИ МИНУВШИХ ЛЕТ » Стыд и срам


Стыд и срам

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://sf.uploads.ru/nDqiu.png

Время и местоЗамок Раймак, самивизионос 844

Действующие лицаМария и Макбет Раймс

ИсторияМария устроила праздник для души и тела, выходящий за все рамки приличия. Дядюшка Макбет вернулся в самый пикантный момент. Перевоспитание племянницы начинается.

+2

2

Прохладное вино кружило голову и тело становилось легким как пушинка… Ну по крайней мере именно так и казалось юной баронессе.
- Да, Катарина, ты была права, - еще один глоток и красивый бокал полетел прочь, как ненужная игрушка. -  Нечего нам сидеть и тосковать, непонятно из-за чего. Я все решила. Траур? Вот уж глупость! Я желаю красиво одеваться, тем более моему папочке приятно было бы видеть меня веселой и счастливой.
Мария не увидала, как опасливо переглянулись ее служанки, и хорошо, а то наверняка принялась бы капризничать, как это бывало обычно. Но и удивление прислуги тоже можно понять, месяца еще не прошло с того момента, как схоронили их доброго барона, отца леди Раймс, а она уж и траур велит снимать.
- Ну, что стоите?! Живо тащите мои самые красивые одежды, буду выбирать, что одеть. А ты, - холеный пальчик с наполированным ноготком ткнул в одну из служанок. – Иди и прикажи, что бы готовили праздничный ужин. Хочу сегодня веселиться да музыку слушать! В саду, пусть накроют в саду!
Перечить, а точнее пытаться вразумить свою взбалмошную госпожу не осмелилась бы ни одна из девушек, потому как все знали, за это можно поплатиться собственной шкурой. Ведь даже в день похорон отца, Мария подняла шум и велела высечь одного из слуг, который ненароком оступился да опрокинул поднос.
А тем временем, настроение после вина и примерки нарядов у юной капризницы как-то резко поднялось, она мурлыкала себе под нос разные песенки, то так, то эдак укладывала себе волосы, разглаживала несуществующие складки шелков, меняла одно украшение за другим. В итоге платье было выбрано из персикового шелка, так красиво оттеняющего рыжеватые волосы юной баронессы.
Спустясь в сад и оглядев накрытый стол, хорошенькое личико девицы осветилось улыбкой, и, прогнав подальше всех, кроме троих своих самых верных служанок, девиц чуть старше, чем она сама и столь же веселого нраву, Раймак села трапезничать с самым серьезным видом. Правда, этой самой серьезности хватило буквально на минут пять, а после над столом зазвенел веселый девичий смех и непринужденная болтовня. Через час эту веселую девичью компанию было приказано разбавить двумя молодыми людьми, которые прислуживали в доме. Право слово, никогда еще Мария не чувствовала себя такой счастливой!
Отца ей конечно жаль, но он ведь был калекой! И в понимании капризницы лучше сразу умереть, чем жить вот так как он. Ну что это за жизнь, когда нельзя гулять где вздумается, плясать, плавать в озере… Плавать!
- Я желаю купаться!
- Но, госпожа, сейчас уж на озеро идти поздно, - резонно заметила одна из девушек, отправляя в рот еще одну виноградинку. – Завтра и пойдем, непременно завтра.
Но баронесса словно бы и не услышала этих разумных речей, вероятно, ей вино в голову ударило. Она буквально на бегу сбросила с себя платье нежного персикового цвета, и направилась к фонтану, который как поговаривали старые слуги, очень любила ее матушка.
Плескаясь в воде, в одной только сорочке Мария весело хохотала и брызгалась водой, заражая этим своим непонятным весельем свое окружение. Того, что ее почти обнаженную (тонкая сорочка облепившая все тело была не в счет) видят мужчины совершенно не смущало леди Раймс.
- Ах, как же хорошо, - звенел голосок Марии на весь сад. – Как же это все весело! И какое счастье, что этот старый пень уехал! У меня теперь только одно желание! Надеюсь, его по дороге холера заберет и более никогда он командовать тут не будет.
Окружавшие ее молодые люди и девицы, так же вероятно переборщив с вином, принялись хохотать, восхищаясь остроумием своей госпожи. Под старым пнем девица имела в виду своего единственного родственника, оставшегося в живых -  дядюшку… Которого успела возненавидеть всей своей душой.

