Нат
Очень плохой дядя и нелюбитель шуток, по всем вопросам
ICQ: 562421543
Нина
Кадамирская стерва, по вопросам дортонского сюжета
Skype: marqueese_
Анна
Суровый капитан Левиафана, по вопросам пиратского сюжета
VK: /monlia
Эдмур
Одинокий рыцарь, по вопросам дортонского сюжета
VK: /moralrat
Аликс
Девушка-загадка, по любым вопросам.
VK: /imlemon
11 КАНТЛОС - 10 САМИОНОС 844 ГОДА 4x01 Союз двух сердецFREYA WHISTLER
4x02 4x02 Hold the GATES! Edmure Harte

Благодаря усилиям лейфордской и кадамирской армии дракона удается прогнать с кровоточащей земли Дортона. Наступает долгожданный мир. Стефан заключает ряд договоров с мятежными графствами, в том числе с Руаширом, соглашаясь на брак Леонарда Мориа со своей сестрой принцессой Фреей. Он и не подозревает, что главная опасность его самодержавию стоит от него по правую руку. Между тем на Острове Сокровищ пираты находят то, что может полностью перевернуть ход истории...
28.06 Делайте ваши ставки, господа! Первое казино в Дортоне ждет своих гостей!
25.06 Прими участие в лотерее и конкурсе!
17.06 Обновился сюжет! После удалений освобождено 6 графств!
31.05 Сегодня последний день переклички! Успейте написать пост!!!
Вверх страницы
Вниз страницы

DORTON. Dragon Dawn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ИСТОРИИ МИНУВШИХ ЛЕТ » Война - это искусство


Война - это искусство

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://funkyimg.com/i/2Fd5Z.gifhttp://funkyimg.com/i/2Fd61.gif

Время и место13 анагантиос, 835 год

Действующие лицаЛиам и Натаниэль Ричмонд

ИсторияВ Дортоне бушуют беспорядки, Безумный король в Оштире находится под натиском многотысячной армии своего младшего брата Уильяма, который хочет отобрать у него корону. Запад же остается безучастным к участи монарха, но и в этих землях не все спокойно. Вассал Ричмондов лорд Ланкастер призывает всех жителей Запада ополчиться против новоиспеченного графа Натаниэля, называя его "львом без когтей и зубов". Кажется, графу наконец-то представился шанс показать свою способность принимать решения без влиятельной руки своего лорда-отца. Однако помощь внезапно приходит от другого Ричмонда...

