Нат
Очень плохой дядя и нелюбитель шуток, по всем вопросам
ICQ: 562421543
Нина
Кадамирская стерва, по вопросам дортонского сюжета
Skype: marqueese_
Анна
Суровый капитан Левиафана, по вопросам пиратского сюжета
VK: /monlia
Эдмур
Одинокий рыцарь, по вопросам дортонского сюжета
VK: /moralrat
Аликс
Девушка-загадка, по любым вопросам.
VK: /imlemon
11 КАНТЛОС - 10 САМИОНОС 844 ГОДА 4x01 Союз двух сердецFREYA WHISTLER
4x02 4x02 Hold the GATES! Edmure Harte

Благодаря усилиям лейфордской и кадамирской армии дракона удается прогнать с кровоточащей земли Дортона. Наступает долгожданный мир. Стефан заключает ряд договоров с мятежными графствами, в том числе с Руаширом, соглашаясь на брак Леонарда Мориа со своей сестрой принцессой Фреей. Он и не подозревает, что главная опасность его самодержавию стоит от него по правую руку. Между тем на Острове Сокровищ пираты находят то, что может полностью перевернуть ход истории...
28.06 Делайте ваши ставки, господа! Первое казино в Дортоне ждет своих гостей!
25.06 Прими участие в лотерее и конкурсе!
17.06 Обновился сюжет! После удалений освобождено 6 графств!
31.05 Сегодня последний день переклички! Успейте написать пост!!!
Вверх страницы
Вниз страницы

DORTON. Dragon Dawn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ИСТОРИИ МИНУВШИХ ЛЕТ » Скорбь не врачует


Скорбь не врачует

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://78.media.tumblr.com/0be2a8ef20afd553620ef3e3a4ebbc77/tumblr_p7azrvq1yo1s7rk58o5_250.gif https://78.media.tumblr.com/c9fd82e47f25d50f41f6b9442ec1d1c7/tumblr_p7b00dYi901s7rk58o5_r1_250.gif

Время и местоКантлос, 838 | Тиндор, Нидервальд

Действующие лицаHenry Beaufort, Jane Beaufort

ИсторияКороль (или узурпатор) Уильям убит, корона теперь в руках Стефана, а прежние союзники убиенного либо томятся в плену, либо отступают в свои земли, неся с собой новости о смене власти в стране. Генри Бофорт, помимо вестей с поля боя, несёт также и труп своего второго брата, павшего под знаменами Уильяма.

Отредактировано Henry Beaufort (19.07.2018 07:55:31)

0

2

Казалось, что прошедшая несколько дней назад битва была чуть ли не годом ранее, а путь от того злосчастного места, ставшего могилой тысячам солдат, длится и того больше. Каждый раз, как Генри в очередной раз путался во времени, смрат ехавшего рядом тел в повозке напоминал точное количество дней, сколько прошло. Не желая оставлять тело брата на растярзание воронам, виконт Нидервальда был вынужден буквально тащить его через половину поля, затаскивать на повозку с тремя-четырмя простых солдат и всё под вопли, стоны и крики солдат. Хаотично отступающие остатки армии Уильяма из союзников спустя пять миль оборачивались в противников. Опрокинутые обозы с провиантом либо были уничтожены, либо достались победителям, а сотни, если не тысячи солдат Уильяма, пришедших к полю боя за многие сотни миль, должны были найти себе источник для пропитания. Пожиток крестьян из ближайших деревень не хватило надолго, так что солдаты принялись грабить друг друга и всех проезших. Не единожды Генри с парой тройкой своих солдат и двумя повозками сталкивались с бывшими однополчанами на мостах — те невозмутимо требовали незаконную плату за проезд. Кто-то отступал, завидев несколько острых мечей в ножнах, другие настаивали, так что до границ Нидервальда отряд виконта добрался не в полном составе: одна повозка была безнадежно повреждена в потасовке, самые «свежие» трупы с неё перекинули на целую повозку, а двое сопровождающих солдат нашли свои смерти в стычках.