+2

3

Макбет никогда горячо не любил своего старшего брата, но опускаться до убийства не стал бы. Во-первых, братоубийство не в почете. Во-вторых, а стоит ли овчинка выделки? В-третьих, Макбет уже почти шестнадцать лет хозяйничал в баронстве, пока братец лежал в постели иле сидел в кресле, на которое его усаживала прислуга. Ламберт не выезжал за пределы родового замка Раймак, подписывая официальные бумажки и отдавая распоряжения прямо из кровати в буквальном смысле этого слова. Младший брат частенько брал на себя ответственность и принимал решения за барона, его власть не распространялась только на баронскую дочку, которая жила припеваючи. Скоро птичка допоется и допрыгается. Племянница оказалась совершенно не воспитанной молодой особой, видать блядские корни мамаши желали вырваться наружу. В день похорон собственного отца, Мария закатила скандал, показывая свое истинное лицо. Никакого уважения к старшим, полное отсутствие чувства "меры". Она когда-нибудь слышала слово "нет"?
Честно признаться, Макбет не обращал на её выходки никакого внимания до смерти своего брата. Девица ему никогда не докучала и не заботила, когда дело не касалось её женитьбы. Ламберт предпочитал охотникам за рукой и сердцем его единственной, неповторимой дочурки вежливо отказывать, припахивая брата выбрать утешительный подарок очередному несостоявшемуся жениху.
Со смертью Ламберта письма посыпались с удвоенной силой. Урвать кусок земли каждому охота, а еще с молодой, свеженькой девицей, но Макбет делиться не с кем не желал. Пирог ему принадлежит, пускай рты свои прикроют, пока зубы целы. Приказал до его возвращения письма складывать и не показывать новоиспеченной баронессе. Отправился он собирать подать со всех деревушек окрестных, дорога предстояла долгая и занять должна была не меньше месяца, а может более, если задержится где-то. Макбет надеялся, что братец ему все оставит, завещание какое придумает, но ничего не обломилось. Ламберт не планировал умирать, хотя болезнь приковала его к постели. Удивительно, что он столько прожил. В день смерти его холодное тело нашли по утру на полу. Иногда он падал с постели, но в этот раз падение стало роковым. Макбет подумывал присвоить земли себе, но обязательно найдется плут, который попытается оспорить, захотев в жены баронскую дочку. Мария словно бельмо на глазу, избавиться в открытую не самый идеальный вариант.
Без проблем Макбет свернул бы шейку племяннице, особенно в такое неспокойное время в королевстве, но он поборник правил зачастую. Привык принимать жесткие, но справедливые решения. Не в его стиле убивать не в чем ни повинную девчонку, даже настолько несносную как Мария просто потому, что она наследница и с её браком наследство уплывет в руки муженька. Не факт, что её смерть как-то потом не отразится на нем самом. Убийство крайняя мера, когда все методы окажутся бесполезны. Макбет размышлял в пути и пришел к заключению, что брак с племянницей самый безболезненный процесс получения собственных земель. Невесту никто спрашивать не собирался. Был еще вариант найти ей дурака в женихи, заключить с ним договор, что властвовать и распоряжаться баронством будет он, но не факт, что дурак внезапно умным не окажется. Только лишняя головная боль. Держи его потом постоянно на привязи и следи. Хреновый вариант.
Макбет много размышлял пока его люди собирали припасы, деньги с населения баронства. Поторапливал всех и по этой причине они все собрали раньше срока. Дорога заняла мало времени. Макбет возвращался, чуть раньше, чем через месяц. Подъезжая к замку, он приостановил коня, словно любуясь стенами. Верный слуга тоже притормозил, зная, что господин не любит болтовню, все-таки осмелился съязвить:
- Молодая баронесса там небось всю утварь с ног на голову перевернула по своему хотению.
- Ей же хуже, - хмыкнул Макбет, пришпорив животину и звонко въезжая на мост, ведущий к воротам.