+1

2

[indent] Зима в западных землях всегда проходила мягче, чем на севере, Лиам за неполных два минувших года успел вспомнить эту особенность родного климата. В комнате, которая ему досталась по соседству с кузнецом, чтобы работник был поближе, а не у ведьмы на рогах, Лиаму пришлось заделывать трещины в стенах, чтобы не замёрзнуть насмерть по приходу зимы. И пусть ему выделили далеко не хоромы, Лиам явно по привычке переоценил грядущие морозы и недооценил надёжность постройки. С наступлением зимы пришла прохлада, а не прошибающие лёгкие морозы. Двери не покрылись изморозью, а одежда - инеем, собственное дыхание не застывало в воздухе, вырываясь в мир. Но несмотря на это, Лиам так и не мог не ожидать по пробуждению более знакомую ему картину, где он лежит где нибудь в лагере, завёрнутый в мех убитого им зверья, наполовину занесённый снегом. Его утро теперь начиналось иначе - мужчина просыпался, глядя на потолок без ледяных узоров на нём, сон отступал и Лиам вспоминал, с какой целью он оказался в этих тёплых краях, не оставшись отмораживать всего себя где нибудь в Вустерлинге.
[indent]Сегодня особенный день. По крайней мере для Лиама, он не мог знать, насколько значимым окажется день для графа Натаниэля Ричмонда, его кузена, если он ничего не перепутал в этих забористых родственных связях своей семьи. Лиам позволил себе забыть большую часть своего семейного древа, когда повозка торговца оставила позади западное графство, увозя тогда ещё сущего мальчика прочь от отчего дома. Но сейчас была важна не степень их родства, а как граф отреагирует.
[indent]Утреннее солнце затянуло серой пеленой туч, но плохая погода, грозившая упасть ему на голову, не могла стать помехой. Подумаешь, дождь или ветер. Город остался позади и конь под Лиамом нёс его дальше, к замку графа. Копыта ровно отстукивали свой ритм по утрамбованной дороге, не сбиваясь и не грозя скинуть наездника на обочину. Лиаму достался не самый лучший скакун, в конце концов, никто не мог сравниться с боевыми конями, привыкшими к тяжёлому седоку и лязгу оружия. Но хоть что-то, пусть пришлось ножны с мечом закрепить на спине - у животного явно были не самые лучшие воспоминания о мечах, конь встал на дыбы, когда Лиам имел неосторожность приблизиться. Только тогда, когда опасный предмет покинул поле зрение коня, тот позволил себя оседлать. На самом деле, это вызвало ряд вопросов - где кузнец раздобыл этого старика и почему Лиам едва не получил в грудь копытом. Но это могло подождать. А вот ситуация в Лейфорде к такой роскоши не располагала.
[indent]Он был уже на полпути, когда с неба обрушились потоки воды, за считанные минуты превратив Лиама в подобие мокрого дворового пса и не добавив хорошего настроения коню. Тот было замедлил ход, но мужчина не собирался поддаваться этим капризам, то и дело напоминая своими пятками, кто из них наездник, а кто - подневольное животное.
[indent] Когда внешняя стена Рич Хилла была в сорока шагах, Лиам уже и сам не был рад тому, что в этих краях зимой чаще идёт ливень, а не снег. Вода, из которой состояла теперь почти вся его одежда, тёплой не была, да и конь то и дело встряхивал головой, заставляя лететь в лицо ещё больше брызг. Словно Лиаму было мало того, что он и так ехал навстречу ливню. Но когда конь стал спотыкаться, пришлось спешиться и, взяв поводья, преодолеть оставшееся расстояние до ворот, ведя коня за собой.
[indent] Как пройдёт встреча, Лиам не мог ни предугадать, ни даже попробовать так сделать. Переговоры это не его конёк, даже учитывая то, что Натаниэль приходился ему родственником. В Оштире такие же родственники сейчас грызли друг другу глотки. А потому Лиам не исключал и такой вариант, что в замок его не пустят и на расстояние полёта стрелы. Или же напротив - внутрь-то он попадёт, а вот выбраться ему будет не так уж и просто.
[indent]В конце концов, кто он такой, чтобы его персона что-то значила на политической арене Дортона?
[indent]- Эй, бойцы! - Лиам не стал испытывать судьбу и, когда стража замка не нашпиговала его стрелами, а может даже и болтами, если у них на вооружении были арбалеты, не стал заходить за ворота, а остановился в десяти шагах перед ними. И приставил ладонь ребром ко лбу, прикрывая глаза от набирающего обороты ливня. Конь за его спиной недовольно фыркнул. - Неудачная погода для караула.
[indent]Граф наверняка был в курсе происходящего в своих землях. Возможно, принял меры по усилению собственной безопасности, включая охрану замка. Потому Лиам внутренне приготовился к тому, что его могут обыскать, меч отнять, а коня увести. Главное, чтобы не в темницу и не на плаху, остальное его напрягало меньше.
[indent]- Доложите графу, что к нему пришёл Лиам Ричмонд, младший сын Аллистера Ричмонда, не для праздной беседы, а по делу.

Отредактировано Liam Richmond (28.05.2018 06:40:45)