В Нидервальде разбойников оказалось меньше, но до Тиндора было ещё очень далеко. Монахи первого же монастыря на пути отказались принимать гостей, не признав в Генри виконта, но позже им повезло. Монахи ужаснулись от вида полуразложившихся тел и, невзирая на высокородного гостя, затребовали деньги за свои услуги. Скрепя зубами, Генри заплатил им и за несколько часов активной работы «жизнь» тел были продлены ещё на сутки-две, не более. Чем ближе они подходили к столице, тем зловоннее был запах и тем сильнее шарахались те немногие прохожие, которые попадались отряду на пути.

К воротам родного города Генри с сопровождающими добрались рано утром, когда даже крестьяне ещё спали. Солдат на стене, увидев внизу отряд с повозкой, лениво подошёл к каменным зубцам и окликнул незванных гостей.
- Кто пожаловал? - недовольно фыркнул солдат, зевнув вдобавок. Немудренно, с высоты стен едва можно различить кого-то, а сам Генри был одет ничем не лучше обычного солдата — сражаться в богатых одеждах никто не берётся.
- Ваш граф, - ответил Генри, указав рукой на повозку, - И его брат, - задрав голову, виконт дал возможность стражнику приглядеться получше.
- Простите, милорд, не признал. Открыть ворота, позвать кастеляна! - замешкался мужчина, сбегая со стены по лестнице. Железные ставни заскрепели и через минуту ворота были подняты, готовые впустить отряд.

Путь до цитадели занял ещё добрые полчаса, с учётом вязкой грязи под ногами и нескольких остановок для починки едва едущей повозки. Грех жаловаться, её создатель добротно выполнил работу и она продержалась весь путь, хоть явно и не была рассчитана на такие дороги и с таким-то грузом. Те немногие горожане, что уже не спали с любопытством разглядывали повозку, пытаясь понять, что же там везут. Если отряд проходил вблизи дома, любопытство сразу же сменялось сморщенным лицом и попыткой отойти подальше от зловонья. Сам Генри уже не чувствовал никакого запаха — за несколько дней привыкаешь к нему, к счастью или нет.
- Милорд, - чуть ли не закричал придворный лекарь, опережая кастеляна. Седовласый старик всё ещё не жаловался на зрение и издали приметил пятна засохшей крови на плече виконта, но его энтузиазм тут же сбил запах трупов, - О Творец, что это, - возмутился старик, закрыв нос рукавом. Осторожной подойдя к повозке и приподняв ткани, он с негодованием начал осматривать то немногое, что смог увидеть. Кажется, работа монахов его совсем не впечатлила и не будь в повозке тело графа, наверняка начал бы браниться и нравоучать всех, в том числе и самого Генри — мол, негоже тащить труп, его надо побыстрее предать земле иначе можно подхватить целый букет заболеваний.

- Приготовьте тело моего брата к погребению, - сухо сказал Генри лекарю, спешиваясь, - Церемонию проведем сегодня после полудня, - добавил он вслед, наблюдая за стеклянными глазами кастеляна и слуг, подбежавших к повозке. Пока мальчишки помогали, исполняя приказы лекаря, начали «разгружать» повозку, Генри вместе с кастелянам направился в саму крепость.
- Мне нужен новый паж, - прежнего виконт обнаружил с тремя стрелами в животе, когда повозка проезжала мимо остатков обоза, - И новый оруженосец, - прежний погиб под копытами всадника, когда его собственный конь, испугавшись, встал на дыбы, - И лошадь, - прежняя кобыла умерла от удара копьём, когда разбойники на одном из мосту решили не уступать дорогу.
Кастелян, дослушав, кивнул, после чего они разминулись.

Поднявшись по ступенькам и войдя в главную залу, Генри медленно шел между длинными столами, которые многочисленные слуги готовили к утреннему застолью. Видя уставшего и испачканного в крови виконта, они переставали заниматься своими делами, но как только их взгляды встречались с его — тут же принимались изображать кипящую деятельность.