+1

4

С каждой минутой, да что там минутой, с каждой секундой юной баронессе становилось все веселее и веселее. Осознание собственной свободы и вседозволенности кружили голову… Нет, само собой, и ранее Марию никто не смел ограничивать и пытаться воспитывать или наставлять, но все же, порой, ей становилось неловко устраивать празднества, когда ее отец так тяжко болен. Не по людски это все. Но теперь этой досадной помехи более нет! Отныне она вольна делать что угодно и когда угодно!
Про то, что у нее есть еще родственники, а точнее родственник, дядюшка, у которого стоило бы спросить позволения, неугомонная девица словно бы и забыла. Эта юная особа в принципе старалась не забивать свою хорошенькую головку мыслями, которые ей были не по душе. А к этому своему родственнику Раймак чувствовала нечто вроде отвращения, особенно после того, как он осмелился возражать   ее приказ. Еще и наставлял, уму разуму учил, мол де в день похорон пороть слуг нельзя! Грешно это, неуважение к покойнику. Старый трухлявый пень!
- Я хочу устраивать пиршества каждую неделю! Что бы и песни и пляски были, - внезапно возвестила леди Раймс, переставая брызгаться и деловито оглядывая свою свиту, которая так же кажется немного перебрала с вином. Все были раскрасневшимися, немного растрепанными, у всех блестели глаза, словно предвкушая великое веселье.
- Госпожа моя, как здорово Вы придумали, праздники каждую неделю, - восхитился один из юношей. Очаровательный мальчик лет шестнадцати, с дивными голубыми глазами, длинными черными кудрями и ресницами, которым Мария в тайне завидовала. – Но наврядли эта идея понравится господину Макбету. Он наверняка будет браниться! Еще возьмет да и накажет нас...
Ох, не стоило этого говорить, потому как взбалмошная леди тут же вспыхнула, как лучина.
- Что?! – не долго думая девочка потянула мальчишку на себя, и тот не удержавшись, рухнул в фонтан, подле ног юной баронессы, под новый взрыв хохота служанок. – Как этот старик может помешать мне? Никто не смеет мне указывать, как жить, что делать! Он тут никто, пустое место! Вот выйду замуж, и мой муженек, который станет тут хозяином, прогонит его взашей, без гроша в кармане!
Все это было сказано настолько горделиво и самодовольно, будто за беднягой Макбетом, босоногим и в ветхом плаще, уже закрывались ворота.
- Госпожа, но за кого ж Вы выйдете замуж? – вопросила другая служанка, блаженно улыбаясь в объятиях второго юноши, который бесстыдно ласкал ее, не смущаясь присутствующих. – Ведь это именно Ваш дядя должен выбрать Вам мужа…
- Еще чего! Сама себе выберу, кого мне захочется… И… И будешь моим мужем ты! – последние слова Мария произнесла, помогая Кодею, а именно так звали чернокудрого красавчика, встать на ноги. – Хочешь быть моим мужем? Хочешь?! Только учти, любить я буду не только тебя, и все мои желания ты должен исполнить! И первым моим желанием будет, что бы ты дражайший супруг мой, прогнал из замка моего дядюшку. 
Бедный служка явно не понимал как себя вести, но удержаться от соблазна не смог и обнял свою веселую госпожу, которая стояла перед ним ну практически обнаженной и никак не желала успокоиться.
- Да, да! Непременно прогнать! Он выглядит, как медведь! Уверенна, что он бастард! Его небось мой дедушка пожалел и приютил, по доброте душевной. Этот старый пень только позорит нашу благородную кровь! Супруг мой, ты прикажешь его выгнать отсюда? И не просто, а пущай его плетьми погонят с дороги! Если прикажешь так сделать, то я так и быть, поцелую тебя прямо сейчас! Прикажешь?
Кодей, закивал головой (право слово, сейчас он был готов согласиться решительно на все), и Мария расхохотавшись, приникла к его устам.

Отредактировано Maria Rhymes (10.02.2018 22:28:39)