+2

3

- Мерзкая корыстная сука, - в полголоса выругался Натаниэль, сжав в руках только что прочитанный пергамент.
- Она вам отказала? - стоявший напротив него сир Уиллас даже не повел бровью от таких новостей, - говорю вам, давайте наймем местных наемников. Они куда более преданные, чем вам кажется, - спокойно продолжил он. Натаниэлю же эта мысль совершенно не нравилась. Какой же он граф, если выступает в конфликте против своих же вассалов с шайкой наемников? Каким образом он докажет свое право на титул, если все его войны воюют за него за деньги?
Идея попросить помощи у Бар-Саада и Ниневии из Кадамира казалась Натаниэлю одной из самых стоящих из всего потока поступавших идей от его советников. Действительно, если вассалы сомневаются в его власти, к делу нужно привлечь таких же как и он, детей своих отцов, молодых графов и их войска. Только вот некогда близкий друг и его сестрица сочли помощь Ричмонду пустой тратой времени и под неумелым предлогом отказались предоставить Нату в распоряжение тысячу-другую их намуштрованных негров.
- Я не буду унижаться, прибегая к помощи наемников, - холодно сказал Натаниэль, мысленно перебирая в голове оставшиеся варианты. Почти все графы Дортона, которые могли бы ему помочь, сейчас были заняты гражданской войной, что разгоралась в Оштире, а лорд Ланкастер, вероятно, верно рассчитал удачное время для свержения Ричмондов. Единственным, на кого Нат точно мог рассчитывать, был его дядя Уэйд Ричмонд, и его войско, только вот этого было совершенно мало. Жаль, что многие его родственники по самым различным обстоятельствам сгинули со свету. Жаль, что он не настолько жесткий, каким был его покойный отец.
- М-милорд... - тихий голосок, который Натаниэль едва различил в порывах своей ярости, заставил его обернуться. На него смотрел сын местной кухарки (а точнее на его пояс, ведь именно такого роста был паренек).
- Что, Гарри? - попытавшись сделать свой голос более мягким, спросил его Натаниэль. Вообще граф не очень то запоминал имена отпрысков здешних слуг, но об этом мальчугане в Рич Хилле ходили легенды. Его мамаша была уверена, что ее сын якобы бастард почившего графа, то есть его единокровный брат. И имя потому у него было дворянское, Генрих, но все в замке называли его просто Гарри, а в россказни кухарки, конечно, никто не верил.
- Милорд, вас желает почтить визитом милорд Лиам Ричмонд, сын милорда Алистера Ричмонда, - протараторил мальчуган, пытаясь случайно не встретиться глазами с устрашающим видом Уилласа.  Натаниэль такими новостями был весьма удивлен, однако тот человек, что хотел его аудиенции, был не первым, кто пытался выдать себя за исчезнувшего более десяти лет назад Лиама. С мальчишками его дяди Алистера  Вилберном и Лиамом Натаниэль в детстве был очень дружен, ведь они, в отличие от его родного брата Эдварда, более подходили ему по возрасту и по интересам. Эдварду чаще хотелось читать и познавать мир, а трем другим мальчишкам Ричмондов - лишь махать мечом. Все это могло бы иметь неплохой конец, в котором по всем канонам старший сын управляет землями, а младшие становятся рыцарями, только вот трех из них судьба повела иными путями. Только Вилберну удалось стать именно тем, кем он и хотел, и теперь он занимает свое почетное место при графе Лейфорда. Натаниэль же, вопреки желанию стать рыцарем королевской гвардии, стал графом. Лиам, едва повзрослев, бесследно исчез. Ну а Эдварда ждала наименее завидная судьба: наследника графства убили пираты.
- Гарри, если ты приведешь в мой замок такого же ряженого брата, каким пытается выставить тебя твоя мамаша, то, клянусь, вы оба станете для меня живым щитом, когда я отправлюсь за головой Ланкастера, - не повышая голос, но довольно саркастично произнес граф Ричмонд, отправив мальчишку к привратнику, чтобы тот разрешил лжелиаму пройти на территорию замка.
- Жаль, что Вилберн уехал на переговоры с северными вассалами. Пропустит еще одно забавное представление, - произнес Ричмонд в пустоту, отпустив Уилласа. Медленно пройдя к своему креслу для приемов, обитому бордовой кожей, Натаниэль отдал приказ управляющему проводить пришедшего гостя к нему в галерею и стал ждать.
Планы нарушила озорная Арианна, ворвавшись в величественную комнату замка под незатейливым предлогом:
- Старуха Одри сказала, что ливень затопит конюшни. Папа, Буцефал не утонет?! - испуганно и широко глядя своими зелеными глазами на Ната, спросила Ари. Натаниэль слегка удивился, что его уже почти взрослая дочь верит в такие глупости, однако вперемешку с шумом ливня о черепицу, Натаниэль стал слышать приближающиеся шаги. В галерею поднимался его незваный родственник.
- Все будет хорошо, Ари, - коротко ответил он, положив ладонь на ее руку и беззвучно успокоив, - останься здесь на минутку, - сказал Ричмонд, и Арианна послушно присела на ручку его кресла. Несмотря на то, что для нее в галерее было отдельное место, она всегда присаживалась именно сюда, и сегодня Натаниэль был совершенно не против. Распознать Ричмонда будет легче двум Ричмондам, чем одному, верно?
- Милорд Лиам Ричмонд, младший сын милорда Алистера Ричмонда - вскоре раздался голос управляющего, представляющий человека, что через мгновение войдет в галерею Рич Хилла.