+1

3

Страх и беспокойство постепенно притупляются, человек становится черствей, может, в чем-то даже грубей, начиная воспринимать происходящее как нечто само собой разумеющееся. Смерти близких и осада Тиндора оставили явный отпечаток на тех, кто находился в столице Нидервальда. Но слёз больше не было. Во всяком случае, Джейн уже не могла плакать из-за смерти брата или при мыслях о переживаниях отца и матери. Каждый новый день проходил как предыдущий. Большинство действий леди Гроуби совершала механически, потому что так было надо. В отсутствие матери, сестры, вдовы, не говоря уже о действующей жене графа, на Джейн порой ложилось решение какие-то хозяйственных вопросов. Она ещё немного знала и умела, но теперь пришлось многому научиться, постепенно свыкнувшись с этой ролью и уже не обращая внимания на суету, что происходила в замке. Оживлялась Леди Гроуби лишь когда приходили какие-либо вести с полей сражения. Словно последний глоток воздуха, Джейн вместе со всеми обитателями графского замка жадно хватала обрывки разговоров, что передавались от города к городу. Но то всё больше были слухи, а не какие-то реальные сообщения. Никто не знал, чему верить, а чему не стоит. В последние дни всё чаще передавали, что скоро должен будет вернуться виконт Нидервальда со своими людьми, а война, наконец, была окончена восшествием на трон короля Стефана. Эти новости порождали лишь больше вопросов. Что стало с королем Уильямом? А Эдмундом? А что будет со всеми ними, раз править теперь будет Стефан?
Все, или почти все, ответы слуги донесли до Джейн, когда по городу разнеслась весть о возвращении Генри. С телом погибшего брата. Ещё один граф за такой короткий срок. Но вести о чьей-либо смерти в дни, когда кровь лилась без конца, не становились удивлением. Пусть и всё равно было горько. Последний сын Ричарда Бофорта становится графом Нидервальда, у Гроуби нет наследника, Садли тоже понесли свои потери. Их род, разветвлённый, многочисленный и богатый вдруг теперь находился под угрозой.
Но жизнь в замке от осознания этого не останавливалась. А, может, возвращение Генри её только усилило. Слуги проворно носились по комнатам и залам, готовили утреннюю трапезу. Когда Джейн сказали, что виконт (или уже все же граф?) прибыл в свой родовой дом, она спустилась, дабы встретить его и узнать все от первого лица. Столкнулись они, когда он уже почти покинул главную залу, а Леди Гроуби только вошла в неё.
Знакомые черты, словно, принадлежали какому-то совершенно чужому человеку. Будто совсем не тому, кто воспитывался в Гроуби вместе с Томасом и сопровождал её до Тиндора. Особенно глаза. В холодных стальных глазах будто отпечаталась война, и, посмотрев в них, Леди Гроуби на несколько секунд потеряла дар речи. Хотя она сама должно быть была уже не совсем похожа на ту юную леди, что он вёз в Тиндор. Нет, она всё также молода, но траур, что она носила по сей день, подчеркивал бледность лица, да и глаза стали более тусклыми.
- Милорд, - медленно, наконец, поприветствовала Джейн кузена. А дальше вновь замерла. Что сказать? Поздравить с возвращением домой? Как глупо и неуместно в таких обстоятельствах. Выразить сочувствие по поводу смерти брата? Он их ещё столько получит, в большинстве своём совершенно лживых и лицемерных, что она не захотела становиться первой, пусть в её словах было бы больше искренности. Тем более что для Бофортов это горе ведь общее. И что остаётся? А ничего. Молчание будто только и возможно. И всё же Джейн нарушает его.
- Вы устали. Я уже приказала слугам подготовить ваши покои и всё необходимое. Или вы сначала хотите поговорить с отцом? Ему не здоровится последние дни, но вас встречать он скоро выйдет, - точнее сказать, что нездоровилось барону с момента, как погиб Томас, но теперь он уже постепенно шёл на поправку, хотя боль по утрате наследника теперь будет постоянно подтачивать его состояние.

+1


Вы здесь » DORTON. Dragon Dawn » ИСТОРИИ МИНУВШИХ ЛЕТ » Скорбь не врачует