+1

5

Проехав через ворота, ведущие во двор замка Раймак, мужчина спешился. Первым делом он собирался сбросить с себя всю эту пыльную, походную, вонючую одежду и принять теплую ванну. За время проведенное в сборах подати с крестьян он оброс грязью. В горах удалось разыскать пару горячих источников и они были прекрасны. Вода там не остывает в отличии от корыта, которое наполняют слуги для своих господ. Не плохи деревенские бани, но чаще ночевать приходилось в палатках в лесу, нежели в поселениях. В этот раз Макбет всех поторапливал, поэтому они долго не задерживались на одном месте.
- Господин, Вы вернулись! - охнула прачка словно увидела перед собой призрак. Она несла белье в корзине через двор, когда заприметила прибывших. По всей видимости никто не ожидал возвращение лорда так скоро даже пухлая прачка, чуть не выронившая из своих рук корзину. Этот её тон насторожил мужчину, он смерил толстушку взглядом.
- Мне не рада собственная прислуга? - попытался иронизировать Макбет, но вышло как осуждение и порицание, что заставило бедную прачку раскраснеться от стыда.
- Нет-нет, что Вы... простите мне мои слова! - попыталась оправдаться женщина, опуская взгляд. Она закусила язык явно что-то желая сказать, но не зная как лучше озвучить. Макбет выжидающе сверлил её взглядом словно говоря "давай уже не тяни, скажи как есть". Прачка посильнее обхватила пухлыми пальчиками свою корзину, прижимая к животу и робко осмелилась поднять свою голову, посмотрев на лорда, - наша юная госпожа устроила праздник в саду, поэтому вряд ли будет в состоянии встретить вас в ближайшее время.
- В самом деле? - хмыкнул Раймс и более не собирался болтать с толстушкой, размашистым шагом направился туда, где по словам прачки проводилось торжество. Он дал знак двум своим сопровождающим следовать за ним, вдруг пригодятся. Без него оказывается в замке проходят гулянья. Стоило отлучиться ненадолго как Мария закатила праздник. Несносная девчонка! Траур по её отцу еще не прошел толком, а она во всю веселится. Безголовая, пустая девица! Пора взяться за её воспитание вплотную. Она явно даже не догадывается, что это такое, но ничего дядюшка всему научит и выдрессирует. От женщин одни убытки! В честь чего Мария устроила праздник? Он не удивится, если в честь его отсутствия с расчетом на то, что он вовсе не вернется. Капризная девчонка в день похорон отца прекрасно дала понять, что дядюшка не желанный гость в её обители, но просчиталась. Макбет не планирует покидать земли своего родителя. Жаль, что он не первый сын своего отца, сейчас подобного не произошло бы. Тогда бы он позаботился, чтобы найти своему брату покладистую женку, а не шлюху, бросившую все из-за его болезни. Впрочем, чего рассуждать, что могло быть? Все свершилось. Макбет с суровым выражением лица шел прекратить веселье. Невоспитанность своей племянницы он излечит, выбив всю дурь. Все её капризы и прихоти отныне исполняться не будут без его ведома, а любое неповиновение он примется пресекать. В этом плане Раймс решителен, шутки с ним для всех всегда плохо заканчивались. Казалось земля под его ногами дрожит от твердых, уверенных шагов. Веселье, смех и звонкие речи доносились со стороны фонтана. Двое сопровождающих еле поспевали за Макбетом, настолько быстро он шел к своей цели.
Он уже слышит слова своей племянницы про супруга, которого она избрала. Девица не стеснялась в выражениях, задорно и громко высказываясь, словно желала, чтобы весь мир узнал о её желание расправиться с дядюшкой. Оказывается Мария еще больше его недолюбливает, чем он предполагал. Когда он успел стать нежелательной персоной номер один в замке Раймак? Видимо в тот момент, когда запретил пороть слугу в день похорон Ламберта. Возле фонтана Макбет возник грозовой тучей ровно тогда, когда племянница таяла в объятьях такого же как и она мальчишки, только статусом достойным целовать своей госпоже ноги, а не губы. История повторялась. Мать Марии была падкой на своих слуг, яблоко от яблоньки далеко не катится. Макбет закипел от злобы с силой схватив юнца за шиворот рубахи и вытягивая из фонтана. Вся свита баронессы разом умолкла, притихла, закусив язычки и вытаращив глаза. Испуганный юнец не понял, что происходит. Спотыкнулся. Макбет в этот момент отпустил его, давая в полной мере растянуться на земле как подобает ничтожествам не дворянских кровей.
- Лежать не подниматься, - рявкнул он на него. Грязным сапогом уперся в грудь, прижимая сильней к земле. Затем взглянул на практически нагую племянницу. Мокрая ткань прилипла к её упругому, молоденькому телу, описывая формы, которые бесстыдно просвечивались. К подобному бесстыдству Макбет не был готов, разрываясь между утопить её прямо сейчас в фонтане, отправить в монастырь или схватиться за розги и отшлепать по заднице.
- Твой жених проглотил язык, моя дорогая племянница. Посему плетьми меня никто отсюда не погонит, - каждое его слово разило злостью, он сдерживал себя, чтобы не сорваться, поэтому сильней надавливал сапогом на грудь бедняги, лежавшего у него в ногах, - немедленно вылезай из воды и одевайся! Нам предстоит долгий и неприятный разговор.
Властно. В приказном порядке он озвучил последнее.