+1

4

[indent]Когда стоишь под плотным потоком воды с неба, то теряешь счёт времени - все мысли собираются только вокруг этого не самого благоприятного сейчас погодного явления. Сколько Лиам стоял под воротами в ожидании, точно не мог сказать даже он сам. Он не слышал, о чём переговаривались стражники, но видел, как те смотрят на него, сталкиваются с ним взглядом и что-то говорят своим соратникам. Вряд ли речь шла о том, чтобы подготовить торжественный бой барабанов, ковровые дорожки и пир на весь Дортон. Будь хотя бы один пункт из этих трёх, Лиам оказался на севере в мгновение ока и без помощи сварливого коня. Старик всё так же стоял рядом, но всем своим видом выражал нежелание находиться тут - мотал головой, стряхивая воду с гривы, прилипшей к конской шее, и попутно пытался вырвать поводья, натягивая те в руке мужчины. Тщетно, ведь отпускать коня Лиам не собирался. Идти обратно в город на своих двоих в такую погоду? Если повезёт, к полуночи доберётся, весь в грязи и похожий на какую нибудь дрянь из деревенских суеверий. При условии, что его выпустят за пределы ворот после аудиенции.
[indent]Но раньше, чем Лиам начал обдумывать план, как ему придётся действовать, если вдруг по пути вырастет стена перепуганных крестьян с вилами, наверху из бойницы раздался зычный голос и ворота перед Лиамом растворились. Из-за шума дождя Лиам услышал едва различимый грохот металла.
[indent]Теперь вода нещадно лупила с неба, врезалась в землю и в людей так, словно старалась растворить их в земле. А за воротами его уже ждали. Трое стражников с несколько настороженными выражениями лиц.
[indent]Лиам по первому требованию отдал поводья коня, снял ножны с мечом и позволил себя обыскать, едва он оказался в пределах территории Рич Хилла. Ему не хотелось с порога ругаться с людьми Натаниэля, пусть ему и жаль было отдавать меч. Пусть и на время аудиенции, но всё же. Если для разговора с графом ему потребуется чем-то уступить - пожалуй, можно пожертвовать временной разлукой со своим клинком. Мужчина не стал бросать красноречивых взглядов или громких обещаний, что случится, если меч к нему вернётся с повреждениями или вовсе не вернётся. Так далеко в своих планах Лиам не заходил. Ему предстояла встреча с человеком, которого он давно не видел.
[indent]В этом замке Лиам никогда не был. В годы своей ранней юности, он мог разве что смотреть на Рич Хилл издалека, слушать разные страшилки, в которых обязательно фигурировали устрашающие призраки. А теперь он самолично оставлял после себя мокрые следы, следуя в сопровождении всё тех же стражников к месту встречи. Пожалуй, если бы путешествие во времени было возможно, прошлый Лиам, который грезил медициной, вряд ли поверил нынешнему, заяви тот, что однажды тому доведётся посетить Рич Холл, после череды собственных битв на севере. Невольно Лиам поймал себя на мысли - а узнает ли его Натаниэль? Прошедшие годы сильно изменили его самого, вряд ли и сам Натаниэль остался прежним. Хотя бы потому, что ему не прочили возглавлять графство, но тем не менее, громкий титул оказался в его руках. При этом сам Лиам пусть и занимается кровопусканием, но вылечить таким образом никого не сможет.
[indent]Чем больше поворотов и комнат они миновали, и чем больше мокрых следов со своих сапог оставлял Лиам на полу, тем больше он задумывался над тем, что будет, если люди графа сочтут его угрозой настолько серьёзной, что решат избавиться от него прямо в стенах замка? Несмотря на то, что родственникам полагалось доверять друг другу якобы из-за общей крови в венах, Лиам не мог отмахнуться от своего опыта и того, что знал, насколько мало могут значить кровные узы на самом деле. Мужчина скосил взгляд на стражника, который шёл за его левым плечом. Именно он держал ножны с клином, которые Лиам позволил у себя забрать. Если разговор между кузенами станет очень уж жарким, отбиваться голыми руками затея плохая.
[indent]Наконец, все четверо вошли в комнату, где находился сам граф.
[indent]- Милорд Лиам Ричмонд, младший сын милорда Аллистера Ричмонда, - раздавшийся в галерее голос где-то в стороне заставил Лиама скептично приподнять бровь. Какой он милорд? Ему бы хватило и того, что бы он и сам представился. Лиам, без всякого милорда, которым он себя давно не считал. Слишком громко и не подходит ему.
[indent]Стражник, шедший впереди Лиама, отошёл в сторону. И мужчина, наконец, увидел того, с кем ему предстояло говорить. Что же, тот... действительно изменился. Он мог взглядом выхватить узнаваемые черты, которые оставались в его памяти, но многие из них потускнели со временем, сейчас он словно разгребал эти остатки из под снежных завалов. И, разумеется, мужчина не мог отрицать, что Натаниэль обзавёлся и новыми чертами, которых он сейчас не мог узнать.
[indent]Лиам, окинув быстрым взглядом графа, не мог не заметить и юную девушку, которая расположилась на подлокотнике бордового кресла, в котором сидел Натаниэль. Переведя взгляд обратно на графа, Лиам почти готов был озвучить свой вопрос - стоит ли тема, с которой он пришёл, того, чтобы коснуться женских ушей?
[indent] - Ваша светлость, - негромко, но достаточно твёрдо и отчётливо произнёс Лиам, склонившись в полупоклоне. Кланяться ниже ему не позволила доля гордости. Всё же, он тут не в качестве слуги и несмотря ни на что, не считал Натаниэля своим господином. В случае провала, его всё так же ждал север. - Рад видеть Вас спустя столько лет в добром здравии, - проговорил Лиам, выпрямившись. Простые, формальные фразы. Пусть он и провёл столько лет среди тех, кто клал на этикет большой и толстый точильный камень, Лиам всё же в своё время получил хорошее воспитание, чтобы без особых трудов вспомнить простейшие правила.
[indent] - Я прибыл к Вам, чтобы предложить свою помощь для подавления восстания на землях Запада, - он всё же решил перейти сразу к делу, резонно предположив, что с формальной частью они закончили. - В Вашем распоряжении будет не только мой меч. Есть ещё люди, которые ждут Вашего решения.
[indent]Хотелось бы ему сейчас сказать больше, например, откуда они, кто они, сколько их, зачем они вообще здесь. Но сейчас было достаточно и этого. Лиам хотел увидеть реакцию Натаниэля хотя бы на то, что он уже сказал. Он не мог исключать и тот вариант, что следующими словами графа мог быть указ о поиске "подозрительных и вооружённых людей". Не то, на что Лиам надеялся.

+1

5

Во всем королевстве считали, что удел женщин - рожать детей и не сметь лезть в политику, однако на Западе нравы были не столь строги к прекрасным созданиям этого мира. Именно далекий прапрадед Натаниэля, будучи главным советником Его Величества, настоял на принятии закона, согласно которому дочерям позволялось наследовать земли и титулы. Этот закон был необходим ему лично, поскольку мужчина не хотел передачи графства в руки своего младшего брата и, не имея наследников мужского пола, предложил в качестве наследницы Ричмондов свою дочь. Он выдал ее замуж за ее двоюродного брата, тоже Ричмонда, и сохранил земли и титул в руках людей, которым он доверял. С тех пор время от времени в силу необходимости знать вспоминала о существовании такого закона, и дочери также могли стать полноценными графинями или даже королевами.
Натаниэль понимал, что такая участь может ждать и его дочь Арианну. Она была единственным ребенком в семье графа Ричмонда, и у Натаниэля не было возможности как-то повлиять на это. Его жена Сара уже очень давно не просто не подпускала его к себе, но и в принципе не бывала в Рич Хилле, все свое время проводя в столице, а развод не одобрило бы духовенство. Поэтому Натаниэлю приходилось воспитывать дочь так, словно она будет управлять его землями в будущем. Его отношения с дочерью были неподвластны ни нормам воспитания, ни даже этикета. Воспитательницы и служанки, а также старшие родственницы диву давались тому, что может вытворить эта девчонка. То на дерево залезет, словно крестьянский мальчишка, то вымажется в грязи, словно поросенок, а то и вовсе вздумает дерзить вассалам ее графа-отца. В точности как иногда позволял себе Натаниэль. Конечно, присутствие в галерее во время приемных часов графа не было для Арианны чем-то из ряда вон выходящим, она регулярно проводила здесь время, впитывая услышанное словно губка. Не удивительно для нее было и то, что происходило сейчас.
Управляющий замком громко представил гостя, а затем, когда тот вошел в галерею, еще громче представил его:
- Его Светлость граф Лейфорда и Хранитель Запада Натаниэль Ричмонд вместе с ее светлостью леди Арианной Ричмонд, - Натаниэль бы не повел и бровью во время повторяющейся изо дня в день процедуры приветствия, однако гость сильно впечатлил Ричмонда, заставив того даже подняться со своего места, чтобы разглядеть его черты лица более подробно. Несомненно, это был он. Натаниэль хорошо помнил своего кузена, поэтому сразу узнал. Однако негоже было графу вставать перед приходящим в его замок незнатным гостем, ведь именно так думали все здесь присутствующие, измерив его любопытным взглядом. В прочем, сам Лиам сразу же сгладил тяжелую паузу, которая нависла над собеседниками в галерее.
- Ты перешел сразу к делу, мой дорогой кузен, - после непродолжительной и ясной речи, Натаниэль дружелюбно улыбнулся гостю и сделал пару шагов ему навстречу, - давай обсудим это позже...
Странно, что он начал именно с этого. И появился именно в тот момент, когда никто уже и не ждал его, - Натаниэль разрывался между сомнениями и нетерпением узнать, как он и где был все это время. Однако шестое чувство подсказывало ему, что нужно держаться на некотором расстоянии и не спешить принимать пропавшего кузена с распростертыми объятиями. Наконец Натаниэль подошел к Лиаму вплотную, так, что все черты его лица были у графа как на ладони. Конечно, он постарел, оброс шрамами и морщинами, как и сам Натаниэль, но в этом уставшем от жизни лице он по-прежнему видел того улыбающегося мальчишку, который заливаясь от смеха бил его палкой, а будущий граф никак не мог подняться с земли. Натаниэль, вспомнив все это, никак не смог сдержать улыбки и, позволив себе обнять того ладонью за шею, сказал:
- Где же ты был все это время?! Отец перевернул весь мир на голову, чтобы найти тебя. А Вилберн? Он не находил себе места... и постоянно говорил о том, что все в один миг решили бросить его. Его сейчас нет в замке, он отправился на восток по моему поручению, - проговорил Натаниэль. Тут же детская ручка обвила его грубую ладонь:
- Папа? - вопрошающе спросила Арианна, посмотрев на отца.
- Познакомься Арианна, это твой дядя - Лиам, - сказал Натаниэль, еще раз улыбнувшись мужчине и тому, как Арианна, словно истинная леди протянула свою маленькую ручку для поцелуя, - моя единственная дочь, - сказал Лиаму Нат.
Наконец, когда родственники познакомились, Ричмонд снова заговорил:
- Ты, наверное, промок и устал с дороги. Предлагаю встретиться и обсудить все за ужином, - сказал мужчина и рукой подозвал распорядителя.
- Удостоверьтесь в том, что моему кузену предоставлены лучшие покои, а также чистая свежая одежда и все необходимое. В услужение милорду Лиаму выдать слуг, набрать горячую ванну. Ужин подайте в западной столовой через час. -  скомандовал граф, а после повернулся к кузену:
- Буду ждать тебя к ужину через час, милорд. Спасибо, что почтил нас своим визитом.