+1

6

Знатное веселье было прервано так внезапно, что леди Раймс даже не сразу поняла, что происходит.
Никто и никогда не осмеливался перечить желаниям юной баронессы. Любое ее требование, даже самое нелепое должно было быть исполнено в тот же миг. Потому как ежели расстроить юную госпожу, то можно было и с жизнью попрощаться. Ведь все знали, что покойный отец боготворил своего единого ребенка и позволял делать проказнице решительно все, что только заблагорассудиться.
Да никто даже голоса на Марию ни разу не повышал! Вот почему речи «любимого» дядюшки, который появился из ниоткуда, словно черт из табакерки, и говорил нечто о неприятном разговоре, не произвел на девицу должного впечатления. Встав в полный рост, Мария подбоченилась и с головы до ног осмотрела своего опекуна, словно бы перед ней стоял товар, и она раздумывала, стоит ли его брать или нет. По скривившейся гримаске отвращения и брезгливости было более чем ясно, выполнять приказания Макбета юная Раймак не будет.
- Фу, вы слышите все? Как нестерпимо воняет! Навозом! Грязью и дряхлостью! – наконец рассмеялась баронесса, все так же стоя в фонтане. – Кажется, кто-то даже помыться не удосужился, перед тем как идти в благородное общество, где вдобавок полно благородных дам. Хотя, где уж невежам да олухам знать о правилах приличия, верно?
Фрейлины захихикали, старательно прикрываясь ладошками. Возможно, им и не было смешно, но дабы угодить своей госпоже, они были готовы на все, потому как искренне верили, что Мария наделена безграничной властью. А юную госпожу было не остановить, она казалось и вовсе не понимала, что говорить так дерзко по крайней мере неприлично
- Во-первых, не смей мне приказывать! Ты, милый дядюшка, тут решительно никто! Все это: замок, земли, слуги… Все теперь принадлежит мне, я тут хозяйка. Единственная и полновластная!
От одной только мысли у девчонки голова кругом шла от счастья! Вот теперь-то у нее начнется совершенно новая жизнь, когда она будет делать все, что только захочет, и не нужно будет думать о том, что ей скажет отец! Ежедневные праздники! С плясками до упаду, с реками сладкого вина и нежнейшими фруктами! От этих дивных перспектив у Марии кружилась голова, а губы растягивались в широкую улыбку.
- Да-да, я тут хозяйка. Законная! А как выйду замуж, так хозяином станет мой супруг, но никак не ты, милый дядюшка! Ты тут ровно никто, посему пошел прочь, покуда шкура цела… И как хочу, так и буду ходить. Захочу  - в сорочке. Захочу и без нее стану ходить. Вот кто мне посмеет перечить?!
С этими словами, Мария одним движением сорвала с себя горемычную сорочку и отшвырнула ее за ненадобностью. Ее нисколько не смущало, что на нее взирают не только женские глаза, напротив, ее это даже смешило. Потому как надо было только видеть, как смешно покраснели и уставились в пол сопровождающие Макбета слуги.
- Что никогда не видали обнаженную женщину? Так позволяю украдкой взглянуть… - выдержав секундную паузу, девица ухмыльнулась. Она даже не подозревала, как этой своей улыбкой напоминала свою покойную матушку. – Посмотрели?! А теперь вон! И ты тоже, дядюшка, вон! И что бы уже через час даже духу твоего не было на многие мили вокруг! Отпусти моего слугу, попроси у него прощения став на колени и пошел вон!
И дабы закрепить эффект своих слов, Мария демонстративно плюнула в ноги своему родственничку, что бы еще раз показать, что именно она тут главная, но никак не Макбет.

+1


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ИСТОРИИ МИНУВШИХ ЛЕТ » Стыд и срам