+1

6

[indent] Лиам, чьи планы выстраивались из своих собственных опасений и предположений, что всё может пойти по худшему пути из всех возможных, не мог мгновенно вписать в свой план действий именно такую реакцию Натаниэля. Как и в свою картину мира.
[indent] Немалую часть от своей уже прожитой жизни Лиаму приходилось бороться с негативным предубеждением к себе от посторонних, кровью и мечом завоёвывать себе право голоса и заставлять других прислушиваться к тому, что он говорит. Или хотя бы слышать, не отмахиваясь, как от назойливой мухи.
[indent] Сейчас же не потребовалось ни отступить, едва оказавшись за порогом, ни, в лучших традициях северных наёмников, пригвоздить ножом ладонь несговорчивого человека к столу. Последнее Лиам проворачивать с Натаниэлем и не планировал, даже при раскладе, что тот мог бы завредничать и упереться лбом в одну точку. Не только потому, что беспокоился о своей жизни, но и потому, что уважал графа достаточно, что бы не увечить того без веской причины. Действительно веской причины.
[indent] Он заметил, как Натаниэль посмотрел на него. Кажется, тот внимательно всматривался в черты его лица, даже поднялся со своего места, но Лиаму такая, как ему показалось, откровенная настороженность не помешала до конца озвучить цель его визита.
[indent] Граф сделал два шага к нему, Лиам же остался на месте, несколько сбитый с толку доброжелательным поведением кузена, хотя вида не подавал. Это не шло вразрез с тем, что успел понять о Натаниэле Лиам, пока жил в городе, граф всё равно оставался в его представлении человеком суровым, но справедливым. Вот только сам Лиам полагал, что ему придётся встретиться к резкой настороженностью и агрессией. Пусть он ещё не отметал именно такой тон их разговора в дальнейшем, но привык видеть это гораздо раньше от тех, с кем ему приходилось иметь дело.
[indent] В чём же дело? Семейные узы, их тёплая дружба из детства? Спектакль дружелюбия исключительно для гостя? Или, возможно, нежелание проявлять отрицательную реакцию при посторонних? В последнее даже Лиам верил с трудом, даже если учесть то, что ему были известны условности «света» - титул накладывал на своего носителя большую ответственность, всё, что тот мог сказать или сделать, могли обернуть против него. Даже то, какой рукой тот подтирает свою задницу.
[indent] - Наверное, я оказался слишком хорош в маскировке, даже для Вилберна, - Лиам усмехнулся, решив не проявлять отчуждённости и говорить что-то вроде «видимо, не так уж усердно и искал», - всегда знал, что мне это пригодится. Позже расскажу. История долгая, да и твоя, полагаю, не короче, - он несильно хлопнул Натаниэля по плечу, вернув ему его по-братски тёплый жест.
[indent] Когда рядом женский голос позвал Натаниэля, назвав того папой, Лиам невольно поймал себя на мысли, что такое обращение к самому себе ему не хотелось бы услышать никогда. Слишком большая ответственность, да и что могло бы получиться от его союза даже с достойной женщиной? Он не смог бы дать должного воспитания, окружить теплом. Что уж говорить о детях, если Лиам, сидя возле костра с другими наёмниками или любыми другими лояльными ему людьми, на вопрос, знает ли он какие нибудь весёлые истории, погружался в глубокую задумчивость, силясь быстрее вспомнить хоть одну, но всё равно терпел поражение в поисках. Нет, такие истории были, но быстро вспомнить он их не мог. А вот если попросить Лиама рассказать что-то ужасное - это запросто, свой рассказ мужчина начнёт меньше, чем через минуту.
[indent] - Миледи, - Лиам, осторожно взяв маленькую руку девочки в свою, поклонился и легко коснулся губами тыльной стороны ладони. - Рад знакомству, - с этими словами он отпустил её руку и выпрямился, ненадолго задержав на племяннице взгляд. Арианна определённо унаследовала черты Ричмондов, как и черты самого Натаниэля. Глядя на её лицо, Лиам словно видел несколько искажённое, но узнаваемое отражение графа - светлые волосы, ясный взгляд, почти упрямое выражение лица. Интересно, каких высот в будущем сможет достигнуть дочь Натаниэля?
[indent] - Буду через час, Ваша Светлость, - ему хотелось сказать что-то вроде: «Нат, пожалуйста, давай без официоза, какой я тебе к хренам милорд?», но сдержался, оставив от мысленной фразы только беззлобность в прозвучавших словах. Они всё ещё не были один на один, а графу не стоило вести себя слишком свободно при своих подчинённых.
[indent] Едва галерея, а вместе с ней и граф, остались позади, Лиам тотчас решил вернуть то, что принадлежало ему и с чем он не планировал надолго расставаться.
[indent] - Меч верни, - сдержанно, без угрожающей интонации, потребовал Лиам. Тот, после нескольких секунд колебаний, всё же вернул вложенный в ножны клинок.
[indent] До покоев, которые отвели Лиаму, они шагали молча. Была ли это напряжённая тишина, но в коридоре раздавались только шаги от сапог и сопение нескольких носов. До самых дверей они не останавливались, не обменивались даже короткими словами. На их пути попадались слуги, которые смотрели на своеобразный конвой, но их не окликали и вообще старались уйти с дороги побыстрее.
[indent] Когда они оказались внутри предназначенной для гостя, Лиама окружили слуги, от которых он постарался вежливо отбиться. И если право единолично намылить себе спину в деревянной бадье он отвоевал, то его одежду всё же унесли и, как подозревал Лиам, больше он её не увидит. Или увидит, но вместо запаха дождя, угля и мокрого коня там будет куда более утончённый аромат, что вмиг его превратит в подобие цветка, воткнутого в безжизненную почву.
[indent] Через час его сопровождали уже в ту самую западную столовую. Лиам успел себя к тому времени отмыть и теперь чувствовал себя  даже слишком чистым. В довершении, он причесался, даже сбрил бороду и усы, дабы не поразить кузена своим особым навыком по оставлению кусочков еды в своей растительности на лице. Не то, что бы он в момент приёма пищи преследовал именно эту цель, но таких случайностей исключать не мог. Теперь он был одет в, как он думал, обычный костюм, который не стыдно носить под крышей этого замка: дублет, свободные штаны. От туфлей с чулками наотрез Лиам отказался, предпочтя свои сапоги. Именно они, начищенные и удобные, сейчас были на его ногах. В довершении всего, Лиам оставил меч в отведённой ему комнате. На этот раз такое решение далось ему куда тяжелее. Пусть без него он чувствовал себя, как без руки, но являться на ужин с оружием на поясе к собственному кузену затея отвратная.
[indent] И вот перед ним открылись очередные двери замка, за которыми ему и предстояло разделить свой ужин в кругу кровных родственников.

+2

7

Едва его кузен Лиам покинул галерею, Натаниэль отправил Арианну в свои покои и подослал к себе сира Гриди. Он служил долгую службу еще при отце Натаниэля и теперь был самым доверенным лицом молодого графа во всех политических вопросах.  Еще минуту назад добродушный граф, позвавший своего кузена на ужин, сделался хмурым и недовольно измерил взглядом сира Гриди:
- Что ему здесь надо после стольких лет? - спросил Натаниэль у Гриди. Скоро ответа не последовало, тогда Натаниэль продолжил говорить сам, -  Если это очередные уловки наших врагов, то нам нужно держать ухо в остро с этим кузеном. С кем он прибыл?
- Один, милорд. Привратник сказал, что этот человек приехал из Ричатуна, мы можем разузнать о нем в городе, если желаете. Натаниэль молча кивнул, а после Гриди продолжил:
- Если вашего кузена нашли, чтобы использовать против вас, то зачем отправили его к вам без охраны и в жалких лохмотьях? Не думаю, что лорд Лиам как-то связан с Ланкастерами, - наконец сказал Гриди, и эти слова немного успокоили мужчину, - но не сближайтесь с ним, милорд.
- Как раз это я и собираюсь сделать,  сир. Держи друзей близко, а врагов еще ближе, - сказал ему Натаниэль и через мгновение покинул галерею.
Этот замок был не просто местом, где выросли Натаниэль и Лиам, а гнездом всех Ричмондов, как говорил ему в детстве отец. Не зря Рич Хилл возвышался над самым высоким и безопасным холмом во всей округе. Каждый раз, проходя по коридору, где были собраны портреты всех его предшественников - графов Лейфорда - Натаниэль думал о том, окажется ли его портрет на этой стене? Ведь Ричмонд прекрасно знал, что его семья жалует только выдающихся графов, свершивших великие дела и покоривших своей мощью великие семьи. Умри Натаниэль сейчас, то, наверняка, он бы не удостоился даже упоминания о себе в родовых книгах, ведь не просто не совершил ничего выдающегося, но и сумел нажить врагов среди самых близких вассалов.
"Лев без зубов" - говорят они, Ланкастеры, что посягнули на власть Ричмондов в Лейфорде и во всем королевстве. Как он может отомстить им и доказать всему миру обратное? Только не оставив камня на камне от этого рода. И молодой граф был готов отринуть от себя жалость, чтобы добиться этого.
- Никто не смеет смеяться над нами, - сказал Ричмонд, остановившись возле портрета своего покойного отца. Уверенность взгляда ярко-зеленых глаз внушала уверенность и сыну. Вот уж над кем не смел смеяться весь мир, так это над Томасом Ричмондом. Его боялись и уважали, и, несмотря на все разногласия между отцом и сыном, Натаниэль был намерен продолжить политику отца, не оставляя врагам даже шанса усомниться в могуществе дома Ричмонд.
Отведенное время на подготовку к ужину прошло очень быстро и вскоре Натаниэль появился в столовой. Лиам и Арианна уже ожидали его.
- Еще раз добро пожаловать, - добродушно, без тени сомнения в кузене, произнес Ричмонд и уселся за стол. Сегодня он был накрыт по-особенному роскошно, графу даже подумалось, что появление в замке нового Ричмонда так вдохновило поваров, что они с новыми силами принялись за свою работу. Не удивительно, ведь Арианна была слишком мала, чтобы оценить их труд, а Натаниэлю было совершенно не до этого. Больше в огромном замке не было ни одного знатного человека, а лишь одна прислуга.
Набрав себе в тарелку побольше всего, Ричмонд удивленно заметил, что стол сегодня сервировали особенными приборами: каждый из них имел серебряную рукоятку в форме льва. Такие использовали только в случае визита графов или же короля.
Во время трапезы Натаниэль разговаривал со свей дочерью и кузеном обо всем, да ни о чем. Кажется, и Лиам понимал, что история его жизни не подходит для ушей маленькой девочки, а поэтому не спешил с этим. Когда все мясо в тарелках было съедено, Арианна захотела рассказать совсем недавно появившемуся в ее жизни дяде какую-то забавную историю, но Натаниэль прервал ее:
- Арианна, давай ты расскажешь историю завтра? Тебе уже пора спать, - сказал Ричмонд, из-за чего напросился на недовольный взгляд дочери. Но мало ли что она там хочет рассказать Лиаму? Арианна в курсе многих дел отца.
Когда девочка ушла, Натаниэль попросил налить себе еще бокал вина и откинулся на спинку кресла, приготовившись слушать.
- Итак, мой дорогой кузен, - голос его по-прежнему выражал дружелюбие, однако заметно напрягся с момента ухода из столовой Арианны, - я жду твою историю с самого начала, - почему теперь это звучало как приказ?

+1


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ИСТОРИИ МИНУВШИХ ЛЕТ » Война - это искусство